Научная статья на тему 'Кельтская этимология термина «Русь» в статье О. И. Прицака «Происхождение названия rus/rus’»'

Кельтская этимология термина «Русь» в статье О. И. Прицака «Происхождение названия rus/rus’» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
1330
285
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИСТОРИОГРАФИЯ / НОРМАНДСКАЯ ТЕОРИЯ / ЭТНОНИМИКА / HISTORIOGRAPHY / THE NORMAN THEORY / ETHNONIMIC

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Атанов Павел Александрович

Вопрос о происхождении термина «русь» является важной составляющей норманнской проблемы. В статье рассматриваются взгляды О. И. Прицака, который обосновывал вероятность кельтской этимологии этого термина.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Celtic etymology of the term «Rus’» in article O. I. Pritsak «The Origin of the name rus/rus?»1

The question of the term «Rus» origin is an important component of the Norman problematic. The article considers the views O. I. Pritsak, who substantiated the probability of Celtic etymology of this term.

Текст научной работы на тему «Кельтская этимология термина «Русь» в статье О. И. Прицака «Происхождение названия rus/rus’»»

ПРОБЛЕМЫ ИСТОРИИ И ИСТОРИЧЕСКОЙ ГЕОГРАФИИ

Павел Александрович Атанов

КЕЛЬТСКАЯ ЭТИМОЛОГИЯ ТЕРМИНА «РУСЬ» В СТАТЬЕ О. И. ПРИЦАКА «ПРОИСХОЖДЕНИЕ НАЗВАНИЯ RÜ S/RUS’»

Одним из ключевых вопросов норманнской проблемы является вопрос о происхождении термина «русь». В контексте данного вопроса в настоящей статье рассматриваются взгляды О. И. Прицака, который обосновывал вероятность кельтской этимологии этого термина.

В своей статье «Происхождение названия RÜS/RUS’» (The Origin of the Name RÜS/RUS’) О. И. Прицак обозначил свой методологический подход для решения указанного вопроса. Исследователь счел целесообразным отодвинуть собственно этимологическую проблему на второй план и обратиться к источникам, к соответствующим экономическим, социологическим и религиозным факторам, взятым в ретроспективе всеобщей истории1. Такой подход, думается, имеет потенциал, так как и бытование первоначальных форм понятия «русь», и трансформация этих форм в данное понятие действительно были связаны с совокупностью причинноследственных связей, обусловливающих процесс формирования этносов.

М. В. Бибиков отметил, что первая серьезная попытка дать лингвистическое и историческое объяснение кельтской этимологии содержится в статье О. И. Прицака «The Origin of the Name RÜ S/RU S’»2. Представляется, что серьезной эта попытка получилась именно потому, что О. И. Прицак применил упомянутый способ изучения вопроса о происхождении термина «русь».

Ученый в своем исследовании рассматривает, какие слова, созвучные понятию «русь», фигурируют в латинских источниках. Обзор известий этих источников он начинает с сообщения «Бертинских анналов» о прибытии послов «хакана народа Rhos». Автор, представляется, прав, когда говорит, что это название библейского византийско-греческого происхож-дения3. Названия с корнем «рус» употребляют летописцы, мусульманские,

латинские авторы (кроме Пруденция) и только в византийских сочинениях и в «Бертинских анналах» встречаются слова с корнем «рос». Очевидно, что авторы Византии и Пруденций не употребляли реального названия, и что название «Рос» восходит к особому источнику, к которому для написания этнонима не обращались ни русские летописцы, ни мусульмане, ни хронисты католической Европы. Этим источником могла быть Септуагинта, в которой говорится о народе «рос».

В связи с данным обстоятельством О. И. Прицак отмечает, что византийские авторы предпочитали «исторические» (кавычки О. И. Прицака) названия для наличных аппеллятивов. Исследователь говорит, что дунайские болгары и позднее венгры часто изображались византийскими авторами как гунны, а сельджуки и затем турки-оттоманы — как парфяне. Ученый обращает внимание на то, что точно также Русь (этнос), а позже половцы обычно обозначались названием «тавроскифы»4.

Указание О. И. Прицака на то, что византийские авторы употребляли не существовавшие в действительности этнонимы, верно, несмотря на то, что приводимые исследователем аналогии нельзя назвать удачными. В частности, хотя слово «рос» имеет книжное происхождение, но, думается, если принимать во внимание его созвучие существующему на самом деле названию (русы), то представится, что употребление данного книжного термина византийцами по отношению к русам свидетельствует об их стремлении фиксировать реальный этноним. Примеры же, приводимые О. И. Прицаком, наоборот, указывают на отсутствие такого стремления.

Исследователь, акцентируя внимание на происхождении слова Rhos, отмечает, что название ‘Рш<; обнаруживается в сохранившейся византийской литературе, относящейся к 20-м гг. IX в., и упоминает, в частности, «Житие Георгия Амастридского». Ученый отмечает и употребление данного названия в описании патриархом Фотием внезапного морского набега Руси на Константинополь, датируемого 860 г.5

Объясняя фигурирование в этих и других византийских источниках термина ‘Рш^, О. И. Прицак говорит, что византийские ученые и духовенство пренебрегали устным, бытовавшим у греков обозначением Руси (Rms-/Pou6) и ввели в употребление фонетически схожее архаическое название, известное им из Библии6.

Как было показано выше, точка зрения, согласно которой корень «рос» имеет библейское происхождение, правильна, но мнение о том, что византийские авторы пренебрегали разговорным словом Роиб, пред-

ставляется неоднозначным. О существовании устного названия Роиб свидетельствует, по О. И. Прицаку, Лиутпранд Кремонский, который, как отметил ученый, часто исполнял обязанности посла в Константинополе во второй четверти X в.7 В это время византийцы, очевидно, уже знали не только термин «рос», но и формы с корнем «рус». Скорее всего, в свой разговорный язык греки заимствовали разновидности названия «русь», обозначающего реальный этнос, при этом в сочинениях употреблялся библейский термин «рос». Но в более ранние времена, во времена императора Феофила, патриарха Фотия, термин Роиб, возможно, еще не проник в среду бытования разговорных форм, которые существовали в греческой речи, и у византийских авторов IX в., может, и было бы желание использовать в своих сочинениях устное понятие, если бы такое понятие существовало.

