Научная статья на тему 'Кертмановский колорит англоведения'

Кертмановский колорит англоведения Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
249
30
Поделиться
Ключевые слова
ПЕРМЬ / ПЕРМСКАЯ НАУЧНАЯ ШКОЛА / АНГЛОВЕДЕНИЕ / Л. Е. КЕРТМАН / ИСТОРИОГРАФИЯ / L. E. KERTMAN

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Вершинина Д. Б., Фадеева Л. А.

Рассматривается актуальная, но мало изученная проблема, связанная с осмыслением учеными г. Перми английской истории, политики и культуры. Круг вопросов, поднятых в работе, отражает широкий спектр проблем жизни британского общества Нового и Новейшего времени. Прослеживается история пермского англоведения начиная с деятельности основателя научной школы Л. Е. Кертмана и заканчивая работами современных исследователей.

Kertman's Colouring of English Studies

The article examines the history of Perm academic school of English Studies which was founded by Professor Lev Kertman who was dismissed from Kiev University in 1949 during the anti-cosmopolitan campaign and started to head the Department of General History in Perm University. Due to Kertman different trends in labour and socialist movement in England became the main academic issue of the Department. The analysis of many interconnected components such as economical and political institutes, ideological concepts, systems of values, psychological factors etc. was the specific feature of Perm studies of English history. The article examines different works of Perm researchers in the 1950-1960-s connected with the chosen problem of labour movement and the development of English studies during next decades. For example in the 1970s Kertman and his disciples started to work in the field of cultural history, and the main example was Kertman's book «Geography, history and culture of England»; in the 1980s the founder of the Department was interested in writing biographies. The article deals also with the current situation in English studies in Perm which shows that the interest of Perm researchers in the field of history and political science is connected mainly with the analysis of intellectual space, political culture or gender aspects of English history and politics. In spite of different academic interests of Kertman's followers English Studies remain one of the main objects of their attention.

Текст научной работы на тему «Кертмановский колорит англоведения»

ВЕСТНИК ПЕРМСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

2012 История Выпуск 2 (19)

УДК [94(410):939.1(091)](470.53)

КЕРТМАНОВСКИЙ КОЛОРИТ АНГЛОВЕДЕНИЯ1

Д. Б. Вершинина, Л. А. Фадеева

Пермский государственный национальный исследовательский университет, 614990, Пермь, ул. Букирева, 15 daryapros@yandex.ru

Рассматривается актуальная, но мало изученная проблема, связанная с осмыслением учеными г. Перми английской истории, политики и культуры. Круг вопросов, поднятых в работе, отражает широкий спектр проблем жизни британского общества Нового и Новейшего времени. Прослеживается история пермского англоведения начиная с деятельности основателя научной школы Л. Е. Кертмана и заканчивая работами современных исследователей2.

Ключевые слова: Пермь, пермская научная школа, англоведение, Л. Е. Кертман, историография.

Становление англоведения в Перми и даже сами претензии на существование «пермского англоведения» связаны с именем и деятельностью профессора Льва Ефимовича Кертмана. Изгнанный из Киевского университета в 1949 г. в разгар борьбы с космополитизмом, Кертман оказался в Пермском (тогда Молотовском) университете благодаря его ректору А. И. Букиреву, бывшему фронтовику, не побоявшемуся взять опального преподавателя и доверить ему кафедру всеобщей истории3. Лев Ефимович со свойственными ему основательностью и склонностью к новаторству выбрал в качестве научного направления борьбу течений в рабочем и социалистическом движении Англии.

Оценивая монографию Л. Е. Кертмана «Рабочее движение в Англии и борьба двух тенденций в лейбористской партии (1900-1914 гг.)» с позиций сегодняшнего дня, П. Ю. Рахшмир пишет: «Уже в первой книге Л. Е. Кертмана отразились многие характерные для него черты. Неординарность мышления и острота исследовательского взгляда позволили ему уйти от сформировавшегося упрощенного представления о лейбористской партии» [Рахшмир, 1991, с. 57]. В самом деле, для того чтобы понять степень неординарности данного подхода, достаточно сравнить его хотя бы с названиями издававшихся тогда книг о лейбористах (типа «Английские лейбористы на службе американского империализма»). Монография Л. Е. Кертмана вышла в свет в 1958 г., а в 1961 г. в Ленинграде он защитил докторскую диссертацию. Параллельно Лев Ефимович формировал профессиональное сообщество на кафедре всеобщей истории. Хотя среди ее сотрудников были и германисты, и франковеды, англоведение становилось ведущей сферой научной деятельности [см.: Кертман, 1954; 1957; 1958; 1962а; 1962б; 1964; Вопросы истории международного..., 1963; Унг-вицкая, 1968; Малис, 1968; Ушкевич, 1968; Лисина, 1968; Моисеева, 1968; Исаева, 1968].

Оценивая работу кафедры, в 1968 г. Л. Е. Кертман писал: «Кафедра всеобщей истории Пермского университета приступила к исследованию проблем английского рабочего движения в начале 50-х годов, причем в сферу интересов ее коллектива входит период с конца XIX века до наших дней» [Кертман, 1968б, с. 82]. Большое значение он придавал изучению борьбы тенденций в лейбористской партии, анализу самого понятия «левый лейборизм». Принципиально новой для того времени была оценка левого лейборизма не как идеологии группы левых интеллектуалов, а как широкого движения, «включающего наряду с левой верхушкой миллионы рядовых рабочих». Л. Е. Кертман считал важным проследить эволюцию лейборизма, его идеологии. Кроме того, он отмечал, что новой сферой интереса кафедры стало развитие элементов демократической и социалистической культуры. Как всегда, говоря о результатах, Лев Ефимович одновременно ставил новые задачи, считая необходимым глубже изучить структуру рабочего класса, роль демократической интеллигенции в рабочих организациях Англии.

Специфика пермского англоведения, его колорит определились во многом благодаря тому, что П. Ю. Рахшмир назвал «врожденным даром синтетического анализа объекта исследования», которым был наделен Л. Е. Кертман, подразумевая под этим учет всех существенных аспектов объекта: социально-экономических, политических, духовных - наряду с включением анализируемого объекта в более широкую систему связей [Рахшмир, 1991, с. 46].

© Д. Б. Вершинина, Л. А. Фадеева, 2012

Исследования Л. Е. Кертманом лейборизма заложили основы целого направления англоведения. Они содержали принципиально новый подход, предполагающий анализ всей совокупности сложных взаимосвязанных компонентов: экономических и политических институтов, идеологических концептов и ценностных систем, личностных, психологических факторов [см.: Вопросы истории международного..., 1969; 1971; 1974; Алпатова, 1974; 1978; Кертман, 1974б; 1984а; Дементьева, 1978; Исаева, 1978; Повышение роли., 1981]. Сказанное П. Ю. Рахшмиром о творчестве Л. Е. Кертмана может быть распространено и на все исследования пермской школы советского времени: «Новые идеи приходилось обычно окутывать плотной цитатной оболочкой, чтобы новизна не слишком резала глаза; приходилось, естественно, считаться со всякого рода табу, соблюдать правила игры, обеспечивающие “проходимость” работ» [Рахшмир, 1991, с. 73-74].

Своего рода этапом и, безусловно, важным результатом деятельности пермской школы стала публикация в 1975 г. в Перми сборника (по формальным показателям - учебного пособия по курсу) «Рабочий класс и элементы социалистической культуры в странах развитого капитализма» [Рабочий класс и элементы., 1975]. Л. Е. Кертман подчеркнул во введении, что «пособие основано на результатах самостоятельных научных исследований», проводившихся на кафедре всеобщей истории. Анализировались обсуждение вопросов этики и эстетики в социалистической печати Англии в 1880-е гг. (Б. А. Нуралова), рабочее театральное движение в Великобритании в 1920-е гг. (Н. Ф. Ушкевич), деятельность английского общества культурного сближения с СССР (С. Н. Дементьева), разработки проблем культуры английскими марксистами в послевоенное десятилетие (К. А. Исаева). Однако в мэйнстриме, определяемом Кертманом, особое место заняло исследование Н. В. Павловой и ее статья «Духовный облик передового рабочего в конце ХІХ-ХХ вв.». Не случайно именно эту работу он выделял, говоря о новом направлении исследований кафедры.

Историко-культурный процесс в изложении Л. Е. Кертмана является процессом «полнокровным и одушевленным» (П. Ю. Рахшмир). Такой подход Л. Е. Кертман воплотил в книге «География, история и культура Англии» [Кертман, 1968а], в которой история Англии представлена с древних времен и до конца 70-х гг. ХХ в. Рецензируя эту книгу, А. М. Некрич писал: «Автору в значительной степени удалось нарисовать целостный образ страны, в котором ее география, история и особенности культуры оказываются органически слиты. Убедительно показаны автором взаимосвязь и взаимовлияние политической и духовной жизни Англии на протяжении всей ее истории. История английской общественной мысли весьма богато и интересно показана на страницах книги Л. Е. Кертмана. Ее наиболее выдающиеся представители смотрят с этих страниц не иконами, а живыми людьми с их глубокими, а подчас и наивными мыслями, со своеобразием характеров и судеб» [Некрич, 1969, с. 283-284].

Пермская школа англоведения развивалась, ее представители укоренялись в своем научном интересе, обзаводились учеными степенями [Алпатова, 1965; Ушкевич, 1966; Дементьева, 1973; Нуралова, 1982]. Лев Ефимович был центром, мыслительным и организационным, энергетической силой школы.

Представляется важным отметить, что для него в любимом англоведении не было «малых форм». Поражает значительное количество написанных им рецензий [Кертман, 1963; 1974а; 1978; 1981]. Складывается впечатление, что он не пропускал ни одной существенной публикации по Англии без того, чтобы не поделиться мнением о ней, стимулировать научную дискуссию.

