Научная статья на тему 'Китайско-пакистанский экономический коридор в афганском векторе межгосударственного взаимодействия'

Китайско-пакистанский экономический коридор в афганском векторе межгосударственного взаимодействия Текст научной статьи по специальности «Социальная и экономическая география»

CC BY
243
61
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АФГАНИСТАН / КИТАЙ / ПАКИСТАН / КПЭК / КПАЭК / ШОС.1 / AFGHANISTAN / CHINA / PAKISTAN / CPEC / CPAEC / SCO

Аннотация научной статьи по социальной и экономической географии, автор научной работы — Серенко И.Н.

В статье рассматривается вопрос возможного расширения межгосударственного проекта Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК, 2015) за счет привлечения к участию в нем третьего актора соседнего с Китаем и Пакистаном Афганистана. Создание укрупненного трехстороннего сотрудничества государств в рамках условно называемого Китайско-пакистано-афганского экономического коридора (КПАЭК) позволяет одновременно говорить и о перспективе их военно-технического сотрудничества для обеспечения безопасности этого многопланового проекта в условиях сохраняющейся здесь зоны повышенной конфликтогенности (при создании на первоначальном этапе военно-морской базы Китая в пакистанском портовом городке Дживани (80 км от Гвадара и 34 км от границы с Ираном) и высокогорной в афганском Бадахшане). Такое сотрудничество в целях устойчивого развития государств-участниц КПАЭК и обеспечения их безопасности может в конечном итоге способствовать процессу урегулирования афганской проблемы и достижению стабильности в регионе, хотя и при явном усилении в нем экономического и военно-политического влияния Китая, что вызывает нарастающие озабоченности у США и Индии, но не противоречит интересам России, которая использует китайский вектор сотрудничества на афгано-пакистанском направлении в формате двустороннего и многостороннего взаимодействия на площадке ШОС.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE CHINA-PAKISTAN ECONOMIC CORRIDOR IN THE AFGHAN VECTOR OF INTERSTATE RELATIONS

The article covers the issue of the potential expansion of the interstate project known as China-Pakistan Economic Corridor (CPEC, 2015) by means of inclusion in it a third actor the neighbouring to China and Pakistan Afghanistan. The creation of an enhanced trilateral states cooperation within the framework of the so called China-Pakistan-Afghanistan Economic Corridor (CPAEC) gives an opportunity to speak also about the prospect of their military-technical cooperation so as to ensure the security of this multifaceted project situated in the conflict affected zone (with the initial creation of the China naval base in the Pakistani port town Jiwani (80 km from Gwadar and 34 km from the border with Iran) and a high-altitude one-in the Afghan Badakhshan). Such cooperation so as to ensure the sustainable development and security of the CPAEC state-members may ultimately contribute to the process of resolving the Afghan problem and achieving stability in the region, although with the substantial increase of the China economic and military-political influence in it, which causes the growing concerns in the United States and India, but does not contradict to the interests of Russia, which uses the Chinese vector of cooperation in both bilateral and multilateral interaction format with Afghanistan and Pakistan on the SCO platform.

Текст научной работы на тему «Китайско-пакистанский экономический коридор в афганском векторе межгосударственного взаимодействия»

Серенко И. Н. *

КИТАЙСКО-ПАКИСТАНСКИЙ ЭКОНОМИЧЕСКИЙ КОРИДОР В АФГАНСКОМ ВЕКТОРЕ МЕЖГОСУДАРСТВЕННОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ

I.N. Serenko**

THE CHINA-PAKISTAN ECONOMIC CORRIDOR IN THE AFGHAN VECTOR OF INTERSTATE RELATIONS

Аннотация: В статье рассматривается вопрос возможного расширения межгосударственного проекта Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК, 2015) за счет привлечения к участию в нем третьего актора - соседнего с Китаем и Пакистаном Афганистана. Создание укрупненного трехстороннего сотрудничества государств в рамках условно называемого Китайско-пакистано-афганского экономического коридора (КПАЭК) позволяет одновременно говорить и о перспективе их военно-технического сотрудничества для обеспечения безопасности этого многопланового проекта в условиях сохраняющейся здесь зоны повышенной конфлик-тогенности (при создании на первоначальном этапе военно-морской базы Китая в пакистанском портовом городке Дживани (80 км от Гвадара и 34 км от границы с Ираном) и высокогорной - в афганском Бадахшане). Такое сотрудничество в целях устойчивого развития государств-участниц КПАЭК и обеспечения их безопасности может в конечном итоге способствовать процессу урегулирования афганской проблемы и достижению стабильности в регионе, хотя и при явном усилении в нем экономического и военно-политического влияния Китая, что вызывает нарастающие озабоченности у США и Индии, но не противоречит интересам России, которая использует китайский вектор сотрудничества на афгано-пакистанском направлении в формате двустороннего и многостороннего взаимодействия на площадке ШОС. Ключевые слова: Афганистан, Китай, Пакистан, КПЭК, КПАЭК, ШОС..

