Научная статья на тему 'Клиническое применение сертралина и афобазола у больных с коморбидной депрессией и тревогой в постинсультном периоде'

Клиническое применение сертралина и афобазола у больных с коморбидной депрессией и тревогой в постинсультном периоде Текст научной статьи по специальности «Науки о здоровье»

CC BY
4924
175
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ТРЕВОГА / ДЕПРЕССИЯ / ИНСУЛЬТ / СЕРТРАЛИН / АФОБАЗОЛ / ANXIETY / DEPRESSION / INSULT / SERTRALINE / AFOBAZOL

Аннотация научной статьи по наукам о здоровье, автор научной работы — Бутко Д. Ю., Стрельников А. А., Котельникова Т. Л., Давыдов А. Т., Загребельный И. А.

Комплексное лечение с использованием сертралина и афобазола у больных с перенесенным ишемическим инсультом оказалось высокоэффективным. В результате клинического применения сертралина и афобазола коморбидная депрессия и тревога редуцировалась у 76,7 % пациентов. Бутко Д.Ю., Стрельников А.А., Котельникова Т.Л., Давыдов А.Т., Загребельный И.А. К вопросу о клиническом применении золофта (сертралина) и афобазола у больных с коморбидной депрессий и тревогой в постинсультном периоде // Психофармакол. биол. наркол. 2007. Т. 7, № 1. С. 1464-1470.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

About Clinical Use of Sertraline and Afobazol in Patients with Comorbidis Depression and Anxiety in Postinsult Period

The complex treatment of patients suffered from ischemic insult with sertraline and afobazol turned out to be highly effective. As a result, the clinical use of sertraline and afobazol in treatment of comorbidis depression and anxiety has been evaluated by 76.7 % of patients. Butko D.Y., Strelnikov A.A., Kotelnikova T.L., Davydov A.T., Zagrebelnyi I.A. About clinical use of sertraline and afobazol in patients with comorbidis depression and anxiety in postinsult period // Psychopharmacol. Biol. Narcol. 2007 Vol. 7, N 1. P. 1464-1470.

Текст научной работы на тему «Клиническое применение сертралина и афобазола у больных с коморбидной депрессией и тревогой в постинсультном периоде»

КЛИНИЧЕСКАЯ ФАРМАКОЛОГИЯ

Резюме

Комплексное лечение с использованием сертралина и афобазола у больных с перенесенным ишемическим инсультом оказалось высокоэффективным. В результате клинического применения сертралина и афобазола коморбидная депрессия и тревога редуцировалась у 76,7 % пациентов.

Бутко Д.Ю., Стрельников А.А., Котельникова Т.Л., Давыдов А.Т., Загребельный И.А. К вопросу о клиническом применении золофта (сертралина) и афобазола у больных с коморбидной депрессий и тревогой в постинсультном периоде // Психофармакол. биол. наркол. — 2007. — Т. 7, № 1. — С. 1464-1470.

Ключевые слова

тревога; депрессия; инсульт; сертралин; афобазол

© Д.Ю. БУТКО, А.А. СТРЕЛЬНИКОВ, Т.Л. КОТЕЛЬНИКОВА,

A.Т. ДАВЫДОВ, И.А. ЗАГРЕБЕЛЬНЫЙ; 2007

1 Международная клиника «Медем»;

Марата ул., 6, Санкт-Петербург, 191025, Россия

2 Городская поликлиника № 25;

Солидарности пр-кт, 1, корп. 1, Санкт-Петербург, 193312, Россия

3 Санкт-Петербургский государственный университет;

B.О., 21 линия, 8а, Санкт-Петербург, 199034, Россия

4 Санкт-Петербургский научно-практический центр медико-социальной экспертизы, протезирования и реабилитации инвалидов им. Г.А. Альбрехта ФГУ Росздрава; Бестужевская ул., 50, Санкт-Петербург, 195067, Россия

