Научная статья на тему 'Казань, Крым и Великое княжество Литовское в дипломатических и военных столкновениях на рубеже XV–XVI вв.'

Казань, Крым и Великое княжество Литовское в дипломатических и военных столкновениях на рубеже XV–XVI вв. Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
581
136
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
История / Великое княжество Литовское / Крымское ханство / Казанское ханство / Оттоманская Порта / Московское княжество / межгосударственные контакты / History / the Grand Duchy of Lithuania / the Crimean Khanate / the Kazan Khanate / the Ottoman Port / the Moscow Principality / interstate contacts

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Бахтегариев А. Р., Гатин Марат Салаватович, Мустафина Дина Абдулбаровна, Фахрутдинов Раиль Равилович, Хайрутдинов Рамиль Равилович

Актуальность исследуемой проблемы обусловлена обозначившейся в исторической науке тенденцией переосмысления событий XV – начала XVI вв., вызванной изменениями в экономической, политической и социокультурной сферах, в теоретико-методологических способах исследований. А также пребыванием в тени проблемы отношений Великого княжества Литовского с осколками Золотой Орды, в особенности политических контактов с Казанским ханством, сыгравшим заметную роль в борьбе за политическое верховенство в постордынском пространстве. Цель статьи заключается в выяснении характера и особенностей взаимоотношений Великого княжества Литовского с двумя из множества наследников Золотой Орды – Казанским и Крымским ханствами. Ведущим подходом к исследованию данной проблемы является сравнительно-сопоставительный метод. Изучение межгосударственных отношений Великого княжества Литовского со смежным Крымским и пространственно удаленным от княжества Казанским юртами показало существование различий в политической линии Литвы по отношению к названным татарским ханствам и позволило выяснить причины этого. На характер и формы взаимоотношений интересующих нас государств влияли два фактора: 1) наличие, или отсутствие общих границ; 2) необходимость учета взаимоотношений постордынских государств и Литвы с Большой Ордой, Оттоманской Портой и усиливавшимся Русским государством. Дипломатическая активность последних приводила порой к изменению характера межгосударственных связей. Обусловливая, перерастание отношений из дипломатической в военную форму, или прекращение военного конфликта, или перерыв во взаимных контактах. Материалы статьи могут быть использованы при воссоздании общей картины развития взаимоотношений государств в Восточной Европе в рассматриваемый период, а также в академических курсах лекций по всеобщей и российской истории.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Kazan, Crimea and the Grand duchy of Lithuania in the diplomatic and military battles at the turn of the 15th and 16th centuries

The urgency of the problem under study is due to the tendency in the historical science to rethink the events of the 15th early 16th centuries, caused by changes in the economic, political and socio-cultural spheres, in theoretical and methodological research methods. As well as staying in the shadow of the problem of relations of the Grand Duchy of Lithuania with the fragments of the Golden Horde, especially political contacts with the Kazan Khanate, which played a prominent role in the struggle for political supremacy in the postdordyn space. The purpose of the article is to clarify the nature and characteristics of the relationship of the Grand Duchy of Lithuania with two of the many heirs of the Golden Horde the Kazan and Crimean Khanates. The leading approach to the study of this problem is the comparative method. The study of interstate relations of the Grand Duchy of Lithuania with the adjacent Crimean and Kazan yurts spatially distant from the principality showed the existence of differences in the Lithuanian political line with respect to the named Tatar khanates and allowed to find out the reasons for this. The nature and forms of relations between the states of interest to us were influenced by two factors: 1) the presence or absence of common borders; 2) the need to take into account the relationship of the postdordian states and Lithuania with the Great Horde, the Ottoman Porte and the growing Russian state. The diplomatic activity of the latter sometimes led to a change in the nature of interstate relations. Conditioning, the development of relations from diplomatic to military form, or the cessation of military conflict, or a break in mutual contacts. The materials of the article can be used to recreate the overall picture of the development of relations between states in Eastern Europe in the period under review, as well as in academic courses of lectures on general and Russian history.

Текст научной работы на тему «Казань, Крым и Великое княжество Литовское в дипломатических и военных столкновениях на рубеже XV–XVI вв.»