Abstract: The article covers the issue of the potential expansion of the interstate project known as China-Pakistan Economic Corridor (CPEC, 2015) by means of inclusion in it a third actor - the neighbouring to China and Pakistan Afghanistan. The creation of an enhanced trilateral states cooperation within the framework of the so called China-Pakistan-Afghanistan Economic Corridor (CPAEC) gives an opportunity to speak also about the prospect of their military-technical cooperation so as to ensure the security of this multi-faceted project situated in the conflict affected zone (with the initial creation of the China naval base in the Pakistani port town Jiwani (80 km from Gwadar and 34 km from the border with Iran) and a high-altitude one-in the Afghan Badakhshan). Such cooperation so as to ensure the sustainable development and security of the CPAEC state-members may ultimately contribute to the process of resolving the Afghan problem and achieving stability in the region, although with the substantial increase of the China economic and military-political influence in it, which causes the growing concerns in the United States

* Серенко Ирина Николаевна - старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат педагогических наук.

** Serenko Irina Nickolaevna - Senior Research Scholar, Institute of Oriental Studies, Russian Academy of Sciences, Ph.D.

and India, but does not contradict to the interests of Russia, which uses the Chinese vector of cooperation in both bilateral and multilateral interaction format with Afghanistan and Pakistan on the SCO platform.

Key words: Afghanistan, China, Pakistan, CPEC, CPAEC, SCO.

Новая стратегия США в Афганистане и Южной Азии, провозглашенная американским президентом Д. Трампом в августе 2017 г., которая была направлена на решение афганской проблемы силовыми методами с приданием большей значимости в ее урегулировании индийской стороне в противовес Пакистану, изменила расстановку сил в регионе, способствовала усилению вектора регионализации во внешней политике Китая, Пакистана и Афганистана, постепенному сближению интересов этих государств-соседей, несмотря на имеющиеся сложности в афгано-пакистанских отношениях, связанных с коллизией вокруг межгосударственной границы, трансграничным терроризмом, наркотрафиком и т. д.[1,2].

Китайско-пакистанский экономический коридор (КПЭК, 2015), ставший пилотным проектом выдвинутой Пекином в 2013 г. межконтинентальной инициативы «Один пояс - один путь», рассматривается всеми тремя сторонами в качестве экономической альтернативы новой американской стратегии силы в регионе. Мирное решение затяжного афганского вооруженного конфликта они связывают с созданием укрупненного трехстороннего сотрудничества своих стран в рамках условно называемого Китайско-пакистано-афганского экономического коридора (КПАЭК). Формирование их взаимодействия в трехстороннем формате наметилось не так давно. В июне 2017 г. «челночная дипломатия» Поднебесной во время визитов Министра иностранных дел КНР Ван И в Кабул и Исламабад способствовала разработке механизма их тройственного взаимодействия в налаживании политического диалога, взаимовыгодного экономического сотрудничества и совместной борьбы с терроризмом [5].

Первый совместный трехсторонний диалог глав МИД этих соседних государств состоялся 26 декабря 2017 г. в Пекине. На этой исторически важной для стран-участниц встрече китайская сторона выступила в качестве миротворца по пакистано-афганскому примирению, формированию взаимного доверия между Исламабадом и Кабулом, убеждая пакистанцев и афганцев забыть старые обиды для достижения мира и стабильности в регионе, реализации совместными усилиями различных экономических проектов. В первую очередь речь шла о поиске «эффективных подходов взаимосвязанности и экономической интеграции трех стран», подключении их к китайской инициативе «Один пояс - один путь» [12]. Сторонами предусматривается расширение КПЭК с последующей трансформацией его в КПАЭК, что потребует большой предварительной работы по согласованию тройственным альянсом намеченного плана, детали которого пока полностью не раскрываются. Частично они были озвучены пакистанским федеральным министром внутренних дел, планирования, развития и реформ Ахсаном Икбалом во время его выступления