КЛИНИЧЕСКОЕ ПРИМЕНЕНИЕ СЕРТРАЛИНА И АФОБАЗОЛА У БОЛЬНЫХ С КОМОРБИДНОЙ ДЕПРЕССИЕЙ И ТРЕВОГОЙ В ПОСТИНСУЛЬТНОМ ПЕРИОДЕ

ВВЕДЕНИЕ

В связи с ускорением темпов жизни, научно-технического прогресса, социально-экономических, научно-технических темпов развития общества, а также постоянным возрастанием интенсивности и качества труда происходит дальнейшее увеличением числа больных с нервно-психическими расстройствами. В структуре больных, перенесших ишемический инсульт все чаще отмечается удлинение постинсультного периода, осложненного коморбидной депрессий и тревогой. Лечение и профилактика затяжной и рецидивирующей постинсультной симптоматики требует от врачей выработки новых подходов в комплексной терапии больных, перенесших ишемический инсульт и сопутствующей коморбидной депрессии и тревоги.

Известно, что депрессия (от лат. подавление, угнетение) является самым распространенным психическим расстройством. Так, в общемедицинской психосоматической практике в России депрессии встречаются у 45,9 % обследованных больных. Депрессия — психическое расстройство, характеризующееся подавленным настроением (гипо-тимией) с негативной, пессимистической оценкой себя, своего нынешнего положения в окружающей действительности, прошлого и будущего. Тягостное физическое самоощущение при депрессии неотделимо от соматических, неврологических симптомов, которые могут определять клиническую картину.

Сообщается, что у пациентов, перенесших церебральный инсульт, депрессии встречаются в 58,9 % случаев. Указанные результаты были получены по данным многофакторного исследования «КОМПАС» [3]. Кроме того, у 60—70 % больных, перенесших инсульт, были выявлены инвалидизирующие симптомы неврологического постинсультного расстройства.

В настоящее время рядом исследователей сообщается, что коморбидная депрессия и выраженность неврологических нарушений оказывают существенное влияние на процесс реабилитации и ресоциа-лизации больных в постинсультном периоде после перенесенных острых нарушений мозгового кровообращения [5, 8, 11, 13]. При этом представляется, что симптомы коморбидной депрессии замедляют редукцию неврологических нарушений у постинсультных больных, увеличивая и удлиняя период полного восстановления у практически работоспособного населения, особенно не достигшего пенсионного возраста.

До сих пор депрессия имеет тяжелые клинические и медико-социальные последствия: является фактором суицидального риска; имеет тенденцию к рекуррентному течению; увеличивает уровень смертности больных. Депрессивное расстройство характеризуется высокой коморбидностью с хроническими и острыми сосудистыми заболеваниями.

Проведенные исследования психических расстройств у больных с ишемической болезнью сердца (ИБС) и гипертонической болезнью как модели взаимодействия психического и соматического фактора показали, что депрессия — независимый фактор риска сердечно-сосудистых заболеваний [3, 9, 12, 15]. Так, риск ИБС и инфаркта миокарда почти в 2 раза выше у лиц, страдающих депрессией, чем у лиц без депрессии [9, 16, 17, 18]. Вероятность инсульта у пожилых людей с артериальной гипертензией (АГ) и выраженными депрессивными симптомами в 2,3—2,7 раза больше, чем у больных с АГ и без депрессии [19, 20]. Депрессия увеличивает риск инсульта в течение 5 лет среди мужчин в 6,4 раз по сравнению с риском инсульта у мужчин без депрессии [4].

Другим частым осложнением перенесенного инсульта среди аффективных нарушений является тревога. Нами определено, что коморбидность депрессии и тревожных расстройств достоверно очень высокая. При этом тревожно-депрессивное расстройство встречается у 52 % больных, перенесших ОНМК.