Серьезное отношение к рецензированию новых интересных работ по англоведению (и в целом всеобщей истории) Л. Е. Кертман передавал и своим ученикам [Алпатова, 1973; 1976; 1980; 1981]. По его словам, сжатые рамки рецензий можно использовать «для изложения собственных взглядов, для постановки новых вопросов для исследования» [Кертман, 1983, с. 178]. Можно даже усмотреть в таком подходе некий стратегический замысел. Жанр рецензий обычно вызывает повышенный интерес, в силу чего через него можно более быстро довести до читателя новаторские идеи.

В рецензиях Л. Е. Кертмана четко выражен его научный интерес, убеждение, можно сказать, научный пафос. Так, в рецензии на коллективную монографию «Рабочее движение Великобритании: национальные и расовые проблемы» Л. Е. Кертман отмечал: «Успех авторов в значительной степени объясняется тем, что они широко используют материалы социально-психологического и шире - историко-культурного характера. Исследования по современной истории все чаще выполняются с учетом непосредственных побудительных причин политического поведения, лежащих в

сфере общественного сознания. Сведения по истории культуры служат не неким привеском к социально-экономической и политической истории, выступают не только как ее результат, но и как неотъемлемый элемент ее исторического развития, оказывающий существенное влияние на ход политических событий» [Кертман, 1982б, с. 182].

В рецензиях Л. Е. Кертман последовательно проводил свою мысль о необходимости анализа социальной психологии и культуры. Так, в рецензии на коллективную монографию «Великобритания», выпущенную в 1981 г., он указывал: «Этот анализ был бы еще глубже, а выводы и прогнозы -убедительнее, если бы учитывалось и то, как интересы различных классов и социальных групп преломляются в сознании, преобразуясь в непосредственные мотивы поведения. Мотивы эти невозможно объяснить без учета идеологии, социальной психологии, всего духовного облика изучаемых общностей» [Кертман, 1982а, с. 152].

Лев Ефимович Кертман был убежден в том, что, «только изучив (по эпистолярному наследству, мемуарам, публицистике и, главное, по поведению в различных исторических и жизненных ситуациях) систему ценностей, идеалы, нравственные нормы и собственно психологические характеристики (темперамент, волевые качества) той или иной нации или социальной группы, мы можем отделить зерна от плевел в этнических образах. А такие исследования у нас, к сожалению, пока проводятся крайне редко» [Кертман, 1984б, с. 204].

Разумеется, никому из тех, кто знал Кертмана или знаком с его работами, не придет в голову утверждать, что в рецензиях он пренебрегал содержанием рассматриваемых текстов и его анализом. В каждой из рецензий можно найти основательный анализ концепта книги и ее текста, включая указания на ошибки, в том числе в переводе, которые наверняка вызывали смущение (возможно, досаду) авторов. Однако для нас важно то, что Л. Е. Кертман оценивал жанр рецензии по достоинству и использовал в полной мере. Наверное, есть резон добавить, что большинство авторов рецензируемых изданий были ему хорошо знакомы, а со многими он поддерживал хорошие профессиональные и даже дружеские отношения.

Отказ от жестких стереотипов, внимание к различиям, противоречиям, зачастую нюансам проявлялся у Л. Е. Кертмана и в этом жанре. Высоко оценивая монографию К. Б. Виноградова «Дэвид Ллойд Джордж», изданную в 1970 г., он деликатно замечал, что ллойд-джорджизм отличала не одна демагогия: «... Ллойд Джордж проводил действительные реформы, способствовавшие некоторой демократизации государственного строя», «поэтому вряд ли оправдана некоторая односторонность автора в подходе к реформам». Особенно удручила рецензента недооценка результатов долгой и ожесточенной борьбы, завершившейся реформой палаты лордов в 1911 г., равно как и избирательной реформы 1918 г. [Кертман, 1971, с. 160].

Данный пример показателен в плане того, что критические высказывания Л. Е. Кертмана, как правило, сопровождались его работой над представлявшимися ему «недоработанными», но важными для англоведения сюжетами и проблемами. От рабочего класса он переходит к другим объектам исследования. В 1984 г. была опубликована книга Л. Е. Кертмана и П. Ю. Рахшмира «Буржуазия Западной Европы и Северной Америки на рубеже Х1Х-ХХ веков» [Кертман, Рахшмир, 1984].

И. М. Бунин характеризовал эту книгу так: «По своему жанру работа Л. Е. Кертмана и П. Ю. Рахшмира - учебное пособие, однако авторам удалось придать ей черты монографии. Она оригинальна по замыслу и интересна по содержанию, хотя и далеко не во всех своих положениях бесспорна» [Бунин, 1986, с. 202]. Новаторской была попытка проанализировать комплекс процессов, охвативших буржуазию, совокупность внутренних и внешних факторов ее трансформации. Глубинное знание ситуации в рабочем движении позволило точно описать внешние по отношению к буржуазии факторы, избежав схематизма. Большое внимание в работе уделено влиянию интеллектуалов разных стран на формирование реформистских настроений и реформаторских программ. Монографичность книги обеспечивается фундированностью фактов, документов и богатой библиографией. Значительное место в работе отведено английскому опыту, в особенности ллойд-джорджизму. Авторы показывают накал борьбы и кипение страстей, которые сопровождали проведение реформ в начале ХХ в. И в буржуазном реформизме они находят разные варианты, обусловленные национальной спецификой, политическим раскладом в конкретно-исторической ситуации, персональными характеристиками героев. Так, авторы помимо либерального и консервативного реформизма обнаруживают еще и социал-имперский его вариант, выраженный особенно ярко Сесилем Родсом и Джозефом Чемберленом.

Несомненно, работа над этой книгой стимулировала интерес Л. Е. Кертмана к последнему персонажу. Лев Ефимович с особым вниманием относился к работам биографического жанра, называемым «лайфами». Он постоянно напоминал коллегам, что нужно отличать монографические исследования от жизнеописаний, а «лайфы» относил к ценному виду исторических источников. В них его привлекала и возможность войти во все перипетии судьбы героя, постичь его переживания.

Результатом кропотливого, но полного энтузиазма труда стала книга, вышедшая в свет уже после смерти ее автора. П. Ю. Рахшмир называет монографию Л. Е. Кертмана «Джозеф Чемберлен и сыновья» [Кертман, 1990] «сагой о Чемберленах». Такое сравнение вполне уместно по разным параметрам. Как и в голсуорсовской «Саге о Форсайтах», в «Чемберленах» отразилась целая эпоха, в ее своеобразии и противоречивости, эпоха, наполненная драматическими и трагикомичными сюжетами и судьбами, великими и нелепыми персонажами, вместившая не только пеструю политическую мозаику, но и трепет человеческой души (чего стоит только романтическая история Джозефа Чемберлена и Беатрис Вебб). Рахшмир полагает, что работа над этой книгой создала для ее автора «великолепную возможность совместить в одном лице историка-исследователя и беллетриста. Именно в этой книге наиболее ярко нашли выход литературные дарования автора. Персоналии книги, причем не только главные, предстают живыми людьми со своими характерами, страстями, убеждениями. Через глубоко проанализированные и мастерски написанные перипетии жизни своих персонажей он вводит читателей в британские “коридоры власти”, раскрывает личностные мотивы в процессе принятия политических решений» [Рахшмир, 1991, с. 70, 72].

Представляется, что в написании этой книги, понимании мотивов политической деятельности персонажей существенную роль сыграло превосходное знание контекста происходящего, включавшего и рабочее движение, и новый тред-юнионизм, и борьбу за рабочее представительство. Автору было легче «надеть башмаки» своих героев, может быть, он даже успел разносить эти башмаки к моменту написания книги.

Безусловно, «сага о Чемберленах» выходит за рамки «лайфа», поскольку охватывает намного больше как контента, так и контекста. Так и характеристика творчества Л. Е. Кертмана не может быть сведена лишь к отчету о его научной деятельности. Он был творческой мастерской, выражаясь современным языком, хабом (hub): от него шли креативные идеи и импульсы и он держал в своих руках нити многочисленных исследований своих коллег и учеников, не давая им ни запутаться, ни разорваться.

В центре внимания исследователей школы Кертмана всегда оставался человек в истории. Когда в перестроечную пору появились публикации, обвинявшие историков в том, что за нагромождениями формационного подхода они потеряли человека, пермские англоведы недоуменно переглядывались. Уже в 1970-е гг. кафедра специализировалась на анализе духовной жизни западных стран, причем эта проблематика органично сочеталась с предшествующими научными разработками [Кертман, 1980; Рабочий класс., 1978]. А в 1980-е гг. Л. Е. Кертман стимулировал исследования динамичных феноменов социальной психологии, «социально-психологических сдвигов», как в рабочем классе, так и в других слоях и группах английского общества [Проблемы ., 1986]. Прежде всего речь шла о сдвигах, связанных с событиями и процессами всемирного масштаба - с Первой и Второй мировыми войнами. Вопросы, касающиеся британского национального сознания в эпоху Великой войны, стали предметом исследования М. А. Оболонковой [Оболонкова, 2000]. Влияние Второй мировой войны на социальную психологию рабочих и массовое сознание британцев рассматривалось Л. А. Фадеевой [Фадеева, 1990; 1992].

Между двумя защитами кандидатских диссертаций, посвященных влиянию мировых войн на социально-психологические сдвиги в английском обществе [Оболонкова, 1987; Фадеева, 1988], горькая дата - 30 ноября 1987 г., день смерти Льва Ефимовича. Защита М. А. Оболонковой проходила при его блистательном участии, а в кандидатской диссертации Л. А. Фадеевой фамилия научного руководителя заключена в траурную рамку.

Как и когда научное направление становится научной школой? Есть разные варианты ответов на этот вопрос. Одни считают, что существование научной школы подтверждается количеством защищенных диссертаций, индексом цитируемости трудов руководителя в трудах учеников. По мнению других, научное направление приобретает статус школы лишь при условии, что в его рамках выросло три поколения исследователей, разделяющих научный интерес лидера и продолжающих исследования в данном проблемном поле.

Авторам данной статьи ближе подход, при котором научная школа рассматривается как неформальное творческое содружество исследователей разных поколений, сплоченных общим стилем исследовательской деятельности и добившихся значительных научных результатов.

