Научная статья на тему 'КЛАССИФИКАЦИЯ СФЕР ОБЩЕНИЯ И ЯЗЫКОВАЯ РЕФОРМА В РОССИИ'

КЛАССИФИКАЦИЯ СФЕР ОБЩЕНИЯ И ЯЗЫКОВАЯ РЕФОРМА В РОССИИ Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
256
35
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
сферы общения (сферы коммуникации) / социальные функции / функциональные стили / социолингвистические классификации / языковая реформа / языковое законодательство / социальная актуализация / spheres of communication (spheres of interaction) / social functions / functional styles / sociolinguistic classifications / language reform / language legislation / social actualization

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — В.Ю. Михальченко

В статье рассматривается теоретическая проблема – принципы классификации сфер общения (сфер коммуникации) в прошлом и практические аспекты использования этих классификаций в период языковой реформы в России. Автор считает, что ученые прошлого в своих классификациях недостаточно учитывали языковой фактор, и предлагает другой подход к данной проблеме. Обосновывается новая классификация сфер общения – выявление языковых параметров сферы коммуникации путем изучения и совершенствования функциональных стилей, а также исследования другой стороны языковой оболочки сферы общения – социальной актуализации лексики сферы общения. При максимальном учете роли языка сферы коммуникации распадаются на две группы – дифференцированные и аморфные сферы общения. Дифференциация сфер общения реализуется развитием особой языковой оболочки – формированием функционального стиля для каждой из сфер. Аморфные сферы общения в качестве языковой оболочки имеют социально актуализированную терминологию и лексику. Таким образом становится очевидной роль языка в формировании языковой специфики сферы коммуникации.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

CLASSIFICATION OF SPHERES OF COMMUNICATION AND LANGUAGE REFORM IN RUSSIA

The article deals with a theoretical problem –principles of classifying the spheres of interaction (spheres of communication) in the past and the practical aspects of using these classifications during the period of language reform in Russia. The author believes that scientists of the past did not take into account the language factor in their classifications, and suggests a different approach to this problem. A new classification of the spheres of communication is substantiated, i.e. the identification of the language parameters of the sphere of communication by studying and improving functional styles, as well as the study of the other side of the linguistic shell of the sphere of communication – the social actualization of the vocabulary of the sphere of communication. With the maximum consideration of the role of language, the spheres of communication fall into two groups, namely: differentiated and amorphous spheres of communication. Differentiation of the spheres of communication is realized through the development of a special language shell, i.e. the formation of a functional style for each of the spheres. Amorphous spheres of communication as a language shell have socially actualized terminology and vocabulary. Thus, the role of language in shaping the linguistic specificity of the sphere of communication becomes obvious.

Текст научной работы на тему «КЛАССИФИКАЦИЯ СФЕР ОБЩЕНИЯ И ЯЗЫКОВАЯ РЕФОРМА В РОССИИ»

References

1. Cvik V.L. Televizionnayazhurnalistika. Moskva: Aspekt-press, 2005.

2. RGVK«Dagestan», programma «Podrobnosti». 2019; 18 marta.

3. Kolesnichenko A.V. Prakticheskaya zhurnalistika. Moskva: Izdatel'stvo Moskovskogo universiteta, 2008.

4. RGVK «Dagestan», programma «Podrobnosti». 2018; 4 iyulya.

5. RGVK «Dagestan», programma «Podrobnosti». 2018; 15 yanvarya.

6. Muratov S.A. Dialog: televizionnoe obschenie v kadre i za kadrom. Moskva: Iskusstvo, 1983.

Статья поступила в редакцию 18.02.22

УДК 81'27

Mikhalchenko V.Yu, Doctor of Sciences (Philology), Professor, Institute of Linguistics Russian Academy of Sciences (Moscow, Russia), E-mail: vida-mi@mail.ru