В целом, основываясь на наблюдениях О. И. Прицака, можно заключить, что послы «хакана народа Рос» в действительности словом Rhos себя не называли. В аргументах ученого нет ничего, что противоречило бы этому правильному мнению. Небольшое противоречие с собственной точкой зрения обнаруживается у исследователя только в том, как он переводит известие Бертинских анналов о послах из народа Rhos. Мы ведем речь о том, что слова Пруденция «se, id est gentem suam, Rhos vocari dice-bant» О. И. Прицак переводит как «они говорили, что они, то есть их народ, называются Rhos»8. В действительности эти послы не могли употреблять по отношению к себе понятие Rhos. Скорее всего, они носили название с корнем «рус», так как слово «рос» было принесено из Византии.

В связи с данным обстоятельством верным представляется взгляд М. Б. Свердлова на смысл упомянутого известия. Исследователь, обращая внимание на грамматические особенности словосочетания «se, id est gentem suam, Rhos vocari dicebant», показал, что оборот «se ...vocari» надо переводить пассивной формой, а именно глаголом «называть», а не «называться». Поэтому ученый делает вывод, что данное словосочетание должно выглядеть следующим образом: «говорили, что их, то есть их народ, называют рос», — и отсюда делает исторический вывод о том, что пришедших в Ингельгейм шведов другие народы называли росами9. Этот вывод, думается, соответствует действительности, с той оговоркой, что название «росы», как показал О. И. Прицак, употребляли только византийцы (точнее византийские ученые и духовенство).

Далее О. И. Прицак уделяет внимание сообщениям источников, в которых встречаются южногерманские формы Ruzz-, Ruz-. Он указывает, что древнейшие известные формы названия Rus в западных источниках встречаются в латинских текстах, связанных происхождением с двумя регионами: с дунайским пограничьем и рейнской областью10.

В числе этих источников исследователь привлекает для анализа и «Баварский географ», обращая внимание на форму Ruzzi, которая содержится в данном памятнике. Ученый отмечает особенное значение «Баварского географа» для обсуждаемой в своей статье проблемы, подчеркивая, что в этом средневековом латинском тексте впервые упоминается название «Русь» (Rus’). Он говорит, что это название представлено здесь в форме Ruzzi11. Мы солидарны с автором в том, что «Баварский географ» является ценным историческим источником; но на наш взгляд, поскольку в нем упоминается не термин «рус», а только название, внешне схожее с данным термином12, то надо констатировать это сходство, но в то же время подвергнуть сомнению возможность тождественности слов «Русь» и Ruzzi. Мнение О. И. Прицака о том, что понятие Ruzzi — форма понятия «Русь», выглядит гипотетичным.

С другой стороны, нельзя полностью исключать вероятность того, что это мнение правильно. В «Баварском географе» народ Ruzzi помещен рядом с народом Cazari13 (хазары). Как отметил О. И. Прицак, название Ruzzi следует непосредственно за названием, обозначающим хазар14. Данное свидетельство источника целесообразно рассматривать в конкретном историческом контексте. Речь идет о том, что в 850-е гг. к западу от Хазарии, а именно в Среднем Поднепровье, образовалось территориальное объединение, правителем которого был предводитель русов (они в своем большинстве были норманнами) — Аскольд15. Можно предположить, что термин Ruzzi употреблялся по отношению к этим русам.

Вопрос о том, является ли слово Ruzzi отражением какого-либо этнонима (или этносоциального названия), зависит от того, как произносилось это слово. О. И. Прицак пишет, что это название звучало как «руцци»16. Далее в своей статье он также акцентирует внимание на наличии фонемы «ц» в южногерманских формах Ruzz, Ruz, связывая появление этого звука в произношении данных корней с трансформацией первоначальных форм понятия «русь»17.

В связи с этим заслуживает внимания обзор О. И. Прицаком известий других латинских источников, в которых встречаются корни Ruz, Ruzz, звучащие как «руц», «руцц». В частности, ученый обращает внимание на

название одного населенного пункта в Верхней Австрии — Ruzaramarcha в грамоте восточнофранкского короля Людовика Немецкого Альтаихской обители 16 июня 863 г. Исследователь отмечает, что это название состоит из двух элементов: Ruzara и marcha, — указывая на принадлежность формы Ruzara к родительному падежу множественного числа топонимического суффикса -ari18. Это значит, что в именительном падеже множественного числа название пишется, как Ruzari. Форму Ruzara, которая, по О. И. Прицаку, звучит как «руцара», ученый склонен, обращая внимание на суффикс -ara, сравнивать с фризскими формами19.

Это мнение находится в рамках общей концепции О. И. Прицака о фризском (кельтском) происхождении термина «русь». Однако представляется, что наличие в слове Ruzara одинакового с фризскими словами суффикса еще не может быть аргументом в пользу версии о фризском происхождении понятия «русь». Для того, чтобы упомянутое наличие было свидетельством правильности обосновываемой О. И. Прицаком концепции, надо, как видится, показать, при каких конкретных исторических обстоятельствах в Восточнофранкском королевстве (либо на территориях, где позже образовалась Германия) стало бытовать понятие Ruzari. Также желательно показать, в каком историческом контексте появилось название Ruzaramarcha.

Правда, возвращаясь к упомянутому названию, переводящемуся ученым как «марка Руц-ов», исследователь делает одно сопоставление, которое, на наш взгляд, может являться косвенным аргументом в вопросе о происхождении обозначения Ruzaramarcha. Он отмечает, что в «Житии Конрада, Архиепископа Зальцбургского», написанном около 1177 г., засвидетельствовано сходное обозначение — marchia Ruthenorum. О. И. Прицак обращает внимание на то, что это — название смежной области с областью Ruzaramarcha. Marchia Ruthenorum ученый видит в венгерской части бывшей Ruzaramarcha20. Данное наблюдение исследователя тоже находится в рамках его общей концепции о кельтском происхождении термина «русь», в частности, от кельтского корня *Rüt-/*Rüt-en21.

