Научная статья на тему 'Кадровый потенциал в реализации программы "цифровая экономика Российской Федерации"'

Кадровый потенциал в реализации программы "цифровая экономика Российской Федерации" Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
797
139
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЦИФРОВАЯ ЭКОНОМИКА / ЦИФРОВИЗАЦИЯ / КАДРОВЫЙ ПОТЕНЦИАЛ / ОЦЕНКА СИСТЕМЫ ПОДГОТОВКИ И ИСПОЛЬЗОВАНИЯ КАДРОВОГО ПОТЕНЦИАЛА / DIGITAL ECONOMY / DIGITALIZATION / HUMAN RESOURCE POTENTIAL / ASSESSMENT OF THE SYSTEM OF TRAINING AND UTILIZING HUMAN RESOURCE POTENTIAL

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Попов Михаил Васильевич, Сухорукова Антонина Михайловна

В статье раскрыты подходы к определению цифровой экономики, дана авторская позиция по определению понятия. Показана высокая роль цифровой экономики в обеспечении конкурентоспособности и устойчивого экономического роста, обоснована объективная необходимость ее развития в России, обрисованы проблемы, связанные с реализацией программы «Цифровая экономика в Российской Федерации». На первый план выходят проблемы формирования и развития кадрового потенциала, способного реализовать поставленные программой задачи, а также финансового обеспечения в условиях кризисного состояния отечественной экономики и непростой геополитической обстановки

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

HUMAN RESOURCE POTENTIAL IN IMPLEMENTATION OF THE PROGRAM “DIGITAL ECONOMY OF THE RUSSIAN FEDERATION”

The article examines various approaches to the defi nition of digital economy, presents an original interpretation of the defi nition of digital economy, stresses important role of the digital economy in ensuring competitiveness and sustainable economic growth, argues the necessity to develop digital economy in Russia, and identifi es problems involved in the implementation of the program “Digital Economy in the Russian Federation”. The authors argue that major obstacles to the development of the digital economy include problems of recruiting workforce capable of realizing the tasks set by the program, as well as providing fi nancial support in the context of stagnating Russian economy and diffi cult geopolitical situation.

Текст научной работы на тему «Кадровый потенциал в реализации программы "цифровая экономика Российской Федерации"»

ISSN 1994-5094 ♦-

15 -♦

Mikhail Vasilievich Popov,

Doctor of Economics,

professor of the department of economic theory, Saratov socio-economic institute (branch) of Plekhanov Russian University of Economics

Antonina Mikhailovna Sukhorukova,

Doctor of Economics,

professor of the department of marketing,

economics of enterprises and organizations,

Saratov socio-economic institute (branch)

of Plekhanov Russian University of Economics

УДК 338.2:331

Михаил Васильевич Попов,

доктор экономических наук, профессор кафедры экономической теории, Саратовский социально-экономический институт (филиал)

РЭУ им. Г.В. Плеханова

mikhail-popov-52@bk.ru

Антонина Михайловна Сухорукова,

доктор экономических наук, профессор кафедры маркетинга, экономики предприятий и организаций, Саратовский социально-экономический институт (филиал)

РЭУ им. Г.В. Плеханова

a.suhorukova2011@yandex.ru

КАДРОВЫЙ ПОТЕНЦИАЛ В РЕАЛИЗАЦИИ ПРОГРАММЫ «ЦИФРОВАЯ ЭКОНОМИКА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»

В статье раскрыты подходы к определению цифровой экономики, дана авторская позиция по определению понятия. Показана высокая роль цифровой экономики в обеспечении конкурентоспособности и устойчивого экономического роста, обоснована объективная необходимость ее развития в России, обрисованы проблемы, связанные с реализацией программы «Цифровая экономика в Российской Федерации». На первый план выходят проблемы формирования и развития кадрового потенциала, способного реализовать поставленные программой задачи, а также финансового обеспечения в условиях кризисного состояния отечественной экономики и непростой геополитической обстановки.

Ключевые слова: цифровая экономика, цифровизация, кадровый потенциал, оценка системы подготовки и использования кадрового потенциала.