CLASSIFICATION OF SPHERES OF COMMUNICATION AND LANGUAGE REFORM IN RUSSIA. The article deals with a theoretical problem -principles of classifying the spheres of interaction (spheres of communication) in the past and the practical aspects of using these classifications during the period of language reform in Russia. The author believes that scientists of the past did not take into account the language factor in their classifications, and suggests a different approach to this problem. A new classification of the spheres of communication is substantiated, i.e. the identification of the language parameters of the sphere of communication by studying and improving functional styles, as well as the study of the other side of the linguistic shell of the sphere of communication - the social actualization of the vocabulary of the sphere of communication. With the maximum consideration of the role of language, the spheres of communication fall into two groups, namely: differentiated and amorphous spheres of communication. Differentiation of the spheres of communication is realized through the development of a special language shell, i.e. the formation of a functional style for each of the spheres. Amorphous spheres of communication as a language shell have socially actualized terminology and vocabulary. Thus, the role of language in shaping the linguistic specificity of the sphere of communication becomes obvious.

Key words: spheres of communication (spheres of interaction), social functions, functional styles, sociolinguistic classifications, language reform, language legislation, social actualization.

The reported study is funded by RFBR and DFG, project number № 21-512-12002 ННИО_а "Prognostic methods and future scenarios in language policy -multilingual Russia as an example"

В.Ю. Михальченко, д-р филол. наук, проф., Институт языкознания Российской академии наук, г. Москва, E-mail: vida-mi@mail.ru

КЛАССИФИКАЦИЯ СФЕР ОБЩЕНИЯ И ЯЗЫКОВАЯ РЕФОРМА В РОССИИ

В статье рассматривается теоретическая проблема - принципы классификации сфер общения (сфер коммуникации) в прошлом и практические аспекты использования этих классификаций в период языковой реформы в России. Автор считает, что ученые прошлого в своих классификациях недостаточно учитывали языковой фактор, и предлагает другой подход к данной проблеме. Обосновывается новая классификация сфер общения - выявление языковых параметров сферы коммуникации путем изучения и совершенствования функциональных стилей, а также исследования другой стороны языковой оболочки сферы общения - социальной актуализации лексики сферы общения. При максимальном учете роли языка сферы коммуникации распадаются на две группы - дифференцированные и аморфные сферы общения. Дифференциация сфер общения реализуется развитием особой языковой оболочки - формированием функционального стиля для каждой из сфер. Аморфные сферы общения в качестве языковой оболочки имеют социально актуализированную терминологию и лексику. Таким образом становится очевидной роль языка в формировании языковой специфики сферы коммуникации.

Ключевые слова: сферы общения (сферы коммуникации), социальные функции, функциональные стили, социолингвистические классификации, языковая реформа, языковое законодательство, социальная актуализация.

Исследование выполнено при финансовой поддержке РФФИ и Немецкого научно-исследовательского сообщества в рамках научного проекта № 21-512-12002 ННИО_а «Методы прогнозирования и будущие сценарии развития языковой политики (на примере многоязычной Российской Федерации)»

В современной российской социолингвистике много внимания уделяется функциональному развитию языков России в связи с реализацией языковой реформы, предполагающей сохранение или расширение социальных функций языков России. Эта реформа воплощена в принятых в республиках России законах о языках. Актуальность работы заключается в том, что в настоящее время особое внимание уделяется процессам сохранения языков малочисленных народов. В связи с указанными выше процессами следует обратить внимание на конкретные закономерности расширения социальных функций языков, которые реализуются через сферы коммуникации (сферы общения). Научная новизна состоит в классификации сфер общения в прямой зависимости от важности, роли языка в разных сферах общения. В связи с этим дается деление сфер общения на две группы: дифференцированные, в которых формируется особый континуум языка, и аморфные сферы общения, в которых языковая специфика выражена социальной актуализацией терминов, лексики и частотностью их применения.

