Научная статья на тему 'Кандидаты на должности по судебному ведомству при судебных палатах Российской империи: общая характеристика, правовое положение'

Кандидаты на должности по судебному ведомству при судебных палатах Российской империи: общая характеристика, правовое положение Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
174
39
Поделиться
Ключевые слова
СУДЕБНЫЕ ПАЛАТЫ / КАНДИДАТЫ НА СУДЕБНЫЕ ДОЛЖНОСТИ / СУДЕБНАЯ РЕФОРМА / РОССИЙСКАЯ ИМПЕРИЯ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Курас Татьяна Леонидовна

Институт кандидатов на должности по судебному ведомству был создан в результате проведения судебной реформы XIX в. и направлен на подготовку профессиональных судейских кадров. По замыслу законодателя молодые люди должны были некоторое время работать в судебном ведомстве, чтобы получить необходимый опыт и быть в дальнейшем назначенными на должности судей. Однако регламентация данного института и его практическая реализация имели существенные недостатки, не позволяя надлежаще выполнять поставленные законодателем задачи.

Candidates on post on judicial department at appellate courts of the Russian Empire: general characteristic, legal status

The institute of candidates on post on judicial department has been created as a result of carrying out of judicial reform of XIX century and directed on the preparation of professional judicial personnel. Young should receive practical skills of work injudicial department to move ahead on service. However, its regulation and practical realization had essential lacks, which disturb properly carrying out of the problems put by the legislator.

Текст научной работы на тему «Кандидаты на должности по судебному ведомству при судебных палатах Российской империи: общая характеристика, правовое положение»

крестьянских начальников направлял дело прокурору окружного суда. Так, например, в протоколе заседания Верхнеудинского съезда крестьянских начальников от 21 марта 1907 г. отмечается, что дело, представленное крестьянским начальником 1 участка Верхнеудинского уезда от 28 января 1907 г. за № 21, было направлено прокурору в связи с установлением в ходе расследования, что документ, по которому Цырен-Гарма Цыбиков требовал с Жамбала Гармаева 40 рублей, является подложным [18].

В работе съездов крестьянских начальников были нередки случаи затягивания рассмотрения дел в связи с большим объемом работы уездного съезда крестьянских начальников. Медленное разбирательство дел и волокита являлись основными недостатками не только инородческой судебной системы, но и всей судебной системы в Сибири в целом. А.И. Термен приводит массу примеров этого по русским волостям Иркутской губернии и Забайкальской области. Так, он пишет: «В селе Среднем Убукуне один крестьянин выпустил кишки другому. Тот, прожив 20 часов, умер в полном сознании, указав священнику, понятым и фельдшеру своего убийцу. После него остались жена и трое детей. Это было в 1906 году, летом 1909 года убийца еще гулял на свободе в том же селении» [19].

Таким образом, мы приходим к выводу, что судебная реформа начала ХХ в. значительно изменила систему судоустройства бурят, но при этом сохранила ряд национальных и региональных особенностей. В условиях развития капитализма в старую систему судоустройства бурят она внесла новые прогрессивные элементы, отвечающие требованиям времени.

Литература

1. Временное положение «Об устройстве общественного управления и суда кочевых инородцев Забайкальской области» // Забайкальские ведомости. 1901. 4 авг. № 82.

2. Там же.

3. НАРБ. Ф. 129. Оп.1. Д.3969. Л. 38-39.

4. НАРБ. Ф. 129. Оп.1. Д. 3969. Л. 38 об.-40.

5. НАРБ. Ф. 268. Оп.1. Д. 267. Л. 6.

6. НАРБ. Ф. 129. Оп.1. Д. 3969. Л. 38-39.

7. НАРБ. Ф. 281. Оп.1. Д.4. Л. 19.

8. Временное положение «Об устройстве общественного управления и суда кочевых инородцев Забайкальской области» // Забайкальские ведомости. 1901 г. 4 авг. № 82.

9. НАРБ. Ф. 129. Оп.1. Д. 3366. Л.11.

10. НАРБ. Ф. 281. Оп.1. Д.2. Л. 22.

11. НАРБ. Ф. 130. Оп.1. Д.1380. Л. 1.