Впрочем, школа Кертмана отвечает всем этим критериям. Возглавивший кафедру новой и новейшей истории в 1987 г. профессор Павел Юхимович Рахшмир многое взял от своего учителя и в то же время имел соответствующий ярко выраженный научный интерес и несомненные научные достижения. Его исследования фашизма хорошо известны историкам, и не только российским. В период совместной работы Кертмана и Рахшмира над книгой о буржуазии результаты исследований правящего класса способствовали переориентации самого Л. Е. Кертмана на изучение стратегии и тактики господствующих верхов.

Выстраивание стратегии развития кафедры новой и новейшей истории П. Ю. Рахшмиром привело к удачной попытке использования типологического подхода при характеристике основных черт образа жизни и социальной психологии политического класса Западной Европы и Северной Америки на протяжении примерно двух последних веков [Политическая и духовная., 1992; Россия и Запад., 1994]. С 1994 г. стала выходить серия исследований по консерватизму [Консерватизм., 1994]. История Великобритании в этом плане оказалась благодатной почвой для изучения разных аспектов консервативной политики, причем в большинстве случаев научные изыскания проходили в биографическом жанре, что позволяло проследить разные варианты преломления консервативных ценностей в судьбе и деятельности представителей консервативной партии Великобритании.

Так, Г. М. Алпатова сосредоточила внимание на взглядах британских консервативных премьер-министров. Она обратилась к истории «нового консерватизма», 1920-1950-х гг., и сквозь призму деятельности одних из основных его апологетов - Стенли Болдуина и Гарольда Макмиллана - проследила эволюцию подходов консервативной партии к проблеме государственного регулирования социально-экономической сферы. Г. М. Алпатова выясняет, что в основе идеологии «нового консерватизма» и Болдуина, и Макмиллана лежали прежде всего «элементы трезвого расчета, прагматизма» [Алпатова, 1997, с. 25], обусловленные и объективными обстоятельствами, когда тори пришлось столкнуться с вызовом со стороны лейбористов, и личными качествами премьер-министров.

Она делает вывод о том, что подчеркивание С. Болдуином социального начала в консервативной традиции (по его словам, «никогда нельзя позволять партии бездействовать в вопросах социальных реформ, касающихся жизни и условий существования. людей» [Алпатова, 1998, с. 168]), умелое ее соединение с требованиями нового времени помогло руководству тори не только принять вызов лейбористов, но и «очеловечить» облик собственной партии, в значительной степени изменить ее имидж. Аналогичным образом Г. Макмиллан как левый идеолог консервативной партии еще в середине 1930-х гг. обозначил переход к той политике, которая в послевоенное время получила название «батскеллизма». Его призыв «выработать новую политику, адаптированную к современным требованиям», по мнению Г. М. Алпатовой, означал прежде всего верность центристской позиции [Алпатова, 2006, с. 96].

Ряд работ М. А. Оболонковой посвящен эволюции либеральной политической практики и усилению государственного вмешательства в экономику Великобритании в годы Первой мировой войны [Оболонкова, 1992; 1995; 1997]. Она отмечает проявление противоречий между политическим руководством и британской буржуазией: «. ценность индивидуальной свободы, осознание себя полным хозяином на своем предприятии были одной из важнейших составляющих социальнопсихологического комплекса британской буржуазии, поэтому государственное регулирование экономики воспринималось ею как покушения на святая святых - свободу предпринимательства» [Оболонкова, 1995, с. 96].

Проблемам межвоенной консервативной политики в сфере образования и культуры посвящены статьи Н. Ф. Ушкевич и С. Н. Дементьевой. Если Н. Ф. Ушкевич сосредоточила внимание на проблемах государственного вмешательства в культурную сферу, на процессах формирования «понимания роли государства в обеспечении прогресса английской культуры, необходимости сочетания частной инициативы и правительственной поддержки в этом процессе» [Ушкевич, 1995, с. 108], то С. Н. Дементьева подробно анализирует межпартийную борьбу в Англии 1930-х гг. по вопросам реформирования системы образования [Дементьева, 1997].

Представляется, что такой разворот в научных интересах пермских англоведов был обусловлен не конъюнктурой (тем более что в начале 1990-х гг. консерватизм не был так уж популярен), а логикой научного исследования. Устоявшаяся в рамках пермской школы профессиональная привычка рассматривать исторические события и явления во всей полноте их связей и контекста позволила в новой политической и производственной ситуации обратиться к той стороне исторического процесса, которая ранее оставалась в тени, но никогда не игнорировалась. В самом деле, в любой политической борьбе как минимум два участника, два основных оппонента. Как любят говорить англичане, общество должно стоять на двух ногах - левой и правой. Если в предшествующий период исследования пермяков были посвящены первой, то теперь настало время уделить внимание и второй, тем более что значительный массив источниковой базы совпадал с более ранними научными изысканиями.

Из предшествующего интереса к духовной жизни западного общества происходит анализ различных граней интеллектуального пространства Великобритании, осуществленный пермскими историками. Так, М. А. Оболонкова [Оболонкова, 1998; 2002; 2006; 2008] обращается к проблеме эволюции «европейской идеи», отмечая, что лишь немногие интеллектуалы «сохранили иммунитет от национализма», поскольку для них «гуманистические, общечеловеческие ценности носили характер сверхценностей.» [Оболонкова, 2000, с. 120]. Важное место в этой категории представителей европейской интеллектуальной элиты занимали британцы, объединившиеся в группу «Блумсбери» (Б. Рассел, Д. М. Кейнс, В. и Л. Вулф, Л. Стрэчи, Э. М. Форстер). В то же время некоторых интеллектуалов «сшибка патриотических и общечеловеческих ценностей» [Оболонкова, 2006, с. 380] приводила в состояние фрустрации, поскольку, «не подвергнувшись откровенной националистической лихорадке, они, в той или иной мере приняв войну, отдали свою дань патриотизму, который постарались рационализировать в гуманистическом духе» [Оболонкова, 2000, с. 119]. Более того, большинство представителей интеллигенции, отбросив рационалистическую основу национального сознания, предпочли поддаться националистической пропаганде и разделить «ура-патриотические, националистические, нередко граничащие с шовинизмом, настроения» [Там же]. Представленная автором картина настроений европейской интеллигенции убедительно свидетельствует о «разрыве интеллектуального пространства» Европы в 1914-1918 гг.

Верификация концепта интеллигенции применительно к Британии осуществлена Л. А. Фадеевой. Она отмечает, что, несмотря на представление о чуждости феномена интеллигенции британской природе, в английской истории неоднократно складывалась такая духовная и интеллектуальная ситуация, которая заставляла историков и социологов говорить о появлении в Англии интеллигенции [Фадеева, 1995]. Монография Л.А.Фадеевой «Очерки истории британской интеллигенции» заключает в себе попытку анализа формирования и развития «образованного класса» Англии, состоявшего из двух категорий: профессионалов и интеллектуалов, объединенных схожими социальными ценностями и идеалами. В 1996 г. она защитила в Уральском университете докторскую диссертацию на тему «’’Образованный класс” викторианской Англии как социальнопрофессиональный феномен» [Фадеева, 1996].

Л. А. Фадеева отмечает: «“Образованный класс” в Англии сложился ранее всего как профессиональный феномен. Профессиональный идеал включал принципы компетентности и профессионализма, значимость профессионального образования и знаний» [Фадеева, 1998б]. По ее мнению, «в социальном идеале “образованного класса” переплелись профессиональный принцип компетентности и образованности, предпринимательский дух состязательности и конкурентоспособности, аристократические представления об избранности и элитарности, настроения рабочих в пользу социальной справедливости» [Фадеева, 1998а]. Социальная активность рассматриваемой категории выразилась в ее участии в подготовке реформ образования и гражданской службы, хотя политические предпочтения могли быть разными - от умеренных социалистов до консерваторов.

Британский консерватизм стал сферой научных интересов О. Б. Подвинцева, одного из учеников Л. Е. Кертмана и П. Ю. Рахшмира. Начав с анализа общих проблем типологии британского консерватизма (этому были посвящены диссертация, защищенная в 1991 г., и ряд статей [Подвин-цев, 1991; 1996]), О. Б. Подвинцев во второй половине 1990-х гг. обращается к истории британских консерваторов, чье политическое кредо «не только вступало в противоречие с господствующей в партии линией, но и довольно резко диссонировало с другими» [Подвинцев, 1999, с. 3]. Именно таким политическим деятелям посвящена монография О. Б. Подвинцева «Шагающие не в ногу».

Он совершенно справедливо отмечает, что, несмотря на стабильность консерватизма как элемента британской политической системы, на протяжении XX в. перед консервативной партией неоднократно вставала проблема выживания, разрешать которую консерваторам помогали гибкость и широкий диапазон признаваемых ими ценностей - от «традиции» до «свободы» и «справедливости» [Там же, с. 38-39]. В этом плане особую роль играли те из консерваторов, кто имел собственный взгляд на перспективы партии тори. Героями исследования О. Б. Подвинцева стали Роберт Бутби, Джулиан Эмери и Инок Пауэлл - политики, представляющие принципиально разные направления консервативной мысли: если Бутби известен как сторонник государственного вмешательства в экономику и апологет идеи интеграции Европы, то все усилия Эмери и Пауэлла были связаны с объективным процессом распада Британской империи и приводили их к правому, а в случае с Пауэллом - даже к праворадикальному, варианту британского консерватизма.

В центре научных изысканий О. Б. Подвинцева оказались и другие политики из Консервативной партии Великобритании: это, в частности, отец Джулиана Эмери Леопольд и один из кандидатов в лидеры партии в 2001 г. Майкл Портило [Подвинцев, 1998; 2006]. Однако размышления о судьбах отдельных представителей британских тори так или иначе вели автора к анализу постим-перского положения Великобритании, что отразилось на проблематике его диссертации на соискание степени диктора политических наук [Подвинцев, 2002].