HUMAN RESOURCE POTENTIAL IN IMPLEMENTATION OF THE PROGRAM "DIGITAL ECONOMY OF THE RUSSIAN FEDERATION"

The article examines various approaches to the definition of digital economy, presents an original interpretation of the definition of digital economy, stresses important role of the digital economy in ensuring competitiveness and sustainable economic growth, argues the necessity to develop digital economy in Russia, and identifies problems involved in the implementation of the program "Digital Economy in the Russian Federation". The authors argue that major obstacles to the development of the digital economy include problems of recruiting workforce capable of realizing the tasks set by the program, as well as providing financial support in the context of stagnating Russian economy and difficult geopolitical situation.

Keywords: digital economy, digitalization, human resource potential, assessment of the system of training and utilizing human resource potential.

Цифровая экономика как понятие в науке появилась относительно недавно (с конца XX в.) и связана с интенсивным инновационным развитием интернета и информационно-коммуникационных технологий (ИКТ), которые принято считать базовыми технологиями цифровой экономики. Именно они вызвали широкомасштабную цифровизацию многих сфер экономики, а цифровая экономика стала занимать одно из достойных мест не только в трудах ученых и практиков, но и в политике государства и бизнеса во многих странах мира. Интерес к этой теме объясняется тем, что в глобализирующейся экономике быстрыми темпами происходит смена технологических укладов, инновационные процессы внедряются во всех сферах экономики - в производственном секторе, сфере услуг и социальном секторе.

Однако, несмотря на то что цифровая экономика не сходит со страниц журналов и интернета, до сих пор в научном и экономическом сообществе не

сложилось единого определения этого понятия. Каждая публикация начинается с авторского подхода к сущности цифровой экономики и подходов к определению ее эффективности. Помимо множества определений, существуют схожие или часто подменяющие цифровую экономику понятия: веб- , интернет- и электронная экономика, электронный бизнес (e-business), электронная коммерция (e-commerce); виртуальная среда, дополняющая нашу реальность.

Зарубежные и отечественные исследователи определяют цифровую экономику в узком и широком смыслах. В узком понимании это международный рынок электронных товаров и услуг, в расширенном - экономическая система, в которой добавленная стоимость формируется на основе информационно-коммуникационных технологий, а самое широкое понимание - система экономических и социокультурных отношений, базирующихся на цифровых технологиях.

16 ♦-

Вестник СГСЭУ. 2018. № 4 (73) -♦

С цифровой экономикой в мире и в России связывают такие понятия, как дигитализация (оцифровка), интернет вещей, киберфизические системы, блокчейн, криптовалюта, искусственный интеллект, роботизация, четвертая промышленная революция, «умный» завод, «умный» город, процессы офшорной индустриализации, реиндустри-ализации и др.

Учитывая многоаспектный и междисциплинарный характер самого понятия, мы присоединяемся к точке зрения ученых и Всемирного банка, полагающих, что цифровая экономика - это экономика плюс ИКТ, а еще проще - это не какая-то новая экономика, а процесс цифровизации экономики любой страны. Цифровая экономика - составная часть экономики. Поэтому в зависимости от развитости экономики, ее конкурентоспособности в сложном глобализирующемся мире, а также наличия качественного потенциала для цифровизации экономики и будет зависеть эффективность функционирования экономики страны в целом. Поэтому эффективность цифровизации как одного из факторов экономического роста можно оценить через темпы роста ВВП и качество жизни населения страны.

Если еще в начале ХХ1 в. цифровая экономика рассматривалась и в основном применялась в коммерческой деятельности организаций, связанной с продвижением и реализацией товаров и услуг, то сейчас цифровизация экономики вышла за пределы коммерческой деятельности и получила широкое применение во всех ее сферах. Это банки, торговые компании, страховые общества, промышленные, сельскохозяйственные и иные производственные компании. Сюда же относятся внутрифирменное производство, оснащенное станками с программным обеспечением, а также внедрение компьютеров для совершенствования управления разными участками производства (корпоративное управление), которое обеспечено ИКТ, роботизацию. Из этого следует, что цифровой экономикой можно охватить все, что поддается формализации, т.е. превращению в логические схемы, а именно: вписать цифровую экономику в систему производства, распределения, обмена и потребления.

С этим соглашаются многие эксперты, но при этом многие вопросы широкомасштабной цифро-визации экономики для любой страны остаются дискуссионными и проблематичными:

- во-первых, подготовка высококвалифицированных кадров, способных осуществлять все направления цифровизации;

- во-вторых, наличие ресурсной (элементной) базы (материальной, производственной, финансовой) для осуществления цифровизации;

- в-третьих, высвобождение работников и рост числа безработных. Все это свидетельствует о сложности проблемы, ее этапности и различного времени для реализации в отдельных странах.