По различным данным, постинсультная депрессия встречается в среднем у 30 % больных, однако частота ее варьирует от 25—79 % [2, 5, 7, 15]. Наиболее частыми факторами риска тревожно-депрессивного расстройства после ОНМК являются наследственная предрасположенность, женский пол, возраст, психоэмоциональные расстройства в анамнезе, преморбидные особенности личности, перенесенный ранее инсульт.

Как правило, развитие постинсультной депрессии происходит мультифакториально. Механизмы,

приводящие к развитию как депрессивного, так и тревожного расстройства после инсульта до настоящего времени полностью не исследованы и продолжают активно изучаться. При этом известно, что основным анатомическим субстратом, лежащим в основе эмоциональных расстройств, являются структуры, входящие в лимбическую систему головного мозга. Чаще всего при эмоциональных расстройствах выявляются структурно-функциональные и нейрохимические нарушения в центральной нервной системе [15]. При этом ишемическое повреждение головного мозга также приводит к структурным и метаболическим изменениям в нервной ткани [10].

Наибольшая частота депрессии и тревоги выявлены в период с 6 по 12 месяцы после инсульта. Сообщается, что, как правило, спустя 3 месяца после острого нарушения мозгового кровообращения проявления депрессии и тревоги имеют клинически значимое негативное влияние, отягощающие и осложняющие протекание основного заболевания[2,5,6, 12, 13].

Целью исследования явилось выявление депрессивных и тревожных нарушений у пациентов, перенесших ишемический инсульт и определения целесообразности назначения психофармакологической терапии (сертралина и афобазола) для коррекции коморбидной депрессии и тревоги в постинсультном периоде при амбулаторно-поликлиническом ведении больных.

МЕТОДИКА

Исследование проводили на базе международной клиники «Медем» и городской поликлиники № 25. Дизайн исследования представлял открытое сравнительное изучение селективного ингибитора обратного захвата серотонина антидепрессанта сертралина (золофт, Pfizer) 50 мг в сутки и селективного анксиолитика небензодиазепинового ряда афобазола 30 мг в день, используемых нами в рамках комплексной терапии коморбидной депрессии и тревоги у постинсультных больных. Сертралин (золофт) применялся по 50 мг 1 раз в день после еды, утром. Афобазол был использован нами по 1 таблетке 3 раза в день после еды. Результаты их комплексного использования оценивали через 8 недель от начала лечения.

Были исследованы 30 амбулаторных пациентов (14 женщин и 16 мужчин), в возрасте от 41 года до 73 лет, которые перенесли ишемический инсульт давностью от 3 до 18 месяцев. Исключались из ис-

следования пациенты с сахарным диабетом, нестабильными сопутствующими соматическими заболеваниями.

1466 Всем больным проведено КТ и/или МРТ головного мозга в период инсульта для верификации диагноза, клинико-неврологическое обследование с использованием неврологической шкалы NIH NINDS для определения тяжести инсульта и шкалы «Рен-кин» для оценки степени нарушения жизнедеятельности.

Контрольную группу составили 15 мужчин и 15 женщин, получавших традиционную схему лечения ишемического инсульта с использованием аспирина, фезама и других ноотропных средств без использования психофармакологического лечения. Критериями включения явились аналогичные параметры, использованные в основной группе.

До и после лечения в целях исследования когнитивных функций применяли краткую шкалу исследования психического статуса (MMSE). Депрессию оценивали при помощи шкалы Гамильтона HDRS (Hamilton depression ration scale). Уровень и наличие тревожности выявляли по шкале оценки уровня реактивной и личностной тревожности (Ч.Д. Спил-бергер, Ю.Л. Ханин) [1].

Клиническая диагностика депрессии проводилась согласно стандартным диагностическим критериям по МКБ-10 и DSM-IY. Использовались специальные шкалы и опросники для выявления и определения тяжести депрессии, так как клиническая картина постинсультной депрессии характеризовалась многообразием и протекала атипично. У части больных преобладали соматовегетативные симптомы.

