Научная статья на тему 'Керамическая надпись из ротонды Воскресенского собора Новоиерусалимского монастыря'

Керамическая надпись из ротонды Воскресенского собора Новоиерусалимского монастыря Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY-NC-ND
476
79
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НОВОИЕРУСАЛИМСКИЙ МОНАСТЫРЬ / NEW JERUSALEM MONASTERY / ПАМЯТНИКИ АРХИТЕКТУРЫ / ARCHITECTURAL MONUMENTS / РОТОНДА / ROTUNDA / ИЗРАЗЕЦ / TILE / КЕРАМИЧЕСКАЯ НАДПИСЬ / CERAMIC INSCRIPTION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Баранова Светлана Измайловна

Исследуется фрагмент керамической надписи из ротонды Воскресенского собора. Выявлена не имеющая аналогов среди памятников древнерусской эпиграфики датировка от Воскресения Христа, которую автор связывает с программой строительства собора.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Ceramic inscription from rotunda of resurrection cathedral, New Jerusalem Monastery

We study a fragment of ceramic inscriptions from the rotunda Resurrection Cathedral. Revealed no analogues among the monuments of ancient epigraphy dating from the Resurrection of Christ, which the author connects with the program to build a cathedral.

Текст научной работы на тему «Керамическая надпись из ротонды Воскресенского собора Новоиерусалимского монастыря»

С.И. Баранова

КЕРАМИЧЕСКАЯ НАДПИСЬ

ИЗ РОТОНДЫ ВОСКРЕСЕНСКОГО СОБОРА НОВОИЕРУСАЛИМСКОГО МОНАСТЫРЯ

Исследуется фрагмент керамической надписи из ротонды Воскресенского собора. Выявлена не имеющая аналогов среди памятников древнерусской эпиграфики датировка от Воскресения Христа, которую автор связывает с программой строительства собора.

Ключевые слова: Новоиерусалимский монастырь, памятники архитектуры, ротонда, изразец, керамическая надпись.

Древнерусская лапидарная эпиграфика включает несколько больших разделов по содержанию (надгробные, строительные, бытовые и др. надписи) и технике исполнения (резные по камню, граффити, дипинти и др.). Все они осознаны как отдельные группы, кроме одной технологической подгруппы - керамических поясов-надписей, которые еще не стали предметом самостоятельного изучения. Причина - в малочисленности и фрагментарности сохранившихся образцов, отчасти в их труднодоступности, но главное - в особых свойствах этой группы, оказавшейся отчасти в области рассмотрения архитектурного декора, а отчасти - среди традиционных памятников эпиграфики.

Керамические пояса-надписи известны по памятникам XVI в. Пскова, Старицы, Звенигородского Саввино-Сторожевского монастыря1. В 1644 г. керамическая надпись, рассказывающая об истории строительства, украсила фасады церкви Рождества Христова в Ярославле2. В конце XVII в. керамические надписи использовались в Зеленецком монастыре, а в начале XVIII в. - в Вяжицком монастыре под Новгородом и Благовещенской церкви в Тюмени3. В Москве выявлены два памятника, на которых находились керамические храмозданные надписи второй половины XVII в.: собор Покрова на

© Баранова С.И., 2011

Рву и церковь Адриана и Наталии в Мещанской слободе4. В ряде случаев до нас дошли лишь фрагменты надписей.