Современный уровень развития мировой экономики и опыт цифровизации показали, что цифровая экономика - стремительно развивающаяся сфера жизни, которая полностью переформатирует привычные хозяйственные связи и существующие бизнес-модели. В мире более 40% населения

в той или иной сфере используют цифровые технологии. В 2016 г. интернетом пользовались 3 млрд 419 млн человек (50%). Если в 1997 г. объем интернет-трафика составлял 0,3 Гбайт в секунду, в 2013 г. - 28875 Гбайт в секунду, то в 2018 г. он должен превысить 50000 Гбайт в секунду [1].

Во всех развитых странах цифровизация базируется на нанотехнологиях и высоком уровне конкуренции. Она уже сейчас затрагивает деятельность интернет-магазинов, электронный бизнес, электронную коммерцию информационную экономику, экономику знаний, виртуальную экономику, электронные деньги, киберкорпорацию, реальный и социальный секторы экономики. То есть в условиях глобализации с ростом населения планеты и мобилизации ресурсов, цифровая экономика затрагивает каждый аспект жизни: здравоохранение, образование, интернет-банкинг и т.д.

Масштабы цифрового сегмента мировой экономики количественно оценить сложно. Это связано с трудностями, обусловленными различиями в подходах к ее определению и измерению. По данным «Бостонской консалтинговой группы» [10], доля цифрового сегмента мировой экономики составляет 23% (17 трлн долл.). К 2021 г. объем цифровой экономики увеличится на 4 трлн долл., а её удельный вес в глобальном ВВП достигнет 25%. В разрезе отдельных стран материал представлен в табл. 1.

Из табл. 1 видно, что к 2021 г. четверть всей добавленной стоимости (в стоимостном выражении - 21 трлн долл.) будет производиться в цифровом секторе мировой экономики. Цифровыми лидерами в мире являются США, Германия и Великобритания, в которых на долю цифрового сегмента приходится более 30% ВВП. Объем цифрового сегмента в Китае достигает 1,2 трлн долл. (10,8% от ВВП) и растет очень высокими темпами: через пять лет ожидается увеличение абсолютного показателя более чем на половину [5]. Во всех крупных странах мира цифровой сегмент существенно опережает остальную часть экономики по своей динамике.

По данным «Бостонской консалтинговой группы», цифровая экономика захлестнула потребительские товары и розничную торговлю. Сегодня она обеспечивает более 15% мировых продаж. Эта же компания оценила размер интернет-экономики по странам 020. В 2016 г. объем интернет-услуг составил 3,3 трлн долл., это около 5% их совокупного ВВП. Наиболее высокие темпы роста цифровой экономики за последние 7 лет обеспечили страны Евросоюза (150%) и развивающиеся страны (Мексика (168%), Саудовская Аравия (172%), Аргентина (165%). Самые высокие показатели - у Великобритании. Удельный вес в ВВП страны составил в 2016 г. 12,4%, в Южной Корее - 8%, в Китае - 6,9%, в странах Евросоюза - 5,7%, в России - 2,8% [10].

Вместе с тем нельзя не отметить, что и в России в последние годы отдельные направления цифро-визации получают развитие, в первую очередь в распространении проводного интернета (70,4% от общей численности населения). Имеются серьезные достижения в доступности широкополосного и

ISSN 1994-5094 17 ♦-♦

Таблица 1

Масштабы цифровой экономики в мире: состояние, перспективы развития

Страна 2016 2021

Объем ВВП Объем ЦЭ Доля ЦЭ в ВВП, % Объем ВВП Объем ЦЭ Доля ЦЭ в ВВП, %

Бразилия 1796 389 21,7 2028 498 24,6

Великобритания 2615 817 31,2 2847 979 34,4

Германия 3467 898 25,9 3675 1104 30,0

Китай 11120 1198 10,8 14725 1851 12,6

Россия 1283 26 2,0 1725 97 5,6

США 18572 6259 33,7 20464 7432 36,3

Япония 4943 964 19,5 5083 1116 22,0

Мир 74949 17073 22.8 85642 21155 24,7

Источник: данные МВФ и Boston Consulting Group.