12. Временное положение «Об устройстве общественного управления и суда кочевых инородцев Забайкальской области» // Забайкальские ведомости. 1901 г. 4 авг. № 82.

13. Там же.

14. Соболев М. К вопросу о реформе крестьянского управления в Сибири // Сибирские вопросы. 1905 г. №1.С. 88-90.

15. Манне Г. Программа по собиранию материала о народных воззрениях и юридических обычаев в области уголовного права и суда туземных народностей Сибири // Бурятиеведение. 1925. № 11. С.34.

16. Скворцова О.В. Административно-территориальное устройство Восточной Сибири в конце XIX - начале XX в.: проблема организации и реформирования регионального управления: дис. ... канд. ист. наук. Иркутск, 2006. С.157-158.

17. Статистический ежегодник России на 1912 год. СПб., 1912. С.22.

18. НАРБ. Ф. 266. Оп.1. Д. 79. Л. 3.

19. Термен А.И. Среди бурят Иркутской губернии и Забайкальской области. Очерки и впечатления. СПб., 1912. С.9-10

шагдурова ирина никитична - кандидат исторических наук, доцент кафедры истории Бурятии Бурятского государственного университета, г. Улан-Удэ.

shagdurova Irina Nikitichna - candidate of historical sciences, lecturer of department of history of Buryatia of Buryat State University, Ulan-Ude.

УДК 340.0(09)+94(47)

Т.Л. Курас кандидаты на должности по судебному ведомству при судебных палатах российской империи: общая характеристика, правовое положение

Институт кандидатов на должности по судебному ведомству был создан в результате проведения судебной реформы XIX в. и направлен на подготовку профессиональных судейских кадров. По замыслу законодателя молодые люди должны были некоторое время работать в судебном ведомстве, чтобы получить необходимый опыт и быть в дальнейшем назначенными на должности судей. Однако регламентация данного института и его практическая реализация имели существенные недостатки, не позволяя надлежаще выполнять поставленные законодателем задачи.

Ключевые слова: судебные палаты; кандидаты на судебные должности; судебная реформа; Российская империя.

T.L. Kuras candidates on post on judicial department at appellate courts of the Russian empire: general characteristic, legal status

The institute of candidates on post on judicial department has been created as a result of carrying out of judicial reform of XIX century and directed on the preparation ofprofessional judicial personnel. Young should receive practical skills of work in judicial department to move ahead on service. However, its regulation and practical realization had essential lacks, which disturb properly carrying out of the problems put by the legislator.

Key words: appellate courts, candidates on judicial posts, judicial reform, the Russian empire.

Одним из значимых институтов, созданных в результате проведения судебной реформы XIX в. и направленных на подготовку профессиональных судейских кадров, стал институт кандидатов на судебные должности. По замыслу законодателя кандидаты должны были некоторое время работать в судебном ведомстве в качестве секретарей и иных лиц такого же уровня, с тем чтобы получить необходимый опыт и быть в дальнейшем назначенными на должности судей. Идея, несомненно, была прогрессивной, ее надлежащая реализация могла обеспечить подготовку грамотных судей. Однако первоначальная редакция «Судебных Уставов» отличалась некоторой неопределенностью в регламентации статуса кандидатов: в законе не были с точностью установлены ни устройство кандидатуры на судебные должности, ни порядок их служебных и образовательных занятий, ни их материальное положение [1]. Для устранения недостатков в деятельности судебных кандидатов был принят закон от 24 декабря 1891 г., которым определялось положение кандидатов. С этого времени институт кандидатов на судебные должности регламентировался в третьей главе девятого раздела первой книги «Учреждения Судебных установлений» в редакции закона от 24 декабря 1891 г.