Комментируя точку зрения О. И. Прицака, можно допустить, что корень слова Ruthenorum был когда-либо исходной формой для корня слова Ruzaramarcha, но нельзя исключать вероятность и того, что данные корни могли возникнуть независимо друг от друга, так как неизвестна история возникновения названия Ruthenorum (как и Ruzaramarcha). Следовательно, неизвестно, какой из этих двух корней мог стать первоначальным источником для формирования понятия «русь», и имели ли они какое-либо отношение к формированию упомянутого понятия.

В связи с этим представляется резонным мнение М. В. Бибикова, который, рассматривая концепцию О. И. Прицака, допускает, что названия Ruzzi и Ruzaramarcha могут иметь кельтское происхождение, но указывает на отсутствие оснований для того, чтобы вести речь о заимствованиях из одного языка в другой. Отсюда М. В. Бибиков делает вывод, что, вероятнее всего, корни Rut- и «рус-» отношения друг к другу не имеют22.

Итак, подтвердить версию о кельтском происхождении термина «русь» не представляется возможным. Возможно ли окончательно опровергнуть аргументы, приводимые О. И. Прицаком в пользу этой версии?

Рассмотрим дальнейшие доводы ученого. Продолжая говорить о marchia Ruthenorum, исследователь обращает внимание на то, что о важности этой марки для венгерской короны говорит тот факт, что Генрих, сын святого Стефана, крестителя венгров и основателя венгерского королевства, представлен в Annales Hildesheimenses, как dux Ruizorum23. Употребление названий marchia Ruthenorum и dux Ruizorum по отношению к одной и той же области может являться показателем взаимозаменяемости корней Ruiz и *Rut-en. Поэтому, если допустить, что от корня Ruiz мог произойти корень «рус», то закономерно предполагать, но не утверждать, что понятие «русь» восходит к кельтскому корню *Rut-/*Rut-en.

В пользу мнения о том, что термин «русь» происходит от южногерманских форм Ruzz-, Ruz-, которые имеют кельтские источники, на первый взгляд, свидетельствует отмеченное О. И. Прицаком употребление в грамоте Леопольда V (герцога Австрии и Штирии) названия Ruzarii (/ руцарии/) по отношению к регенсбургским купцам, которые торговали с Русью24.

Почему тех купцов, которые торговали с Русью, называли созвучным понятию «русь» словом Ruzarii? Был ли какой-либо смысл в том, чтобы употреблять упомянутые созвучные слова в одном контексте? Если был, то не по той ли причине, что эти слова восходят к одному корню? Все эти вопросы приводят к возникновению пристального внимания к гипотезе О. И. Прицака. Правда, они не являются такими, которые бы сами в себе содержали ответ.

Менее целесообразным представляется указание О. И. Прицака на наличие форм с корнями Ruzz-, Ruz- в хронике Адама Бременского «Деяния архиепископов гамбургской церкви», а именно: Ruzzi (/руцци/) (дважды), Ruzzia (/руцциа/) (12 раз), Ruzia (/руциа/) (дважды)25.

Употребление в хронике Адама Бременского перечисленных исследователем названий не обязательно свидетельствует о кельтском происхождении термина «русь». Более того, отмеченное им наличие формы Ruzzi в «Деяниях архиепископов гамбургской церкви» может свидетельствовать против его концепции. В данной хронике дважды встречается понятие Ruzzos. В первый раз оно встречается в следующем предложении: «Trans Oddoram fluvium primi habitann Pomerani, deinde Polani, qui a latere habent hinc Pruzzos, inde Behemos, ab orient Ruzzos»26, которое переводится: «Первыми за рекой Одер живут помераны, далее поляне (поляки. — П. А.), которые с одной стороны граничат с пруссами, с другой — с богемами, с востока — с руссами»27. Оно обнаруживается и в другом предложении: «Usque hodie Turci, qui prope Ruzzos sunt, ita vivunt, et reliqui Scithiae populi»28, которое переводится: «Так еще и по сей день живут турки29, которые находятся недалеко от руссов, и остальные народы Скифии».30

М. Б. Свердлов пишет, что Nominativus pluralis (именительный падеж множественного числа) слова ruzzos — ruzzi. Ученый замечает, что полную аналогию этому названию представляет греческое имя русских —

oi Рошюг, которое существовало в Византии в X-XII вв.31 Наблюдение исследователя заставляет предполагать, что название Ruzzi имеет византийское происхождение. Поэтому есть вероятность, что упомянутое название возникло позже, чем наименование oi Рошюг. Следовательно, мнение О. И. Прицака может оказаться ошибочным, даже если обозначение Ruzzi является формой термина «русь» (в чем, как видится, надо сомневаться).

О. И. Прицак также указывает на встречаемость в Анналах Альтаихского монастыря двух написаний: Ruzzones (/руцонес/; один раз) и Ruscia (/руциа/; один раз), — обращая внимание на то, что эти анналы были современны Адаму Бременскому32. Могло быть так, что в сочинении Адама Бременского и в упомянутых анналах при употреблении терминов с корнем «руц» были использованы одинаковые источники информации, но эти источники, возможно, происходили из византийской среды. Значит, можно допустить, что обозначения Ruzzones и Ruscia тоже возникли на греческой почве, тем более что название «руцонес» содержит в себе греческий суффикс «ес».