мобильного интернета, в распространении смартфонов. Однако есть существенные различия в цифровизации экономики по странам. Так, основу современной экономики стран глобальных лидеров составляют прежде всего фундаментальная наука и высокотехнологичное интеллектуальное производство. Россия, несмотря на рост цифровой экономики, по объему значительно отстает от многих стран и базируется преимущественно на импортных технологиях с использованием импортных продуктов (компьютеров, электроники, средств связи). Более того, закупки за последние годы выросли. По данным журнала «Электроника», до 2014 г. Россия закупала за границей 60% элементной базы, а сейчас 90% [4]. В основном это пока затрагивает маркетинг и логистику. В других сферах результаты еще скромнее. Возьмем, например, роботизацию. Сегодня в мире на 10,0 тыс. работающих приходится 69 роботов, причем в Южной Корее - 540, а в России - 2 (в Сингапуре - 400, в Швеции - 250, в Дании - 220, в Италии - 180) [7].

Имеется точка зрения, что роботы в промышленности вытесняют людей. По мнению академика РАН В. Иванова, это неправильно. Американская автомобильная промышленность за последние пять лет купила 80 тыс. роботов. И численность занятых в отрасли выросла на 240 тыс. человек. Это другое качество и расширение объема продаж. Пока роботы создают рабочие места [3]. Хотя вопрос остается дискуссионным. Еще один пример -инновационный переход к производству электромобилей, которые кардинально меняют не только автомобильную промышленность, но и смежные отрасли, автомобильный рынок, сферу автоуслуг. К тому же цифровые технологии открывают невиданные ранее возможности для стартапа, которые могут потеснить признанных мировых мэтров. Сегодня в мире эксплуатируется более 2 млн электромобилей. В России зарегистрировано всего 920 электромобилей, что не превышает 0,046% от числа зарегистрированных в мире. В 2016 г. первое место на мировом рынке электромобилей занял Китай, за ним идут США, на третьем месте стоит

Япония и на четвертом - Норвегия, в которой самый высокий в мире процент продаж электромобилей. Во многих странах мира принимаются законы, ограничивающие выпуск автомобилей с двигателями внутреннего сгорания: в Евросоюзе запрет вступает в силу с 2025 г., в Индии - с 2030 г., Китай также ограничивает выпуск автомобилей уходящего прошлого.

Можно констатировать, что Россия находится в начале долгого пути по преодолению значительного отставания. Сегодня она отстает от стран лидеров цифровизации на 5-8 лет. Если сохранятся такие темпы, то к 2020 г. этот разрыв увеличится до 20 лет [11]. Проблема осложняется тем, что России придется параллельно решать две сложные задачи: заново создать инновационное производство в базовых отраслях экономики (базу для ИКТ) и сформировать цифровую экономику, подготовив кадровый потенциал, который сможет продвинуть страну на более высокий уровень развития и интеграции в мировом разделении труда. К сожалению, реальность такова, что Запад в условиях конфронтации и санкций не собирается пускать Россию на мировой рынок высокотехнологичной продукции. Интеграция России в мировое хозяйство ограничена, а в сущности, практически закрыта.

С целью устранения существенного отставания российской экономики от уровня развитых стран президентом и правительством особая роль отводится цифровой экономике. По их мнению, без цифровой экономики у России нет будущего. По своей значимости они приравнивают ее к плану ГОЭЛРО. С такой позицией согласны многие ученые и практики. Минкомсвязи разработана и Распоряжением Правительства Российской Федерации от 28 июля 2017 г. N° 1632-р утверждена программа «Цифровая экономика Российской Федерации» до 2025 г. Программа увязана со Стратегией развития информационного общества в Российской Федерации на 2017-2030 гг. На эту программу делается ставка перспективного развития экономики. Целевой ориентир для России - довести долю цифровой экономики в ВВП к 2025 г. до 8-10%.

18 ♦-

Вестник СГСЭУ. 2018. № 4 (73) -♦

В программе заявлены три цели:

1. Создание экосистемы цифровой экономики Российской Федерации, в которой данные в цифровой форме являются ключевым фактором производства во всех сферах социально-экономической деятельности, обеспечить эффективное взаимодействие, включая трансграничное, бизнеса, научно-образовательного сообщества, государства и граждан.

2. Создание необходимых и достаточных условий институционального и инфраструктурного характера, устранение имеющихся препятствий и ограничений для создания и (или) развития высокотехнологичных бизнесов.