Рассмотрим далее правовое и материальное положение кандидатов на судебные должности, состоявших при судебных палатах. В соответствии со статьей 407 «Учреждения Судебных установлений» (далее «Учреждения») кандидаты состояли при судебных палатах и окружных судах и определялись в это звание старшими председателями судебных палат по соглашению с прокурорами палат. Руководство и надзор за кандидатами осуществляли старшие председатели и прокуроры соответствующих судебных палат. Кандидаты могли назначаться из лиц, окончивших курс юридических наук в высших учебных заведениях или

имеющих аттестаты о «выдержании» экзамена в этих науках. К примеру, в 1894 г. были определены на службу в качестве младших кандидатов на должности по судебному ведомству следующие лица, окончившие курс юридических наук:

- в Санкт-Петербургском Императорском университете - Буковский и Веревкин - при Санкт-Петербургской судебной палате;

- в Московском Императорском университете

- Егерман - при Варшавской судебной палате;

- в Варшавском Императорском университете

- Анучин - при Варшавской судебной палате [2].

Следует отметить, что правило, закрепляющее высокие требования к образованию кандидатов, вызывало неоднозначную реакцию: многие считали его нецелесообразным [3].

В соответствии со статьей 408 «Учреждения» кандидаты состояли на государственной службе и делились на старших и младших. Им присваивались служебные права и преимущества: старшим

- помощника секретаря окружного суда, а младшим - помощника секретаря при мировом съезде. Присвоение чинов производилось за выслугу лет в порядке и на условиях, предусмотренных законом. К примеру, из коллежских секретарей в титулярные советники были произведены: старший кандидат на должности по судебному ведомству при Харьковской судебной палате Ячевский - с 11 сентября 1894 г.; младший кандидат на должности по судебному ведомству при той же палате Четвериков - с 18 августа 1893 г. [4].

На основании статьи 409 «Учреждения» звание старшего кандидата могло быть присвоено лицам, прослужившим не менее полутора лет по судебному ведомству и получившим от соответствующего суда удостоверения в приобретении ими достаточной практической подготовки для самостоятельных занятий по судебной части. К примеру, в 1894 г. младшие кандидаты на должности по судебному ведомству при Санкт-

Петербургской судебной палате титулярный советник Филиппов и коллежский секретарь Завадский были назначены старшими кандидатами: Филиппов - с 12 ноября, Завадский - с 5 декабря [5]. Для определения уровня теоретических знаний и практических навыков лиц, претендующих на присвоение им звания старшего кандидата на должности по судебному ведомству, в судебных палатах проводились испытания. Для их проведения образовывались экзаменационные комиссии под председательством старшего председателя палаты, в состав комиссии входили прокурор палаты и некоторое число ее членов. К примеру, в Варшавской судебной палате один из таких экзаменов был назначен на 27 апреля 1915 г., о чем старший председатель палаты сообщил прокурору палаты А.А. Федорову в письме от 6 апреля 1915 г. за № 1350. В нем, в частности, содержалась просьба о личном участии прокурора в работе экзаменационной комиссии либо о командировании кого-либо из подчиненных ему лиц прокурорского надзора. В состав экзаменационной комиссии помимо старшего председателя и прокурора судебной палаты, вошли следующие ее члены: А.Н. Жемчужников, Л.А. Бафрали и О.О. Самохоцкий [6]. К испытанию на звание старшего кандидата на должности по судебному ведомству были допущены следующие лица (в скобках указан стаж работы, исчисленный на 1 мая 1915 г.) [7]:

- помощники секретаря палаты: Цандер (2 года 7 месяцев 13 дней); Танасиенко (исполняющий должность, 2 года 6 дней); Паше-Озерский (1 год 9 месяцев 18 дней); Фон Фабрициус (1 год 7 месяцев 11 дней);

- младшие кандидаты на должности по судебному ведомству: Лиморов (2 года 4 месяца 14 дней); Курганович (2 года 3 месяца 14 дней); Ивановский (2 года 2 месяца 3 дня); Левицкий (1 год 10 месяцев 4 дня); Чистяков (1 год 10 месяцев); Истнюк (1 год 9 месяцев 4 дня); Конашин-ский (1 год 9 месяцев 4 дня); Цветков (1 год 9 месяцев 4 дня); Пантелевич (1 год 7 месяцев 22 дня); Шаравский (1 год 7 месяцев 5 дней); Маев (1 год 6 месяцев); Байрашевский (1 год 6 месяцев 19 дней); Кваснецкий (1 год 6 месяцев 11 дней). Таким образом, требования, установленные законом, соблюдались: у всех лиц, претендующих на присвоение им звания старших кандидатов на должности по судебному ведомству, стаж работы в судебном ведомстве был более полутора лет.