Историческая школа Кертмана стала питательной средой для формирования пермского политологического сообщества. «Большинство пермских политологов являются учениками Кертмана и Рахшмира и, что особенно важно, ориентируются на научные достижения и ценностные установки своих учителей. К их числу относятся прежде всего ценность научного знания, научного поиска, профессионализм, стремление исследовать действительно значимые для науки проблемы, добросовестность в работе с источниками. Возможно, из этих исторических корней произрастает особое внимание пермских исследователей-политологов к источниковедческой базе и фундированности научных работ» [Фадеева, 2007б].

Таким образом, выход на новые проблемы и дисциплины не препятствует преемственности и сохранению интереса к англоведению. На рубеже 1990 и 2000-х гг. пермские историки и политологи вместе с учеными Оксфордского университета подготовили коллективную монографию «Британия и Россия: в поисках достойного правления» [Британия., 2000]. Работа над проектом длилась около двух лет, наполненных дискуссиями, которые велись как в реальном режиме, так и в Интернете, по разным вопросам - истории, права и в особенности политики. Даже поиск адекватного английскому понятию «a good government» термина потребовал значительных усилий и согласования. Книга стала действительно синтезом - дисциплин, подходов, культур.

В «чистом виде» традиции англоведения продолжает в Пермском государственном университете представитель молодого поколения исследователей - Д. Б. Вершинина, в чьих работах совмещаются классические англоведческие подходы с актуальным сегодня гендерным направлением в исторической науке. Следуя сложившейся в пермской исторической школе традиции изучения духовных и идейных процессов, она обращается к идеологии феминизма, преломившейся в Великобритании XX в. в уникальный опыт воинственного суфражизма и не менее радикальной борьбы за женское освобождение в 1960-1980-х гг. Уже первые статьи исследователя были посвящены проблеме эволюции женского движения в Великобритании, в частности, сравнению первой и второй волн британского феминизма [Вершинина, 2002]. Вписывая историю борьбы женщин за свои права в контекст британской политической культуры, Д. Б. Вершинина сосредоточивает внимание на нетипичной для Великобритании степени радикализма этого движения [Вершинина, 2004].

Размышления о радикальной природе женского движения в Великобритании, равно как и ответа на него в виде антифеминистских настроений, привели автора к изучению более широкого общественного резонанса проблемы женского равноправия в Великобритании конца XIX - начала XXI в. В своей кандидатской диссертации, защищенной в 2007 г., Д. Б. Вершинина предпринимает попытку компаративного анализа двух этапов женского движения в Великобритании (рубежа Х1Х и ХХ вв. и второй половины ХХ в.) в контексте отношений с властью и обществом [Вершинина, 2007б]. В центре внимания ее в диссертации и последующих публикациях оказались и взаимоотношения активисток женской борьбы с представителями политических партий [Вершинина, 2008б; 2010б], и реакция на феминистские ценности со стороны британских деятелей культуры [Вершинина, 2006], и даже вопрос об отношении феминисток и мужчин друг к другу [Вершинина, 2007в;

2008а]. Такой историко-культурный подход, безусловно, вполне вписывается в традиции англоведения, развиваемые на кафедре всеобщей истории Пермского государственного университета.

В публикациях Д. Б. Вершининой поднимаются вопросы, связанные не только с собственно историей женского движения в Великобритании, но и с проблемой включенности феминистских ценностей в британскую политическую и духовную культуру в разные периоды. Так, статья в альманахе «Диалог со временем» посвящена месту викторианских ценностей в британском суфражистском движении [Вершинина, 2007а]. Д. Б. Вершинина делает интересный вывод о том, что «в начале XX в. викторианские представления о роли и месте женщины в обществе, казалось бы, опровергались самой активностью участниц борьбы за женское избирательное право и их программными текстами, но в действительности содержательно не подвергались ни суфражистками, ни суфражетками сомнению, а, наоборот, использовались ими в качестве основы для выстраивания системы аргументов» [Там же, с. 154]. Часть статей автор посвящает соотношению пацифистских и феминистских ценностей, демонстрируя как яркие эпизоды антивоенной борьбы британских женщин (например, женский лагерь мира в Гринэм-Коммон [Вершинина, 2011]), так и примеры милитаристски настроенного феминизма в Британии (в частности, поддержка суфражетками из Женского социально-политического союза действий правительства в ходе Первой мировой войны) [Вершинина, 2009].

В последние годы в центре внимания исследователя оказываются вопросы сексуальности и ее осмысления британскими феминистками. Обратившись к пока остающейся на периферии исторической науки проблематике, которую ввел в гуманитарное знание выдающийся мыслитель XX столетия Мишель Фуко в знаменитой работе «История сексуальности», Д. Б. Вершинина стремится показать первостепенную важность вопросов, связанных с сексуальностью, для политической борьбы за женскую эмансипацию на протяжении XIX-XX вв. Используя известный лозунг движения за женское освобождение «Личное есть политическое», автор анализирует эволюцию британского феминизма 1970-1980-х гг. в контексте отношения к мужчинам и гетеросексуальности и показывает, как этот вопрос расколол британское женское движение и вызвал его кризис на рубеже 1970 и 1980-х гг. [Вершинина, 2010а]. Интересуют автора и вопросы, связанные с нетрадиционными и маргинальными практиками сексуальности, чему посвящена статья Д. Б. Вершининой и А. С. Горшкова, в которой рассматривается эволюция квир-идентичности в Великобритании [Вершинина, Горшков, 2009, с. 77-86].

Проблематика политической культуры входит в сферу научных интересов как историков, так и политологов. Л. А. Фадеева посвятила британской политической культуре раздел монографии «Сквозь призму политической культуры: нация, класс, регион», а также ввела значительный массив британского материала в главы о социальных субкультурах, в особенности о рабочей культуре [Фадеева, 2006]. В монографию «Кто мы? Интеллигенция в борьбе за идентичность» Л. А. Фадеева включила значительный блок, посвященный английским интеллектуалам [Фадеева, 2012а], а в тексте о профессиональной идентичности существенное место отведено британскому феномену [Фадеева, 2012б].

В свое время в рецензии на книгу Л. Е. Кертмана «История культуры стран Европы и Америки. 1870-1917» К. Б. Виноградов и Б. Б. Кросс писали: «Быть может, самым большим достоинством этой новаторской полемичной книги является то, что она будоражит воображение, стимулирует творческую мысль читателя, побуждает к дискуссиям <.> наличие спорных или недостаточно доказанных положений книги было, пожалуй, неизбежно, поскольку исследователь во многих случаях шел по целине, стремясь опубликовать итоги своих размышлений по большому комплексу сложных вопросов» [Виноградов, Кросс, 1989].

Колорит пермскому англоведению придает унаследованная от основателя школы тяга к новаторским поискам, подходам, постановкам проблем. Как бы далеко ни уводила исследователей их научная любознательность, англоведение продолжает оставаться привлекательной и притягательной сферой научных интересов [Фадеева, 2002; 2007; Политический процесс., 2005].

Примечания

1 Этот текст представляет собой расширенную и дополненную версию ранее опубликованной статьи [Вершинина, Фадеева, 2008, с. 254-275].

2 Статья в значительной степени оказалась возможна благодаря библиографической деятельности Владимира Дмитриевича Инзельберга (1938-2009).

3 Подробно все перипетии этой истории см. в [Мир личности., 1991].

Библиографический список

Алпатова Г. М. «Новый консерватизм» Стенли Болдуина // Консерватизм: идеи и люди / под ред. П. Ю. Рахшмира. Пермь, 1998.

Алпатова Г. М. Г. Макмиллан (1894-1986) // В мире консерватизма: идеи, политика, люди: межвуз. сб. науч. тр. Пермь, 2006.

Алпатова Г. М. Послеоктябрьский подъем рабочего движения в Англии и проблемы национализации в программных установках британских радикалов // Раб. класс и идеол. борьба в эпоху империализма: межвуз. сб. науч. тр. Пермь, 1978.

Алпатова Г. М. Рабочий класс и эволюция двухпартийной системы Великобритании в 20-е гг. ХХ в. // Проблемы брит. истории. М., 1974.

Алпатова Г. М. Рец. на кн.: Bentley M. The Liberal Mind 1914-1929. Cambridge, 1977. 279 p. // Нов. и новейш. история. 1980. № 2.

Алпатова Г. М. Рец. на кн.: Berkley H. The Myth that will not Die. The Formation of the National Government 1931. London, 1978 // Нов. и новейш. история. 1981. № 4.

Алпатова Г. М. Рец. на кн.: Essays in Anti-Labour History: Responses to the Rise of Labour in Britain / еd. by K. D. Brown. London, 1974 // Нов. и новейш. история. 1976. № 5.

Алпатова Г. М. Рец. на кн.: Степанова Н. М. Консервативная партия и рабочий класс в послевоенной Англии. М., 1972 // Нов. и новейш. история. 1973. № 3.

Алпатова Г. М. С. Болдуин и «новый консерватизм» в Англии // Исследования по консерватизму. Вып. 4. Реформы: полит., социал.-экон. и прав. аспекты. Пермь, 1997.

Алпатова Г. М. Сдвиг в леволейбористском движении Англии в начале 50-х гг. (1950-1952): авто-реф. дис. . канд. ист. наук. Пермь, 1965.

Британия и Россия: в поисках достойного правления / под ред. И. К. Кирьянова, Н. Оуэна. Пермь, 2000.

Бунин И. М. Рец. на кн.: Кертман Л. Е., Рахшмир П. Ю. Буржуазия Западной Европы и Северной Америки на рубеже XIX и XX вв. М., 1984 // Нов. и новейш. история. 1986. № 6.

Вершинина Д. Б. «Личное есть политическое» в деятельности женского лагеря мира в Гринэм-Коммон // Частное и общественное: гендерный аспект: матер. Четвертой междунар. науч. конф. РАИЖИ и ИЭА РАН, 20-22 окт. 2011 г., Ярославль. М., 2011. Т. 2.

Вершинина Д. Б. Британские феминистки и мужчины: от конфронтации к сотрудничеству? // Ист. вестн. ун-тов Любляны и Перми / под ред. И. К. Кирьянова и Б. Репе. Любляна, Пермь, 2008а. Вып. 2.