В большинстве случаев мы имеем дело с достаточно формализованными текстами надписей-летописей, рассказывающими о строительстве здания и его заказчиках. Иное место среди керамических надписей занимают пояснительные и толковательные надписи Воскресенского собора Новоиерусалимского монастыря5. Известно, что при создании Воскресенского собора использовалось описание иерусалимского храма, выполненное иеромонахом Арсением (Сухановым) после посещения Палестины. Среди тщательно зафиксированных надписей храма Гроба Господня в Иерусалиме не находится сведений о надписях подобного рода. Однако при описании церкви Рождества Христова в Вифлееме встречается упоминание о следующей надписи: «Церковь та великая вся вверху подписана мусиею чудным строением: праздники и святых седмь соборов; а подпись у них над иными по-грецки, над иными по-латыни; да в алтаре вверху на полуденной стене написано по-грецки сице: "Подписана та великая церковь, святый Вифлием, в царство Мануила, великаго царя, Порфирогенета, во дни великаго рега ерусалимскаго господина Армори, при вифлеемском епископ господин Равуль, в лето 6476, индикта вторага"». Надписи Воскресенского собора являются одной из групп монастырских надписей, вырезанных на каменных плитах, гравированных на медных досках, написанных на штукатурке. По жанру они представляют собой исторические «летописи», святоотеческие и вероучительные тексты, «каменный путеводитель» по Воскресенскому собору, эпитафии и памятные «таблицы»6.

Керамические (изразцовые) надписи, занимающие особое место в системе декора Воскресенского собора в Новом Иерусалиме, находятся снаружи: на барабане крестовой части и внутри храма - на керамических иконостасах, по периметру крестовой части собора под сводами и по окружности верхнего яруса ротонды, под шатром.

Наружная надпись, выполненная из изразцов с желтыми буквами по синему фону, идет по круглому барабану центральной главы Воскресенского собора. Первоначальная надпись, содержавшая стихотворную благодарственную молитву о завершении строительства собора7, была заменена в первой половине XIX в. новой с текстом: «Начало основанию Нового Иерусалима 1656 года. Святейший Никон Патриарх в царство великого государя царя Алексея Михайловича застрой, в 1679 году царь Феодор Алексеевич до сводов воздвиже, в 1685 году великие государи цари Иоанн и Петр Алексеевичи совершиша». Во время взрыва собора в 1941 г. надпись была разрушена. С 1979 по 1983 г. были проведены работы по ее

воссозданию по уцелевшим фрагментам, хранящимся в фондах музея «Новый Иерусалим»8.

Под сводами по периметру крестовой части Воскресенского собора, включая и алтарь, находится изразцовая надпись с желтыми буквами на синем фоне, с утратами в центре западной стены, также пострадавшей от взрыва (отдельные изразцы хранятся в собрании музея «Новый Иерусалим»). Она состоит из крупных плоских прямоугольных изразцов высотой 33 и длиной 65 см. Текст надписи в алтарной части храма поясняет символическое значение храма и алтаря и некоторых богослужебных предметов и завершается фразой с датировкой: «Изообрази же ся сие таинство в лето ЗРОЕ сентября в А»9. Таким образом, надпись датируется 1 сентября 1666 г. 12 декабря того же года после низложения патриарх Никон был отправлен в ссылку в Ферапонтов монастырь.

Надпись в ротонде Воскресенского собора столетиями оставалась неизвестной. В отличие от надписи в крестовой части она была полностью закрыта широким карнизом во время перестройки храма в XVIII в. В ее существовании убедились лишь после разрушения храма во время взрыва 1941 г., когда была уничтожена северная часть карниза и в обвалах были обнаружены фрагменты надписи.

К настоящему времени надпись в ротонде собора сохранила лишь частично утраченный фрагмент общим размером 5 м 85 см в южной части, выявленный в ходе реставрационных работ 1950-х гг. Он содержит начало текста: «Отдадим образу пообразное познаим наше достоинство почтим начало образное познаим тайны с...»10, выполненный непрерывной строкой почти без сокращений с несколькими надстрочными буквами. Фрагмент «...ачало обра.» утрачен. Сверху и снизу надпись была украшена лентой из орнаментальных изразцов, частично сохранившихся в нижней части. На сохранившемся фрагменте хорошо видны вбитые в изразцы железные штыри и кронштейны, на которых крепился карниз, закрывавший надпись.