Работа кандидатов на должности по судебному ведомству не оплачивалась. Однако в соответствии со статьей 411 «Учреждения» старшим кандидатам, состоящим при окружных судах, за усердную и полезную службу могли быть присвоены штатные оклады содержания. На основании статьи 412 «Учреждения» штатные оклады кандидатам, состоящим при судебных палатах, могли быть назначены старшими председателями палат по соглашению с прокурорами палат. Эти оклады по округам судебных палат распределялись министром юстиции, а в округах палат - старшими председателями палат по согласованию с прокурорами палат. Так, в 1897 г. в округе Иркутской судебной палаты было образовано семь таких окладов по 600 рублей каждому [8]. К концу 1916 г. при Иркутской судебной палате состояло уже тринадцать старших кандидатов, которым выплачивалось вознаграждение в размере 837 рублей, и девять младших, выплаты которым составляли 282 рубля [9]. В соответствии с приказом старшего председателя Иркутской судебной палаты № 4 от 13 января 1912 г. старшим кандидатам на судебные должности при данном суде Симонову, Пономаренко и Словенко были присвоены штатные оклады содержания с 23 декабря 1911 г. [10]. Но в целом выплачиваемые кандидатам суммы были весьма невелики по сравнению с жалованием иных лиц, состоящих на службе в палатах [11].

Старшие председатели судебных палат по соглашению с прокурорами палат имели право назначать состоящих при них кандидатов для занятий в канцеляриях палаты и прокурора. К примеру, в 1894 г. младший кандидат на должности по судебному ведомству при Саратовской судебной палате титулярный советник Шевцов был назначен помощником секретаря той же палаты [12]. Приказом старшего председателя Иркутской судебной палаты младший кандидат на судебные должности при данном суде Тужилкин был утвержден в должности помощника секретаря уголовного департамента Иркутской палаты с 1 января 1912 г.; приказом № 9 от 27 января 1912 г. старший кандидат при Иркутской судебной палате Клейнман был назначен помощником секретаря гражданского департамента данной палаты; приказом № 4 от 13 января 1912 г. младший кандидат при Иркутской судебной палате Розанов командировался в распоряжение прокурора данной палаты [13]. Работа кандидатов на судебные

должности в канцелярии, несомненно, являлась объективной необходимостью, однако проблема состояла в том, что она не могла качественно подготовить кандидатов к осуществлению в будущем работы судьи [14].

В соответствии со статьей 414 «Учреждения» старший председатель судебной палаты мог командировать кандидатов в распоряжение председателей окружных судов или съездов мировых судей [15]. К примеру, старший кандидат на должности по судебному ведомству при Варшавской судебной палате губернский секретарь Лашкин был перемещен кандидатом в Ломжин-ский окружной суд; младший кандидат на должности по судебному ведомству при Московской судебной палате губернский секретарь Ладыгин был перемещен кандидатом в Оренбургский окружной суд [16]. Приказом № 15 от 24 февраля 1912 г. младший кандидат при Иркутской судебной палате Браун командировался для занятий в камеру мирового судьи восьмого участка г. Иркутска [17]. Нередко в случае необходимости, наоборот, кандидаты, состоявшие при окружных судах, перемещались для соответствующей работы в судебные палаты. К примеру, в 1894 г. старший кандидат на должности по судебному ведомству при Ковенском окружном суде губернский секретарь Волошинов был перемещен в том же звании в Санкт-Петербургскую судебную палату [18].

В соответствии со статьей 415 «Учреждения» прокурор судебной палаты, по соглашению с ее старшим председателем, мог возложить на старших кандидатов исполнение должности товарища прокурора окружного суда.