Неврологическая симптоматика у больных после инсульта, как правило, усложняла диагностику депрессивного нарушения. В связи с этим, в исследовании проводилась комплексная оценка показателей депрессии, тревоги, когнитивных нарушений, оценка психофармакологического лечения коморбидной депрессии.

Недостаточное выявление депрессивных нарушений у пациентов после инсульта, низкий процент и/или отсутствие назначения психофармакологического лечения послужили основанием для проведения настоящего исследования.

Предполагаем, что основной причиной отказа от психофармакологического лечения коморбидной депрессии является тот факт, что пациенты, перенесшие инсульт и страдающие депрессией, недооценивают тяжесть психических расстройств, потенцирующих хронизацию неврологической симптоматики и поэтому в большинстве случаев предпочитают не обращаться к психиатрам.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЯ

И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

В результате исследования были получены следующие данные: средний возраст больных составил 56,2 ± 1,6 лет (здесь и далее указано среднеарифметическое значение и стандартная ошибка); давность ишемического инсульта составила 6,3 ± 0,8 месяцев; тяжесть инсульта по шкале МН NINDS составила 2,5 ± 0,1 балла; степень инвалидизации по шкале «Ренкин» — 1,6 + 0,1 балла. До лечения личностная тревожность по шкале самооценки составила 65,8 ±4,2 балла, а реактивной тревожности — 67,6 ± 5,1 балла. Выраженность депрессии в исследуемой группе составила 9,8 ± 1,9 балла, что соответствует диагностическому критерию — «малому депрессивному эпизоду» по шкале HDRS. Исследования когнитивных функций по MMSE выявило у 2 мужчин снижение показателей до порогового значения (24 балла). Показатели неврологического статуса и тестов Спилбергера—Ханина и HDRS у обследованных больных до лечения представлены в табл. 1.

В целом, было выявлено, что выраженность депрессии в исследуемой группе, в среднем составила 9,8 ± 0,9 балла, что соответствует диагностическому критерию под рубрикой МКБ-10 как «малый депрессивный эпизод», определяемый по шкале HDRS. Основные показатели шкалы HDRS у обследованных больных до лечения представлены в табл. 2.

По данным шкалы HDRS определено, что полное отсутствие депрессивного эпизода было выявлено у 9 человек основной группы и составило лишь 30 % больных. В контрольной группе отсутствие депрессивного эпизода было выявлено у 5 человек и составило 16,7 % обследованных пациентов. Чаще всего в обследованных группах выявлялся «малый депрессивный эпизод». В основной группе он составил 46,7 % больных, а в контрольной группе 56,7 % обследованных пациентов. Большой депрессивный эпизод был выявлен у 23,3 % больных основной группы и у 26,7 % больных контрольной группы. Таким образом, наличие малого и большого депрессивного эпизода выявлялось у 70 % больных основной группы и у 83,3 % обследуемых пациентов контрольной группы. Полученные данные свидетельствуют о высокой частоте депрессивных расстройств у больных перенесших ишемический инсульт и обосновывает необходимость назначения антидепрессантов в комплексном лечении постинсультных пациентов.

Нами установлено, что кроме депрессивных расстройств, больные часто предъявляли жалобы на наличие такого симптома, как тревоги. Показатели

Таблица 1

Показатели неврологического статуса и тестов Спилбергера—Ханина и HDRS у обследованных больных до лечения

Показатель Основная группа Контрольная группа

мужчины (n = 16) женщины (n = 14) мужчины (n = 15) женщины (n = 15)

Средний возраст, лет 55,5 ± 2,0 56,9 ± 2,6 53,4 ± 1,0 54,5 ± 2,1

Давность инсульта, мес. 5,2 ± 0,9 7,5 ± 1,3 6,3 ± 0,7 6,4 ± 1,1

Показатель шкалы «Ренкин» (средний балл) 1,7 ± 0,2 1,6 ± 0,1 2,3 ± 0,4 2,2 ± 0,3

Показатель шкалы N14 М^Б (средний балл) 2,8 ± 0,2 2,2 ± 0,1 3,3 ± 0,4 2,6 ± 0,3

Показатель шкалы тяБ (средний балл) 10,0 ± 1,2* 9,6 ± 1,6 16,1 ± 2,2 14,6 ± 2,0

Уровень реактивной тревожности (средний балл) 67,5 ± 5,1* 67,7 ± 5,0* 56,9 ± 4,3 57,5 ± 4,1