Исследования тех лет не подтвердили полного уничтожения всей надписи, оставляя надежду на то, что она где-либо на отдельных участках уцелела и скрыта под лепниной. Однако в ходе дальнейших реставрационных работ 70-80-х гг. XX в. обнаружить под лепным карнизом следов надписи не удалось. Видимо, большая часть ее могла быть уничтожена во время обрушения шатра в 1723 г. По мнению исследователей, это было вызвано тем, что «шатер, будучи сильно армирован связями, в первые мгновения катастрофы сползал на запад как единое целое и рухнул всей массой на двухъярусную галерею, окружавшую ротонду»11.

Первое описание изразцового декора собора было приведено архимандритом Леонидом: «Внутрь же всея великия церкви и двора

церковнаго и во главе имать поясы и подзоры видением и красотою зело различны, и летопись надписание вкруг всеа церкви и о таинствах церковных, ценинными словами образчатыми, еже в пред-будущия роды родов написася»12. В нем впервые были приведены тексты надписей, в том числе и керамических, опубликованные по сокращенному списку описи XVIII в. из архива Новоиерусалимского монастыря.

Надпись в ротонде не была опубликована архимандритом Леонидом, так как отсутствовала в описи. Исследователь не счел возможным привести недоступную для прочтения, скрытую карнизом и, скорее всего, неизвестную ему надпись «двора церковного» -ротонды. Подлинник описи долгое время считался утраченным и лишь в 1999 г. был обнаружен в РГАДА А.Г. Авдеевым: «В 1998 г. небольшой фрагмент подлинника описи был опубликован А.В. Антоновым, который отождествил ее с "переписной книгой Воскресенского Истринского (?!) монастыря". Эта "переписная книга" в 2001 г. и была отождествлена мною с подлинником Описи Осто-лопова. Причиной ее "утраты" явилось то, что рукопись, которая должна была храниться в делах Монастырского приказа (Ф. 237), попала "не на свое место", в дела Поместного приказа (Ф. 1209), что, естественно, осложнило поиск. Затруднило поиск и то, что в 1939 г. Опись была объединена с выписками из сказок воевод, бояр, окольничих, стольников, думных дворян и думных дьяков о количестве числившихся за ними в 1696/97 г. крестьянских и бо-быльских дворов. После реставрации в 1961 г. оба документа были сплетены»13. По полям подлинника идет скрепа: «Ди-як Бо-рис Ос-то-ло-пов. Стр-ои-тель ста-рецъ Серь-гий. каз-на-чей ие-ро-мо-нахъ Варъ-ламъ»14.

Известно, что дьяку приказа Сыскных дел Борису Ивановичу Остолопову было поручено составление описи после царского посещения монастыря в 1685 г. «А после их, Государского походу, (на освящение сего храма 1685 г, 18 Генваря) оставлены (в монастыре) Государственного Посольского Приказу Подьячий Иван Иванов, да живописец Карп Иванов, а велено им тоя великие каменные церкви учинить чертеж и листы все описать, измерить подлинно, и подписание списать по листам, таково же, как в новоосвященной церкви устроено, и меру всему снять, и что на таблицах подписано, и в подписях на колоколах вылито, списать же...» По замечанию А.Г. Авдеева, «Включение в текст описи списков с надписей - факт для практики монастырских описей XVII в. беспрецедентный -скорее всего, являлось инициативой царской семьи, в полном составе присутствовавшей при освящении Воскресенского собора 18 января 1685 г.»15.

После счастливой находки мы располагаем тремя рукописными источниками, содержащими многочисленные разночтения, в которых приводится текст надписи в ротонде: опись Бориса Ос-толопова 1685 г., рукопись с описанием надписей Воскресенского Новоиерусалимского монастыря начала XVIII в. и список первой трети XIX в.16

Текст надписи по описи 1685 г. опубликован. Окончание надписи: «Тому слава во веки, аминь. Написася сие лета ЗРОД-го, а от воскресения Господа нашего Иисуса Xриста тысяча XЛВ года»17. Подтвердить подлинное написание окончания текста надписи помог сохранившийся изразец со словами «Христа тыся» из коллекции Московского государственного объединенного музея-заповедника, поступивший в музей в 1961 г. после разгрома в Крутицах мастерской П.Д. Барановского. Описание разгрома было зафиксировано в акте, в котором говорилось о том, что часть изразцов была разбита18.