Теоретическая значимость работы состоит в описании закономерностей изменений языковых функций. Практическая значимость работы заключается в том, что для реализации законов о языках необходима актуальная информация о состоянии социальных функций языков. Основной целью исследования является рассмотрение этого вопроса преимущественно с теоретической стороны. Задачи исследования - экстраполировать выводы на область практической деятельности по возрождению языков полиэтнической страны. Именно поэтому здесь был бы уместен краткий экскурс в историю возникновения и развития теории общественных функций языка и классификации сфер общения. Он был бы полезен для дальнейшего продвижения исследования этой проблемы. Именно поэтому придется коротко отметить некоторые аспекты данной проблемы.

Проблема развития общественных функций языков в советском языкознании впервые была выдвинута в 50-е годы в трудах Ю.Д. Дешериева [1]. В тезисах Пражского лингвистического кружка была высказана концепция функциональной дифференциации языков, и была показана связь социальных функций языка

и форм их реализации. «Изучение языка требует в каждом отдельном случае строгого учета разнообразных лингвистических функций и форм их реализации» [2, с. 24]. В связи с этим необходимо исследовать соотношение сферы общения с тем или иным языком, следовательно, отдельным актуальным вопросом становится определение, какие репертуары, наборы речевых средств используются в той или иной сфере коммуникации. Именно поэтому «поиски лингвистических критериев в классификации сфер общения составляют ... первоочередную проблему» [3, с. 6]. Однако существовавшие классификации сфер общения редко ориентировались на языковые параметры сферы общения. А главное - в этих классификациях уделялось явно недостаточно внимания языковым образованиям, особенностям роли языка в сфере общения. Из социолингвистических классификаций сфер общения, максимально учитывающих языковые особенности сферы общения, можно назвать классификацию А.А. Метса. Автор считает, что при усвоении второго языка по принципу коммуникативной направленности необходимо давать знания, ориентированные на те сферы общения, в которых предполагается применение этого языка. Поэтому в качестве сфер общения А.А. Метса выделила следующие сферы коммуникации: 1) социально-бытовую, 2) профессионально-трудовую, 3) учебно-научную, 4) социально-культурную, 5) общественно-политическую и 6) административно-правовую. Описание сфер общения на втором языке ориентирует на включение определенных видов речевой деятельности, умения и навыки, тематический словарь, совокупность чего должно успешно обеспечивать коммуникацию в соответствующих сферах общения [4, с. 36-40].

Составители классификаций сфер общения обычно давали их количество, перечень от 5 до 40 сфер, но этим ограничивались, не рассматривая подробнее их функциональные стили, т.е. их языковую оболочку. Так, Ю.Д. Дешериев дал перечень 22 общественных функций литературных языков, соответствующих 22 сферам функционирования языков [5, с. 86-87]. Другие ученые давали разные по количеству перечни с максимумом 40 сфер общения. Однако необ-

ходимо отметить, что, теряя непосредственную связь с языком, в частности с функциональным стилем, эти перечни сфер общения, скорее, отражают структуру деятельности общности, а не сферы функционирования языка, тем более не сферы совершенствования и формирования новых функциональных стилей. На наш взгляд, трудно найти в языке 22 или 40 функциональных стилей, призванных применяться в определенных сферах общения, названных в указанных перечнях сфер коммуникации. С нашей точки зрения, теоретически все сферы функционирования языка должны способствовать формированию специфических функциональных стилей, однако наблюдения над языками свидетельствуют о неравномерности и неадекватности дифференциации сфер общения и их языковой оболочки. Об этом свидетельствует даже русский язык, в котором разные ученые выделяют от 6 до 40 сфер общения, в то время как функциональных стилей выделяется всего 5 [6]. Мы считаем, что сам язык, его системы выступают в качестве катализаторов, проявляющих соотношение сфер общения и соответствующих языковых средств - языковой оболочки сферы коммуникации.

Признавая связь языкового развития с социальными потребностями общества, мы понимаем, что основная общая функция любого языка - коммуникативная, а частная - социальная функция, то есть, применение этого языка в разных сферах общения, поскольку именно в них проявляется коммуникативный потенциал языка. С нашей точки зрения, очень важно, во-первых, найти такое определение сферы общения, в котором важным элементом стала роль языка, во-вторых, при исследовании и классификации сфер общения переориентироваться на языковой аспект Таким образом, с нашей точки зрения, наиболее правильным является следующее определение сферы коммуникации: сфера общения - это область организованной деятельности людей в процессе производства и потребления духовных и материальных ценностей, языковые характеристики которой определяются ее спецификой и ролью языка в достижении ее целей. Понятие сферы общения наиболее приближено к социуму, языковые параметры сферы общения выявляются при учете роли (функции) языка в данной сфере коммуникации.