УДК 94

Казань, Крым и Великое княжество Литовское в дипломатических и военных столкновениях на рубеже XV-XVI вв.

А. Р. Бахтегариев, M. C. Гатин, Д. А. Мустафина, Р. Р. Фахрутдинов, Р. Р. Хайрутдинов

E-mail: bahtegariev@mail.ru Казанский федеральный университет г. Казань, Россия

Аннотация. Актуальность исследуемой проблемы обусловлена обозначившейся в исторической науке тенденцией переосмысления событий XV - начала XVI вв., вызванной изменениями в экономической, политической и социокультурной сферах, в теоретико-методологических способах исследований. А также пребыванием в тени проблемы отношений Великого княжества Литовского с осколками Золотой Орды, в особенности политических контактов с Казанским ханством, сыгравшим заметную роль в борьбе за политическое верховенство в постордынском пространстве. Цель статьи заключается в выяснении характера и особенностей взаимоотношений Великого княжества Литовского с двумя из множества наследников Золотой Орды - Казанским и Крымским ханствами. Ведущим подходом к исследованию данной проблемы является сравнительно-сопоставительный метод. Изучение межгосударственных отношений Великого княжества Литовского со смежным Крымским и пространственно удаленным от княжества Казанским юртами показало существование различий в политической линии Литвы по отношению к названным татарским ханствам и позволило выяснить причины этого.

На характер и формы взаимоотношений интересующих нас государств влияли два фактора: 1) наличие, или отсутствие общих границ; 2) необходимость учета взаимоотношений постордынских государств и Литвы с Большой Ордой, Оттоманской Портой и усиливавшимся Русским государством. Дипломатическая активность последних приводила порой к изменению характера межгосударственных связей. Обусловливая, перерастание отношений из дипломатической в военную форму, или прекращение военного конфликта, или перерыв во взаимных контактах. Материалы статьи могут быть использованы при воссоздании общей картины развития взаимоотношений государств в Восточной Европе в рассматриваемый период, а также в академических курсах лекций по всеобщей и российской истории.

Ключевые слова: История, Великое княжество Литовское, Крымское ханство, Казанское ханство, Оттоманская Порта, Московское княжество, межгосударственные контакты.

Для цитирования: Бахтегариев А. Р., Гатин М. С., Мустафи-на Д. А., Фахрутдинов Р. Р., Хайрутдинов Р. Р.. Казань, Крым и Великое княжество Литовское в дипломатических и военных столкновениях на рубеже ХУ-ХУ1 вв. Известия Общества археологии, истории и этнографии при Казанском университете. Казань, 2018; 38(3-4): 8-22.

Благодарность: Работа выполнена в соответствии с Программой Правительства Российской Федерации по конкурентному росту Казанского федерального университета.

Kazan, Crimea and the Grand duchy of Lithuania in the diplomatic and military battles at the turn of the 15th and 16th centuries

A. Bakhtegariyev, M. Gatin, D. Mustafina, R. Fakhrutdinov, R. Khairutdinov

E-mail: bahtegariev@mail.ru Kazan Federal University, Kazan, Russia

Abstract. The urgency of the problem under study is due to the tendency in the historical science to rethink the events of the 15th - early 16th centuries, caused by changes in the economic, political and socio-cultural spheres, in theoretical and methodological research methods. As well as staying in the shadow of the problem of relations of the Grand Duchy of Lithuania with the fragments of the Golden Horde, especially political contacts with the Kazan Khanate, which played a prominent role in the struggle for political supremacy in the postdordyn space. The purpose of the article is to clarify the nature and characteristics of the relationship of the Grand Duchy of Lithuania with two of the many heirs of the Golden Horde - the Kazan and Crimean Khanates. The leading approach to the study of this problem is the comparative method. The study of interstate relations of the Grand Duchy of Lithuania with the adjacent Crimean and Kazan yurts spatially distant from the principality showed the existence of differences in the Lithuanian political line with respect to the named Tatar khanates and allowed to find out the reasons for this. The nature and forms of relations between the states of interest to us were influenced by two factors: 1) the presence or absence of common borders; 2) the need to take into account the relationship of the postdordian states and Lithuania with the Great Horde, the Ottoman Porte and the growing Russian state. The diplomatic activity of the latter sometimes led to a change in the nature of interstate relations. Conditioning, the development of relations from diplomatic to military form, or the cessation of military conflict, or a break in mutual contacts. The materials of the article can be used to recreate the overall picture of the development of relations between states in Eastern Europe in the period under review, as well as in academic courses of lectures on general and Russian history.