Младшие кандидаты на судебные должности нередко назначались секретарями при прокурорах судебных палат. К примеру, двое младших кандидатов, состоящих при Иркутской судебной палате, - П. Пржевуский и А. Грюнберг - были назначены исполняющими должность секретаря при прокуроре Иркутской судебной палаты соответственно в 1907 и 1909 гг. [19]. Зачастую назначение кандидатов на судебные должности производилось в результате их перемещения из одного судебного округа в другой. Например, младший кандидат на судебные должности при Санкт-Петербургской судебной палате Беляев был перемещен в том же звании в Варшавскую судебную палату с 9 декабря 1894 г. [20]. Младший кандидат Санкт-Петербургской судебной палаты титу-

лярный советник В.Э. Гревс 1 июля 1897 г. был назначен секретарем при прокуроре Иркутской судебной палаты, а со 2 января 1899 г. переведен на должность делопроизводителя Главного тюремного управления. Другой младший кандидат, титулярный советник Н. Колоколов, состоял кандидатом при Московской судебной палате, а с 20 декабря 1899 г. был назначен исполняющим обязанности секретаря при прокуроре Иркутской судебной палаты.

На основании статьи 416 «Учреждения» при недостатке присяжных поверенных председатели судебных мест могли поручать старшим кандидатам защиту подсудимых по уголовным делам.

Согласно статье 417 «Учреждения» старшие кандидаты, пробывшие в этом звании не менее полутора лет, были вправе просить о выдаче свидетельства, в котором удостоверялось, что они доказали на службе свои познания по судебной части. Получившие такие свидетельства могли быть представлены к назначению на должности судебных следователей, товарищей прокуроров окружных судов и другие должности по судебному ведомству.

Несмотря на значительный положительный опыт деятельности кандидатов на судебные должности, законодательная регламентация их статуса весь период их деятельности вызывала немало нареканий. В связи с этим данный вопрос обсуждался на совещании старших председателей и прокуроров судебных палат [21]. Комиссия обсуждала проблемы бедственного материального положения кандидатов; дискутировала о неудобствах в связи с объединением судейских и прокурорских кандидатов; о запрете осуществления самостоятельной деятельности для младших кандидатов; об отсутствии надлежащего руководства занятиями кандидатов и других. Законодателю было рекомендовано найти пути решения вышеуказанных проблем [22]. Вопросы регламентации института судебных кандидатов неоднократно оказывались и в поле зрения «Судебной газеты» [23]. В одной из ее статей отмечалось, что молодые талантливые люди уклонялись от работы в качестве кандидатов на судебные должности, поскольку в перспективе была долгая служба без жалованья, а потом служба с мизерным жалованьем [24]. Автор другой статьи справедливо возмущался ситуацией, при которой младшие кандидаты, окончив университет, не получали никакого жалованья, в то время как все служащие, вплоть

до курьера, получали его [25]. В результате кандидаты при первой возможности расставались с судебным ведомством и устраивались в других [26]. Действительно, в силу изложенных причин кандидаты на судебные должности нередко увольнялись от службы по собственному желанию. К примеру, в 1894 г. согласно прошению были уволены от службы кандидаты на должности по судебному ведомству при Виленской судебной палате: старший кандидат - действительный студент Клементьев и младший кандидат - титулярный советник Вруцевич [27]; при Саратовской судебной палате

- старший кандидат Линицкий [28]; при Киевской судебной палате - младший кандидат Харченко и другие [29].

Несмотря на работу комиссии, критические статьи, размещаемые на страницах печати, нормы, регламентирующие деятельность судебных кандидатов, так и не были изменены [30]. Тем не менее и в последующем «Судебная газета» продолжала обращаться к этой проблеме [31].

В целом институт кандидатов на судебные должности обладал значительными достоинствами, позволял молодым людям получить существенные практические навыки работы, продвигаться по службе. Однако его регламентация и практическая реализация имела существенные недостатки, не позволяя надлежаще выполнять поставленные законодателем задачи по подготовке кандидатов на судебные должности к работе в качестве судей.

Литература

1. Объяснительная записка к проекту новой редакции

Учреждения Судебных установлений: в 3 т. СПб., 1900. Т.11. С. 184.

2. Извлечение из Высочайших приказов по Гражданскому

Ведомству. Приказ по ведомству Министерства юстиции № 4 от 13 дек. 1894 г. // Журнал Министерства юстиции. 1895. № 3. С. 7.