3. Повышение конкурентоспособности на глобальном рынке как отдельных отраслей Российской Федерации, так и экономики в целом.

Обозначены следующие направления: государственное регулирование; информационная инфраструктура; исследования и разработки; кадры и образование; информационная безопасность; государственное управление; «умный» город; цифровое здравоохранение. Ответственность за реализацию программы ложится на государство и российский бизнес. В условиях санкций рассчитывать на зарубежную поддержку не приходится.

Для реализации программы правительством России за относительно короткое время утверждены стратегические документы, дорожные карты по направлениям, выданы задания по министерствам и ведомствам, выделены бюджетные средства. Создана специальная Автономная некоммерческая организация (АНО) «Цифровая экономика», предметом деятельности которой будет являться:

1. Формирование, организация и координация работы рабочих групп;

2. Определение центров компетенций и координация их деятельности;

3. Проведение оценки эффективности реализации программы;

4. Осуществление мониторинга информационных ресурсов и информационно-аналитического сопровождения;

5. Взаимодействие бизнеса с научно-образовательными и иными сообществами;

6. Разработка прогнозов развития цифровой экономики;

7. Осуществление поддержки «стартапов» и субъектов малого и среднего предпринимательства в области разработки и внедрения цифровых технологии.

По каждому направлению указаны задачи, имеющиеся заделы и условия, необходимые для возникновения новых платформ и технологий. Основными сквозными цифровыми технологиями, которые вошли в программу, являются: большие данные; нейротехнологии и искусственный интеллект; системы распределенного реестра; квантовые технологии; новые производственные технологии; промышленный интернет; компоненты робототехники и сенсорики; технологии беспроводной связи; технологии виртуальной и дополненной реальностей.

По мнению академика В. Иванова, программа «Цифровая экономика», как и другие государственные программы в современной России, должна

исходить из интересов 99% ее населения. Если экономика для человека, то она должна оценивать качество жизни в реальных, важных для человека натуральных показателях: здоровье, качество образования, социальная защищенность, достаток, продовольствие, энергетика и т. д. Поэтому реализация программы потребует тесного взаимодействия государства, бизнеса и науки, а основным результатом ее реализации должно стать создание национальных компаний-лидеров - высокотехнологичных предприятий, развивающих «сквозные» технологии и управляющих цифровыми платформами, которые работают на глобальном рынке. Они формируют вокруг себя систему стартапов, исследовательских коллективов и отраслевых предприятий, обеспечивающих развитие цифровой экономики. Это локомотивные отрасли, связанные с новыми технологиями и научными обоснованиями. Это биотехнологии, новая медицина, робототехника, нанотехнологии, когнитивные технологии, высокие гуманитарные технологии, новое природопользование.

Однако реализация цифровой модели экономики России сталкивается со многими объективными трудностями, возникшими с разрушительных для общества событий 90-х гг. ХХ и начала ХХ1 в., а именно: деградацией и даже утратой кадрового потенциала из-за снижения качества образования и развала системы воспитания как итога размывания системы ценностей; утратой ряда научных школ; ориентацией на использование импортных технологий; сокращением в ходе реформирования отечественного станкостроения, о чем свидетельствует уменьшение численности занятых в данной отрасли с 10 млн человек до нынешних 3 млн; неэффективным управлением (администрированием) из-за симбиоза олигархата и власти; неспособностью власти, ограниченной частными интересами представителей олигархата, видеть будущее глобально; коррупционностью, сопровождаемой фаворитизмом, непотизмом (кумовством), протекционизмом [6].

Главным сдерживающим фактором широкомасштабной цифровизации в стране является отсутствие подготовленных кадров. Согласно прогнозам «Бостонской консалтинговой группы», к 2025 г. российская экономика столкнется с десятимиллионным дефицитом специалистов в аналитической и творческой деятельности, что поставит под угрозу осуществление цифровизации экономики. Не менее сложной проблемой остается создание материально-технической и ресурсной базы, о чем наглядно свидетельствуют данные табл. 2.