Роль (функция) языка в разных сферах общения различна. Так, в сферах материального производства язык играет роль фактора, организующего трудовой коллектив в единую речевую общность для достижения общей цели. В сфере образования, кроме организующей коллектив роли, язык выполняет функцию передачи накопленного обществом опыта, знаний в той или иной сфере новым поколениям, в сфере литературы - функцию воздействия, а в сфере массовой коммуникации - функцию информации и т.д. Таким образом, язык должен стать важным показателем процессов расширения социальных функций языков в разных сферах общения. Важно учесть его состояние, наличие терминологии, функциональных стилей, его потенциал в выполнении новых социальных функций и, конечно, языковую компетенцию носителей языка - пользователей текстов на этническом языке. Во всяком случае, в начале языковой реформы были надежды на то, что этнические языки смогут быстро освоить функциональное пространство, чтобы успешно выполнять социальный заказ этнической общности на софункционирование этнического языка (республиканского государственного языка) с русским языком - общим государственным языком страны. Однако процессы расширения социальных функций этнических языков России в период языковой реформы проходят без значительного успеха. Конечно, в определенной мере этому мешают кризис и пандемия, но это совершенно не препятствует лингвистам, которые занимаются языковой политикой и этническими языками работать над развитием и совершенствованием разных функциональных стилей изучаемого этнического языка. Мы уверены, что здесь положительную роль может сыграть обращение внимания ученых-языковедов на несоответствие состояния языка тем требованиям, которые к ним предъявляет сознательное воздействие на их функционирование, а именно - принятие законов о государственных языках республик, утвердивших т.н. государственное двуязычие - функционирование в каждой республике двух государственных языков - языка единения всей России и доминанты/доминант той или иной республики.

Мы считаем, что здесь в языковом законодательстве была допущена неточность, которая состояла в том, что в одном статусном термине - государственный язык - сошлись два функционально разновеликих языка - общегосударственный (русский) и государственный язык республики. Этой неточности удалось избежать при работе над законом «О языках СССР» (1991). При его обсуждении было предложено в законодательных актах республик СССР принятых раньше всесоюзного закона, оставить термин «государственный язык», а для общесоюзного закона применить термин «официальный язык», потому что самое важное - четко разграничить социальные функции языков с разным статусом. К сожалению, в российском законодательстве это не было сделано. Это иногда порождает в республиках конкуренцию республиканских статусных языков с общегосударственным языком, что ведет к превышению социальных функций государственного языка республики, к неоправданной спешке в процессах реализации статуса государственности республиканской доминанты.

Общественные функции языков в разных сферах общения можно расширить только совершенствуя формы существования языка, применяемые в той или иной сфере, с одной стороны, и активизируя этнических потребителей, включенных в эту сферу, с другой стороны. Именно поэтому актуальна классификация сфер общения, максимально учитывающая этнический язык. Необходимо определить функции языка с учетом языковых средств, обеспечивающих ту или иную