3. Василевский А. Отзывы русских газет и журналов о

судебной реформе // Журнал Министерства юстиции. 1863. Май. С. 438.

4. Извлечение из Высочайших приказов по Гражданскому

Ведомству. Приказ по ведомству Министерства юстиции № 5 от 20 дек. 1894 г. // Журнал Министерства юстиции. 1895. № 3. С. 12.

5. Извлечение из Высочайших приказов по Гражданскому

Ведомству. Приказ по ведомству Министерства юстиции № 6 от 29 дек. 1894 г. // Журнал Министерства юстиции. 1895. № 3. С. 14.

6. ГАРФ. Ф. 222. Оп. 1. Д. 2034. Л. 241.

7. ГАРФ. Ф. 222. Оп. 1. Д. 2034. Л. 243.

8. Временные правила о применении судебных уставов

в губерниях и областях Сибири, с законодательными мотивами и разъяснениями / сост. М.П. Домерщиков.

СПб., 1897. С. 38.

9. ГАИО. Ф. 246. Оп. 2. Д. 22. Л. 20-22.

10. ГАИО. Ф. 246. Оп. 6. Д. 68. Л. 1об.

11. Курас Л.В., Курас Т.Л., Щербаков Н.Н. История Иркутской судебной палаты (1897-февраль 1917 гг.). - Улан-Удэ: Изд.-полиг. комплекс ВСГАКИ, 2003. С. 84.

12. Извлечение из Высочайших приказов по Гражданскому Ведомству. Приказ по ведомству Министерства юстиции № 4 от 13 дек. 1894 г. // Журнал Министерства Юстиции. 1895. № 3. С. 9.

13. ГАИО. Ф. 246. Оп. 6. Д. 68. Л. 1-2об.

14. Василевский А. Отзывы русских газет и журналов о судебной реформе // Журнал Министерства юстиции. 1863. Май. С.425.

15. Курас Т. Л. Материальное положение и правовая регламентация кандидатов на судебные должности, на примере округа Иркутской судебной палаты (1897-февраль 1917 гг.) // Иркутский историкоэкономический ежегодник: 2002. - Иркутск: Изд-во ИГЭА, 2002. С. 76.

16. Извлечение из Высочайших приказов по

Гражданскому Ведомству. Приказ по ведомству Министерства юстиции № 4 от 13 дек. 1894 г. // Журнал Министерства Юстиции. 1895. № 3. С. 9.

17. ГАИО. Ф. 246. Оп. 6. Д. 68. Л. 3об.

18. Извлечение из Высочайших приказов по

Гражданскому Ведомству. Приказ по ведомству Министерства юстиции № 3 от 3 дек. 1894 г. // Журнал Министерства Юстиции. 1895. № 3. С. 7

19. ГАИО. Ф. 245. Оп. 1. Д. 2069а. Л. 1, 5об.-16об., 25об.-31 об., 39.

20. Извлечение из Высочайших приказов по

Гражданскому Ведомству. Приказ по ведомству Министерства юстиции № 6 от 29 дек. 1894 г. // Журнал Министерства юстиции. 1895. № 3. С. 15

21. Совещание Старших Прокуроров и Председателей Судебных палат по вопросам о кандидатах на должности по судебному ведомству // Журнал Министерства юстиции. 1895. № 10. С. 37.

22. Совещание Старших Прокуроров и Председателей Судебных палат по вопросам о кандидатах на должности по судебному ведомству // Журнал Министерства юстиции. 1895. № 10. С. 43-47.

23. Сабинин Л.Х. Недостатки организации судебной части // Судебная газ. 1895. № 29. С. 5-7.

24. Левитский М. О контингенте лиц нашего судебного ведомства // Судебная газ. 1898. № 23. С. 4.

25. По поводу младших кандидатов на судебные должности // Судебная газ. 1898. № 46. С. 6.

26. О кандидатах на судебные должности // Судебная газ. 1899. № 43. С. 2-3.

27. Извлечение из Высочайших приказов по

Гражданскому Ведомству. Приказ по ведомству Министерства юстиции № 2 от 28 ноября 1894 г. // Журнал Министерства юстиции 1895. № 3. С. 4.