Как следует из табл. 2, за годы реформирования экономики научно-исследовательская и образовательная среды в значительной степени утратили потенциал. Сократилось число научно-исследовательских организаций, практически ликвидированы проектные и конструкторские организации; более чем в 2 раза сократилась численность персонала, занятого исследованиями и разработками (в федеральных органах управления численность в 2 раза больше); более чем в 2 раза сократилась численность исследователей, а удельный вес докторов и

ISSN 1994-5094 19 ♦-♦

Таблица 2

Изменение научно-исследовательского потенциала России за 1992-2016 гг.

Показатели 1992 2010 2014 2015 2016 2016, % к 1992

Число научно-исследовательских организаций, шт. 2077 1840 1719 1668 1708 82,1

в том числе: проектные организации 495 36 33 32 29 5,8

конструкторские организации 865 362 331 317 322 37,2

Численность персонала, занятого исследованиями и разработками, тыс. чел. 1532,6 736,5 727,0 732,3 722,3 48,2

в том числе: исследователи, тыс. чел. 804 368,9 369,0 373,9 370,4 47,2

из них: доктора наук, тыс. чел. 30,1 26,8 28, 0 28,0 27,4 91,0

% от числа исследователей 3,8 7,2 7,6 7,5 7,4

кандидаты наук 83,9 78,3 81,6 83,5 81,0 96,5

% от числа исследователей 10,4 21,2 22,0 22.3 21,9

Численность профессорско-преподавательского состава в вузах, тыс. чел. 243,6 356,8 299,7 278,7 261 107,4

Источник: Российский статистический ежегодник. 2017: стат. сб. / Росстат. М., 2017.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

кандидатов наук в численности исследователей не превышает 30%. При этом к 2017 г. число докторов наук в возрасте старше 60 лет составило 68%, а кандидатов наук - 30%.

Эти кадры сосредоточены в основном в вузах. Власть настойчиво пытается интегрировать науку в систему образования. Но для этого надо пересмотреть и перестроить саму систему образования и систему науки, поскольку это два разных направления. Задача системы образования - подготовка кадров, задача науки - исследования, разработки, внедрение. Преподавательская работа и научно-исследовательская работа представляют два разных профессиональных направления деятельности. Объединить их можно, но для этого надо изменить весь производственный процесс. К сожалению, на вузы возложена не только образовательная деятельность, научная работа, но и подготовка аспирантов и докторантов. Видимо, поэтому и такие низкие

показатели подготовки кадров высшей квалификации (табл. 3-4).

При этом в последние годы наблюдается тенденция снижения и без того низких показателей аспирантуры и докторантуры. Несмотря на рост численности аспирантов, в 2016 г. защитилось всего 3,8% от общего числа, в то время как в 1992 г. их было 6%. Не лучше показатели и по докторантуре. Причем видим, что подготовка докторов наук сосредоточена в вузах. Так, из 151 защитившихся в 2016 г. только 8 (5,3%) защищались в НИИ. Низкие показатели во многом можно объяснить тем, что отсутствует мотивационная составляющая. Заработная плата ученых остается низкой. Продолжается отток специалистов в другие страны, где они и осуществляют цифровизацию экономик этих стран. По мнению академика Е.Н. Каблова [см. 6], страна должна иметь государственные научные учреждения для решения главных задач инновационного раз-

Таблица 3

Подготовка аспирантов в научных учреждениях и вузах России

Показатели 1992 2000 2010 2014 2015 2016 2016, % к 1992

Число организаций, ведущих подготовку аспирантов 1540 1362 1568 1519 1446 1359 88,2

Число аспирантов, тыс. чел. 51,9 117,7 146,7 119,9 109,9 98,4 189,6

Выпуск аспирантов, тыс. чел. 14,9 24,8 35,2 28,3 25,8 26,0 173,0

в том числе с защитой, тыс. чел. 3, 1 7,5 9,6 5,2 4,6 3,7 119,0

% от выпуска 21,04 30,2 28,4 18,4 17,8 14,2 67,0

% от общей численности 6,0 6,3 6,1 4,4 4,2 3,8 63, 0

Источник: Российский статистический ежегодник. 2017: стат. сб. / Росстат. М., 2017.

