Научная статья на тему 'К вопросу об особенностях функционального институционализма как методологии научного познания в социологии'

К вопросу об особенностях функционального институционализма как методологии научного познания в социологии Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
151
19
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ФУНКЦИОНАЛИЗМ / ОБЩЕСТВО / СОЦИАЛЬНАЯ СИСТЕМА / СТРУКТУРА ОБЩЕСТВА / СОЦИАЛЬНЫЕ ИНСТИТУТЫ / FUNCTIONALISM / SOCIETY / SOCIAL SYSTEM / STRUCTURE OF SOCIETY / SOCIAL INSTITUTIONS

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Нарыков Николай Владимирович, Пилюгина Юлия Геннадиевна

В статье рассматриваются особенности функционального институционализма как методологии научного познания в социологии. Авторы доказывают, что процессы в обществе и их динамика определяются не только структурой социальных отношений, но и коммуникативными особенностями отдельных институциональных элементов взаимодействия.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

On the specifics of functional institutionalism as the methodology of scientific knowledge in sociology

In the article features of institutionalism as a functional methodology of scientific knowledge in sociology are considered. The authors prove that the processes in the society and their dynamics is determined not only by the structure of social relations, but also by communicative features of individual institutional elements of interaction.

Текст научной работы на тему «К вопросу об особенностях функционального институционализма как методологии научного познания в социологии»

Нарыков Николай Владимирович

доктор философских наук, профессор, Краснодарский университет МВД России

Пилюгина Юлия Геннадиевна

Краснодарский университет МВД России

(тел.: +78612583516)

К вопросу об особенностях функционального институционализма как методологии научного познания в социологии

В статье рассматриваются особенности функционального институционализма как методологии научного познания в социологии. Авторы доказывают, что процессы в обществе и их динамика определяются не только структурой социальных отношений, но и коммуникативными особенностями отдельных институциональных элементов взаимодействия.

Ключевые слова: функционализм, общество, социальная система, структура общества, социальные институты.

N.V. Narykov, Doctor of Philosophy, Professor, Krasnodar University of the Ministry of the Interior of Russia;

Yu.G. Pilyugina, Krasnodar University of the Ministry of the Interior of Russia; tel.: +78612583616.

On the specifics of functional institutionalism as the methodology of scientific knowledge in sociology

In the article features of institutionalism as a functional methodology of scientific knowledge in sociology are considered. The authors prove that the processes in the society and their dynamics is determined not only by the structure of social relations, but also by communicative features of individual institutional elements of interaction.

Key words: functionalism, society, social system, structure of society, social institutions.

Функционализм как метод научного познания социальной действительности нуждается в адекватном отношении к процессам изменения реалий изучаемого предмета. Показательно, что функционалист-ская модель используется в равной степени как в философии, так и в социологии, что дает возможность исследовать предметную область указанных дисциплин на стыке методологии [1; 2]. Собственно, интересы государства, поиск национальной идеи, вопрос о патриотизме также исследуются в различных плоскостях гуманитарного знания [3]. В этой связи актуализируется проблема коммуникации. Действительно, данный аспект является определяющим для функционалистской теории XX в. [4].

Необходимо учитывать функциональную поливариантность отдельных элементов системы общества, выражаемую в так называемой теореме функционализма: «точно так же, как один и тот же элемент может иметь многочисленные функции, так и одну и ту же функцию могут разнообразно выполнять альтернатив-

ные элементы. По отношению к определенным социальным структурам функциональные потребности здесь считаются факторами скорее рекомендующими, чем жестко детерминирующими. Или, другими словами, существует целый круг вариаций в структурах, выполняющих данную функцию» [5, с. 123].

Когда речь идет об эффективности взаимодействия социальных институтов, то эффективность может пониматься в двух смыслах. В первом случае мы говорим о том, насколько эффективно взаимодействие одного социального института с другим с выводами для одного из двух элементов взаимодействия или же для обоих сразу. Такой анализ имеет право на существование, но тогда следует понимать, что выводы будут носить абстрактный характер, а система социального взаимодействия вряд ли выражена во всей полноте. На наш взгляд, эффективность взаимодействия элементов социальной системы наиболее адекватно может быть рассмотрена посредством анализа, раскрывающего как частные показатели эффек-

131

тивности, так и общий уровень функциональной согласованности в рамках исследуемой системы.