28. Извлечение из Высочайших приказов по

Гражданскому Ведомству. Приказ по ведомству Министерства юстиции № 4 от 13 дек. 1894 г. // Журнал Министерства юстиции 1895. № 3. С. 9.

29. Извлечение из Высочайших приказов по

Гражданскому Ведомству. Приказ по ведомству Министерства юстиции № 5 от 20 дек. 1894 г. // Журнал Министерства юстиции 1895. № 3. С. 12.

30. Курас Т.Л. Материальное положение и правовая 31. Бурлей H. О кандидатах на судебные должности //

регламентация кандидатов на судебные должно- Судебная газ. 1903. N° 3. С. 5-6; Борщ КФ. В защиту

сти, на примере округа Иркутской Судебной пала- молодых юристов // Судебная газ. 1903. М 8. С. 5-6

ты (1897-февраль 1917 гг.) // Иркутский историкоэкономический ежегодник. Иркутск, 2002. С. 76.

Курас Татьяна Леонидовна - кандидат исторических наук, доцент кафедры правосудия и прокурорского надзора Юридического института Иркутского государственного университета, г. Иркутск.

Kuras Tatyana Leonidovna - candidate of historical sciences, lecturer of department of justice and prosecutions of Law institute of Irkutsk State University, Irkutsk.

УДК 712. 12 (571.5)

Т.В. Паликова

РАЗВИТИЕ СЕЛИТЕБНЫХ ТЕРРИТОРИИ ЗАБАЙКАЛЬЯ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX - НАЧАЛЕ ХХ В.

Статья посвящена развитию исторических селитебных зон Забайкалья второй половины XIX- начала ХХ в. Под влиянием природно-географических, социально-экономических и иных факторов города приобретают индивидуальные черты, а их архитектурно-пространственная среда постепенно усложняется к началу ХХ в.

Ключевые слова: архитектурно-пространственная среда, селитебные зоны Забайкалья, вторая половина XIX- начало ХХ в.

T.V. Palikova

DEVELOPMENT OF residential territories OF ZABAIKALIE IN THE sEcOND HALF OF XlX-th - EARLY XX-th cENTuRY

The article is devoted to the development of historical residential areas of Zabaikalie in the second half of the XIX

- early XX century. Cities acquire individual characteristics under the influence of natural geographic, socio-economic and other factors, and their architectural and spatial environment gradually becomes more complicated by the beginning of the XX-th century.

Key words: architectural and spatial environment, residential areas of Zabaikalie, the second half of XIX - the beginning of XX century.

Проблема развития исторических селитебных территорий Сибири является составной частью более широкой проблемы формирования городской или, как сейчас принято говорить, культурной среды, понимая под культурой и способ, и результат антропогенной деятельности.

Город и природная среда Человек живет в природной среде, целенаправленно изменяя ее, но и природная среда (климат, географические особенности) оказывает решающее воздействие на формирование культуры: от методов хозяйствования, типов поселений, пищевых предпочтений до форм ментальности.

Соотношение город-природа в Забайкалье решалось не в пользу первого. Природы было слишком много, и забайкальские города «тонули» в ней. Глобальность природного окружения в сравнении с городской цивилизацией на протяжении длительного времени приводила к слабости ее преобразовательной деятельности. 60% территории Забайкалья занимали тайга

и высокогорья. Обживалась в основном югозападная и юго-восточная части области. Только северный Баргузин выпадал из этой системы расселения. Города располагались по берегам водных магистралей, занимая удобные, чаще возвышенные, участки в устьях небольших рек, при впадении их в более крупные водные артерии. Особенности природно-географической среды оказывали влияние на пространственнопланировочную структуру городов: длительное время не выходил за естественные границы долины, напоминающей треугольник, городской центр Верхнеудинска. Чита раскинулась на двух террасах, амфитеатром спускавшихся по склону южного конца кряжа Ингодинских гор к устью одноименной реки. Изначальная природная заданность определяла силуэты Баргузина, растянутого на версту вдоль правого берега реки; Селенгинска, построенного узкой полоской вдоль реки, при подошве опоясывающих ее гор на протяжении двух верст [1].