функцию, а также социолингвистические последствия функционирования языка в этих сферах. В таком случае сферы распадаются в зависимости от наличия или отсутствия особых языковых образований, характерных для сферы, особенностей использования этих речевых средств и социально-языковых результатов их развития. Выделяются две группы сфер коммуникации: 1) дифференцированные и 2) аморфные сферы общения. К первой группе относятся сферы, обладающие особыми функционально-речевыми разновидностями языка, т.е. функциональными стилями: научный, публицистический, деловой, художественный и разговорный стили [5]. Сам язык, его системы выступают в качестве показателей важности языка в формировании языковой оболочки сферы. За аморфными сферами, не обладающими особыми функциональными стилями, имеются 2 релевантных признака: 1) трансформированное использование языковых средств родственной сферы - торговля - языковые средства сельского хозяйства или промышленности и 2) наличие социально-актуализированной лексики и профессионализмов. Социальная актуализация лексики проявляется не в ее оригинальности, отсутствии в общеупотребительном языке, а именно в ее необходимости для микросоциальных общностей этой сферы, соответственно, в ее частотности в речи. Социальная актуализация проявляется в зависимости от семантической наполненности и использования определенных лексических пластов, от социально-профессиональной дифференциации говорящих. Такая лексика на примере фрагмента лексики сельских строителей - русских старожилов Литвы - получила освещение в научной литературе [5, с. 3].

При таком подходе к языковой оболочке сферы коммуникации сам язык указывает на свою важность, роль в дифференциации сфер общения. Это проявляется в формировании особого функционального стиля сферы общения или же количественных трансформаций этого стиля для родственных подсфер общения, например, научный стиль: научно-учебный подстиль (высшая школа) и учебный подстиль (средняя школа). Социальная актуализация в аморфных сферах коммуникации свидетельствует о недостаточной языковой специфике сферы общения для формирования отдельного, особого функционального стиля. Проблемой для успешного проведения языковой реформы в России является недостаточная сформированность языковых оболочек дифференцированных сфер общения (функциональных стилей) и отсутствие исследований социальной актуализации языка аморфных сфер.

Следует отметить, что исследование социальных параметров языка в настоящее время ведется преимущественно по линии возрастного признака -старшее поколение (диалекты), молодежь (жаргон), женский/мужской язык, а что касается речи специалистов разного профиля, наука фокусирует свои усилия на исследовании словарей - медицинских, технических и других. В то же время современная языковая действительность показывает значительное варьирование функциональных стилей в виде подстилей. Так, например, научный стиль - научно-учебный подстиль, функционирующий в высших учебных заведениях, учебный подстиль, функционирующий в средних школах, подстиль специалистов-практиков. Наряду с этой дифференциацией проходит отбор при формировании социально-актуализированной в данной подсфере лексики - сужение ее объема по сравнению с собственно научной терминологией той или иной отрасли. Такой же процесс наблюдается и в подсферах других сфер общения.

В процессах современного функционирования и развития языка важное значение имеет, на наш взгляд, состояние и совершенствование делового стиля государственного языка, который в условиях государственного двуязычия должен быть достаточно высоко развит, чтобы стать приемлемым для носителей этнического языка и мог утвердить использование его в деловой сфере наряду с общим государственным языком. Причем необходимо отметить, что, как известно, при реализации законов о языках гражданин свободен - он имеет право в той или иной республике в деловой сфере устно или письменно использовать любой из двух или нескольких государственных языков республики, в то время как чиновник обязан знать оба государственных языка. Конечно, это относится к юридическим аспектам применения языка в разных сферах общения, однако следует признать, что от четкости применения этого принципа в значительной мере зависит успех языковой реформы, призванной сохранить или даже расширить социальные функции этнических языков.

Таким образом, необходимо помнить о тех больших надеждах, которые в период перестройки легли в основу принимаемых в республиках России законов о языках. Система языкового законодательства полностью учитывает специфику языковых ситуаций в 22 республиках - территориально-государственных образованиях России, успешно отражает и поддерживает национально-территориальное устройство страны. Реализация законов о языках создает все возможности для активизации ученых, которые занимаются этническими языками и для вовлечения в процесс восстановления социальных функций или даже возрождения некоторых языков. Вместе с тем система языкового законодательства поддерживает две важные стороны языковой жизни многонациональной страны - языковое единство и языковое разнообразие. В перспективе дальнейших исследований необходимо обратить внимание на совершенствование функциональных стилей этнических языков, а также на социальную актуализацию терминов, лексики. Результаты исследований следует включать в специализированные словари русского языка для мигрантов, приглашаемых на работу в определенной сфере общения.