Здесь справедливо утверждение Р. Мерто-на, согласно которому различные подходы к исследованию социальной системы сводятся к пусть и разностороннему, но одному и тому же предмету. Когда Маннгейм утверждает, что «каждый социальный факт есть функция времени и места, в которых он появляется», или когда демограф утверждает, что «коэффициенты рождаемости являются функцией экономического состояния», они открыто применяют математическую коннотацию, хотя первое не выражено в форме уравнений, а второе выражено. Из контекста обычно ясно, что термин «функция» используется в этом математическом смысле, но социологи нередко мечутся между этим и другим сходным, хотя отдельным оттенком смысла, который также включает понятия «взаимозависимость», «взаимоотношения» или «взаимозависимые вариации» [5, с. 102].

Также стоит учитывать, что исследование социальной системы на уровне функционального взаимодействия основных социальных институтов должно предполагать принятие во внимание характеристик социального пространства и времени. Речь идет о самоорганизации социальной системы вообще, которая представляет собой внешнее социальное пространство для любой локальной социальной системы (государства, транстерриториальной организации и т.д.). В связи с этим вполне адекватным видится применение потенциала методологии синергетики в изучении самоорганизации системы социума, а также локальных систем, для которых глобальная система, как правило, представляет внешнюю (агрессивную ) среду.

Практика показывает, что эффективность социального института оценивается тогда, когда имеет место недостаток или противоречие. В то же время опасность нормального функционирования социальной системы состоит в том, что заслуги определенных сфер социального бытия недооцениваются, а эффективность всей социальной системы воспринимается как нечто должное. Поэтому вполне закономерным является наступление кризиса после расцвета (на уровне государства). Также справедливо и обратное: именно противоречие в рамках структурных элементов социальной системы (нарушение функциональности и отношений) ведет к актуализации вопроса о совершен-

ствовании социальной системы. Здесь же стоит вернуться к тому, что социальная система лишь на уровне умозрительных идеальных моделей является постоянной.

В действительности мы имеем дело с развивающейся, самоорганизующейся системой. Развитие социальной системы, равно как и ее функциональных элементов, а также локальных социальных систем происходит в пространстве и времени, а следовательно, актуальным для исследования становится вопрос социальной динамики.

На данном этапе рассмотрим динамические характеристики нарушения функциональной определенности рассматриваемых социальных институтов. Нарушения в сфере религии, в случае если речь не идет о конфликтах на религиозной почве, приводят к глубоким, но долговременным изменениям социальной ситуации. Это связано с тем, что носители религиозного мировоззрения по большей части остаются его приверженцами. Основные изменения происходят на уровне принятия (или отрицания) новыми поколениями религиозных установок. По этой причине влияние нарушений в сфере религии на остальные социальные институты следует рассматривать как постепенный, долговременный процесс. Значительно более динамичным является обратный процесс повышения религиозности сознания. Наиболее часто он оказывается связан с глобальными изменениями социальной среды, потрясениями, бедствиями, войной, в результате чего люди оказываются вынуждены искать опору в духовной сфере. В первую очередь процессы повышения религиозности сознания влияют на специфику религиозных отношений и сферу правовых отношений. Более долговременными являются изменения на уровне институтов образования (в котором со временем находит отражение и закрепление социальная тенденция) и экономики.

Нарушения в функционировании института семьи имеют различную степень динамики по отношению к основным социальным институтам [6]. Наиболее динамичным является воздействие на экономическую сферу, связанное с изменением трудовых ресурсов и уровня потребления. Воздействие социальной дисфункции семьи на институт образования реализуется менее интенсивно, что зачастую связано с существенным временным интервалом между рождением ребенка и началом его организованной образовательной деятельности. Вместе с тем, отдельные последствия внутренней дис-

132

функции института семьи проявляются практически мгновенно. Так, например, давление на ребенка в вопросе выбора специальности может привести к снижению общей эффективности его образования, а усложнение положения семьи привести к ухудшению условий учебной деятельности. Влияние дисфункции института семьи на институты права и религии носит долговременный характер и связано с процессом социализации ребенка в семье. Также немаловажен демографический аспект дисфункции института семьи, определяющий долгосрочную перспективу состояния общества [7].

Здесь реализуется прямое отражение процессуальное™ функциональных отношений института семьи. Соответственно, оптимизация структуры института семьи и основных его функций имеет схожие с описанными выше показатели динамики.