П.Д. Барановский начал работу в Новоиерусалимском монастыре еще в 1923 г., продолжив ее в 1950-х гг. Ротонда (как одна из самых пострадавших после взрыва 1941 г. частей собора) стала объектом исследования и реставрации, так же как и открытая часть керамической надписи в ней19. При разборке завалов ротонды были обнаружены и собраны из фрагментов семь изразцов надписи. Найденные в месте размещения конца надписи, они явились ее окончанием. Материалы фонда П.Д. Барановского, в первую очередь графическая реконструкция конца надписи, которая при отсутствии подлинников оказалась единственным свидетельством написания текста, позволили подтвердить происхождение фрагмента с текстом «Триста тыся»20.

Реконструкция конца надписи в ротонде по Барановскому выглядела следующим образом: первый изразец - «...скр(е)шаема тому»; второй - «сл(а)ва вовеки амин»; третий - «лета ЗРОД г(о)»; четвертый - «от воскр(есен) ия»; пятый - «Г(оспо)да н(а)ш(е)го Ии(су)са»; шестой - «^р^с^а тыся»; седьмой - «ча XЛВ года».

Предложенная реконструкция требует некоторых уточнений. Это связано с тем, что текст надписи в ротонде оставался неизвестен исследователю. Не случайно в записках П.Д. Барановского при перечислении надписей собора указано: «Надпись внутри ротонды (вновь открытая) - ?»21. Этим объясняется выявленная при сопоставлении со списками неточность реконструкции первого изразца, который является, по спискам, завершением слова «совоскрешае-ма», а не «украшаема», как предполагал автор реконструкции. В ней отсутствует приводимый во всех списках фрагмент надписи «напи-сася сие», следующий за словом «аминь».

Таким образом, конец надписи в ротонде выглядел следующим образом: первый изразец - «...скр(е)шаема тому»; второй - «сл(а) ва вовеки амин»; третий - «написася сие»; четвертый - «лета ЗРОДг(о)»; пятый - «от воскр(есен)ия»; шестой - «Г(оспо)да н(а) ш(е)го Ии(су)са»; седьмой - «Хр(ис)та тыся»; восьмой - «ча ХЛВ года». То есть хранящийся в музее «Коломенское» изразец является седьмым фрагментом этой части надписи.

Он представляет собой крупный плоский прямоугольный (33x60 см) изразец из красной глины с коробчатой румпой (высота румпы 11 см). Рисунок желтых на синем фоне букв (высота около 23 см) раскрашен по выполненной предварительно по сырому черепку прориси. Все это свидетельствует о полной идентичности сохранившимся в ротонде изразцам с совпадением размером, цветом букв и фона, техникой написания. В свою очередь, они аналогичны изразцам надписи из крестовой части собора.

Ил. 1

Эпиграфические особенности надписи соответствуют надписям внутри Воскресенского собора, выполненных вязью, надпись характеризуется четкостью и относительной простотой, не снижающей ее безусловной декоративности. В надписи в ротонде это выражено подчеркнутой параллельностью удлиненных, вертикальных, одинаковых по толщине мачт, в соединениях при помощи углов отдельных частей букв. Здесь был выбран наиболее доступный для чтения (имеется в виду высота размещения) вариант более четкого написания.

Ил. 2

Ил. 3

Следует отметить и небольшие отличия. Буквы в этой части надписи более узкие по ширине, чем в ее начале и в надписи в крестовой части, что свидетельствует о стремлении к экономии места. Кроме того, в ней присутствует значительно большее количество сокращений разного вида, нежели в начале, имеющем лишь несколько надстрочных букв. Подобное более сложное и сжатое написание текста может объясняться неточностью расчета размера всей надписи, ограниченной оставшимся отрезком стены. Интересно, что в румповой части изразцов из крестовой части собора, хранящихся в фондах музея «Новый Иерусалим», хорошо видны процарапанные буквы под титлами, которые, очевидно, являются порядковыми номерами изразцов надписи. На изразце из ротонды, хранящемся в музее-заповеднике «Коломенское», не удалось обнаружить таких знаков. Возможно, более ранняя надпись в ротонде выкладывалась без предварительной разметки.