Однако далее О. И. Прицак говорит об упоминании в Анналах Ламберта Херсфельдского названия Руси — Ruzeni (а также Rusci)33, которое, как видится, имеет особое значение для концепции ученого. Он ука-

зывает, что данное название встречается четыре раза в тех текстах анналов, которые относятся к 70-м гг. XI в. При этом он подчеркивает, что сообщенные Ламбертом сведения, касающиеся этого времени, особенно важны ввиду его отношений с императором Генрихом IV, при дворе которого в 1074-1075 гг. нашел убежище изгнанный киевский князь Изяслав Ярославич и который позже обменивался послами со Святославом Ярославичем. О. И. Прицак говорит, что у Ламберта имеются сведения об этих событиях. Исследователь приводит цитаты из сочинения Ламберта, в которых речь идет о руценах (о королях руценов), называемых словом Rmenorumм.

Обозначение Ruzenorum О. И. Прицак рассматривает как форму названия Ruzeni. Говоря о фонетических особенностях данного названия, ученый отмечает, что форма Ruzeni с суффиксом -еп, восходящим к *-]ап/-ап, особенно примечательна в силу того, что хроника Ламберта, как считается, содержала информацию о Руси, полученную из первых рук35.

Из наблюдений исследователя можно уверенно сделать вывод о том, что Ruzeni — выраженный в немецкой форме этноним, который относился к древнерусской народности. Это и был этноним «русь». В силу данного обстоятельства лингвистические построения О. И. Прицака можно назвать безупречными. Но его концепцию в целом нельзя назвать таковой, даже несмотря на упомянутое наблюдение ученого. Представляется, что если немцы называли русских именно тем словом, которое восходит к кельтскому корню, то это еще не свидетельствует о кельтском происхождении термина «русь». Могло быть так, что корни *RШ и «рус» не будучи связанными между собой процессом заимствования брали начало от общего корня. Причем общий корень мог быть не обязательно этнонимом, а например, названием этносоциума, которое позже трансформировалось в этноним. Но даже если допустить вероятность заимствования, то сопровождающие его исторические реалии не представляются ясными. Думается, по этим же причинам не свидетельствует о кельтском происхождении термина «русь» отмеченное О. И. Прицаком упоминание в анналах Ламберта, в записях под 960, 973 и 1043 гг., о посольствах Ольги, Ярополка и Ярослава названия Rusсi36.

Говоря о форме, кончающейся на -¡ап О. И. Прицак отмечает, что она употреблялась не только Ламбертом. Он указывает на наличие в Хильдесхеймских анналах названий, восходящих к форме с этим суффиксом, а именно: Ruizi (/рюци/), Rusсi (/руци/), Rusсiani (/руциани/).

Названия, происходящие от данной формы, ученый видит и в сочинении Гельмольда из Бозау «Хроника Славян», в частности: Ruci / Rucia и Ruceni в виде обозначения Rucenum (здесь О. И. Прицак указывает на словосочетание Rucenum mare — «Черное море»)37.

То обстоятельство, что термины, суффиксы которых происходят от суффикса -jan, употребляет не только Ламберт, показывает безошибочность со стороны хрониста и в написании этих терминов, и в соотнесении их с реально существовавшей народностью. Но указанное обстоятельство тоже не проясняет вопрос о наличии исторических реалий, с которыми была связана трансформация одних лингвистических форм в другие.

Более важным, как представляется, аргументом (чем наличие той или иной формы суффикса) является для О. И. Прицака бытование в Южной Германии названий с корнем «руц». Значимость наличия в немецких хрониках тех обозначений, которые содержат данный корень, для концепции ученого нами выше уже отмечалась. Исследователь уделяет пристальное внимание встречаемости в источниках обозначений с упомянутым корнем. Исходя из употребления слов, близких по звучанию слову «русь» в анналах Ламберта, Хильдесхеймских анналах, «Хронике Славян» Гельмольда, он пытается обосновать мнение о взаимозаменяемости букв «z», «c», а также буквосочетания «so> при обозначении звука «ц»38, а затем приводит примеры в «Хронике Титмара Мерзебургского», которые, на его взгляд, свидетельствуют об этой взаимозаменяемости.

О. И. Прицак, отмечая частое использование Титмаром для фонемы «ц» графемы «z» параллельно с графемой «с» в нелатинских именах, обращает внимание на то, что немецкий хронист никогда не употребляет графему «z» в названиях, обозначающих Русь, а использует для фонемы «ц» либо графему «с», либо диграфы «вс» и «sz». Ученый указывает на встречаемость в сочинении Титмара названий Rucia (один раз), Ruscia (трижды), Rusci (дважды), Ruszi (один раз)39.

Однако написание упомянутых О. И. Прицаком букв и буквосочетаний для обозначения звука «ц» еще, как представляется, не свидетельствует о том, что все слова, содержащие в себе корень «руц» имеют кельтское происхождение. Например, упоминание, где употреблено слово Rusciae, Титмаром Мерзебургским о посвящении Адальберта Трирского в епископы Руси и изгнании его оттуда40, основывается, как отмечает М. Б. Свердлов, на сведениях Кведлинбургских анналов41. Устного источника, который бы Титмаром непосредственно использовался для данного

сообщения и из которого бы немецкий хронист извлек название Rusсia, нет. Нет его и у Кведлинбургских анналов. Их автор, только начиная со сведений 985 г., как указывает М. Б. Свердлов, использует собственные воспоминания42.

Известия, из которых были заимствованы упоминания письменных источников об Адальберте, возможно, восходили к устному рассказу Адальберта о своем пребывании на Руси (скорее всего такой рассказ имел место), либо к «Продолжению хроники Регинона»43. Можно допустить вероятность того, что немецкий епископ употребил в своей речи название, которое в написании должно было выглядеть как Rusсia. Но если употребление Титмаром Мерзебургским термина Rusсiae восходит, посредством разных источников, к Адальберту, то в таком случае есть основания поставить под сомнение вероятность кельтского происхождения данного термина.