Уровень личностной тревожности (средний балл) 64,6 ± 4,1* 67,0 ± 4,3* 52,1 ± 3,3 56,9 ± 3,6

Примечание: * — Р < 0,05 между основной и контрольной группой. Таблица 2

Показатели шкалы HDRS у обследованных больных до лечения

Показатель выраженности депрессии Основная группа Контрольная группа

Мужчины (п = 16) Женщины (п = 14) Мужчины (п = 15) Женщины (п = 15)

Отсутствие депрессивного эпизода 4 человека (25,0 %) 5 человек (35,7 %) 2 человека (13,3 %) 3 человека (20,0 %)

Малый депрессивный эпизод 9 человек (56,2 %) 5 человек (35,7) 10 человек (66,7 %) 7 человек (46,7 %)

Большой депрессивный эпизод 3 человека (18,8%) 4 человека (28,6 %) 3 человека (20,0 %) 5 человек (33,3 %)

реактивной и личностной тревожности у обследованных больных до лечения представлены в табл. 3.

Таким образом, показатель выраженности реактивной тревоги оказался преимущественно средним и высоким в сравниваемых группах. При этом существенных гендерных различий не выявлено, показатели оказались одинаково высокими у мужчин и женщин. Показатели высокой тревоги преобладали в обеих сравниваемых группах, причем у женщин они оказались несколько выше. Показатели низкой личностной тревоги были определены только у 5 человек контрольной группы, что составило только 16,7 % лиц указанной выборки. Характерно, что уровень средней личностной тревоги оказался выше у

больных контрольной группы по сравнению с основной группой больных. При этом уровень высокой тревожности достоверно выше определялся у больных основной группы. Однако, несмотря на некоторые различия, в целом, можно констатировать высокий уровень реактивной и личностной тревоги в обеих сравниваемых группах.

На основании результатов фармакологического скрининга в качестве препарата, уменьшающего проявления тревоги, предлагаем анксиолитик небензо-диазепинового ряда афобазол, а при коморбидной депрессии — антидепрессант золофт (сертралин — селективный ингибитор обратного захвата серото-нина).

Таблица 3

Показатели реактивной и личностной тревожности у обследованных больных до лечения

Основная группа Контрольная группа

Показатель

выраженности тревоги мужчины женщины мужчины женщины

(n = 16) (n = 14) (n = 15) (n = 15)

Реактивная тревога:

низкая 0 0 0 0

средняя 6 человек 5 человек 7 человек 6 человек

(37,5 %) (35,7 %) (46,7 %) (40,0 %)

высокая 10 человек 9 человек 8 человек 9 человек

(62,5 %) (64,2 %) (53,3 %) (60,0 %)

Личностная тревога:

0 0 3 человека 2 человека

низкая (20 %) (13,3 %)

средняя 4 человека 3 человека 6 человек 5 человек

(25 %) (21,4 %) (40,0 %) (33,3 %)

12 человек 11 человек 6 человек 8 человек

высокая (75 %) (78,6 %) (40,0 %) (53,4 %)

Золофт (сертралин). В качестве антидепрессанта апробацию у больных основной группы прошел золофт (сертралин) в среднесуточных дозах 50 мг/сут, по 1 таблетке в день после завтрака.