Keywords: History, the Grand Duchy of Lithuania, the Crimean Khanate, the Kazan Khanate, the Ottoman Port, the Moscow Principality, interstate contacts.

For citation: Bakhtegariyev A., Gatin M, Mustafina D., Fakhrutdinov R., Khairutdinov R. Kazan, Crimea and the Grand duchy of Lithuania in the arena of diplomatic and military battles at the turn of the 15th and 16th centuries.

Proceedings of the Society for Archaeology, History and Ethnography at the Kazan University. Kazan, 2018; 38(3-4): 8-22. (In Russ.)

Acknowledgements: The work is performed according to the Russian Government Program of Competitive Growth of Kazan Federal University.

Введение

Развитие межгосударственных контактов в западной части Евразии после распада Джучиева Улуса и произошедшей смены участников политических взаимоотношений - одна из интереснейших проблем, требующая выяснения роли и намерений каждого из государственных организмов, претендовавших на наследие Золотой Орды, определения восприятия их государствами, сохранявшими политическое единство, а также выявления характера, формы и динамики дипломатических связей между конкретными сторонами (Греков, Якубовский, 1950). Ведь при относительной синхронности развития им приходилось, выстраивая взаимоотношения, преодолевать политические, военные и религиозные (идеологические) различия. Восточная Европа представляла собой не только территорию, становившуюся ядром последовательно сменявших друг друга империй. Она являлась и ареной столкновения культур, существенно отличающихся друг от друга, в частности стала местом противостояния двух мировых религий - христианства (как православной, так и католической ее ветвей) и ислама - со временем трансформировавшегося в толерантное взаимодействие (Трепавлов, 2010). В рассматриваемый период турецкий султан являлся халифом, главой всех мусульман, и этот статус неминуемо предполагал исполнение им функций защитника правоверных. Что означало незримое присутствие султанской Турции

за спиной мусульманских юртов в Восточной Европе (Смирнов, 1889). Рубеж двух столетий оказался наполнен очень тонкой дипломатической игрой, в которой стало принимать участие и добиваться выгодных для себя результатов и начинавшее укрепляться Московское княжество. Европейские же державы предпринимали безуспешные попытки столкнуть между собой Османскую Порту и Московское государство. Нередко дипломатические хитросплетения перерастали в военные конфликты как локального, так и более масштабного характера (Шваб, 2011). В этих условиях представляется крайне важным определить формы и характер контактов Великого княжества Литовского с двумя татарскими юртами. Крымским, оказавшимся в вассальной зависимости от Османского государства, и Казанским, попавшим под протекторат Московского княжества, прерванным подчинением власти крымских Гиреев.

Методы

Предпринятая попытка распутать хитросплетения международных отношений в Восточной Европе в конце XV - начале XVI вв., выяснение особенностей дипломатического взаимодействия Великого княжества Литовского с Крымским и Казанским ханствами потребовали применения ряда методов, в том числе методов историзма, анализа и синтеза. Ведущим же подходом к исследованию стало использование сравнительно-сопоставительного метода.

Результаты

Проведенное исследование позволило прийти к следующим заключениям. Великое княжество Литовское поддерживало дипломатические контакты с обоими осколками бывшего Джучиева Улуса, то есть признавало эти политические образования как самостоятельные государственные образования. При этом характер межгосударственных отношений Великого княжества Литовского с Казанским и Крымским юртами существенно различался. Главным фактором, приведшим к различию, было то, что княжество имело общие границы с Крымским ханством, а Казанское было пространственно от него удалено, располагалось юго-восточнее восточной соседки Литвы - Русского государства. В лице крымского хана литовский князь видел скорее противника, нежели выгодного со-

седа, который совершал набеги на южные окраины государства. Казанского же хана литовский князь (каковым часто являлся польский король) воспринимал как союзника, с которым имел общего врага в лице Московского княжества. При этом отсутствие общих границ Литвы с Казанью существенно затрудняло взаимные контакты, но было выгодным со стратегической точки зрения. Османское же правительство эти устремления Крыма воспринимало как дело, касающееся исключительно хана, и помощи ему не оказывало.