Миссия Адальберта имела место в 961-962 гг.44 Есть резон полагать, что в это время понятие «русь» еще не окончательно трансформировалось в этноним, обозначающий восточнославянскую народность и в название территориального объединения. В трактате византийского императора Константина Багрянородного «Об управлении империей», составленном не более чем за период около десяти лет до миссии упомянутого немецкого епископа, а именно в 948-952 гг.45, «росские» названия днепровских порогов звучат по-скандинавски46. Поэтому если слово, переведенное Титмаром Мерзебургским как Rusсia, бытовало в Восточной Европе во время данного церковного предприятия (и шире — в 950-е - 960-е гг.), то оно, скорее всего, обозначало подвергавшихся ассимиляции восточными славянами варягов и имело скандинавское происхождение.

Следовательно, понятие Rusсia не могло заменяться теми названиями, которые являлись переводами восточнославянского этнонима (как, например, термин Ruzeni в хронике Ламберта) и теми, которые были переводами названий, обозначавших территориальное объединение. Очевидно, именно по данной причине Титмар употребляет диграфу <«с», а не графему «»>. О. И. Прицак замечает, что написание через <«с» ) обна-

руживается в древних посланиях римских пап, касающихся Восточной Европы, например, у Григория VII и Григория IX47. Но доказательная сила концепции ученого от этого не увеличивается, так как по вышеуказанным причинам можно допускать вероятность скандинавского происхождения слова Rusсia.

Суммируя рассмотренные им формы с фонемой «ц», О. И. Прицак акцентирует внимание на четырех корнях, встречающихся в письменных источниках. Из них он отмечает, в том числе, корень Ruzz-. Ученый отмечает и корень Ruz с производным от него корнем Ruiz. Указывает он и названия с теми суффиксами, которые присоединялись к корню Ruz. В частности, он обращает внимание на слова Ruz-en-, Ruz-on-, Ruz-ari, объединяя при этом термины Ruzen-, Ruzon- вместе, так как два данных понятия имеют близкие друг другу суффиксы -en, -on. Слово Ruzari исследователь отделяет от упомянутых двух понятий, поскольку суффикс -ari не имеет сходства с вышеупомянутыми суффиксами48.

О. И. Прицак выделяет также корень Rue- и производное от него название Rue-en-. Выделяет он и корень Ruse-, равно как и один термин с данным корнем — Ruse-ian-. Еще одним корнем, который отмечается исследователем, является корень Rusz-. Таблица форм с данными корнями выглядит у О. И. Прицака следующим образом (см. Таблица 1).

Таблица 1

(а) Ruzz- а) Ruz-Ruiz- a) Ruc- a) Rusc- a) Rusz-

b) Ruz-en-Ruz-on- b) Ruc-en- b) Rusc-ian-

c) Ruz-ari

Для того чтобы понять, насколько употребление упомянутых названий свидетельствует (или не свидетельствует) в пользу концепции О. И. Прицака, надо учесть, в каких источниках данные названия встречаются. Для этого, как представляется, целесообразно составить еще одну таблицу, в которой было бы указано, кем написаны те или иные корни (См. Таблица 2).

Таблица 2

Ruzz- «Баварский географ», Адам Бременский, анналы Альтаихского монастыря

Ruz- Ruiz- Хильдесхеймские анналы, Адам Бременский

Ruz-en- Ruz-on- Ламберт Херсфельдский

Ruz-ari Людовик Немецкий, Леопольд V (герцог Австрии и Штирии)

Ruс- Гельмольд, Титмар Мерзебургский

Ruс-en- Г ельмольд

Rusс- анналы Альтаихского монастыря, Хильдесхеймские анналы, Титмар Мерзебургский, папа Григорий VII, папа Григорий IX

ЯивЫт- Хильдесхеймские анналы

Rusz- Титмар Мерзебургский

Буквы и буквосочетания, встречающиеся в данных словах, подробно рассматриваются О. И. Прицаком. Графема <«», как указывает исследователь, использовалась носителями древневерхненемецкого языка для обозначения аффрикаты «18» (по О. И. Прицаку — звук «ц») и фрикативного «3», которые развились вместо фонемы «1» в результате второго верхненемецкого передвижения согласных. Графема <«», по наблюдению ученого, удваивалась, становилась буквосочетанием <^» при слиянии корня *RШ-с суффиксом -]ап. Поэтому форму Rйzz- он возводит к форме *RШjan. Подчеркивая влияние корня *RШ на данные лингвистические процессы, исследователь отмечает, что поскольку форма *Rйtjan предшествовала второму верхненемецкому передвижению согласных, этот корень должен был проникнуть в германский (из кельтского) в раннюю христианскую эпоху, до 600 г. 49

Не отрицая возможности происхождения Rйzz- от *RШjan, заметим, что названия с корнем Rйzz, возможно, не относились к реальной народности. Адам Бременский и автор анналов Альтаихского монастыря, употреблявшие форму Ruzz, могли заимствовать данную форму из «Баварского географа», написанного в IX в., когда понятие «русь» обозначало еще не этнос, а этносоциум50.

Кроме того, есть вероятность, что, например, Адам Бременский использовал корень Ruzz, в качестве аналогии греческому наименованию о! Ройсюг, которое он возможно знал. И если он данное наименование действительно знал, то он мог попытаться найти в немецком языке термин примерно похожий на понятие о! Рошюг. Можно предположить, что этот похожий термин (Ruzzi) Адам Бременский нашел среди тех слов, которые

при нем были анахронизмами, не обозначавшими во времена своего бытования реальный этнос.

Было ли понятие Ruzzi анахронизмом во времена «Баварского географа», в котором оно также упоминается?

А. В. Назаренко, как и О. И. Прицак, считает Ruzzi «Баварского географа» одной из форм названия «русь», аргументируя это упрощением геминат, возникших в ходе второго верхненемецкого передвижения, а именно трансформацией <^» в «»> (полагая, что Rйz — тоже форма термина «русь»), а также тем, что графема <^» редко, но встречается в качестве субститута славянского «б»51.