21 марта 2018 г. в Исламабаде на международном семинаре «Пакистан - страна возможностей для республик Центральной Азии». Он, в частности, заявил, что Китай и Пакистан рассматривают два возможных проекта расширения КПЭК в ближайшие годы через Афганистан в центрально-азиатском векторе продвижения транспортных коридоров: Пешавар - Кабул - Таджикистан и Кветта - Герат - Туркменистан. Их строительство, по мнению пакистанского министра, «не только обеспечит взаимосвязанность Центральной Азии, но и распространит ее на Российскую Федерацию» [6].

Стоит сказать, что в ходе первой трехсторонней встречи глав МИД Китая, Пакистана и Афганистана между странами была также достигнута договоренность о создании на постоянной основе пяти специальных рабочих групп для совместного обсуждения вопросов политики, экономики, военно-технического сотрудничества, обмена разведданными для борьбы с терроризмом и решения проблемы беженцев. Они призвали афганских талибов незамедлительно включиться в процесс примирения для прекращения насилия в Афганистане и запланировали провести свою следующую диалоговую встречу в надежде на его успешное развитие уже непосредственно в Кабуле в текущем 2018 г.[9].

При разработке трехстороннего формата сотрудничества страны планируют учитывать уже имеющийся положительный опыт китайско-пакистанского двустороннего сотрудничества в рамках КПЭК с постепенным вводом в строй ряда его объектов. Одним из последних показательных примеров тому может служить введение в эксплуатацию 29 января 2018 г. первой фазы свободной экономической зоны порта Гвадар, где в торжественной обстановке был открыт индустриальный парк с современным выставочным центром [8].

Следует отметить, что в настоящее время большая часть торговли между Пакистаном и Китаем (16 млрд долл.) осуществляется морским путем (97%), на авиаперевозки приходится 2% грузопотоков, а наземным транспортом доставляется лишь 1% грузов. Модернизация транспортной инфраструктуры и строительство Китайско-пакистанского экономического коридора позволят существенно увеличить наземные перевозки при значительном сокращении времени доставки грузов. Большое внимание транспортной сопряженности и трансформации уделяется в национальном Плане стратегического развития «Пакистан 2025: одна нация - одно видение», нацеленного на устойчивое развитие государства и превращение его в очередного «азиатского тигра» с конкурентоспособной наукоемкой экономикой. Акцент делается в первую очередь на развитие транспорта, на долю которого приходится до 10% ВВП страны. В транспортной отрасли задействовано более 6% всех трудовых ресурсов пакистанского государства [13, Р. 88]. Пакистан, можно сказать, постепенно превращается в одну большую строительную площадку. Планируется значительное увеличение доли экологически чистого железнодорожного транспорта в общем грузообороте и пассажирских наземных перевозках (с текущих 4% до 20%), проведение модернизации глубоководного международного порта Гвадар, на территории которого идет строительство крупного

железнодорожного узла и аэропорта для обеспечения взаимосвязанности всех видов транспорта (наземного, морского и воздушного) [13, Р. 103].

Совместным китайско-пакистанским долгосрочным планом развития КПЭК (2017-2030) предусматриваются интеграционные процессы не только в области транспорта, но и в энергетике (строительство 12 энергетических станций, включая объекты с использованием энергии ветра и солнца), в промышленности, сельском хозяйстве, образовании, науке, туризме и других сферах гуманитарного сотрудничества. Намечено создание в Пакистане 9 свободных экономических зон во всех 4 провинциях страны, а также на территориях Гилгит Балтистана и Азад Кашмира, в зоне племен, на столичной территории Исламабада и Карачинском металлургическом заводе. Запланирована прокладка оптико-волоконной магистральной линии связи Хун-джраб-Равалпинди общей протяженностью 820 км. и т. д. [14, Р. 462].