20 Вестник СГСЭУ. 2018. № 4 (73) -♦

Таблица 4

Подготовка докторантов в научных учреждениях и вузах России

Показатели 1992 2000 2010 2014 2015 2016 2016, % к 1992

Число организаций, ведущих подготовку докторантов 502 492 602 478 437 385 77,0

Число докторантов, чел. 1644 3805 4418 3204 2007 921 56,2

Выпуск докторантов, чел. 617 1251 1259 1359 1386 1346 218,0

в том числе с защитой, чел. 247 486 336 231 181 151 61,4

Из них в НИИ, чел. 91 56 20 14 8 8 8,7

% от обшей численности докторантов 15,0 11 7,6 7,2 9,2 11,2 74,2

% от выпуска 40,0 38,8 26,7 17,0 13,2 11,2 28,1

Источник: Российский статистический ежегодник. 2017: стат. сб. / Росстат. М., 2017.

Таблица 5

Структура финансовых средств, выделяемых на финансирование научно исследовательских работ в России, за 1992-2016 гг.

Показатели 1992 2010 2014 2015 2016 2015, % к 1992

Финансирование науки, всего, млрд руб. 140,6 523,4 847,5 914,7 943,8 6,5 раз

% к ВВП 0,74 1,13 1,07 1,10 1,1

Выделено из бюджетов всех уровней, млрд руб. 41,2 360,3 569,7 617,3 622,3 15 раз

% к общему объему финансирования 29,3 67,4 67,2 67,5 65,9

В том числе из федерального бюджета, млрд руб. 17,4 237,6 437,3 439,4 402,7 26 раз

% к федеральному бюджету 1,69 2,35 2,45 2,81 2,73

% к общему объему финансирования 12,4 45,4 51,6 48,0 42,7

Средства предпринимательского сектора, млрд руб. - 85.9 145,8 150,9 154,9

% к общему объему финансирования 16,4 17,2 16,4 16,3

Источник: Российский статистический ежегодник. 2017: стат. сб. / Росстат. М., 2017.

вития, разработки и внедрения элементов цифровой экономики. Нужна нормативно-правовая база, которая должна обеспечить эффективное взаимодействие вузовской, академической и отраслевой науки.

Для разработки цифровых технологий, создания цифровой экономики нужны мощности и подготовленные кадры. «Кадры решают все» - знаменитый лозунг времен советской индустриализации, который в послевоенный период взяли на вооружение японские предприниматели. Сегодня для построения и развития отечественной цифровой экономики эта проблема более чем актуальна. Необходимы кадры - кадры нового поколения с креативной и творческой направленностью. Для этого требуется кардинальный пересмотр системы образования и политики оплаты труда. Квалифицированные кадры должны иметь достойно оплачиваемый труд.

Но еще более сложной проблемой остается финансовое обеспечение этого процесса. Полагаем, что это и есть самое слабое звено в цепочке от разработки до практической реализации. Любая программа требует финансирования. По оценке экспертов Центра стратегического развития (ЦСР), возглавляемого экс-министром финансов А. Кудриным, на реализацию правительственной программы

требуется 185 трлн руб., т.е. почти 23,1 трлн руб. ежегодно, что составляет 30,8% от ВВП в год. Однако эта сумма станет непосильным напряжением прежде всего для населения. Это на инвестиционном форуме « Сочи-2016» отметила О. Голодец. Она подчеркнула, что в стране наблюдается устойчивый рост бедности, поразившей прежде всего работающее население. Фактически выделяемые средства на реализацию программы цифровой экономики в 2016 г. в сумме 150 млрд руб. не идут ни в какое сравнение с реальной потребностью, как и финансирование научно-исследовательских работ в России (табл. 5).

Из данных табл. 5 следует, что финансирование научно-исследовательских работ в России за последние 25 лет не претерпело каких-либо изменений. Удельный вес в ВВП чуть больше 1%. В основном это средства консолидированного бюджета, в то время как в развитых странах это средства предпринимательского сектора. В России он так и не заработал.

Цифровая экономика в России в силу складывающейся геополитической обстановки может развиваться только на основе отечественной инновационной продукции. Для управления инновационным процессом создана огромная иерархическая

ISSN 1994-5094 ♦-

21 -♦

Таблица 6

Структура затрат на исследование и разработки по источникам финансирования по отдельным странам в 2016 г.

Источники финансирования Россия США Китай Япония

Средства государства 69,2 27,7 20,3 16,0

Средства предпринимательского сектора 27,1 60,9 75,4 77,3

Другие национальные источники 1,2 6,9 3,9 6,3

Иностранные источники 2,5 4,5 О,4 0,4

Составлено по данным: Россия и страны мира. 2016: стат. сб. / Росстат. М., 2016.