Однако данные наблюдения не могут привести к окончательному решению вопроса о происхождении слова «русь», так как они не затрагивают вопрос о том, когда и где впервые стало бытовать понятие Rйzzi, и какое смысловое содержание оно в себе несло первоначально. На неубедительность точки зрения, согласно которой Rйzzi — отражение названия «русь», указал В. В. Пузанов52. По замечанию В. Я. Петрухина, этникон Ruz-zi должен был, по данным лингвистики, возникнуть в такой форме не позднее рубежа У1-УН вв., что безнадежно отрывает его от исторической руси53. В другой своей работе В. Я. Петрухин говорит об омонимическом сходстве этниконов ruzzi и Русь, которое позволило отождествить два этнонима средневековым немецким книжникам54. Следовательно, есть резон полагать, что названия с корнем Rйzz могли не обозначать реально существующий этнос.

Отсюда, в свою очередь, вытекает, что и названия с корнем Rйz могли не обозначать народность, так как Rйz, по О. И. Прицаку, происходит от Rйzz потому, что в древневерхненемецком существовала тенденция к упрощению геминат55. В связи с этим можно предположить, что Адам Бременский использовал форму Ruz тоже в качестве аналогии греческому понятию о! Ройсюг.

Вероятность того, что наименования, содержащие в себе форму Rйz, происходили от названий, которые не были этнонимами, выглядит еще более реальной, если принимать во внимание следующее обстоятельство. Людовик Немецкий и Леопольд V, как указал О. И. Прицак, упоминают в своих грамотах названия, включающие в себя форму Ruz-ari — Ruzaramarcha (у Людовика Немецкого) и Ruzarii (у Леопольда V). Эти понятия не относятся к какому-либо этносу (Ruzaramarcha — название населенного пункта, Ruzarii — название купцов, торговавших с Русью).

Поэтому, как видится, есть резон полагать, что корень Ruz не восходит к этническому понятию.

Вышесказанное уменьшает вероятность того, что слово *Rutjan — исходная форма для названия «русь». Кроме того, мнение о том, что *Rutjan является таковой формой, подвергает критике А. В. Назаренко. Он говорит, что О. И. Прицак путает западногерманскую геминацию с верхненемецким передвижением и потому не замечает, что предполагаемый им переход из Rutjan- в Ruzz удревняет гипотетическую праформу *Rut-до III-IV вв., когда, примерно, имела место западногерманская геминация согласных56.

Правда, в рассмотренных О. И. Прицаком сведениях Ламберта Херсфельдского встречается этноним с суффиксом -en — Ruzeni. Так как -en, по О. И. Прицаку, является производным от -jan, то упомянутое название, на первый взгляд, может восходить к слову именно с суффиксом -jan. Но думается, что в данном вопросе важнее то, какой корень содержится в рассматриваемом термине. А приведенные нами замечания А. В. Назаренко позволяют предположить, что корень Ruzz (от которого, согласно мнению О. И. Прицака, произошел корень Ruz) мог и не восходить к *Rutjan. Таким образом, вопрос о том, может ли бытование верхненемецких форм Ruzz-, Ruz- свидетельствовать о кельтском происхождении термина «русь», является крайне гипотетичным.

Не проясняет этот вопрос и бытование в латиноязычных источниках Германии форм Rue-, Ruc-en-, Ruse-, Rusz-, так как это были не верхненемецкие формы, употребляемые авторами, которые не имели к верхненемецким землям никакого отношения. Так, корень Rue употребляется саксонцами — Гельмольдом из Бозау (которого О. И. Прицак кратко упоминает) и Титмаром Мерзербургским. Также у Титмара Мерзебургского встречаются корни Ruse и Rusz.

О. И. Прицак считает, что графемы «z», «zz», «с», «so>, «sz» в верхненемецкой орфографии были практически взаимозаменимы57. Однако отсутствие верхненемецкого происхождения у форм с графемами «с», «so, «sz» заставляет сомневаться в том, что упомянутые графемы могли взаимозаменяться с графемами «z», «zz». А. В. Назаренко говорит, что О. И. Прицак не различает нижненемецких и верхненемецких форм, используя данные Титмара как верхненемецкие и потому ошибочно полагая, что графемы «z» и «с» были взаимозаменяемы в древневерхнене-мецком58. Действительно, данные Титмара вряд ли можно использовать

как верхненемецкие, так как он не был выходцем из Южной Германии. Поэтому буквосочетание «sz» тоже, скорее всего, не может заменять графему «z».

Итак, есть основания подвергнуть сомнению точку зрения О. И. Прицака о том, что Ruzz- и Ruz- были формами этнонима «русь», и, думается, ее можно рассматривать не более как рабочую гипотезу. И представляется, что она вряд ли когда-либо будет доказана.

Концепция О. И. Прицака строится и на анализе бытования в латиноязычных источниках рейнских форм Russ- и Rus-. Ученый, говоря об особенностях фонетики в рипуарском Рейнланде (Трир — Кельн), указывает на то, что в этой области второго верхненемецкого передвижения не было. Исследователь отмечает, что рипуарские франки, в фонетике которых не было ни аффрикаты «ts», ни фрикативной «3», пользовались для субституции этих звуков фрикативной «s». Исходя из данного наблюдения, О. И. Прицак обращает внимание на появление формы Russorum, отражающей корень Ruzz, и формы Rusorum, отражающей корень Ruz59.

Смысл указаний ученого на бытование упомянутых форм заключается в том, что если корни Rüss, Rüs являются частью тех названий, которые обозначают древнерусскую народность, то названия с корнями Ruzz, Ruz можно уверенно считать разновидностью этнонима «русь», так как Russ, Rus — суть Ruzz, Ruz, только в другой (в рейнландской) огласовке.