Вершинина Д. Б. Британский суфражизм и викторианские ценности // Диалог со временем: Альманах интеллект. истории. М., 2007а. Вып. 20.

Вершинина Д. Б. Две волны женского движения в Великобритании: динамика взаимоотношений с властью и обществом: дис. . канд. ист. наук. Пермь, 2007б.

Вершинина Д. Б. Консервативная партия Великобритании и «женский вопрос» // Вестн. Перм. унта. Вып. 7. История. Пермь, 2008б.

Вершинина Д. Б. Концепция сексуальности в радикальном феминизме (на примере Великобритании) // Женская история и современные гендерные роли: переосмысливая прошлое, задумываясь о будущем: матер. Третьей междунар. науч. конф. РАИЖИ и ИЭА РАН, 1-3 нояб. 2010 г., Череповец. М., 2010а. Т. 2.

Вершинина Д. Б. Маскулинность как политическая ценность в контексте гендерного дискурса // Полит. исследования. 2007в. № 4.

Вершинина Д. Б. Проблемы милитаризма и пацифизма в британском женском движении периода Первой мировой войны // Россия и мир в конце XIX - начале XX в.: матер. II Всерос. науч. конф. молодых ученых, аспирантов и студентов (Пермь, Перм. гос. ун-т, 5-9 февр. 2009 г.). Пермь, 2009. Вершинина Д. Б. Продвижение женщин в политику: британский опыт // Власть, этнос, семья: гендерные роли в XXI в.: матер. Междунар. обществ. и науч. форума (28-30 нояб. 2010 г., Москва). М., 2010б.

Вершинина Д. Б. Радикальное измерение мужских и женских общественно-политических движений в Британии XX в. // Вестн. Перм. ун-та. Вып. 5. История. Пермь, 2004.

Вершинина Д. Б. Традиции суфражизма и современное женское движение в Великобритании // Проблемы достойного правления глазами студентов. Пермь, 2002.

Вершинина Д. Б. Феминистские идеи в толковании британских интеллектуалов XVIII - начала XX в. // Imagines mundi: Альманах исследований всеобщей истории XVI-XX вв. № 4. Интеллект. история. Екатеринбург, 2006. Вып. 2.

Вершинина Д. Б., Горшков А. С. Эволюция квир-идентичности в Великобритании // Вестн. Перм. ун-та. Вып. 3 (10). История. Пермь, 2009.

Вершинина Д. Б., Фадеева Л. А. Пермский колорит англоведения // Историк и общество: отеч. англоведение 1917-1991 гг. / отв. ред. М. П. Айзенштат. М., 2008.

Виноградов К. Б., Кросс Б. Б. Рец. на кн.: Кертман Л. Е. История культуры стран Европы и Америки 1870-1917. М., 1987 // Нов. и новейш. история. 1989. № 5.

Вопросы истории международного рабочего движения. Вып. 3. Английское рабочее движение. Пермь, 1963.

Вопросы истории международного рабочего движения. Вып. 6, ч. 1. Рабочее движение в Англии и доминионах. Пермь, 1968.

Вопросы истории международного рабочего движения. Вып. 8. Английское рабочее движение. Пермь, 1971.

Вопросы истории международного рабочего движения. Пермь, 1974. Вып. 15.

Вопросы истории международного рабочего и демократического движения. Пермь, 1969. Вып. 7. Дементьева С. Н. Борьба коммунистической партии Великобритании за развитие элементов демократической и социалистической культуры (1930-1939 гг.): автореф. дис. ... канд. ист. наук. Пермь, 1973.

Дементьева С. Н. Развитие марксистской мысли в Англии накануне Второй мировой войны // Раб. класс и идеол. борьба в эпоху империализма: межвуз. сб. науч. тр. Пермь, 1978.

Дементьева С. Н. Реформы народного образования Великобритании в предвоенные годы // Исследования по консерватизму. Вып. 4. Реформы: полит., социал.-эконом. и прав. аспекты. Пермь, 1997. Исаева К. А . Борьба Коммунистической партии Англии за демократические традиции британской культуры (на втором этапе общего кризиса капитализма) // Вопр. истории междунар. раб. движения. Вып. 6, ч. 1. Рабочее движение в Англии и доминионах. Пермь, 1968.

Исаева К. А . Театральное рабочее движение Великобритании и его роль в формировании элементов демократической и социалистической культуры (1945-1952) // Раб. класс и идеол. борьба в эпоху империализма: межвуз. сб. науч. тр. Пермь, 1978.

Кертман Л. Е. Англо-бурская война и английский рабочий класс // Учен. зап. Перм. гос. ун-та им. А. М. Горького. Вып. 4. Вопр. истории междунар. раб. движения. Пермь, 1962а.

Кертман Л. Е. Борьба за единство социалистических сил в Англии (1905-1914 гг.) // Вопр. истории. 1962б. № 5.

Кертман Л. Е. Вопросы истории рабочего движения на страницах английских журналов «The Communist Review» и «The Labour Monthly» // Вопр. истории. 1954. № 7.

Кертман Л. Е. География, история и культура Англии. М., 1968а.

Кертман Л. Е. Движение за тарифную реформу и внутренняя борьба в рядах консервативной партии // Проблемы брит. истории. М., 1984а.

Кертман Л. Е. Джозеф Чемберлен и сыновья. М., 1990.

Кертман Л. Е. Из истории борьбы за единство социалистических организаций в Англии в конце

XIX - начале ХХ в. // Раб. движение в новое время. М., 1964.

Кертман Л. Е. Леволейбористское движение: сущность, состав, история // Положение и борьба брит. раб. класса. М., 1974б.

Кертман Л. Е. Положение английского рабочего класса в конце 19-го - начале 20-го века и экономическая основа борьбы двух тенденций в рабочем движении // Учен. зап. Перм. гос. ун-та им. А. М. Горького. Пермь, 1958. Т. 12, вып. 2.

Кертман Л. Е. Работы пермских историков по проблемам истории английского рабочего движения // Ист. наука на Урале за 50 лет. 1917-1967. Вып. 2. Всеобщая история. Свердловск, 1968б.

Кертман Л. Е. Рабочее движение и политика английской буржуазии в 1906-1914 гг. // Вопр. истории. 1957. № 1.

Кертман Л. Е. Рабочий класс и духовная жизнь общества (Итоги и перспективы исследования) // Обл. отчет. науч. конф. Пермь, 1980.

Кертман Л. Е. Рец. на кн.: Великобритания: кол. монография / отв. ред. С. П. Мадзоевский, Е. С. Хесин. М., 1981 // Вопр. истории. 1982а. № 8.

Кертман Л. Е. Рец. на кн.: Ерофеев Н. Е. Туманный Альбион. Англия и англичане глазами русских. 1825-1853. М., 1982 // Нов. и новейш. история. 1984б. № 1.

Кертман Л. Е. Рец. на кн.: Из литературного наследия академика Е. В. Тарле. М., 1981 // Нов. и новейш. история. 1983. № 1.

Кертман Л. Е. Рец. на кн.: Карлинер М. М. Рабочее движение в Англии в годы Первой мировой войны (1914-1918). М., 1961 // Вопр. истории. 1963. № 1.

Кертман Л. Е. Рец. на кн.: Перегудов С. П. Лейбористская партия в социально-политической системе Великобритании. М., 1975 // Раб. класс в мир. революционном процессе. М., 1978.

Кертман Л. Е. Рец. на кн.: Рабочее движение Великобритании: национальные и расовые проблемы. М., 1981 // Нов. и новейш. история. 1982б. № 6.

Кертман Л. Е. Рец. на кн.: Туполева Л. Ф. Социалистическое движение в Англии в 80-е гг. XIX в. М., 1973 // Вопр. истории. 1974а. № 3.

Кертман Л. Е. Рец. на кн.: Ундасынов И. Н. Коммунисты и лейбористская партия. 1919-1923. М., 1979 // Вопр. истории. 1981. № 4.

Кертман Л. Е. Рец. на кн.: Виноградов К. Б. Дэвид Ллойд Джордж. М., 1970 // Нов. и новейш. история. 1971. № 4.

Кертман Л. Е., Рахшмир П. Ю. Буржуазия Западной Европы и Северной Америки на рубеже XIX-XX вв. М., 1984.

Консерватизм в современном мире: Исследования по консерватизму. Пермь, 1994. Вып. 1.

Лисина В. П. Левые лейбористы Англии и начало разрядки международной напряженности в 1953 г. // Вопр. истории междунар. раб. движения. Вып. 6, ч. 1. Раб. движение в Англии и доминионах. Пермь, 1968.

Малис О. П. Борьба английского рабочего класса против колониальной политики консервативного правительства в 1924-1927 гг. // Вопр. истории междунар. раб. движения. Вып. 6, ч. 1. Раб. движение в Англии и доминионах. Пермь, 1968.

Мир личности: Творческий портрет профессора Л. Е. Кертмана. Пермь, 1991.

Моисеева Г. И. Рост элементов демократической культуры Англии в годы второй мировой войны (к постановке вопроса) // Вопр. истории междунар. раб. движения. Вып. 6, ч. 1. Раб. движение в Англии и доминионах. Пермь, 1968.

Некрич А. М. Рец. на кн.: Кертман Л. Е. География, история и культура Англии. М., 1968 // Нов. мир. 1969. № 7.

Нуралова Б. А . Социалистическое движение и развитие элементов демократической и социалистической культуры в Англии в конце XIX века: автореф. дис. ... канд. ист. наук. Пермь, 1982. Оболонкова М. А . Европейская интеллигенция и Первая мировая война // Исследования по консерватизму. Вып. 5. Политика и культура в контексте истории. Пермь, 1998.

Оболонкова М. А . Конфликт национальной и гуманитарной идентичности в сознании европейских интеллектуалов и Великая война // Вестн. Перм. гос. пед. ун-та. Сер. «История». Пермь, 2002. Вып. 1.

Оболонкова М. А . Космополитизм и национализм европейских интеллектуалов и Великая война // Исследования по консерватизму. Вып. 6. Консерватизм и цивилизационные вызовы современности: матер. междунар. науч.-практ. конф. Пермь, 29 февр. - 1 марта 2000 г. Пермь, 2000.