Обсуждение

Проблемы истории развития международных отношений в Восточной Европе относятся к числу интенсивно разрабатываемых с XIX столетия. Следует отметить, что задача специального рассмотрения динамики межгосударственных контактов между всеми государствами, существовавшими на территории Восточной Европы, остается трудно выполнимой. Исследователи обращались к истории взаимоотношений государств, главным образом, при рассмотрении вопросов внешней политики конкретной страны (Великого княжества Литовского, Польши, России и т. д.), при изучении причин распада империй и формирования на их территории новых государственных образований и их политического развития, в частности при освещении истории Золотой Орды и ее осколков. Оживление научного интереса к указанным вопросам сопровождалось введением в исследовательский оборот новых документальных материалов.

На рубеже Х1Х-ХХ вв. изучение истории Великого княжества Литовского достигло наивысшей степени интенсивности. Был опубликован большой объем извлеченного из архивов материала, который и по сей день служит многогранной источниковой основой изучения истории Великого княжества Литовского и ее взаимоотношений с другими государствами. Исторически сложилось так, что эту проблему изучали и изучают историки Польши, Российской империи, Советского союза, а в наши дни ученые России, Украины и Белоруссии.

Польские медиевисты интересовались преимущественно историей войн Великого княжества Литовского и Королевства Польского с татарами Большой Орды и Крымского ханства. Одним из первых к

рассмотрению проблемы отношений Великого княжества Литовского с крымскими татарами в период правления хана Менгли-Гирея обратился К. Пуласки (1881, с. 449). Наступившую паузу в исследовании международных контактов Литвы прервало появление работы Л. Ко-лянковского, посвященной изучению литовско-московских отношений в конце XV в. (Коляновский, 1935, с. 279-300). В ней был затронут и вопрос о крымско-литовских связях. После существенного перерыва к исследованию дипломатических контактов Литвы с крымскими татарами обратились Л. Подгорецкий (1987, с. 359), Е. Охмянски (1960, с. 161398) и Д. Колодзейчик (2011, с. 1109). В последние десятилетия свою лепту в освещение указанной проблемы внесли украинские ученые В. Ульяновский (2005, с. 357-373), Б. Черкас (2011, с. 144) и В. Гулевич (2013, с. 40-66), О. Гайворонский (2010, с. 25-50), Я. В. Пилипчук (2015, с. 312-325)и др.

Отношения Великого княжества Литовского с Крымским ханством и Большой Ордой стали предметом анализа в трудах многих российских ученых. Следует заметить, что интерес к прошлому Крыма и его взаимоотношений с другими странами, в том числе и с Великим княжеством Литовским, Большой Ордой, Османской Портой и Московским государством не был постоянным и в России. Он зародился еще в конце XVII в., возрастал в переломные, определяющие для хода исторического процесса моменты, и угасал в период затишья международных противоречий. Обусловлен же он был стремлением осмыслить опыт взаимоотношений Московского государства с Золотой Ордой, Казанским и Крымским ханствами перед последним рывком, направленным на завершение процесса объединения постордынских государств под политическим верховенством России, с одной стороны, и получения выхода в Черное море, с другой стороны. В ряду исследователей, обратившихся к этой проблеме, следует назвать имена А. И. Лызлова, А. И. Манкиева, М. М. Щербатова, Н. М. Карамзина, С. М. Соловьева, В. Д. Смирнова. В СССР эта проблема прямо или косвенно освещалась в работах Н. А. Смирнова, Н. А. Новосельского, В. Е. Сыроечковского, Р. Ю. Виппера, В. Д. Ко-ролюка, И. Б. Грекова, К. В. Базилевича, А. А. Зимина, Б. Н. Флори, А. Л. Хорошкевич и др. (Мустафина, Мустакимов, 2017, с. 187-211). Изменение формы политического существования, произошедшее в 90-е гг.