Функциональные нарушения института права приводят к накоплению деструктивных тенденций в различных сферах жизни общества. При этом следует понимать, что нарушения в правовой сфере имеют двоякую природу: нарушение нормативной базы правовой сферы и нарушение в исполнительной правовой системе [7]. Внутренняя противоречивость правовой сферы или несоответствие ее социальной ситуации оказывает влияние на основные социальные институты непосредственно по факту своего наличия. Нарушение исполнительных функций правовой сферы приводит к росту деструктивных тенденций в различных сферах общественной жизни. В частности, актуален вопрос об экстремизации социальных настроений, выявленный благодаря современной исследовательской практике, определившей экстремизм как системную социальную проблему [8; 9; 10; 11].

Наиболее динамичным является воздействие нарушения целостности и адекватности правовой сферы для института экономики. Для институтов семьи, религии и образования нарушения в правовой сфере связаны в первую очередь с изменением социальной ситуации, нарушением процесса социализации, ухудшением криминогенной обстановки и т.д. Данные процессы носят длительный характер и реализуются по принципу накопления деструктивных тенденций. При этом степень их динамики в существенной мере зависит от глубины нарушений в правовой сфере. Чем более серьезными являются нарушения в исполнительной правовой сфере, тем более стремительна динамика деструктивных изменений на уровне основных

социальных институтов. Соответственно, от эффективности противодействия нарушениям в правовой сфере зависит уровень динамики оптимизации ситуации в обществе.

На уровне института образования реализуется непосредственное влияние на правовую сферу (проявляется на уровне социализации [12] и надзора за соблюдением порядка внутри образовательного учреждения) и состояние института семьи, постепенное формирование мировоззрения учащихся (что оказывает влияние на институт религии) и долгосрочное воздействие на экономическую сферу жизни общества. Соответственно, наиболее активно динамика социальной дисфункции в образовательной среде проявляется в правовой сфере и на уровне института семьи. На уровне института религии влияние дисфункции системы образования приводит не столько к ухудшению религиозности сознания, сколько к нарушению его развития. Данный процесс носит долгосрочный и зачастую нерегистрируемый характер.

Наиболее долгосрочные последствия дисфункции в сфере образования имеют место на уровне экономической сферы. Это связано с тем, что процесс профессионального обучения реализуется в течение большого временного промежутка (от одного года до десяти лет и больше). В результате проявление нарушений структуры образования, как и результаты его оптимизации, реализуется в сфере экономики на протяжении длительных временных интервалов.

Дисфункция института экономики оказывает непосредственное воздействие на материальное обеспечение основных сфер жизни общества. При этом глубина и скорость структурных изменений определяется степенью зависимости социального института от сферы материального обеспечения. Наиболее стремительным является изменение ситуации на уровне института семьи, что связано с организацией хозяйственно-бытовой стороны существования семейной группы, а также трудовой деятельностью. Для института права речь идет о косвенном воздействии экономической ситуации на криминогенную обстановку в обществе и уровень технического обеспечения правоохранительной деятельности. Соответственно, влияние, оказываемое экономической дисфункцией, носит непосредственный характер, (на уровне повышения уровня криминогенной обстановки), усугубляясь постепенным нарушением технического обеспечения правовой сферы.

133

Схожая ситуация имеет место на уровне сферы образования: существует два уровня деструктивных воздействий экономической дисфункции, обладающих различной степенью динамики. С одной стороны, ухудшение экономической ситуации приводит к сокращению материального обеспечения преподавательского состава, сокращению возможностей учащихся для образовательной деятельности (отвлечение ресурсов на компенсацию экономической проблемы), общему росту внешних деструктивных воздействий на институт образования. С другой - реализуется постепенная деградация инфраструктуры образовательной сферы, ухудшение технического обеспечения, снижение общего уровня развития института образования. Этот процесс реализуется долговременно и характеризуется постепенным накоплением деструктивных тенденций.

Влияние института экономики на институт религии по большей части является косвенным. Институт религии затрагивает в первую очередь духовную сферу отношений и не требует больших материальных ресурсов на поддержание своей функциональности. Ухудшение экономической ситуации может повлиять скорее на динамику его развития, нежели на сложившуюся ситуацию. При этом имеет место сложное комплексное деструктивное воздействие на уровне изменений в других социальных институтах, но оно носит опосредованный характер и реализуется как длительный постепенный процесс.

Динамика конструктивных изменений в сфере экономики реализуется сходным образом (наиболее активные изменения затрагивают институты семьи и права). Конструктивные изменения в функции институтов образования и религии реализуются двойственно: это мгновенные изменения на уровне развития отдель-

1. Нарыков Н.В. Социокультурный подход к национальной идее, отечеству, патриотизму // Общество и право. 2014. № 1(47). С. 247-251.