Проведенное исследование показало, что после лечения золофтом (сертралином) уровень депрессии ф) по шкале ММР1 в основной группе достоверно снизился с 74,5 до 52 баллов. Известно, что золофт (сертралин) является специфическим ингибитором обратного захвата серотонина (5-НТ) в нейронах. В терапевтических дозах препарат блокирует захват серотонина в тромбоцитах человека. Золофт не оказывает седативного или антихолинергического действия. Благодаря селективному угнетению захвата 5-НТ, сертралин не усиливает адренергическую активность. Преимуществом сертралина является тот факт, что он не вызывает лекарственной зависимости, не вызывает увеличения массы тела при длительном приеме. При его применении отмечается быстрое наступление эффекта, а значительный эффект возникает в конце третьей недели применения. По полученным данным обладает тимоаналептическим и антитревожным эффектом, а также активирующим действием без гиперстимуляции. Терапевтический эффект достигается при приеме 1 таблетки (50 мг/ сут). В связи с этим, золофт (сертралин) предлага-

ется нами для лечения, профилактики обострений и рецидивов коморбидной депрессии в постинсультном периоде у больных, перенесших ишемический инсульт.

Афобазол. Известно, что афобазол является новым отечественным препаратом, анксиолитиком не-бензодиазепинового ряда. В исследовании препарат был использован в суточной дозировке 30 мг/сут у больных основной группы с постоянной патологической тревогой свыше четырех недель, обусловленной перенесенным ишемическим инсультом. У большинства больных с тревогой в постинсультном периоде (76,7 %) были купированы и/или редуцированы такие проявления тревоги, как страх, чувство беспокойства, нервозность, взвинченность, суетливость, раздражение по отношению к себе и другим; неусидчивость, тремор, кусание ногтей, непроизвольные движения руками; тревожные мысли, снижение концентрации внимания, страх потерять контроль; нарушения засыпания; головные боли, боль в спине, вследствие непроизвольного напряжения мышц; обильное потоотделение, сердцебиение, боль в груди, чувство сухости во рту, неприятные ощущения в животе. По сравнению с контрольной группой у них выявлено достоверное улучшение концентрации внимания, появилось чувство прилива сил и

энергии, редуцировалась раздражительность, беспокойство и плаксивость. У больных основной группы было выявлено достоверное возрастание уверенности в собственных силах с повышением самооценки и мотивации. Уровень реактивной тревоги по методике Спилбергера—Ханина достоверно снизился с 67,6 до 44,5 баллов, а личностной тревоги с 65,8 до 44,6 баллов. Вместе с тем, у 2 (6,6 %) больных основной группы психопатологические проявления аффективных и тревожно-депрессивных расстройств редуцировались незначительно при недостоверности различий до и после проведенной терапии.

ВЫВОДЫ

Полученные результаты свидетельствуют о высокой частоте тревожно-депрессивных расстройств у постинсультных больных, о преобладании у них «малого депрессивного эпизода», высокой как личностной, так и ситуационной тревожности. Выявленная коморбидная депрессия с тревогой у больных, перенесших ишемический инсульт, требует проведения комплексной терапии неврологических нарушений с назначением антидепрессантов и анк-сиолитиков небензодиазепинового ряда в целях достижения высокой терапевтической эффективности и качественной ремиссии. В качестве базисной терапии неврологических нарушений постинсультного периода у больных, перенесших ишемический инсульт, предлагается традиционная схема с использованием аспирина, фезама и других препаратов в среднетерапевтических дозировках. В качестве антидепрессанта предлагается золофт (сертралин) в среднесуточных дозировках 50 мг/сут (по 1 таблетке 1 раз в день) в течение не менее двух месяцев, а также анксиолитик небензодиазепинового ряда афобазол в среднесуточных дозировках 30 мг/сут (по 1 таблетке 3 раза в день) в течение двух месяцев.