ХХ столетия, обусловило активизацию научной мысли в изучении истории политических наследников Джучиева Улуса, сложившихся к концу XV в. международных отношений и их последующего развития. Историография проблемы обогатилась трудами И. В. Зайцева (2004, с. 216), В. В. Трепавлова (2010), В. А. Виноградова (2007) и мн. др. Обращались к этой теме и белорусские ученые А. Любая (2011, с. 56-74) и Н. Воронин (2011, с. 127-149).

Исследованиями показано, что до вступления в дипломатическую игру Московского государства, Большой Орды и Османской империи фактически единственным партнером Крымского ханства являлось Великое Княжество Литовское, за исключением колонии генуэзцев. Прибытие же в 1474 г. к Менгли-Гирею первого русского посольства с предложением наступательного союза против польского короля и великого князя литовского Казимира IV и хана Большой Орды Ахмата привело к трещине в отношениях с Литвой и Польшей (Любая, 2011, с. 56-74). Заслуживают упоминания предположение, согласно которому захват Киева в 1482 г. татарами окончательно разрушил систему крымско-литовских дипломатических отношений, основанную на общности интересов и практике письменных обязательств. Что обоюдная заинтересованность Литвы с Польшей и Крыма в мирных отношениях привела к формированию института «закладничества» - посылке заложника из ближайшего окружения хана в качестве гаранта выполнения крымским ханом принятых обязательств. Что при воссоздании международных отношений не следует ограничиваться выяснением роли двух контрагентов (Крыма и ВКЛ), а необходимо выяснять характер и формы отношений Великого княжества Литовского с Большой Ордой, Русским и Османским государствами. Что лишь при условии выполнения этого условия можно представить картину в целом и разобраться в векторах политической линии Крымского ханства и Великого княжества Литовского. Что в конце XV в. отношения Московского княжества с Крымским ханством определялись совместной борьбой с общим противником - Большой Ордой, а позднее обусловливались противостоянием Москвы и Литвы. Наконец то, что А. Л. Хорошкевич (2001, с. 336) предприняла попытку обобщения мировой историографии проблемы и предложила типологию международных отношений средневековой Руси.

Несмотря на свойственную современной историографии широту спектра взглядов на отношения Московского государства с тюрко-татар-ским миром, существующие точки зрения можно свести к двум концепциям. Согласно первой, решающую роль в постордынском мире играла Османская империя, вынашивавшая агрессивные планы в отношении Поволжья и стремившаяся к гегемонии в Восточной Европе. Согласно второй, Османская Порта оставалась безучастной к тому, что происходило в Восточной Европе, интересуясь лишь торговыми контактами с Россией. Сторонники обеих концептуальных воззрений признают Крым в качестве проводника турецкой политики, но при этом по-разному оценивают степень самостоятельности ее действий.

Одну из граней межгосударственных отношений в Восточной Европе составляют взаимоотношения Крымского юрта с Казанским, разработка этого аспекта темы осуществляется достаточно активно, несмотря на малочисленность уцелевших источников (Флоря, 2011, с. 236-240). Одним словом если историография межгосударственных отношений Великого княжества Литовского с Крымским ханством имеет сложившуюся традицию. И уж тем более исследователи не обращались к сравнению и выявлению причин и характера различий в политической линии Великого княжества Литовского по отношению к двум различным татарским ханствам.

Такое положение дел связано, прежде всего, с тем, что историки изучали политическую историю и динамику международного статуса политических организмов, продолжающих свою жизнедеятельность: межгосударственные контакты Московского государства с постордынскими государствами и с Великим княжеством Литовским, и наоборот. Или же изучались отношения потенциально обреченных на взаимные контакты государств, располагавшихся смежно и имевших общие границы. Дипломатические же контакты Литвы и Казани не принимались во внимание и в силу более раннего прекращения существования Казанского ханства и присоединения его к Русскому государству, чем это произошло с Крымским ханством. В силу относительной непродолжительности исторического «разбега» и наступившей остановки развития контактов между Литвой и Казанью, они оказались в «тени» более ярких и длительных взаимоотношений, каковыми являлись межгосударствен-

ные отношения Казани и Москвы, а затем Крыма и Москвы, Москвы и Литовского государства, Литвы и Крыма.