Оболонкова М. А . Метаморфозы сознания европейских интеллектуалов в годы Первой мировой войны // Imaginas Mundi: альманах исследований всеобщей истории ХVI-ХХ вв. № 4. Интеллект. история. Екатеринбург, 2006. Вып. 2.

Оболонкова М. А . Реформирование экономики Великобритании в годы Первой мировой войны и английское общество // Исследования по консерватизму. Вып. 4. Реформы: полит., социал.-эконом. и прав. аспекты. Пермь, 1997.

Оболонкова М. А. Рождественское перемирие 1914: историческая реальность и социокультурная память // Кафедра: Ист. альманах. Пермь, 2008. № 2.

Оболонкова М. А. Сдвиги в социальной психологии английского общества в годы первой мировой войны: дис. ... канд. ист. наук. Пермь, 1987.

Оболонкова М. А. Усиление государственного вмешательства и сдвиги в массовом сознании английского общества и Первая мировая война // Из брит. истории нов. и новейш. времени. Челябинск, 1992.

Оболонкова М. А. Эволюция либеральной политической практики в Великобритании в годы Первой мировой войны и английское общество // Исследования по консерватизму. Вып. 3. Консерватизм и либерализм: созвучия и диссонансы. Пермь, 1995.

Повышение роли рабочего класса капиталистических стран в общественной жизни в эпоху империализма: межвуз. сб. науч. тр. Пермь, 1981.

Подвинцев О. Б. Англоязычные авторы о системе координат политического спектра и типологии консерватизма // Исследования по консерватизму. Вып. 3. Консерватизм и либерализм: созвучия и диссонансы. Пермь, 1996.

Подвинцев О. Б. Леопольд Эмери - предпоследний империалист // Консерватизм: идеи и люди / под ред. П. Ю. Рахшмира. Пермь, 1998.

Подвинцев О. Б. Майкл Портило в череде «наследников Тэтчер» // В мире консерватизма: идеи, политика, люди: межвуз. сб. науч. тр. Пермь, 2006.

Подвинцев О. Б. Постимперская адаптация консерватизма: дис. ... докт. полит. наук. Пермь, 2002. Подвинцев О. Б. Типология послевоенного британского консерватизма: дис. ... канд. ист. наук. Пермь, 1991.

Подвинцев О. Б. Шагающие не в ногу: Из истории политической борьбы в стане британских консерваторов во второй-третьей четверти ХХ столетия. Пермь, 1999.

Политическая и духовная культура Европы (новое и новейшее время). Пермь, 1992.

Политический процесс и эволюция политических институтов в ХХ веке / под ред. П. Ю. Рахшмира, Л. А. Фадеевой. Пермь, 2005.

Проблемы рабочего движения развитых капиталистических стран в ХІХ-ХХ вв. (политика, социальная психология, культура). Пермь, 1986.

Рабочий класс и идеологическая борьба в эпоху империализма: межвуз. сб. науч. тр. Пермь, 1978. Рабочий класс и элементы социалистической культуры в странах развитого капитализма / под ред. Л. Е. Кертмана. Пермь, 1975.

Рахшмир П. Ю. Постоянство и многообразие творчества // Мир личности: Творческий портрет профессора Л. Е. Кертмана. Пермь, 1991.

Россия и Запад: политические и культурные традиции. Пермь, 1994.

Унгвицкая А. Я. Леволейбористская оппозиция в период первого рабочего правительства // Вопр. истории междунар. раб. движения. Вып. 6, ч. 1. Раб. движение в Англии и доминионах. Пермь, 1968.

Ушкевич Н. Ф. Дискуссия о демократии и диктатуре в лейбористской партии Англии в 1933 г. // Вопр. истории междунар. раб. движения. Вып. 6, ч. 1. Раб. движение в Англии и доминионах. Пермь, 1968.

Ушкевич Н. Ф. Консервативная политика в области культуры в Великобритании межвоенного периода // Исследования по консерватизму. Вып. 3. Консерватизм и либерализм: созвучия и диссонансы. Пермь, 1995.

Ушкевич Н. Ф. Социалистическая лига - идеологический центр леволейбористской оппозиции в 1932-37 годах: автореф. дис. ... канд. ист. наук. Пермь, 1966.

Фадеева Л. А. «Образованный класс» викторианской Англии как социально-профессиональный феномен: дис. ... докт. ист. наук. Екатеринбург, 1996.

Фадеева Л. А. «Профессиональный класс» в английской социальной истории XIX в. // Нов. и новейш. история. 1998б. № 4.

Фадеева Л. А. II Мировая война и эволюция английской политической культуры // Полит. и дух. культура Европы (нов. и новейш. время). Пермь, 1992.

Фадеева Л. А. Вторая мировая война и сдвиги в общественно-политическом сознании рабочего класса Великобритании // Партия. Класс. Личность. Уфа, 1990.

Фадеева Л. А. Деволюция Шотландии в контексте европейской регионализации // Полит. альманах Прикамья. Пермь, 2002. Вып. 2.

Фадеева Л. А. Кто мы? Интеллигенция в борьбе за идентичность. М., 2012а.

Фадеева Л. А. Очерки истории британской интеллигенции. Пермь, 1995.

Фадеева Л. А. Профессиональная идентичность // Политическая идентичность и политика идентичности: в 2 т. Т. 1. Идентичность как категория полит. науки: словарь терминов и понятий / отв. ред. И. С. Семененко. М., 2012б.

Фадеева Л. А. Сквозь призму политической культуры: нация, класс, регион. Пермь, 2006.

Фадеева Л. А. Социально-психологические сдвиги в рабочем классе и эволюция лейбористской партии Великобритании (1945-1951 гг.): дис. . канд. ист. наук. Пермь, 1988.

Фадеева Л. А. Социальные идеи и идеалы английского «образованного класса» в конце XIX - начале ХХ в. // Соц. история: ежегодник. 1997. М., 1998а.

Фадеева Л. А. Трансформация образа викторианской эпохи в коллективной памяти англичан // Время - История - Память: ист. сознание в пространстве культуры / под ред. Л. П. Репиной. М., 2007а.

Фадеева Л. А. Формирование в Перми политологического сообщества // Полит. наука в рос. регионах: формирование и развитие «точек роста»: сб. науч. тр. М., 2007б.

Дата поступления рукописи в редакцию 07.08.2012

KERTMAN’S COLOURING OF ENGLISH STUDIES

D. B. Vershinina, L. A. Fadeeva

Perm State University, Bukireva st., 15, 614990, Perm, Russia daryapros@yandex.ru

The article examines the history of Perm academic school of English Studies which was founded by Professor Lev Kertman who was dismissed from Kiev University in 1949 during the anti-cosmopolitan campaign and started to head the Department of General History in Perm University. Due to Kertman different trends in labour and socialist movement in England became the main academic issue of the Department. The analysis of many interconnected components such as economical and political institutes, ideological concepts, systems of values, psychological factors etc. was the specific feature of Perm studies of English history. The article examines different works of Perm researchers in the 1950-1960-s connected with the chosen problem of labour movement and the development of English studies during next decades. For example in the 1970s Kertman and his disciples started to work in the field of cultural history, and the main example was Kertman’s book «Geography, history and culture of England»; in the 1980s the founder of the Department was interested in writing biographies. The article deals also with the current situation in English studies in Perm which shows that the interest of Perm researchers in the field of history and political science is connected mainly with the analysis of intellectual space, political culture or gender aspects of English history and politics. In spite of different academic interests of Kertman’s followers English Studies remain one of the main objects of their attention.

Key words: Perm, Perm academic school, British studies, L. E. Kertman, historiography.

Refernces

Alpatova G. M. «Novyy konservatizm» Stenli Bolduina // Konservatizm: idei i lyudi / ed. by P. Yu. Rakhshmir. Perm, 1998.

Alpatova G. M. G. Makmillan (1894-1986) // V mire konservatizma: idei, politika, lyudi. Perm, 2006.

Alpatova G. M. Posleoktyabrskiy podjem rabochego dvizheniya v Anglii i problemy natsionalizatsii v programmnykh ustanovkakh britanskikh radikalov // Rabochiy klass i ideologicheskaya borba v epokhu imperializma. Perm, 1978. Alpatova G. M. Rabochiy klass i evolyutsiya dvukhpartiynoy sistemy Velikobritanii v 20-e gody XX veka // Problemy britanskoy istorii. 1974. Moscow, 1974.

Alpatova G. M. Rets. na kn.: Bentley M. The Liberal Mind 1914-1929. Cambridge, 1977. 279 p. // Novaya i nov-eyshaya istoriya. 1980. No. 2.

Alpatova G. M. Rets. na kn.: Berkley H. The Myth that will not Die. The Formation of the National Government 1931. London, 1978 // Novaya i noveyshaya istoriya. 1981. No. 4.

Alpatova G. M. Rets. na kn.: Essays in Anti-Labour History: Responses to the Rise of Labour in Britain / ed. by K. D. Brown. London, 1974 // Novaya i noveyshaya istoriya. 1976. No. 5.

Alpatova G. M. Rets. na kn.: Stepanova N. M. Konservativnaya partiya i rabochiy klass v poslevoennoy Anglii. Moscow, 1972 // Novaya i noveyshaya istoriya. 1973. No. 3.

Alpatova G. M. S. Bolduin i «novyy konservatizm» v Anglii // Issledovaniya po konservatizmu. Iss. 4. Reformy: politicheskie, sotsialno-ekonomicheskie i pravovye aspekty. Perm, 1997.

Alpatova G. M. Sdvig v levoleyboristskom dvizhenii Anglii v nachale 50-kh godov (1950-1952): avtoreferat dis. ... kandidata ist. nauk. Perm, 1965.

Britaniya i Rossiya: v poiskakh dostoynogo pravleniya / ed. by I. K. Kiryanov, N. Ouen. Perm, 2000.