Обратимся к тексту конца надписи в ротонде в части даты. Первая дата снабжена титлом, вторая скорее всего также имела этот надстрочный знак в несохранившейся верхней части изразца, над тремя последними буквами-цифрами. Написание первой даты обычно: вместо традиционного, более распространенного в древнерусской письменности оборота «в лето» - «лета», буквенное написание даты с обозначением первой буквой цифры семь тысяч и завершением надстрочного окончания числительного - «го». Вторая дата включает словесное обозначение первого числа - «тысяча» и окончание текста словом «года» или «году», так как последняя буква не сохранилась, а в списках надписи это слово отсутствует22.

Фиксация фрагмента изразца с текстом «от воскресения» не вызывает сомнения в точности реконструкции. В вышеназванных списках этот фрагмент имеет разночтения: по рукописи XVIII в. -«воплощения», XVII и XIX вв.- «воскресения». Дата везде одинакова - 1632 г. в буквенном написании с обозначением числа «тысяча» буквой «азъ» с характерным для тысячных чисел знаком. Однако ни в одной из рукописей не приведено подлинного написания первого числа даты - «тысяча». Таким образом, надпись содержит дату от Воскресения Xриста, что при сложении со сроком его земной жизни составляло дату от Рождества Xристова - 1665 г.

Форма двойного летосчисления - от сотворения мира и Рождества Xристова - нередка в Новоиерусалимском монастыре, например, в надписях на колоколах, приведенных архимандритом Леонидом23. Она встречается и в «Никоновских» изданиях. В изданиях Служебника, содержавшем исправления «с древних греческих книг», указаны даты выхода из печати: «в лето от создания мира, 7166, от Р(о)ж(де)ства же Г(о)с(по)да нашего Иисуса Xриста 1658,

индикта 11, м(е)с(я)ца декемвриа в 10 день»24; «в лето от создания мира, 7166, от Р(о)ж(де)ства же Г(о)с(по)да нашего Иисуса Христа 1658, индикта 11, м(е)с(я)ца маия в 15 день»25; «в лето от создания мира, 7166, от Р(о)ж(де)ства же Г(о)с(по)да нашего Иисуса Христа 1658, индикта 11, м(е)с(я)ца иулиа в 1 день»26.

Восстановленный фрагмент позволяет также сузить рамки происходящего. Если события происходили в 1665 г., то возможно соотнести с первой датой «ЗРОД», то есть 7174 г. от сотворения мира. Соответственно, интересующие нас события происходили между сентябрем и декабрем. Известно, что строительный сезон в монастыре длился обычно от Благовещения до Покрова Пресвятой Богородицы, то есть с 25 марта до 1 октября. Можно предположить, что установление надписи могло происходить между сентябрем и октябрем и было торжественным завершением строительства этого года.

Таким образом, надписи в ротонде и крестовой части были выполнены во время пребывания патриарха Никона в монастыре, он же, без сомнения, и был их автором-составителем. Размещение надписей делало их доступными для обзора и прочтения как снизу, так и со второго яруса хор.

Изготовление керамических надписей - лишь один из эпизодов создания уникального изразцового убранства Воскресенского собора, связанного с личностью патриарха Никона. Его деятельность, в полном масштабе открывшего и оценившего возможности керамики, привлекшего к ее созданию западнорусских мастеров, вышла за рамки простого «заказа». Особая роль патриарха как заказчика дала невиданный толчок для дальнейшего развития архитектурной керамики.