Выводы

Данный «перекос» в воссоздании истории дипломатических связей между политическими образованиями на территории Восточной Европы в конце XV - первой половине XVI вв., безусловно, связан и с крайней узостью источниковой основы проблемы. К сожалению, катастрофически мало уцелело документальных свидетельств, отражающих выбранную тему. Актовые материалы и посольские книги по связям Казанского ханства с Московским княжеством погибли в эпоху «казанских» войн и в Смутное время, остаются крайне малоизвестными источники, таящиеся в недрах архивов Польши, Литвы и других стран. Да и отложившиеся в Российском государственном архиве древних актов 22 посольские книги по связям России с Крымом практически не опубликованы, если не принимать во внимание извлечения, изданные Н. И. Новиковым в XVIII в. и извлечения, увидевшие свет в сборниках Русского исторического общества в XIX в.

Заключение

Изучение политических контактов Великого княжества Литовского с Крымским и Казанским юртами показало, что эти отношения различались по характеру и форме. Существование общих границ и частые военные рейды на окраины княжества, нуждавшихся в средствах к существованию крымских татар, с одной стороны, и нежелание усиления Московского княжества, с другой, заставляли литовских князей прилагать усилия к предупреждению возможных нападений крымцев, и стараться склонить хана к союзу против великого князя. При этом сама Литва поддерживала Большую Орду, в ликвидации которой были заинтересованы Москва и Крым. Пространственно удаленное от Литвы, основанное чингизидами Казанское ханство, являвшееся объектом притязаний Москвы и Крыма, и не находившееся в военной с ней конфронтации воспринималось Литвой в качестве потенциального союзника против главного «недруга» - Московского государства. И если литовский князь воспринимал Крымский юрт в качестве неприятеля, с которым выгоднее жить

в «худом» мире, то к Казани относился как к потенциальному союзнику против московского князя. В комбинации, разыгрываемой Великим княжеством Литовским, некая скрепляющая роль отводилась Османской Порте, «повелительнице» и защитнице мусульман.

Литература

Виноградов А. В. Русско-крымские отношения. 50-е - вторая половина 70-х годов XVI века. Москва, 2007. Т. 1-2.

Воронин В. А. Из истории взаимоотношений Великого Княжества Литовского с татарами в конце XV - первой трети XVI в. Хан Шыг-Ахмет. Studia Histórica Europae Orientalis // Исследования по истории Восточной Европы. Минск, 2011. 127-149 с.

Гайворонский О. Повелители двух материков. Т. 1, Крымские ханы XV-XVI столетий и борьба за наследие Великой Орды, Крым-Бахчисарай, 2010. С. 25-50.

Греков Б. Д., Якубовский А. Ю. Образование и развитие Золотой Орды в XIII-XIV вв. Часть I., Золотая Орда и её падение, М.-Л., 1950.

Гулевич В. Казимир Ягайлович и Менгли-Гирей (от враждебных отношений к дружбе). Научно-исторический журнал, Вып. 1. Киев, 2013. 40-66 с.

Зайцев И. Л. Между Москвой и Стамбулом. Джучидские государства, Москва и Османская империя (нач. XV - пер. пол. XVI вв.). Очерки. Москва, 2004. 216 с.

Колодзейчик Д. Крымское ханство и Польша-Литва: международная дипломатия на европейской периферии (XV-XVIII вв.): исследование мирных договоров с последующим аннотированных документов. Лейден-Бостон, 2011. XXXVI, 1109 с.

Коляновский Л. Проблема Крыма в истории династии Ягеллонов. Исторические очерки. Львов, 1935. 279-300 с.

Любая А. А. Институт закладников в дипломатических отношениях Великого Княжества Литовского и Крымского Ханства в конце XV - первой четверти XVI в. Средневековые тюрко-татарские государства. Вып. 3, Казань, 2011. 56-74 с.

Мустафина Д. А., Мустакимов И. А. Крымский юрт и Блистательная Порта: историография взаимоотношений в эпоху правления Девлет-Ги-

рея (отражение крымско-османских отношений в отечественной историографии до начала 90-х гг. XX века). Эхо веков, 2017. № 1-2, 187-211 с.

Охмянски И. Организация Обороны в Великом княжестве Литовском до нападений крымских татар в XV-XVI вв. SMHW, 1960. Т.5. 161-398 с.

