Научная статья на тему 'К вопросу об определении понятия «Исламистский терроризм»'

К вопросу об определении понятия «Исламистский терроризм» Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
168
36
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «К вопросу об определении понятия «Исламистский терроризм»»

МУСУЛЬМАНСКИЙ МИР: ТЕОРЕТИТЧЕСКИЕ И ФИЛОСОФСКИЕ ПРОБЛЕМЫ

Ольга Чикризова,

магистр (РУДН)

К ВОПРОСУ ОБ ОПРЕДЕЛЕНИИ ПОНЯТИЯ «ИСЛАМИСТСКИЙ ТЕРРОРИЗМ»

Современный терроризм имеет много обличий и проявлений, каждое из них особенное, но все в равной степени опасны. Этнорелигиозный терроризм, на наш взгляд, является самой опасной «личиной» терроризма, поскольку он формируется в рамках той или иной религии и использует религиозные постулаты, искаженные и «подогнанные» под террористические цели.

В настоящее время, как представляется, не существует ни одного человека в «цивилизованном мире», который ни разу не слышал бы об «исламистском терроризме». Им пугают население стран Запада, именно ему в 2001 г. Соединенные Штаты объявили войну. С подачи недобросовестных журналистов ислам, одна из мировых религий, стал синонимом международного терроризма, термины «исламский фундаментализм», «исламский экстремизм» и «исламизм» стали одними из самых часто употребляемых в речах политиков, материалах СМИ и научно-исследовательской литературе. Зачастую эти слова заменяют друг друга как синонимы. Но если попытаться найти четкие определения этих понятий, то можно столкнуться с тем, что их просто не существует. Каждый ученый, политик или журналист трактует их по своему собственному усмотрению. Но эта вольная трактовка приводит к абсолютному искажению представлений о сущности «исламистского терроризма». В данной работе мы попытаемся разобраться в значении и соотношении таких понятий, как «исламский фундаментализм», «исламизм», «политический ислам», «салафизм», «ваххабизм», а также «исламский экстремизм» и «исламистский терроризм».

«Исламский фундаментализм». Термин «фундаментализм» зародился в США в недрах протестантского христианства в первой

четверти XX в. Фундаменталисты призывали вернуться к истокам веры, ратовали за очищение религии от возникавших со временем «наслоений», которые зачастую искажали первоначальный смысл отдельных религиозных постулатов. Что касается исламского фундаментализма, то он представляет собой призыв очистить ислам от всего того, что было в него привнесено в ходе многочисленных модернизаций.

Как мы видим, «исламский фундаментализм» не является синонимом «исламского терроризма». «Исламский фундаментализм» - это обобщающий термин для обозначения различных направлений мусульманской мысли и религиозно-политических движений, которые ратуют за возвращение к исламу времен Пророка Мухаммада. Одним из таких направлений внутри суннитского ислама является салафизм (от слова «салаф» - «предшественник, предок», так именуют сподвижников Пророка). Идеологи сала-физма проповедуют восстановление истинного ислама и отвергают традиции и практику современного исламского мира как отклонения от пути Аллаха. Основными постулатами салафизма являются:

- буквализм в толковании Корана и Сунны; отрицание философских методов в вопросах толкования и трактовки текстов Корана; отрицание необходимости посредничества священнослужителей между Богом и человеком;

- борьба с мистицизмом в исламе;

- борьба за чистоту единобожия («вахданийя»), т.е. борьба против поклонения могилам и почитания различных священных авторитетов и реликвий.

Салафизм находится за рамками четырех основных правовых школ («мазхабов»), его с определенной долей условности можно считать пятой школой.

«Ваххабизм». Ваххабизм представляет собой религиозно-политическое движение в рамках салафитского учения. Ваххабизм -это реформаторское движение за возвращение к чистому исламу, принявшее на вооружение не только методы мирной проповеди, но и силовые методы борьбы за распространение своих убеждений.

Основными постулатами ваххабизма являются:

- строжайшее единобожие («таухид»);

- призыв к отказу от нововведений («бид'а») и мистицизма;

- трактовка джихада исключительно как вооруженной борьбы с неверными («кяфирами»);

- буквализм в понимании Корана и Сунны.