Формы Russorum и Rusorum исследователь видит в сочинениях Лиутпранда Кремонского — «Антаподосисе». Он приводит примеры, когда упомянутыми названиями немецкий хронист обозначает руссов. О. И. Прицак указывает на встречаемость названия Russorum в повествовании Лиутранда о походе Игоря на Византию в 941 г. В частности, исследователь обращает внимание на употребление данного названия в предложении, где говорится, что правителем руссов является Игорь, и в предложении, где речь идет о наличии двух кораблей руссов в составе византийского флота. Обнаруживает ученый и обозначение Rusorum. Он видит это обозначение в описании морского боя между руссами и греками60.

Названия Russorum и Rusorum, на первый взгляд, могут показаться формами термина «русь», так как относятся именно к руссам. Однако тот же Лиутпранд Кремонский, говоря о народе, который греки по его внешнему виду называют Rusios(русиос), отмечает: «...мы же (немцы. — П. А. ) по их месту жительства зовем “нордманнами”»61. Это указание хрониста ценно в вопросе о происхождении понятия «русь» — в устной немецкой

среде, во времена Лиутпранда, народ Rusios (скорее всего, это — этносо-циум) назывался нордманнами, а не Russorum или Rusorum.

Можно предположить, что названия Russorum и Rusorum ко времени Лиутпранда Кремонского были анахронизмами, и что немецкий хронист рассматривал их как формы названия Rusios только по причине омонимического сходства. Эта причина, очевидно, казалась ему достаточной для того, чтобы видеть в Russorum и Rusorum аналоги Rusios. Но на самом деле, два упомянутых рейнских термина во времена своего бытования в устной среде могли носить такое содержание, которое не имело отношения к исторической руси. О. И. Прицак считает обозначение Rusios греческой народной этимологией рейнских форм62. Но по изложенным выше соображениям, это мнение не представляется возможным принять.

Еще одним аргументом в пользу того, что рейнские формы Russ, Rus были отражением названия «русь», для О. И. Прицака является наличие в сочинении Ибн Хордадбеха — «Книга путей и стран» — понятия «ар-рус». Ученый считает, что данное понятие имеет рейнское происхождение. Появление обозначения «ар-рус» у Ибн Хордадбеха исследователь рассматривает как следствие того, что в начале 800-х гг. Карл Великий установил дружественные отношения с Харун-ар-Рашидом. О. И. Прицак в связи с этим пишет, что нельзя приписать простому совпадению тот факт, что именно в середине IX в. в арабской географической литературе название Руси появляется в его рейнской форме63.

Однако думается, это действительно не более чем совпадение. Ибн Хордадбех ведет речь о купцах русах, отправлявшихся к «Румийскому морю» (скорее всего, автор пишет о Черном море), а также по «морю Джурджан»64 (Каспийское море). Вряд ли арабам надо было для обозначения этих русов заимствовать у франков формы Russ, Rus. С формами названия «русь» их могли познакомить носители данного названия — те самые русы, о которых говорит Ибн Хордадбех. Тем более, по его свидетельству, иногда русы везли свои товары до Багдада65.

Более веским, но также уязвимым аргументом в пользу того, что корни Russ, Rus имели отношение к названию «русь» является утверждение О. И. Прицака о том, что к рейнским формам Russi / Russia восходит английское название Russia66. Russia в английском языке — этноним, обозначающий русских, и если это слово имеет в своих истоках упомянутые рейнские формы, то логично предполагать, что эти формы являлись термином «русь». Но могло быть и так, что рейнские Russi, Russia не были

отражением понятия «русь», а англичане могли заимствовать и употреблять слово Russia только по причине его внешней схожести со словом «русь».

Таким образом, есть резон полагать, что корни Russ, Rus не являлись частью тех названий, которые обозначали древнерусскую народность. Следовательно, бытование в письменных источниках названных корней, скорее всего, нельзя рассматривать как свидетельство того, что формы Ruzz- и Ruz- были разновидностью названия «русь».

К тому же вероятность субституции между формами Ruzz-, Ruz-, с одной стороны, и Russ-, Rus-с другой, низка, так как у рипуарских фран-

ков не было необходимости употреблять «s» вместо «z». А. В. Назаренко отмечает, что те территории, которые О. И. Прицак называет «рипуар-ско-франкскими», на самом деле принадлежали к разным диалектам — мозельско-франкскому (Трир) и рипуарскому (Кельн). Ученый подчеркивает, что оба диалекта были захвачены передвижением «t» > «z», и отсюда делает вывод о беспочвенности рассуждений О. И. Прицака67.

Подводя итог обзору изысканий О. И. Прицака в статье «Происхождение названия RÜS/RUS’» относительно форм Ruzz-, Ruz-, Russ-, Rus-, надо сказать: несмотря на ряд ценных наблюдений, ученому, на наш взгляд, не удалось показать, что наличие в латиноязычных сочинениях немецких авторов вышеперечисленных форм является свидетельством кельтского происхождения термина «русь». Все аргументы исследователя, хотя некоторые из них трудно опровергнуть, можно взять под сомнение.

Еще одним важным положением в концепции О. И. Прицака является его мнение, согласно которому название rugi (руги) имеет кельтское происхождение68. Но в нашей статье мы это мнение не рассматриваем. Думается, вопросу о возникновении понятия «руги» целесообразнее посвятить особую статью, в которой представить точку зрения не только О. И. Прицака, но и сторонников версии о западнославянских истоках термина «русь» (А. Г. Кузьмин и В. В. Фомин).

1 Прицак О. И. Происхождение названия Яш/Яш // Вопросы языкознания. 1991. № 6. С. 115.

2 Константин Багрянородный. Об управлении империей / Коммент. М. В. Бибикова // Древнейшие источники по истории народов СССР. М., 1991. С. 303.

3 Прицак О. И. Происхождение названия Яж/Яш... С. 116-117 .

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4 Там же. С. 116.

5 Там же.

6 Там же. С. 116-117 .

7 Там же. С. 116.

8 Там же.

9 Бертинские анналы / Коммент. М. Б. Свердлов // Латиноязычные источники по истории Древней Руси. Германия. IX - первая половина XII в. М.; Л., 1989. С. 12.

10 Прицак О. И. Происхождение названия Яж/Яш... С. 117.