Пилипчук Я. В. Татарская политика Казимира IV, 1480-1492. Золо-тоордынская цивилизация, Вып. 8, Казань, 2015. 312-325 с.

Подгорецкий К. Крымское ханство и его отношения с Польшей. Варшава, 1987. 359 с.

Пуласки К. Отношения с Менгли-Гиреем, Польские отношения с Татарщиной во второй половине XV в. Краков-Варшава, 1991. 449 с.

Смирнов В. Д. Крымское ханство под верховенством Оттоманской Порты в XVIII в. до присоединения его к России. Одесса, 1889.

Трепавлов В. В. Золотая Орда в XIV столетии. Москва, 2010.

Ульяновский В. Киевский воевода в Крыму. Сугдейский сборник, Вып. 2, Киев-Судак: Академпериодика, 2005. 357-373 с.

Флоря Б. Н. Две грамоты Сахиб-Гирея. Славяне и их соседи. Славяне и кочевой мир, Вып. 10, Москва, 2001. 236-240 с.

Хорошкевич А. Л. Русь и Крым. От союза к противостоянию. Конец XV - начало XVI вв. Москва, 2001. 336 с.

Черкас Б. Степной литовский щит. Украинское войско Гедиминови-чей (XIV-XVI вв.). Киев, 2011. 144 с.

Шваб М. М., Русско-крымские отношения середины XVI - первых лет XVII веков в отечественной историографии 1940-х - 2000-х гг. Сургут, 2011.

Сведения об авторах

Бахтегариев А. Р., Казанский (Приволжский) федеральный университет, г. Казань, Россия.

Гатин Марат Салаватович, канд. ист. наук (доцент) кафедры тата-роведения и тюркологии Института международных отношений, истории и востоковедения, Казанский (Приволжский) федеральный университет, г. Казань, Россия.

Мустафина Дина Абдулбаровна, канд. ист. наук (доцент), Институт международных отношений, отделение Высшая школа историче-

ских наук и всемирного культурного наследия, кафедра регионоведения и евразийских исследований, Казанский (Приволжский) федеральный университет, г. Казань, Россия.

Фахрутдинов Раиль Равилович, д-р ист. наук, профессор, Институт международных отношений, отделение Высшая школа исторических наук и всемирного культурного наследия, кафедра регионоведения и евразийских исследований, Казанский (Приволжский) федеральный университет, г. Казань, Россия.

Хайрутдинов Рамиль Равилович, канд. ист. наук, доцент, иректор института международных отношений, Институт международных отношений, Казанский (Приволжский) федеральный университет, г. Казань, Россия.

References

Grekov B. D., Yakubovskii A. Yu. Obrazovanie i razvitie Zolotoi Ordy v XIII-XIV vv. Chast' I., Zolotaya Orda i ee padenie, M.-L., 1950.

Trepavlov V. V. Zolotaya Orda v XIV stoletii. Moskva, 2010.

Smirnov V. D. Krymskoe khanstvo pod verkhovenstvom Ottomanskoi Porty v XVIII v. do prisoedineniya ego k Rossii, Odessa, 1889.

Shvab M. M., Russko-krymskie otnosheniya serediny XVI - pervykh let XVII vekov v otechestvennoi istoriografii 1940-kh - 2000-kh gg. Surgut, 2011.

Pulaski K. Otnosheniya s Mengli-Gireem, Pol'skie otnosheniya s Tatarshchinoi vo vtoroi polovine XV v., Krakov-Varshava, 1991. 449 s.

Kolyanovskii L. Problema Kryma v istorii dinastii Yagellonov. Istoricheskie ocherki, L'vov, 1935. 279-300 s.

Podgoretskii K. Krymskoe khanstvo i ego otnosheniya s Pol'shei. Varshava, 1987. 359 s.

Okhmyanski I. Organizatsiya Oborony v Velikom knyazhestve Litovskom do napadenii krymskikh tatar v XV-XVI vv. SMHW, 1960. T. 5. 161-398 s.

Kolodzeichik D. Krymskoe khanstvo i Pol'sha-Litva: mezhdunarodnaya diplomatiya na evropeiskoi periferii (XV-XVIII vv.): issledovanie mirnykh dogovorov s posleduyushchim annotirovannykh dokumentov. Leiden-Boston, 2011. XXXVI, 1109 s.