Модернизация транспортной инфраструктуры, создание эффективной интегрированной системы коммуникаций рассматривается пакистанским руководством как важнейший компонент экономического роста страны и динамичного развития ее региональных связей на многосторонней основе со своими партнерами по Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) и двустороннем выстраивании своих отношений с непосредственными соседями (Афганистаном, Ираном, Индией и Китаем), а также странами Ближнего Востока, Южной и Центральной Азии. Пакистан благодаря строительству разветвленной сети наземного железнодорожного и шоссейного транспорта, а также увеличивающихся мощностей порта Гвадар может обрести статус транспортного и торгового транзитера для стран Шанхайской Организации Сотрудничества, полноправным членом которой он вместе с Индией стал 9 июня 2017 г. на очередном саммите стран ШОС в Астане.

При этом возобновление на ее площадке усилиями России и Китая работы контактной группы «ШОС-Афганистан» (2005 г.), прерванной в 2009 г., может открыть возможность экономического развития для афганского государства при поддержке региональных игроков-членов ШОС, где Афганистан пока имеет статус страны-наблюдателя. Ее деятельность, по мнению спецпредставителя президента РФ по Афганистану Замира Кабулова, «сыграет конструктивную роль во внутриафганском национальном примирении», что позволит создать необходимые условия для экономического возрождения страны [3].

Говоря о наметившемся трехстороннем экономическом сотрудничестве Китая, Пакистана и Афганистана можно проследить подвижки и в их военно-техническим взаимодействии. По некоторым данным, для обеспечения безопасности инфраструктурных объектов и обслуживающего персонала КПЭК в пакистанском портовом городке Дживани (80 км от Гвадара и 34 км от границы с Ираном) планируется создание военно-морской базы Китая. Этот вопрос обсуждался на состоявшейся здесь встрече китайских и пакистанских высокопоставленных военных чинов 18 декабря 2017 г. [10, 11].

Кроме того, в конце декабря 2017 г. после первой пекинской диалоговой трехсторонней встречи в китайской столице состоялись также и двусторонние

переговоры министров обороны Афганистана и Китая, где между сторонами была достигнута договоренность о наращивании военного сотрудничества, в частности, строительстве военной базы на высоте 3840 метров над уровнем моря в труднодоступном горном уезде Вахан северной провинции Бадахшан, где страны имеют общую 76-километровую границу. Инициатива создания горно-стрелковой базы уже к концу 2018 г. исходила от китайской стороны, которая взяла на себя все расходы по финансированию ее строительства и функционирования, включая обеспечение солдат вооружением и обмундированием, военной техникой, обучение военных кадров. По сообщениям пакистанской прессы, появление китайских военных и их совместное патрулирование с афганскими пограничниками границы в уезде Вахан было замечено проживающими там афганскими этническими киргизами еще в 2016 г. Китайские военные снабжали их продовольствием и теплой одеждой, тем самым завоевывая у местного населения хорошее отношение к себе [4]. Правда, 25 января текущего года Министерство обороны Китая опровергло опубликованные рядом местных и иностранных СМИ сообщения о строительстве Пекином военной базы в Бадахшане, назвав их беспочвенными, но, признав при этом сам факт китайско-афганского военного сотрудничества, оказания помощи Афганистану в борьбе с терроризмом и укреплении его обороноспособности [7]. Однако, как представляется, эти заявления были сделаны в большинстве своем для видимости. Возможно, Китай не хочет вызывать раздражение у США появлением неконтролируемой американцами военной базы на территории Афганистана. Но данный проект, думается, все же будет реализован, хотя и с соблюдением мер секретности, что несложно, учитывая труднодоступность этого высокогорного района. Оказывая военно-техническую поддержку Кабулу, Китай тем самым пытается решить проблему проникновения уйгурских боевиков из афганского Бадах-шана по Ваханскому коридору на свою территорию, а также предотвратить возможные теракты на строящихся объектах инфраструктуры своей межконтинентальной инициативы «Один пояс-один путь», пилотным проектом реализации которой стал КПЭК.