11 Там же. С. 118.

12 Баварский географ // Латиноязычные источники по истории Древней Руси. Германия. IX - первая половина XII в. М.; Л., 1989. С. 19.

13 Там же.

14 Прицак О. И. Происхождение названия Яж/Яш... С. 118.

15 Атанов П. А. Варяги и восточнославянское общество: историографический аспект (ХХ-ХХ1 в.): Автореф. дис. ... канд. ист. наук. СПб., 2009. С. 15.

16 Прицак О. И. Происхождение названия Яж/Яш... С. 118.

17 Там же. С. 118-122.

18 Там же. С. 119.

19 Там же.

20 Там же.

21 Там же. С. 129.

22 Об управлении империей / Коммент. М. В. Бибикова... С. 303-304.

23 Прицак О. И. Происхождение названия Яй8/Яш... С. 119.

24 Там же.

25 Там же. С. 120.

26 Хроника Адама Бременского «Деяния архиепископов гамбургской церкви» / Коммент. М. Б. Свердлова // Латиноязычные источники по истории Древней Руси. Германия. IX - первая половина XII в. С. 130.

27 Там же. С. 137.

28 Там же. С. 136.

29 М. Б. Свердлов отмечает, что турками в данном случае называются кочевники-тюрки (Хроника Адама Бременского «Деяния архиепископов гамбургской церкви» / Коммент. М. Б. Свердлова. С. 157).

30 Там же. С. 143.

31 Там же. С. 145.

32 Прицак О. И. Происхождение названия Яй8/Яш... С. 120.

33 Там же.

34 Там же. С. 120, 121.

35 Там же. С. 120.

36 Там же.

37 Там же. С. 121.

38 Там же. С. 120-121.

39 Там же. С. 121.

40 Хроника Титмара Мерзебургского / Коммент. М. Б. Свердлова // Латиноязычные источники по истории Древней Руси. Германия. IX - первая половина XII в. С. 60, 65.

41 Там же. С. 70.

42 Свердлов М. Б. Кведлинбургские анналы // Латиноязычные источники по истории Древней Руси. Германия. IX - первая половина XII в. С. 103.

43 М. Б. Свердлов, опираясь на исследования Г. Перца и Й. Вера, придерживается логичного мнения о том, что о миссии Адальберта на Русь сообщил в «Продолжении хроники Регинона» сам Адальберт (Свердлов М. Б. Продолжение хроники Регинона // Латиноязычные источники по истории Древней Руси. Германия. IX - первая половина XII в. С. 33).

44 Там же.

45 Об управлении империей / Предисл. Г. Г. Литаврина и А. П. Новосельцева // Древнейшие источники по истории народов СССР. М., 1991. С. 5.

46 Константин Багрянородный. Об управлении империей / Коммент. М. В. Бибикова. С. 47, 49.

47 Прицак О. И. Происхождение названия Яж/Яш... С. 121.

48 Там же.

49 Там же. С. 122.

50 АтановП. А. Варяги и восточнославянское общество. С. 12-19.

51 Назаренко А. В. Древняя Русь на международных торговых путях // Междисциплинарные очерки культурных, торговых, политических связей IX-XII веков. М., 2001. С. 35.

52 Пузанов В. В. Образование Древнерусского государства: межэтнический симбиоз и иерархия территорий // Долгов В. В., Котляров Д. А., Кривошеев Ю. В., Пузанов В. В. Формирование российской государственности: разнообразие взаимодействий «центр-периферия» (этнокультурный и социальнополитический аспекты). Екатеринбург, 2003. С. 150; Пузанов В. В. Древнерусская государственность: генезис, этнокультурная среда, идеологические конструкты. Ижевск, 2007. С. 275.

53 Петрухин В. Я. Древняя Русь: Народ. Князья. Религия // Из истории русской культуры. М.,2000. Т. 1. С. 87-88.

54 Петрухин В. Я. Русь и Хазария: к оценке исторических взаимосвязей // Евреи и славяне. М.; Иерусалим, 2005. Т. 16: Хазары. С. 76, 93. Примеч. 4.

55 Прицак О. И. Происхождение названия Яй8/Яш... С. 122.

56 Назаренко А. В. Древняя Русь. С. 35.

57 Прицак О. И. Происхождение названия Яй8/Яш. С. 122.

58 Назаренко А. В. Древняя Русь. С. 35.

59 Прицак О. И. Происхождение названия Яй8/Яш... С. 122.

60 Там же. С. 123.

61 Лиутпранд Кремонский. Антоподосис. Книга об Оттоне. Отчет о посольстве в Константинополь. М., 2006. С. 96.

62 Прицак О. И. Происхождение названия Яй8/Яш... С. 123.

63 Там же.

64 Велиханова Н. М. Ибн Хордадбех. Книга путей и стран. Баку, 1986. С. 124.

65 Там же.

66 Прицак О. И. Происхождение названия Яй8/Яш... С. 123.

67 Назаренко А. В. Древняя Русь. С. 42.

68 Прицак О. И. Происхождение названия Яй8/Яш... С. 126.

Информация о статье:

Автор: Атанов Павел Александрович, кандидат исторических наук, Исторический факультет СПбГУ

Название: Кельтская этимология термина «русь» в статье О. И. Прицака «Происхождение названия ras/rus’».

Аннтотация: Вопрос о происхождении термина «русь» является важной составляющей норманнской проблемы. В статье рассматриваются взгляды О. И. Прицака, который обосновывал вероятность кельтской этимологии этого термина. Ключевые слова: историография, нормандская теория, этнонимика.

Information about the article:

Author: P. A. Atanov

Title: Celtic etymology of the term «Rus’» in article O. I. Pritsak «The Origin of the name ras/rus’».

Summary: The question of the term «Rus» origin is an important component of the Norman problematic. The article considers the views O. I. Pritsak, who substantiated the probability of Celtic etymology of this term.

Key words: historiography, the Norman theory, ethnonimic.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.