2. Самойлов С.Ф., Спасов С. В. Структура и содержание метафизической парадигмы социального познания // Вестн. Краснодар. унта МВД России. 2015. № 1(27). С. 111-115.

3. Нарыков Н.В. Глобализация как источник международных конфликтов и обострения конкуренции // Общество и право. 2003. № 1. С. 32-35.

ных сфер и постепенное изменение общей ситуации в социальной системе, определяющей их функциональную эффективность.

Подводя итог системного анализа общей функциональной определенности основных социальных институтов, необходимо сделать следующие выводы.

Функциональная эффективность социального института не может быть рассмотрена абстрактно, вне соотнесенности выполняемых функций и общего социального контекста. Эффективность социального института определяется мерой его соответствия актуальным социальным запросам, формируемым на уровне системы общества. Это определяет относительный характер понятия функциональной эффективности социального института. При этом существуют две основные точки отсчета в оценке эффективности и уровня развитости социального института - локальная социальная система и существующий в ней набор актуальных социальных запросов и мировое общество в целом. Анализ развитости социального института в рамках локальной социальной системы предполагает рассмотрение его соотнесенности с другими сферами общественной жизни, общий анализ уровня их развития и взаимной функциональной определенности. Определение уровня развития социального института с позиции его соотнесенности с мировой социальной средой предполагает обращение к тематике международного институционального взаимодействия. Современные тенденции глобализации делают все более актуальным исследование данной сферы, на что указывают современные исследователи [3]. При этом в силу динамического и системного характера протекающих процессов представляется эффективным применение в данной области синергетического подхода.

1. Narykov N.V. Sociocultural approach to national idea, the fatherland, patriotism // Society and law. 2014. № 1(47). P. 247-251.

2. Samoilov S.F., Spasov S. V. Structure and maintenance of metaphysical paradigm of social cognition // Bull. of Krasnodar university of Russian MIA. 2015. № 1(27). P. 111-115.

3. Narykov N.V. Globalization as a source of international conflicts and competition aggravation // Society and law. 2003. № 1. P. 32-35.

134

4. Самойлов С.Ф. Проблема коммуникации в социально-философской мысли XX столетия // Общество и право. 2012. № 2(39). С. 283-285.

5. Мертон Р. Социальная теория и социальная структура. М., 2006.

6. Плотников В. В. Деструктивные факторы дисфункции института семьи // Теория и практика общественного развития. 2015. № 6. С. 13-15.

7. Кубякин Е.О., Рудь М.Ю., Плотников В. В. Трансформация социальной системы и локальные деструктивные последствия (уровень государства). Краснодар, 2014.

8. Плотников В. В. Деструкция социальной группы как среда существования экстремизма // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2014. № 4. С. 38-41.

9. Плотников В. В. Дисфункциональный кризис социальных институтов и локальная угроза национальной безопасности // Теория и практика общественного развития. 2014. № 20. С. 22-24.

10. Плотников В. В. Институциональные последствия социальной трансформации глобального уровня // ПОИСК: Политика. Обществоведение. Искусство. Социология. Культура. 2015. № 3(50). С. 56-64.

11. Плотников В. В. Трансформация социальных институтов как генетический фактор феномена экстремизма. Краснодар, 2016.

12. Добреньков В.А., Нечаев В.Я. Общество и образование. М., 2003.

4. Samoilov S. F. Communication problem in social and philosophical thought of the XX century // Society and law. 2012. № 2(39). P. 283-285.

5. Merton R. Social theory and social structure. Moscow, 2006.

6. Plotnikov V. V. Destructive factors of institution of family dysfunction // Theory and practice of social development. 2015. № 6. P. 13-15.

7. Kubyakin E.O., Rud M.Yu., Plotnikov V.V. Transformation of social system and local destructive effects (state level). Krasnodar, 2014.

8. Plotnikov V.V. Destruction of the social group as a sphere of existence of extremism // Humanitarian, social and economic and social sciences. 2014. № 4. P. 38-41.

9. Plotnikov V. V. Dysfunctional crisis of social institutions and national security local threat // Theory and practice of social development. 2014. № 20. P. 22-24.

10. Plotnikov V.V. Institutional consequences of social transformation at the global level // SEARCH: Politics. Social Science. Art. Sociology. Culture. 2015. № 3(50). P. 56-64.

11. Plotnikov V.V. Transformation of social institutions as a genetic factor of extremism phenomenon. Krasnodar, 2016.

12. Dobrenkov V.A., Nechaev V.Ya. Society and education. Moscow, 2003.

135

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.