Bunin I. M. Retsenziya na knigu L. E. Kertmana i P. Yu. Rakhshmira «Burzhuaziya Zapadnoy Evropy i Severnoy Ameriki na rubezhe XIX-XX vekov. Moscow, 1984 // Novaya i noveyshaya istoriya. 1986. No. 6.

Dementeva S. N. Borba kommunisticheskoy partii Velikobritanii za razvitie elementov demokraticheskoy i sotsialis-ticheskoy kultury (1930-1939): avtoreferat dis. ... kandidata ist. nauk. Perm, 1973.

Dementeva S. N. Razvitie marksistskoy mysli v Anglii nakanune Vtoroy mirovoy voyny // Rabochiy klass i ideolog-icheskaya borba v epokhu imperializma. Perm, 1978.

Dementeva S. N. Reformy narodnogo obrazovaniya Velikobritanii v predvoennye gody // Issledovaniya po konserva-tizmu. Iss. 4. Reformy: politicheskie, sotsialno-ekonomicheskie i pravovye aspekty. Perm, 1997.

Fadeeva L. A. «Obrazovannyy klass» viktorianskoy Anglii kak sotsialno-professionalnyy fenomen: diss. . doktora ist. nauk. Ekaterinburg, 1996.

Fadeeva L. A. «Professionalnyy klass» v angliyskoy sotsialnoy istorii XIX veka // Novaya i noveyshaya istoriya. 1998b. No. 4.

Fadeeva L. A. Revolyutsiya Shotlandii v kontekste evropeiskoy regionalizatsii // Politicheskiy almanakh Prikamya. Perm, 2002. Iss. 2.

Fadeeva L. A. Formirovanie v Permi politologicheskogo soobshchestva // Politicheskaya nauka v rossiyskikh re-gionakh: formirovanie i razvitie «tochek rosta». Moscow, 2007b.

Fadeeva L. A. II Mirovaya voyna i evolyutsiya angliyskoy politicheskoy kultury // Politicheskaya i dukhovnaya kultu-ra Evropy (novoe i noveyshee vremya). Perm, 1992.

Fadeeva L. A. Kto my? Intelligentsiya v borbe za identichnost. Moscow, 2012a.

Fadeeva L. A. Ocherki istorii britanskoy intelligentsii. Perm, 1995.

Fadeeva L. A. Professionalnaya identichnost // Politicheskaya identichnost i politika identichnosti v 2 t. Vol. 1: Identichnost kak kategoriya politicheskoy nauki: slovar terminov i ponyatii / ed. by I. S. Semenenko. Moscow, 2012b. Fadeeva L. A. Skvoz prizmu politicheskoy kultury: natsiya, klass, region. Perm, 2006.

Fadeeva L. A. Sotsialno-psikhologicheskie sdvigi v rabochem klasse i evolyutsiya leyboristskoy partii Velikobritanii (1945-1951): diss. ... kand. ist. nauk. Perm, 1988.

Fadeeva L. A. Sotsialnye idei i idealy angliyskogo «obrazovannogo klassa» v kontse XIX - nachale XX vekov // Sot-sialnaya istoriya. Ezhegodnik. 1997. Moscow, 1998a.

Fadeeva L. A. Transformatsiya obraza viktorianskoy epokhi v kollektivnoy pamyati anglichan // Vremya - Istoriya -Pamyat: istoricheskoe soznanie v prostranstve kultury / ed. by L. P. Repina. Moscow, 2007a.

Fadeeva L. A. Vtoraya mirovaya voyna i sdvigi v obshchestvenno-politicheskom soznanii rabochego klassa Ve-likobritanii // Partiya. Klass. Lichnost. Ufa, 1990.

Isaeva K. A. Borba Kommunisticheskoy partii Anglii za demokraticheskie traditsii britanskoy kultury (na vtorom etape obshchego krizisa kapitalizma) // Voprosy istorii mezhdunarodnogo rabochego dvizheniya. Iss. 6, p. 1: Rabochee dvizhenie v Anglii i dominionakh. Perm, 1968.

Isaeva K. A. Teatralnoe rabochee dvizhenie Velikobritanii i ego rol v formirovanii elementov demokraticheskoy i sot-sialisticheskoy kultury (1945-1952) // Rabochiy klass i ideologicheskaya borba v epokhu imperializma. Perm, 1978. Kertman L. E. Anglo-burskaya voyna i angliyskiy rabochiy klass // Uchenye zapiski Permskogo gosuniversiteta im. A. M. Gorkogo. Iss. 4: Voprosy istorii mezhdunarodnogo rabochego dvizheniya. Perm, 1962a.

Kertman L. E. Borba za edinstvo sotsialisticheskikh sil v Anglii (1905-1914) // Voprosy istorii. 1962b. No. 5.

Kertman L. E. Dvizhenie za tarifnuyu reformu i vnutrennyaya borba v ryadakh konservativnoy partii // Problemy bri-tanskoy istorii. 1984. Moscow, 1984a.

Kertman L. E. Dzhozef Chemberlen i synovya. Moscow, 1990.

Kertman L. E. Geografiya, istoriya i kultura Anglii. Moscow, 1968a.

Kertman L. E. Iz istorii borby za edinstvo sotsialisticheskikh organizatsiy v Anglii v kontse XIX - nachale XX veka // Rabochee dvizhenie v novoe vremya. Moscow, 1964.

Kertman L. E. Levoleyboristskoe dvizhenie: sushchnost, sostav, istoriya // Polozhenie i borba britanskogo rabochego klassa. Moscow, 1974b.

Kertman L. E. Polozhenie angliyskogo rabochego klassa v kontse 19-go - nachale 20-go veka i ekonomicheskaya osnova borby dvukh tendentsiy v rabochem dvizhenii // Uchenye zapiski Permskogo gosuniversiteta im. A. M. Gorkogo. Vol. 12, iss. 2. Perm, 1958.

Kertman L. E. Rabochee dvizhenie i politika angliyskoy burzhuazii v 1906-1914 godakh // Voprosy istorii. 1957. No 1. Kertman L. E. Rabochiy klass i dukhovnaya zhizn obshchestva (Itogi i perspektivy issledovaniya). Perm, 1980. Kertman L. E. Raboty permskikh istorikov po problemam istorii angliyskogo rabochego dvizheniya. Istoricheskaya nauka na Urale za 50 let. 1917-1967. Iss. 2. Vseobshchaya istoriya. Sverdlovsk, 1968b.

Kertman L. E. Rets. na kn.: Karliner M. M. Rabochee dvizhenie v Anglii v gody Pervoy mirovoy voyny (1914-1918). Moscow, 1961 // Voprosy istorii. 1963. No. 1.

Kertman L. E. Rets. na kn.: Peregudov S. P. Leyboristskaya partiya v sotsialno-politicheskoy sisteme Velikobritanii.

Moscow, 1975 // Rabochiy klass v mirovom revolyutsionnom processe. Moscow, 1978.

Kertman L. E. Rets. na kn.: Rabochee dvizhenie Velikobritanii: natsionalnye i rasovye problemy. Moscow, І98І // Novaya i noveyshaya istoriya. 1982b. No. 6.

Kertman L. E. Rets. na kn.: Tupoleva L. F. Socialisticheskoe dvizhenie v Anglii v 80-e gody XIX veka. Moscow, І973 // Voprosy istorii. 1974a. No. 3.

Kertman L. E. Rets. na kn.: Undasynov I. N. Kommunisty i leyboristskaya partiya. І9І9-І923. Moscow, І979 // Vo-prosy istorii. 1981. No. 4.

Kertman L. E. Rets. na kn.: Velikobritaniya. Kollektivnaya monografya / ed. by S. P. Madzoevskiy, E. S. Khesin. Moscow, І98І // Voprosy istorii. 1982a. No. 8.

Kertman L. E. Rets. na kn.: Vinogradov K. B. Devid Lloyd Dzhordzh. Moscow, І970 // Novaya i noveyshaya istoriya. І97І. No. 4.

Kertman L. E. Retsenziya na knigu N. E. Erofeeva «Tumannyy Albion. Angliya i anglichane glazami russkikh. 18251853». Moscow, І982 // Novaya i noveyshaya istoriya. 1984b. No. І.

Kertman L. E. Retsenziya: Iz literaturnogo naslediya akademika E. V. Tarle. Moscow, І98І // Novaya i noveyshaya istoriya. І983. No. І.

Kertman L. E. Voprosy istorii rabochego dvizheniya na stranitsakh angliyskikh zhurnalov «The Communist Review» i «The Labour Monthly» // Voprosy istorii. І954. No. 7.

Kertman L. E., Rakhshmir P. Yu. Burzhuaziya Zapadnoy Evropy i Severnoy Ameriki na rubezhe XIX-XX vekov. Moscow, 1984.

Konservatizm v sovremennom mire. Issledovaniya po konservatizmu. Perm, І994. Iss. І.

Lisina V. P. Levye leyboristy Anglii i nachalo razryadki mezhdunarodnoy napryazhennosti v 1953 godu // Voprosy istorii mezhdunarodnogo rabochego dvizheniya. Iss. 6, p. 1: Rabochee dvizhenie v Anglii i dominionakh. Perm, 1968. Malis O. P. Borba angliyskogo rabochego klassa protiv kolonialnoy politiki konservativnogo pravitelstva v І924-1927 godakh // Voprosy istorii mezhdunarodnogo rabochego dvizheniya. Iss. 6, p. 1: Rabochee dvizhenie v Anglii i dominionakh. Perm, 1968.

Mir lichnosti. Tvorcheskiy portret professora L. E. Kertmana. Perm, 1991.

Moiseeva G. I. Rost elementov demokraticheskoy kultury Anglii v gody vtoroy mirovoy voyny (k postanovke vo-prosa) // Voprosy istorii mezhdunarodnogo rabochego dvizheniya. Iss. 6, p. 1: Rabochee dvizhenie v Anglii i domin-ionakh. Perm, 1968.

Nekrich A. M. Retsenziya na knigu L. E. Kertmana «Geografiya, istoriya i kultura Anglii». Moscow, 1968 // Novyy mir. 1969. No. 7.