Библиографический список

1. Дешериев Ю.Д. Развитие младописьменных языков народов СССР. Москва: Учпедгиз, 1958.

2. Пражский лингвистический кружок. Москва: Прогресс, 1967.

3. Иванов В.В. Некоторые вопросы изучения русского языка как средства межнационального общения народов СССР Вопросы языкознания. 1981; № 4: 3 - 11.

4. Метса А.А. Что дает анализ сфер коммуникации. Русский язык за рубежом. 1980; № 6.

5. Шмелев Д.Н. Русский язык в его функциональных разновидностях. К постановке проблемы. Москва: Наука, 1977.

6. Трифоновас Я.С. Функционирование и взаимодействие русского и литовского языков в Литовской ССР (на материале конкретного социолингвистического исследования). Автореферат диссертации ... кандидата филологических наук. Москва, 1978.

References

1. Desheriev Yu.D. Razvitie mladopis'mennyh yazykov narodov SSSR. Moskva: Uchpedgiz, 1958.

2. Prazhskij lingvisticheskij kruzhok. Moskva: Progress, 1967.

3. Ivanov V.V. Nekotorye voprosy izucheniya russkogo yazyka kak sredstva mezhnacional'nogo obscheniya narodov SSSR. Voprosy yazykoznaniya. 1981; № 4: 3 - 11.

4. Metsa A.A. Chto daet analiz sfer kommunikacii. Russkijyazykza rubezhom. 1980; № 6.

5. Shmelev D.N. Russkij yazyk v ego funkcional'nyh raznovidnostyah. Kpostanovke problemy. Moskva: Nauka, 1977.

6. Trifonovas Ya.S. Funkcionirovanie i vzaimodejstvie russkogo i litovskogo yazykov v Litovskoj SSR (na materiale konkretnogo sociolingvisticheskogo issledovaniya). Avtoreferat dissertacii... kandidata filologicheskih nauk. Moskva, 1978.

Статья поступила в редакцию 18.02.22

УДК 811.351.22; 811.411.21

Gasanova S.N., Doctor of Sciences (Philology), Senior Lecturer, Professor, Department of Theoretical and Applied Linguistics of Dagestan State University

(Makhachkala, Russia), E-mail: gsalminat@yandex.ru

Gamzatova A.A., MA student, Arabic Language Department, Dagestan State University (Makhachkala, Russia), E-mail: ajshatgamz@yandex.ru

PRECEDENT PHENOMENA IN THE PAREMIOLOGICAL SPACE OF THE AVAR AND ARABIC LANGUAGES. The article deals with precedent phenomena in the paremiological picture of the world of the Avar and Arabic languages. Proverbs and sayings enter speech in the form of ready-made cultural signs, so they can be interpreted as precedent texts. They reflect customs, traditions that have ancient symbolic roots, folklore plots, etc. Sayings are an obligatory part of the background knowledge of communication participants, they exist in the form of a concentrated, fragmented discourse in the memory of each of us and are included in the concept of cultural and linguistic competence. Precedent names in paremiological units are involved in the anthropomorphic description of reality and have a generalized reference, acting as a means of conceptualizing various objects and typing their properties. The semantics of toponymic names in the context of proverbs expands and acts as the basis of figurative speech.

Key words: precedent text, precedent phenomena, Arabic language, Avar language, paremiological picture of the world.

С.Н. Гасаноеа, д-р филол. наук, доц., проф., Дагестанский государственный университет, г. Махачкала, Е-mail: gsalminat@yandex.ru

А.А. Гамзатова, магистрант, Дагестанский государственный университет, г. Махачкала, Е-mail: ajshatgamz@yandex.ru