Наиболее интересным в контексте изучения терроризма является пункт о трактовке джихада ваххабитами. В классическом исламском понимании джихад (араб. «усилие») является, наряду с пятью столпами ислама, формой служения Богу. Прежде всего, джихад подразумевает усилие над собой, над своими страстями, слабостями и пороками. «Разновидностями» джихада являются:

- «джихад сердца» - борьба с собственными дурными наклонностями;

- «джихад языка» - распространение правильных знаний; повеление одобряемого и запрещение порицаемого;

- «джихад руки» - предотвращение совершения проступков; наказание нарушителей норм нравственности и преступников;

- «джихад меча» - вооруженная борьба, которая, однако, не является обязанностью, за исключением случаев, когда мусульманская община подвергается нападению.

Таким образом, ваххабиты отдают приоритет «джихаду меча», несмотря на то, что Пророк Мухаммад считал «великим джихадом» духовное самосовершенствование каждого мусульманина. Многие исследователи, основываясь на данной особенности «примата» вооруженного джихада, говорят о существовании «джиха-дизма» («глобального джихада»), сущностью которого является борьба с «нечестивыми» правителями мусульманских стран, «продажными» умеренными улемами и имамами. Инструментом джи-хадистов является терроризм. Однако эти исследователи указывают на то, что джихадизм сформировался в рамках салафизма. На наш взгляд, это верно только отчасти: джихадизм, как представляется, является радикальной формой ваххабизма, который, в свою очередь, является движением, опирающимся на религиозную школу салафизма. Ваххабизм - производное от салафизма, а не наоборот.

Отдельно стоит сказать о ваххабизме в Саудовской Аравии. В этом государстве ваххабитский ислам - официальная идеология. Однако это отнюдь не значит, что Саудовская Аравия - террористическое государство. Как отмечает эксперт И.П. Добаев, религиозно-политическая карта саудовского королевства представляет собой триединую конфессиональную сеть салафитского ислама ваххабитского толка:

1) традиционалисты, т.е. сунниты ханбалитского мазхаба с «налетом» ваххабизма. К ним принадлежит основная масса верующих на бытовом уровне мусульман, а также клерикальные проправительственные круги;

2) умеренные исламисты-оппозиционеры, не согласные с политикой, проводимой действующим правительством, но действующие в рамках правовых границ;

3) антиправительственные экстремистские силы, радикальные исламисты, крайне негативно настроенные по отношению к власти. Основная их претензия лежит в области политических механизмов реализации исламской власти, которые не претворяются в жизнь при существующем режиме династии Саудидов.

Объективности ради стоит отметить, что Саудовская Аравия поддерживает экстремистские фундаменталистские группировки на территории различных стран с целью содействовать «глобальному джихаду» и созданию «исламского пояса», а также с целью реализации своих геополитических интересов. В этом, как представляется, проявляется «солидарность» Саудовской Аравии делу ваххабитского движения.

«Исламизм». Определить значение термина «исламизм» было особенно сложно, поскольку в исследовательской литературе по данному вопросу мнения ученых слишком разнятся. В ходе анализа различных точек зрения были «отброшены» как несостоятельные несколько определений.

1. Доктор Садик аль-Азм: «Исламизм - это крайне воинственная и мобилизующая идеология, развитая на основе избранных священных писаний, текстов, легенд ислама, исторических прецедентов, организационного опыта и современных обид и печалей... Эта идеология вводится в практику через возрождение давнишнего понятия исламского джихада (священной войны) в его самых сильных и агрессивных формах, войны против окружающего мира язычества, многобожия, идолопоклонства, безбожия, атеизма, предательства и неверия, известного этой идеологии как вероотступничество ("джахилийя") XX столетия». На наш взгляд, данное определение однобоко: оно не учитывает того, что исламизм - это политическая идеология, а исламисты используют политические методы для распространения собственных убеждений. Данное определение больше похоже на определение понятия «воинствующий ислам» или «глобальный джихад». Об этом свидетельствует и использование термина «джахилийя» (араб. «невежество») в его узком значении, которое было разработано «идеологами» джиха-дизма (С. Кутб, С. Абул аль-Маудуди). В исламской историографии «джахилийей» принято называть доисламский, «варварский» период в истории арабов, эпоху до ниспослания Корана.