Таким образом, как показывает проведенный анализ современного этапа межгосударственного взаимодействия Китая, Пакистана и Афганистана, географическая близость и региональная взаимосвязанность этих стран диктуют необходимость их совместного экономического сотрудничества. Здесь просматривается перспектива расширения изначально двустороннего межгосударственного проекта КПЭК уже в трехстороннем формате за счет подключения к нему Афганистана (КПАЭК). Оно подкрепляется и постепенным налаживанием военно-технического сотрудничества трех стран при создании военно-морской базы Китая в пакистанском портовом городке Дживани и высокогорной - в афганском Бадахшане для обеспечения безопасности КПЭК и КПАЭК в условиях сохраняющейся здесь зоны повышенной конфликтогенности. Такое межгосударственное взаимодействие в целях устойчивого развития государств-участниц КПАЭК и обеспечения их

безопасности может, как представляется, в конечном итоге способствовать процессу урегулирования афганской проблемы и достижению стабильности в регионе, хотя и при явном усилении в нем экономического и военно-политического влияния Китая, что вызывает нарастающие озабоченности у США и Индии, но в целом не противоречит интересам России, которая использует китайский вектор сотрудничества на афгано-пакистанском направлении в формате двустороннего и многостороннего взаимодействия, в том числе и на региональной площадке ШОС.

Литература / References

1. Белокреницкий В.Я. Афгано-пакистанская граница: история и современное значение вопроса. // Пакистан, Южная Азия, исламский мир, Восток. Избранные публикации 2008-2016 гг. М., 2016, с. 308-326.

2. Белокреницкий В.Я. Пакистан и афганский кризис. // Пакистан, Южная Азия, исламский мир, Восток. Избранные публикации 2008-2016 гг./ Институт востоковедения РАН. М.: ИВ РАН, 2016, с. 327-343. Субботин И. Китай поможет России вернуться в Афганистан. 19.07.2017. [Электронный ресурс] // URL: http://afghanistan.ru/doc/ 112376.html (дата обращения 26.03.2018).

3. Beijing in talks over military base in remote Afghanistan: officials [Электронный ресурс] / /URL: https://tribune.com.pk/ story/1624513/3-china-talks-military-base-remote-afghanistan/ (дата обращения 26.03.18).

4. China-Afghanistan-Pakistan Agree To Dialogue Mechanism. 26 June 2017. [Электронный ресурс] // URL: https://www.tolonews.com /afghanistan/china-afghanistan-pakistan-agree-dialogue-mechanism (дата обращения 24.03.2018).

5. CPEC to benefit Pakistan and CARs: Interior Minister. [Электронный ресурс] // URL:http://www.cpecinfo.com/news/cpec-to-benefit-pakistan-and-cars-interior-minister/NTAxOA= = (дата обращения 25.03.2018).

6. Defense Ministry's Regular Press Conference on January 25. Ministry of National Defence. 2018-01-26. [Электронный ресурс] //URL: http://eng.mod.gov.cn/ focus/2018-01/26/content_4803345.htm (дата обращения 03.04.18).

7. Gwadar Free Zone inaugurated. [Электронный ресурс]// URL: http://www. cpecinfo.com/news/gwadar-free-zone-inaugurated/NDc5MQ = = (дата обращения 26.03.2018).

8. Joint Press Release of the 1st China-Afghanistan-Pakistan Foreign Ministers" Dialogue 2017/12/26. [Электронный ресурс] //URL: http://www.fmprc.gov.cn/mfa_eng/ wjdt_665385/2649_665393/ t1522147.shtml (дата обращения 21.03.2018).

9. Lawrence Sellin. Change Is Coming: China Is Accelerating Its Plan For A Military Base In Pakistan. [Электронный ресурс] // URL: http://dailycaller.com/2018/03/03/ change-is-coming-china-is-accelerating-its-plan-for-a-military-base-in-pakistan/ (дата обращения 16.03.18).

10. Minnie Chan. First Djibouti ... now Pakistan port earmarked for a Chinese overseas naval base, sources say. 05.01.18. [Электронный ресурс] //URL: http://www. scmp.com/news/china/diplomacy-defence/article/2127040/first-djibouti-now-pakistan-port-earmarked-chinese (дата обращения 16.03.18);

11. The 1st China-Afghanistan-Pakistan Foreign Ministers" Dialogue Convenes 2017/12/26. [Электронный ресурс] // URL: http://www.fmprc.gov.cn/ mfa_ eng/wjdt_665385/wshd_665389/t1522541.shtml (дата обращения 20.03.2018).

12. Pakistan 2025: One Nation - One Vision. Ministry of Planning, Development & Reform. Government of Pakistan. Islamabad, 2014.

13. Pakistan Economic Survey 2016-2017. Government of Pakistan, Finance Division, Economic Adviser's Wing. Islamabad, 2017.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.