Беспримерными были и условия в Ново-Иерусалимском монастыре, благодаря которым возникли уникальные по «плотности» контакты всех участников строительства. Здесь, на монастырском дворе, под неусыпным контролем не покидавшего монастырь в течение нескольких лет (1658-1666) патриарха решались все вопросы гигантской и необычной стройки, как творческие, так и производственные.

Документы довольно определенно говорят об участии патриарха Никона в этом строительстве: «На следующий день святейшему патриарху возвестили, что поспела печь с кирпичами и надо их выносить; он же по прежнему обычаю повелел звонить в колокол и созывать на работу... святейший патриарх хочет идти с братией носить кирпичи...» Об этом писал и архимандрит Леонид: «...душою и главным двигателем всего дела во все время оставался сам Патриарх,. который был в одно и то же время и мудрым зодчим и простым работником...»27.

Исследователи, изучая строительную деятельность патриарха, утверждали, что «Никон сам входит во все подробности, в оценку материалов и квалификации рабочих»28; другие уверены, что рядом с патриархом обязательно должен был быть зодчий - каменных дел подмастерье. Был ли патриарх един в трех лицах - одновременно и заказчик, и идейный вдохновитель, и руководитель строительства, - сказать трудно. Судя по его биографии, можно допустить, что в течение своей жизни он приобрел необходимые познания и опыт для архитектурно-строительной деятельности. Утверждение Г.В. Алферовой о том, что «именно Никон был зодчим трех рассмотренных монастырей»29, несмотря на приведенные доводы, остается гипотезой. Зато нет сомнения, что именно Никон остановился на изразцах как одном из главных элементов убранства Воскресенского собора и Скита монастыря: «...в применении к церковному украшению по воле и указанию Патриарха Никона, возымевшего счастливую мысль заменить у нас ценинными украшениями византийскую мусию»30.

Замена была необходима, поскольку Воскресенский собор строился как копия храма Гроба Господня в Иерусалиме, облицованного внутри мрамором и мозаикой. Заменить эти цветные мраморы и были призваны многоцветные изразцы. Очевидно и то, что его роль в воплощении этого замысла не ограничивалась только выбором материала, но и принятием важных решений, в нашем случае составлением текста надписи в ротонде, в том числе введением уникальной датировки.

Использование в тексте даты из ротонды летосчисления от Воскресения Xристова, не имеющего аналогов в древнерусских памятниках эпиграфики, а также в московских рукописных и печатных изданиях, бесспорно, было связано с посвящением этому событию главного престола собора. Программность надписи, которая цитирует 1 Слово на Пасху и 45 Слово на Пасху святителя Григория Богослова и Слово огласительное на Пасху святителя Иоанна Златоуста и размещается над кувуклией, очевидна, и датировка от Воскресения Xриста была частью этой программы.

Представляется, что наивысшее воплощение идейный замысел патриарха Никона приобрел именно в этой части собора. «Здесь осознаешь, как велик был гений Никона, постигшего, что ни один народ не вместил идею Воскресения Xристова, идею Пасхи, как вместил эту идею народ русский. И вот создан наш национальный храм, наш Ватиканский Петр, где каждое воскресенье поется канон пасхальный!» - писал С.В. Соловьев после посещения Воскресенского собора31.

Таким образом, в ходе исследования удалось воссоздать часть утраченной керамической надписи, которая является программной

для данного памятника. Это позволяет уточнить обстоятельства создания и семантику ключевого фрагмента надписи. Кроме того, использование архитектурно-художественных материалов для источниковедческой работы по реконструкции и верификации данных письменных источников дает возможность воссоздания в Воскресенском соборе Новоиерусалимского монастыря не только фрагмента надписи с уникальной датировкой, но и реконструкции всей керамической надписи.