2. К. Поляков: «Исламизм - это практика использования религии ислама в политических целях». В данном определении не учтен тот факт, что ислам - это не просто религиозное учение. Ислам регламентирует абсолютно все сферы жизни своих последователей, и политика не исключение. В государствах, где ислам является господствующей религией, разделение на светское и духовное условно, поскольку ислам оказывает значительное влияние на светские сферы: политику, экономику, общественные отношения. Поэтому определение исследователя К. Полякова, на наш взгляд, несостоятельно.

Важно отметить тот факт, что термин «исламизм» (как и большинство различных «-измов») возник отнюдь не в мусульманской среде. Он впервые был введен французскими социологами, которые под исламизмом понимали теорию и практику политических движений, ставящих перед собой цели приведения общественного и государственного устройства в тех странах, где живут мусульмане, в соответствие с установлениями ислама. Данное определение достаточно полно отражает сущность данного явления и позволяет утверждать, что «исламизм» и «политический ислам» есть, по сути, одно и то же.

Процесс политизации ислама начался после победы Исламской революции в Иране (1979). Политическая доктрина имама Р. Хомейни, сейчас именуемая многими «хомейнизмом» (очередной «-изм»), легла в основу социально-политического устройства Исламской Республики Иран. «Хомейнизм» - это фундаменталистская концепция в рамках шиитского ислама, базирующаяся на представлениях Р. Хомейни об исламе как всеобъемлющем «учении, которое охватывает все стороны бытия». Р. Хомейни утверждал, что в Коране и Сунне содержатся все законы и установления, необходимые человеку для счастья, а государству - для процветания. Исламское государство мыслилось аятолле Хомейни как альтернатива капитализму и коммунизму.

Понятие «исламское государство» является центральным в программах и идеологиях исламистов различных толков. Так, согласно салафитской традиции (С. Абул аль-Маудуди), «исламское государство» («теодемократия») строится на трех принципах:

- единобожие («таухид»);

- суверенитет Бога («хакимийя»);

- наместничество правителей («халифат»).

С. Абул аль-Маудуди писал, что «ислам не навязывает свои принципы другим силой, не конфискует их собственность, не на-

вязывает правление страха с помощью массовых казней людей... Ислам не стремится ликвидировать меньшинства, он стремится защитить их и дать им возможность жить в соответствии с собственной культурой». Радикально настроенные идеологи ваххабизма отказались от постулата ненасильственного создания исламского государства (и, к слову сказать, от многих постулатов собственно ислама), провозгласив вооруженную борьбу с «неверными» долгом всех правоверных мусульман. Конечной целью этой борьбы является создание Великого халифата, исламского государства, основанного на шариате. Чтобы понять концепцию исламского государства в «хомейнизме», достаточно взглянуть на современный Иран. В основе Конституции ИРИ лежит Коран, шариат является системой права Ирана, а шиитское духовенство выполняет функции наместников Бога на земле до того момента, когда «скрытый имам» Махди придет в этот мир, чтобы установить царство Бога.

Таким образом, «исламизм», или «политический ислам», также не является синонимом «исламистского терроризма». Исламизм не обязательно является воинствующим, радикальным. Исламизм может быть умеренным, например, в таком варианте, как он существует в Марокко, где исламисты, составляющие большинство в парламенте, прекрасно сосуществуют с монархией. Марокканские исламисты выступают за обдуманную модернизацию отдельных сфер жизни марокканского общества, которая проводилась бы исключительно в рамках норм шариата и исламской нравственности. Как пишет российский ученый М.Р. Исмаилов, «исламисты, как и прочие политические силы в развивающемся мире, стремятся разрешить насущные проблемы с позиций Корана, найти ответ на многие вызовы глобализирующегося мира, распутать узел проблем, связанных с процессами модернизации, глубокой трансформацией во всех сферах повседневной жизни, урбанизацией, изменениями социальной структуры, размыванием традиционных ценностей». «Подвидами» исламизма можно считать «ваххабизм», который по сути своей является религиозно-политическим реформаторским движением за возрождение чистого ислама, и «хомейнизм», или «концепцию третьего пути», представляющую собой шиитскую фундаменталистскую религиозно-политическую идеологию.