Комплексное применение указанных препаратов достоверно влияет на редукцию психопатологических симптомов депрессии, тревоги, астении, вегетативных нарушений, уменьшает раздражительность, нервозность, двигательную заторможенность. Важно учитывать, что золофт (сертралин) и афо-базол способны длительно влиять на уменьшение проявлений депрессии и тревоги и могут использоваться свыше 3 месяцев, вплоть до устранения психосоматического дискомфорта. Предполагаем, что в отдельных случаях реабилитационное лечение указанными препаратами может продолжаться до 1 года. При их применении не выявлено побочных

эффектов и осложнений. Постепенное развитие терапевтического действия, отсутствие дневной сонливости, психомоторной заторможенности и побочных эффектов дает преимущества при длительных проявлениях депрессии и тревоги, что позволяет пациенту сохранять социальную и/или трудовую активность на весь период лечения. Высокая безопасность золофта (сертралина) и афобазола позволяет использовать их у пожилых пациентов, а также у больных с наличием сопутствующей соматической патологии, у которых риск развития побочных эффектов особенно высок.

Комплексное использование указанных препаратов в целях противорецидивной реабилитационной терапии у больных с перенесенным ишемическим инсультом оказалось высокоэффективным, что позволило добиться качественной ремиссии длительностью свыше 6 месяцев у 76,7 % пациентов основной группы. Учитывая фармакологическое и клиническое действие препаратов золофт (сертра-лин) и афобазол, их можно отнести к лекарствам реабилитационной терапии. Побочных эффектов и психосоматических осложнений при применении препаратов золофт (сертралин) и афобазол у больных с коморбидной депрессией и тревогой в постинсультном периоде нами не выявлено.

В отличие от традиционных психофармакологических и аверсивных методов лечения постинсультной депрессии и тревоги комплексное использование золофта (сертралина) и афобазола не подавляло эмоциональное состояние пациентов, не угрожало их здоровью и не снижало работоспособности в целом. Другим важным свойством использования золофта (сертралина) и афобазола в указанных дозировках является отсутствие побочного эффекта «медикаментозной загруженности» в сравнении с другими схемами психофармакологической терапии. Указанный факт позволяет рекомендовать данную схему в качестве оптимального варианта реабилитационного лечения постинсультных больных. Курсовую и комплексную терапию указанными препаратами предлагается проводить на протяжении не менее 2 месяцев после выписки из стационара в целях реабилитационного лечения.

Проведенное исследование клинической эффективности золофта (сертралина) и афобазола показало, что их комплексное использование является высокоэффективным у больных в постинсультном периоде, особенно в качестве длительной противорецидивной терапии в амбулаторных условиях. Применение золофта (сертралина) и афобазола не приводило к токсическому воздействию и ухудшению показателей со стороны сердечно-сосудистой систе-

мы, печени, почек, других органов и систем и может быть рекомендовано при сопутствующей психосоматической патологии.

ЛИТЕРАТУРА

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Белова А.Н. Шкалы, тесты и опросники в неврологии и нейрохирургии. — М., 2004. — 432 с.

2. Берг А., Паломаки Г., Лехтихалмез М., Лонк-вист Дж., Касте М. Постинсультная депрессия (динамическое наблюдение в течение 18 мес.). Комментарий В.А. Концевого // Stroke (Рос. изд.). —

2004. — Вып. 1. — 187 с.

3. Васюк Ю.А., Довженко Т.В. Депрессии и сердечно-сосудистые заболевания. — М.: Моск. НИИ психиатрии Минздрава РФ, 2004. — 24 с.

4. Гафаров В.В., Громова Е.А., Гагулин И.В., Пили-пенко П.И. Депрессия и риск инсульта: Матер. IX Всерос. съезда неврологов. — Ярославль, 2006. — 616 с.

5. Гехт А.Б., Боголепова А.Н., Сорокина И.Б. Депрессия после инсульта: опыт применения ципрамила // Журн. неврол. и психиатрии им. С.С. Корсакова. — М., 2002. — Т. 102, № 5. — С. 36-39.

6. Гехт А.Б., Сорокина И.Б., Гудкова А.А., Кудухо-ва К.И. Частота развития и возможности терапии депрессивных расстройств у больных, перенесших ишемический инсульт: Матер. IX Всерос. съезда неврологов. — Ярославль, 2006. — 616 с.