Примечания

Плешанова И.И. Псковские архитектурные керамические пояса // Советская археология. 1963. № 2. С. 211-226; Жизневский А. Изразцы на Старицком соборе, построенном в 1561 году. Тверь, 1888. С. 6-7; Кавельмахер В.В., Чернышев М.Б. Древний Борисоглебский собор в Старице. М., 2008. С. 64-68; Ше-ляпина И.С. Археологическое изучение памятников архитектуры начала XVI в. в Саввино-Сторожевском монастыре // Средневековая Русь. М., 1976. С. 306. Добровольская Э.Д. У истоков каменного посадского зодчества Ярославля: Церковь Рождества Христова на Волге // Культура средневековой Руси. Л., 1974. С. 130-136.

Кондратьева Е.В. Новые данные о деятельности керамической мастерской Валдайского Иверского монастыря // Памятники культуры: Новые открытия: 1980 год. Л., 1981. С. 467-468 (храмозданная надпись на изразцовом портале Троицкого собора); Проскурякова Т.С. О традиционализме в монументальной архитектуре Сибири XVIII века // Архитектурное наследство. М., 1996. Вып. 41. С. 114-115.

Баранова С.И. Керамическая «летопись» колокольни храма Святых Адриана и Наталии (Святых апостолов Петра и Павла) в Москве // Искусство христианского мира. М., 2003. Вып. 7. С. 221-233.

Цит. по.: Арсений Суханов. Проскинитарий // Православный Палестинский сборник. СПб., 1889. Т. VI, вып. 3. С. 170.

Зеленская Г.М. Святыни Нового Иерусалима. М., 2002. С. 95. Приношу глубокую благодарность директору Государственного историко-архитектурного и художественного музея «Новый Иерусалим» Н.А. Абакумовой за предоставленную возможность работы в музее. Текст надписи:

«Господи Боже, Царю безначалный, Отче, Сыне, Душе всепреславный, Благодарим Тя, поем, прославляем, Яко в начатки совершенства взираем, Молим же Тебе и в прочем помощи, Царей в милости к церкви сей привлещи,

_

3

4

5

6

7

9 10

11 12

15

16

Да начатое зде Алексием царем и Никоном отцем, Призренное же Феодором царем, Свершися же в воли Тя, истинна Света, Царей Иоанна и Петра в царска лета ЗРЧА-го месяца июня». Цит. по: Авдеев А.Г. Старорусская эпиграфика и книжность. Ново-Иерусалимская школа эпиграфической поэзии. М., 2006. С. 197-198. Новые исследования строительной истории Воскресенского собора Ново-Иерусалимского монастыря / Т.В. Бугаева и др. // Материалы творческого отчета треста «Мособлстройреставрация». М., 1984. С. 28-34; Гришин В.П. Восстановление изразцовой надписи фриза барабана крестовой части Воскресенского собора Ново-Иерусалимского монастыря в г. Истре (1979-1983 гг.) // Там же. С. 54-57.

Цит. по: Зеленская Г.М. Указ. соч. С. 110-111.

Обмеры выполнены П.Д. Барановским. Архив Государственного научно-исследовательского музея архитектуры им. А.В. Щусева. Ф. П.Д. Барановского. (Материалы не инвентаризированы.) Новые исследования... С. 30.

Леонид, архим. Историческое описание ставропигиального Воскресенского, Новый Иерусалим именуемого, монастыря. М., 1876. С. 78. В 1885 г. текст наружной надписи XIX в. на барабане большой главы был опубликован Н.В. Султановым: Султанов Н.В. Изразцы в древне-русском искусстве // Материалы по истории русских одежд и обстановки жизни народной. СПб., 1885. С. 25. Авдеев А.Г. Указ. соч. С. 30. Приношу глубокую благодарность А.Г. Авдееву за помощь в подготовке работы.