ПРЕЦЕДЕНТНЫЕ ФЕНОМЕНЫ В ПАРЕМИОЛОГИЧЕСКОМ ПРОСТРАНСТВЕ АВАРСКОГО И АРАБСКОГО ЯЗЫКОВ

В статье рассматриваются прецедентные феномены в паремиологической картине мира аварского и арабского языков. Пословицы и поговорки попадают в речь в виде готовых культурных знаков, поэтому их можно интерпретировать как прецедентные тексты. В них отражаются обычаи, традиции, которые имеют древние символические корни, фольклорные сюжеты и пр. Паремии являются обязательной частью фоновых знаний участников коммуникации, бытуют в виде сконцентрированного, фрагментированного дискурса в памяти каждого из нас и включены в понятие культурно-языковой компетенции. Прецедентные имена в паремиологических единицах выступают элементами в антропоморфном описании и категоризации окружающей действительности, наделены обобщенной референцией, таким образом, являясь средством концептуализации различных объектов и типизации систематизации их свойств. Семантика же топонимических наименований в контексте паремий расширяется и выступает основой образной речи.

Ключевые слова: прецедентный текст, прецедентные феномены, арабский язык, аварский язык, паремиологическая картина мира.

Понятие прецедентности в современной лингвистике бытует как термин в культурно-языковом пространстве в значении «феномена первичного образа» и используется как опорный образец для создания вторичной действительности по аналогу первичного, так как основное назначение его - это сопоставление и оценка. За любым прецедентом всегда стоит определенный факт, который начинает восприниматься как эталонный для неограниченного множества сходных ситуаций.

Целью данного исследования является проанализировать прецедентные имена и тексты, послужившие основой пословиц, поговорок и фразеологизмов в аварском и арабском языках, раскрыть их внутреннюю форму.

В соответствии с поставленной целью в статье решаются следующие задачи: 1) выявить и описать паремии с прецедентными именами и текстами в арабском и аварском языках; 2) проанализировать и классифицировать их в сопоставляемых языках с учетом характера прецедентного имени; 3) определить имплицитные и эксплицитные культурные смыслы, связанные с культурно-историческими событиями в жизни носителей данных языков.

Актуальность настоящего исследования видится в том, что, во-первых, она написана в русле антропологического направления и связана с все возрастающим интересом лингвистов к проблемам отражения в языке особенностей мировоззрения того или иного народа и проблемы. Пословицы, поговорки, фразеологизмы - наиболее яркие фрагменты языковой картины мира, «кладовые народной памяти, способные поведать нам об истории и культуре народа» [1, с. 68]; во-вторых, рассматриваемые в статье проблемы лежат и в плоскости переводческой практики.

Научная новизна рассматриваемых в данной статье проблем заключается в том, что впервые в сопоставительном плане на материале аварского и арабского языков рассматриваются паремии с прецедентными именами.

Теоретическая значимость статьи состоит в том, что исследование внутренней формы паремий с прецедентными именами и текстами в сопоставляемых языках вносит определенный вклад в дальнейшую разработку вопросов когнитивной лингвистики, языковой картины мира.

Практическая значимость исследования - в возможности использования материала и полученных выводов в переводческой практике, а также на занятиях по арабскому, аварскому языкам.

Материалом для анализа послужили ФЕ, пословицы, поговорки, извлеченные из лексикографических источников, а также имеющихся исследований, проанализированные при помощи описательного, сопоставительного методов.

Прецедентные тексты характеризуются широкой сферой бытования, функционируя в виде идеально-образцовых мыслительных, языковых и речевых фактов, обладают императивностью. Прецеденты, таким образом, выступают как определенные стереотипные и ассоциативно-образные комплексы, которые являются значимыми для конкретного социума и систематически актуализируются в коммуникативной практике представителей данного сообщества. Прецеденты могут быть различного характера. Вопрос о типах прецедентных текстов остается дискуссионным в лингвистике, есть различные взгляды на данную прагма-коммуникативную сущность, что представлено в многочисленных трудах ученых. Но общим для всех позиций является то, что «фоновые знания создают когнитивные проекции для системы определенных единиц» [2, с. 218].

Прецедентные тексты выполняют номинативную, информативную, эпи-стемическую, коннотативную и символическую функции, но главная, по мнению большинства лингвистов, заключается в способности прецедентного знака быть номинативным средством отдельного фрагмента действительности.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.