7. Дамулин И.В. Особенности депрессии при неврологических заболеваниях // Фарматека. —

2005. — № 17. — С. 25-34.

8. Дамулин И.В. Постинсультные двигательные расстройства // Consilium medicum. — 2003. — Т. 5, № 2. — С. 64-70.

9. Лапин И.П., Анналова Н.А. Сердечно-сосудистые заболевания и депрессия // Журн. неврол. и психиатрии им. С.С. Корсакова. — 1997. — № 3. — С. 71-75.

10. Одинак М.М и др. Ишемия мозга. Нейропротек-тивная терапия. Дифференцированный подход. — СПб., 2002. — 77 с.

11. Парфенов В.А. Лечение и реабилитация пациентов, перенесших ишемическое нарушение мозгового кровообращения // Атмосфера. Нервные болезни. — 2006. — № 1. — С. 8-11.

12. Погосова Г.А. Депрессия — новый фактор риска ишемической болезни сердца и предиктор коронарной смерти // Кардиология. — 2002. — Т. 42, № 3. — С. 86-90.

13. Путилина М.В., Федин А.И. Постинсультная депрессия. Возможности терапии у больных в остром периоде инсульта // Атмосфера. Нервные болезни. —2005. — № 1. — С. 6-9.

14. Савина М.А. Постинсультная депрессия // Журн. неврол. и психиатрии им. С.С. Корсакова. — 2005. — Т. 105, № 7. — С. 67-76.

15. Смулевич А.Б. Депрессии при соматических и психических заболеваниях. — М., 2003. — 432 с.

16. Хакетт М.Л., Иапа К., Параг В., Андерсон К.С. Частота развития депрессии после инсульта. Систематический обзор обсервационных исследований // Stroke (Рос. изд.) — 2005. — Вып. 9. — С. 74-88.

17. Яхно Н.Н., Парфенов В.А. Неврология в общемедицинской практике. — М., 2002. — 142 с.

18. Barefoot J.C., Schroll M. // Circulation. — 1996. — Vol. 93. — Р. 1976-1980.

19. Lyness J.M., Cain E.D., Conwell Y., King D.A., Cox C. Depressive symptoms, medical illness and functional status in depressed psychiatric inpatients // Am. J. Pshychiatry. — 1999. — Vol. 150. — Р. 910-915.

20. Simonosick E.M., Wallance R.B., Blazer D.G., Berkman L.F. // Psychosom. Med. — 1995. — Vol. 57. — Р. 427-435.

Butko D.Y., Strelnikov A.A., Kotelnikova T.L., Davydov A.T., Zagrebelnyi I.A. About clinical use of sertraline and afobazol in patients with comorbidis depression and anxiety in postinsult period // Psychopharmacol. Biol. Narcol. — 2007 — Vol. 7, N 1. — P. 1464-1470.

1 International Clinical Unit Medem, 6, Marata str., Saint-Petersburg, 191025, Russia; 2 Municipal polyclinic № 25, 1/1, Solidarnosty avenue, Saint-Petersburg, 193312, Russia; 3 State University, 8a, 21st line, Saint-Petersburg, 199034, Russia; 4 G.A. Albrecht Scientific and Practical Center for Medical and Social Estimation, Prosthesis and Rehabilitation of Handicapped Persons, 50, Bestugevskai str., Saint-Petersburg, 195067, Russia.

Summary: The complex treatment of patients suffered from ischemic insult with sertraline and afobazol turned out to be highly effective. As a result, the clinical use of sertraline and afobazol in treatment of comorbidis depression and anxiety has been evaluated by 76.7 % of patients.

Key words: anxiety; depression; insult; sertraline; afobazol

электронная копия статьи — http://www.elibrary.ru, © Архив (стоимость коммерческого доступа в режиме full text — 55 руб./год)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.