«В 1671/72 - 1673/74 гг. Борис Остолопов - дьяк Патриаршего двора, с 1674/75 по 12 апреля 1676 г. - дьяк в Севске, в 1678/79 гг. - дьяк у Денежного сбора, в 1684/85 гг. - дьяк Сыскного приказа, в 1696/97 - 1699/1700 гг. - вновь дьяк Патриаршего двора; одновременно - с марта 1697 по 5 апреля 1699 г. - дьяк Патриаршего разряда». См.: Авдеев А.Г. Указ. соч. С. 31. Леонид, архим. Историческое описание. С. 69-70; Авдеев А.Г. Указ. соч. С. 30. Опись дьяка Бориса Остолопова. 1685 г.: РГАДА. Ф. 1209. Поместный приказ. Оп. 4. Д. 5092. Л. 215-215об.; описание надписей Воскресенского Ново-Иерусалимского монастыря. Начало XVIII в.: РГБ ОР. Ф. 310. Собр. Н.М. Ундольско-го. № 1119. Л. 115-116; Ф. 178. Музейное собрание. № 871. Л. 20-20об. (список 1-й трети XIX в.). Текст надписи по рукописи XVIII в. с датировкой 1666 г. опубликован: Лебедев Л. Москва патриаршая. М., 1995. С. 366. Цит. по: Зеленская Г.М. Указ. соч. С. 113-115.

Баранова С.И. История комплектования фонда керамики Государственного музея-заповедника «Коломенское» // Коломенское: Материалы и исслед. М., 1993. Вып. 5. Ч. 1. С. 111-112. После поступления изразец был отреставрирован с многочисленными восполнениями и тонировками. В 2002 г. в музее были проведены новые реставрационные работы с удалением восполнений и

8

минимальном степенью воздействия на основу памятника для сохранения его исторической подлинности.

Петр Барановский. М., 1996; Бычков Ю.А. Житие Петра Барановского. М., 1991. Архив Государственного научно-исследовательского музея архитектуры им. А.В. Щусева. Ф. П.Д. Барановского. В это время были проведены работы по фиксации как сохранившихся надписей, так и найденных фрагментов. В фонде представлены зарисовки, обмеры отдельных изразцов, материалы, касающиеся изразцовых надписей, в том числе интересующей нас ротонды, кальки с воспроизведением фрагментов конца надписи, акварель с воспроизведением текста начала надписи, сохранившейся в ротонде Воскресенского храма, и реконструкция (карандаш, акварель) конца текста надписи.

Архив ГНИМА. Ф. П.Д. Барановского. Об этом же свидетельствует проект реконструкции интерьера ротонды Воскресенского собора с условным изображением надписи и графическая фиксация сохранившейся в ротонде части надписи, где реконструкция утраченного фрагмента выглядит как «аше пообр». По текстам описей следует читать утраченный фрагмент как «начало обр». В.Н. Щепкин указывал, что в XVII в. окончательно закрепляется оборот «лета» вместо «в лето»: Щепкин В.Н. Учебник русской палеографии. М., 1918. С. 146. Может вызвать сомнение реконструкция изразца с окончанием слова «тысяча» - «ча» - слишком сильна утрата первой буквы, а сохранившийся фрагмент можно отнести и к букве «щ». Видимо, авторы реконструкции имели в виду небольшое расстояние от края изразца, в которое не могла вписаться буква «щ». Леонид, архим. Историческое описание. С. 90. Служебник. М.: Печ. двор, 10 дек. 1657. Л. [1]об. Служебник. М.: Печ. двор, 15 мая 1658. Л. [1]об. Служебник. М.: Печ. двор, 1 июля 1658. Л. [1]об.

Шушерин И. Известие о рождении и воспитании и о житии святейшего Никона, патриарха Московского и всея России. М., 1997. С. 71; Леонид, архим. Историческое описание. С. 17.

28 Алферова Г.В. К вопросу о строительной деятельности патриарха Никона // Архитектурное наследство. М., 1969. № 18. С. 44, 38.

29 Там же. С. 44.

Леонид, архим. Ценинное дело в Воскресенском, Новый Иерусалим именуемом монастыре, с 1656 по 1759 год // Вестник Общества древнерусского искусства. М., 1876. С. 81.

Соловьев С.В. Богословские и критические очерки. Томск, 1996. С. 67.

30

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.