система управления. Так, при Президенте РФ созданы Совет по научно-технической политике, Отдел науки и образования Администрации Президента РФ; в структуре законодательной власти функционируют Комитет Совета Федерации по образованию, науке и культуре, Комитет Госдумы по образованию, науке и культуре. В системе исполнительной власти при правительстве РФ создана комиссия по научно-технической политике во главе с председателем правительства. Кроме того, за инновационное развитие возложена ответственность на Российскую академию наук, включая отраслевые академии наук, организации и учреждения академической и отраслевой науки, Минобрна-уки, Минэкономразвития, Минфин, Координационный совет по военно-технической политике, администрации субъектов Федерации, региональные советы. Вызывает определенное опасение, сможет ли дополнительно созданное АНО «Цифровая экономика» организовать и скоординировать работу всех структур и направить всю инноватику в цифровизацию экономики.

В развитых странах государство перекладывает инновационный процесс на частный бизнес, а в России оно остается основным заказчиком, координатором и финансистом (табл. 6).

Резюмируя вышеизложенное, можно сказать, что цифровая экономика - это не отдельная отрасль; по сути, это основа, которая позволяет создавать качественно новые модели бизнеса, торговли, логистики, производства, изменяет формат образования, здравоохранения, госуправления, коммуникаций между людьми, а следовательно, задает новую парадигму развития государства, экономики и всего общества. В этой логике предполагается строить государственную экономическую и технологическую политику, промышленность, инфраструктуру, формировать открытую, свободную деловую среду и гибкий рынок труда, решать задачи, которые позволят обеспечить конкурентоспособность и долгосрочный рост.

Если программа будет выполнена, то к 2025 г. цифровизация придет в каждый дом. Через семь лет в стране появится постоянно обновляемый кадровый потенциал цифровой экономики, законодательная база будет приведена в соответствие с требованиями времени, к интернету будут подключены абсолютно все школы, лечебные учреждения и другие важные объекты инфраструктуры, а также 97% домашних хозяйств.

Однако, по мнению большинства экспертов, практиков и ученых, в условиях технологической отсталости производства и даже отсутствия целых базовых отраслей экономики России (машиностроения, станкостроения, авиастроения, электроники) и расширяющихся санкций сама по себе цифровая экономика вряд ли выведет экономику России на траекторию устойчивого экономического роста. Выполнить поставленные задачи в полном объеме за такой короткий срок будет непросто даже при наличии инвестиций, подготовленных управленческих кадров и специалистов. Но сегодня этих ресурсов просто нет. Поэтому программа может быть реализована только в долгосрочной перспективе. Так что нам в обозримом будущем не придется видеть массу безработных по причине цифровиза-ции нашей экономики. Факторами риска для реализации программы может стать колебание мировых цен на нефть, сложность самого процесса цифровизации в широком ее смысле и финансовые ограничения.

1. Большой информационный взрыв. Объемы интернет-контента стремительно меняют инфосферу Земли // Русский репортер. 2017. 13-27 мар. С. 52-53.

2. Заводило О.В. Формирование инновационных стратегий промышленных предприятий // Саратовской области -80 лет: история, опыт развития, перспективы роста: сб. науч. тр. по итогам Междунар. науч.-практ. конф.: в 3 ч. Саратов: ССЭИ РЭУ им. Г.В. Плеханова, 2016.

3. Иванов В., Малинецкий Г. Цифровая экономика: мифы, реальность, перспектива. URL: www/ras/ru.download.aspx.

4. Малинецкий Г. Блеск и нищета цифровой реальности // Научные труды Вольного экономического общества России. 2018. Т. 210. № 2. С. 44-62.

5. О цифровой экономике Китая. URL: http://www.vse sovetnik.ru/archives/22055.

6. Петров А.А. Цифровая экономика: вызов России на глобальных рынках // Торговая политика. 2018. № 1/13. С. 44-74.

7. Роботы вместо рабочих // Русский репортер. 2017. 27 февраля - 13 марта. С. 48-49.

8. Российский статистический ежегодник. 2017: стат. сб. / Росстат. М., 2017.

9. Россия и страны мира. 2016.: стат. сб. / Росстат. М., 2016.

10. Цифровая экономика: Россия и мир. URL: www.up-pro.ru.

11. Цифровизация: история, перспективы цифровой экономики России и мира. URL: www.up-pro.ru.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.