Nuralova B. A. Sotsialisticheskoe dvizhenie i razvitie elementov demokraticheskoy i sotsialisticheskoy kultury v An-glii v kontse XIX veka: avtoreferat dis. ... kandidata ist. nauk. Perm, І982.

Obolonkova M. A. Evropeyskaya intelligentsiya i Pervaya mirovaya voyna // Issledovaniya po konservatizmu. Iss. 5. Politika i kultura v kontekste istorii. Perm, 1998.

Obolonkova M. A. Evolyutsiya liberalnoy politicheskoy praktiki v Velikobritanii v gody pervoy mirovoy voyny i an-gliyskoe obshchestvo // Issledovaniya po konservatizmu. Iss. 3. Konservatizm i liberalizm: Sozvuchiya i dissonansy. Perm, І995.

Obolonkova M. A. Konflikt natsionalnoy i gumanitarnoy identichnosti v soznanii evropeyskikh intellektualov i Velikaya voyna // Vestnik Permskogo gosudarstvennogo pedagogicheskogo universiteta. Seriya «Istoriya». Perm, 2002. Iss. І. Obolonkova M. A. Kosmopolitizm i natsionalizm evropeyskikh intellektualov i Velikaya voyna // Issledovaniya po konservatizmu. Iss. 6. Konservatizm i tsivilizatsionnye vyzovy sovremennosti. Perm, 2000.

Obolonkova M. A. Metamorfozy soznaniya evropeyskikh intellektualov v gody Pervoy mirovoy voyny // Imaginas Mundi. Almanakh issledovaniy vseobshchey istorii XVI-XX vekov. No. 4. Intellektualnaya istoriya. Ekaterinburg, 2006. Iss. 2.

Obolonkova M. A. Reformirovanie ekonomiki Velikobritanii v gody Pervoy mirovoy voyny i angliyskoe obshchestvo // Issledovaniya po konservatizmu. Iss. 4. Reformy: politicheskie, sotsialno-ekonomicheskie i pravovye aspekty. Perm, 1997.

Obolonkova M. A. Rozhdestvenskoe peremirie 1914: istoricheskaya realnost i sotsiokulturnaya pamyat // Kafedra. Istoricheskiy almanakh. Perm, 2008. No. 2.

Obolonkova M. A. Sdvigi v sotsialnoy psikhologii angliyskogo obshchestva v gody pervoy mirovoy voyny: diss. ... kand. ist. nauk. Perm, 1987.

Obolonkova M. A. Usilenie gosudarstvennogo vmeshatelstva i sdvigi v massovom soznanii angliyskogo obshchestva i Pervaya mirovaya voyna // Iz britanskoy istorii novogo i noveyshego vremeni. Chelyabinsk, 1992.

Podvintsev O. B. Angloyazychnye avtory o sisteme koordinat politicheskogo spektra i tipologii konservatizma // Kon-servatizm i liberalizm: sozvuchiya i dissonansy. Iss. 3. Issledovaniya po konservatizmu. Perm, І996.

Podvintsev O. B. Leopold Emeri - predposledniy imperialist // Konservatizm: idei i lyudi / ed. by P. Yu. Rakhshmir. Perm, 1998.

Podvintsev O. B. Maikl Portilo v cherede «naslednikov Thatcher» // V mire konservatizma: idei, politika, lyudi. Perm, 2006.

Podvintsev O. B. Postimperskaya adaptatsiya konservatizma: diss. . doktora polit. nauk. Perm, 2002.

Podvintsev O. B. Shagayushchie ne v nogu: Iz istorii politicheskoy borby v stane britanskikh konservatorov vo vtoroy-tretey chetverti XX stoletiya. Perm, 1999.

Podvintsev O. B. Tipologiya poslevoennogo britanskogo konservatizma: diss. . kand. ist. nauk. Perm, 1991. Politicheskaya i dukhovnaya kultura Evropy (novoe i noveyshee vremya). Perm, 1992.

Politicheskiy process i evolyutsiya politicheskikh institutov v XX veke / ed. by P. Yu. Rakhshmir, L. A. Fadeeva. Perm, 2005.

Povyshenie roli rabochego klassa kapitalisticheskikh stran v obshchestvennoy zhizni v epokhu imperializma. Perm, І98І. Problemy rabochego dvizheniya razvitykh kapitalisticheskikh stran v XIX-XX vekakh (politika, sotsialnaya psikhologiya, kultura). Perm, І986.

Rabochiy klass i ideologicheskaya borba v epohu imperializma. Perm, 1978.

Rabochiy klass i elementy sotsialisticheskoy kultury v stranakh razvitogo kapitalizma / ed. by L. E. Kertman. Perm, І975. Rakhshmir P. Yu. Postoyanstvo i mnogoobrazie tvorchestva // Mir lichnosti. Tvorcheskiy portret professora L. E. Kertmana. Perm, 1991.

Rossiya i Zapad: politicheskie i kulturnye traditsii. Perm, І994.

Ungvickaya A. Ya. Levoleyboristskaya oppozitsiya v period pervogo rabochego pravitelstva // Voprosy istorii mezhdunarodnogo rabochego dvizheniya. Iss. 6, p. 1: Rabochee dvizhenie v Anglii i dominionakh. Perm, 1968. Ushkevich N. F. Diskussiya o demokratii i diktature v leyboristskoy partii Anglii v І933 godu // Voprosy istorii mezhdunarodnogo rabochego dvizheniya. Iss. 6, p. 1: Rabochee dvizhenie v Anglii i dominionakh. Perm, 1968. Ushkevich N. F. Konservativnaya politika v oblasti kultury v Velikobritanii mezhvoennogo perioda // Issledovaniya po konservatizmu. Iss. 3. Konservatizm i liberalizm: Sozvuchiya i dissonansy. Perm, І995.

Ushkevich N. F. Sotsialisticheskaya liga - ideologicheskiy tsentr levoleyboristskoy oppozitsii v І932-37 godakh: avtoreferat dis. . kandidata ist. nauk. Perm, 1966.

Vershinina D. B., Fadeeva L. A. Permskiy kolorit anglovedeniya // Istorik i obshchestvo: otechestvennoe anglovedenie І9І7-І99І gg. / ed. by M. P. Aizenshtat. Moscow, 2008. P. 254-275.

Vershinina D. B. «Lichnoe est politicheskoe» v deyatelnosti zhenskogo lagerya mira v Grinem-Kommon // Chastnoe i obshchestvennoe: Gendernyy aspekt. Moscow, 20ІІ. Vol. 2.

Vershinina D. B. Britanskie feministki i muzhchiny: ot konfrontatsii k sotrudnichestvu? // Istoricheskiy vestnik univer-sitetov Lyublyany i Permi. Iss. 2 / ed. by I. K. Kiryanov, B. Repe. Lyublyana; Perm, 2008a.

Vershinina D. B. Britanskiy sufrazhizm i viktorianskie tsennosti // Dialog so vremenem. Almanakh intellektualnoy istorii. Moscow, 2007a. Iss 20.

Vershinina D. B. Dve volny zhenskogo dvizheniya v Velikobritanii: dinamika vzaimootnosheniy s vlastyu i ob-shchestvom: diss. . kand. ist. nauk. Perm, 2007b.

Vershinina D. B. Feministskie idei v tolkovanii britanskikh intellektualov XVIII - nachala XX vekov // Imagines mundi: Almanakh issledovaniy vseobshchey istorii XVI-XX vekov. No. 4. Intellektualnaya istoriya. Ekaterinburg, 2006. Iss. 2.

Vershinina D. B. Kontseptsiya seksualnosti v radikalnom feminizme (na primere Velikobritanii) // Zhenskaya istoriya i sovremennye gendernye roli: pereosmyslivaya proshloe, zadumyvayas o budushchem. Moscow, 2010a. Vol. 2. Vershinina D. B. Konservativnaya partiya Velikobritanii i «zhenskiy vopros» // Vestnik Permskogo universiteta. Is-toriya. Perm, 2008b. Iss. 7.

Vershinina D. B. Maskulinnost kak politicheskaya tsennost v kontekste gendernogo diskursa // Politicheskie issledo-vaniya. 2007v. No. 4.

Vershinina D. B. Problemy militarizma i patsifizma v britanskom zhenskom dvizhenii perioda Pervoy mirovoy voyny // Rossiya i mir v kontse XIX - nachale XX veka. Perm, 2009.

Vershinina D. B. Prodvizhenie zhenshchin v politiku: britanskiy opyt // Vlast, etnos, semya: gendernye roli v XXI veke. Moscow, 2010b.

Vershinina D. B. Radikalnoe izmerenie muzhskikh i zhenskikh obshchestvenno-politicheskikh dvizheniy v Britanii

XX veka // Vestnik Permskogo universiteta. Istoriya. Perm, 2004. Iss. 5.

Vershinina D. B. Traditsii sufrazhizma i sovremennoe zhenskoe dvizhenie v Velikobritanii // Problemy dostoynogo pravleniya glazami studentov. Perm, 2002.

Vershinina D. B., Gorshkov A. S. Evolyutsiya kvir-identichnosti v Velikobritanii // Vestnik Permskogo universiteta. Istoriya. Perm, 2009. Iss. 3 (10).

Vinogradov K. B., Kross B. B. Retsenziya na knigu L. E. Kertmana «Istoriya kultury stran Evropy i Ameriki 18701917». Moscow, І987 // Novaya i noveyshaya istoriya. І989. No. 5.

Voprosy istorii mezhdunarodnogo rabochego dvizheniya. Perm, І974. Iss. І5.

Voprosy istorii mezhdunarodnogo rabochego dvizheniya. Iss. 3: Angliyskoe rabochee dvizhenie. Perm, І963.

Voprosy istorii mezhdunarodnogo rabochego dvizheniya. Iss. 6, p. 1: Rabochee dvizhenie v Anglii i dominionakh. Perm, 1968.

Voprosy istorii mezhdunarodnogo rabochego dvizheniya. Iss. 8: Angliyskoe rabochee dvizhenie. Perm, 1971.

Voprosy istorii mezhdunarodnogo rabochego i demokraticheskogo dvizheniya. Perm, 1969. Iss. 7.