Ul'yanovskii V. Kievskii voevoda v Krymu. Sugdeiskii sbornik, Vyp. 2, Kiev-Sudak: Akademperiodika, 2005. 357-373 s.

Cherkas B. Stepnoi litovskii shchit, Ukrainskoe voisko Gediminovichei (XIVXVI vv.), Kiev, 2011. 144 s.

Gulevich V. Kazimir Yagailovich i Mengli-Girei (ot vrazhdebnykh otnoshenii k druzhbe). Nauchno-istoricheskii zhurnal, Vyp. 1, Kiev, 2013. 40-66 s.

Gaivoronskii O. Poveliteli dvukh materikov. T. 1, Krymskie khany XV-XVI stoletii i bor'ba za nasledie Velikoi Ordy, Krym-Bakhchisarai, 2010. 25-50 s.

Pilipchuk Ya. V. Tatarskaya politika Kazimira IV, 1480-1492. Zolotoordynskaya tsivilizatsiya, Vyp. 8, Kazan', 2015. 312-325 s.

Mustafina D. A., Mustakimov I. A. Krymskii yurt i Blistatel'naya Porta: istoriografiya vzaimootnoshenii v epokhu pravleniya Devlet-Gireya (otrazhenie krymsko-osmanskikh otnoshenii v otechestvennoi istoriografii do nachala 90-kh gg. KhKh veka). Ekho vekov, 2017. № 1-2, 187-211 s.

Zaitsev I. L. Mezhdu Moskvoi i Stambulom. Dzhuchidskie gosudarstva, Moskva i Osmanskaya imperiya (nach. XV - per. pol. XVI vv.). Ocherki. Moskva, 2004. 216 s.

Vinogradov A. V. Russko-krymskie otnosheniya. 50-e - vtoraya polovina 70-kh godov XVI veka. Moskva, 2007. T. 1-2.

Lyubaya A. A. Institut zakladnikov v diplomaticheskikh otnosheniyakh Velikogo Knyazhestva Litovskogo i Krymskogo Khanstva v kontse XV -pervoi chetverti XVI v. Srednevekovye tyurko-tatarskie gosudarstva. Vyp. 3, Kazan', 2011. 56-74 s.

Voronin V. A. Iz istorii vzaimootnoshenii Velikogo Knyazhestva Litovskogo s tatarami v kontse XV - pervoi treti XVI v. Khan Shyg-Akhmet. Studia Historica Europae Orientalis // Issledovaniya po istorii Vostochnoi Evropy. Minsk, 2011. 127-149 s.

Khoroshkevich A. L. Rus' i Krym. Ot soyuza k protivostoyaniyu. Konets XV - nachalo XVI vv. Moskva, 2001. 336 s.

Florya B. N. Dve gramoty Sakhib-Gireya. Slavyane i ikh sosedi. Slavyane i kochevoi mir, Vyp. 10, Moskva, 2001. 236-240 s.

About the authors

A. R. Bahtegariev, Kazan (Volga Region) Federal University, Kazan, Russia.

Marat S. Gatin, Cand. Sci. (Hist.), Associate Professor ofthe Department of Tatar Studies and Turkology of the Institute of International Relations, History and Oriental Studies, Kazan (Privolzhsky) Federal University, Kazan, Russia.

Dina A. Mustafina , Cand. Sci. (Hist.), Associate Professor, Institute of International Relations, Department of Higher School of Historical Sciences and World Cultural Heritage, Department of Regional Studies and Eurasian Studies, Kazan (Volga Region) Federal University, Kazan, Russia.

Rail R. Fakhrutdinov , professor, Dr. Sci. (Hist.), Institute of International Relations, Department of Higher School of Historical Sciences and World Cultural Heritage, Department of Regional Studies and Eurasian Studies, Kazan (Privolzhsky) Federal University, Kazan, Russia.

Ramil R. Khairutdinov, Cand. Sci. (Hist), Associate Professor, Director of the Institute of International Relations, Institute of International Relations, Kazan (Privolzhsky) Federal University, Kazan, Russia.

Дата поступления 22.03.2018

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.