Попытавшись дать определение термина «исламистский терроризм» в рамках приведенного выше анализа, мы пришли к выводу, что исламистский терроризм представляет собой силовой

метод реализации концепции «исламского государства», инструмент экстремистских организаций радикального толка (ваххабитского или иного). Подобные организации используют искаженные представления салафитского исламского мировоззрения, извращенные цитаты из Корана и Сунны. Любопытно отметить, что шиитский политический ислам фактически не использует терроризм напрямую, зато активно использует экстремистские и террористические организации (как шиитского, так и суннитского толка) для реализации концепции «экспорта исламской революции» в соседние государства. Примерами такого «симбиоза» может служить «Хезболла», пользующаяся поддержкой Ирана в своей деятельности на территории Ливана. По некоторым свидетельствам, Иран поддерживает ХАМАС на территории Палестинской автономии. Но в целом, исламистский терроризм зарождается и процветает в мусульманских государствах, которые стремятся «откреститься» от ислама в светской жизни: радикально настроенные фундаменталисты обвиняют лидеров подобных государств в предательстве ислама, в вероотступничестве. Эти государства включаются террористами в число «ближних врагов»: по мнению радикальных фундаменталистов, в этих мусульманских странах необходимо сменить прозападные режимы на исламские.

Таким образом, в настоящее время искаженный ислам стал инструментом идеологического обоснования террористической деятельности экстремистски настроенных фундаменталистов, которым присущи нетерпимое отношение ко всякому инакомыслию, фанатизм, неприятие настоящего и идеализация прошлого. Всплеск активности экстремистских исламистских организаций, наблюдающийся в наши дни, объясняется вступлением человечества в эпоху глобализации, которая сопровождается распространением западных ценностей. Глобализация породила на Ближнем Востоке «противодействие» в лице исламского фундаментализма, который воспринимается многими как единственное средство спасения и защиты исламской культуры от ассимиляции и поглощения западной культурой. Как пишет российский исследователь Л.Д. Чернышова, «исламская религия как единственный аспект современного арабского мира, не подверженный процессу вестер-низации, становится условием сохранения самобытности арабской цивилизации».

Однако так как ислам не имеет никакого отношения к терроризму, поскольку он отрицает как насильственное обращение в религию, так и насилие само по себе, то фундаменталистам прихо-

дится искажать смысл исламской религии для того, чтобы привлечь к себе людей и увеличить число своих сторонников. И если фундаменталистам не удается отстаивать свою позицию цивилизованными политическими методами, если их политическая платформа оказывается несостоятельной, они прибегают к использованию «оружия слабых» - терроризму. Терроризм - это крайняя мера для исламистов, поскольку он фактически является нарушением основных норм ислама. Терроризм является орудием, разрешенным Богом, только для фанатиков или для ангажированных мусульман, которые ради достижения ограниченных целей используют ислам для легитимации насилия. Исламистский терроризм - это не порождение мусульманской религии, а политическое оружие в руках нечистоплотных мусульман и немусульман.

«Диалог цивилизаций: Восток-Запад.

Глобализация и мультикультурализм в посткризисном мире», М, 2013 г., с. 545-553.

«АРАБСКАЯ ВЕСНА»: ПОСЛЕДСТВИЯ ДЛЯ РОССИИ И МИРА

Российский институт стратегических исследований предлагает вниманию читателей обзор, подготовленный группой экспертов во главе с кандидатом философских наук, руководителем Центра Азии и Ближнего Востока Е.В. Супониной. Среди авторов обзора: кандидат филологических наук, заместитель руководителя Центра Азии и Ближнего Востока А.В. Глазова; кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник отдела евро-атлантических исследований Ю.Н. Глущенко; кандидат военных наук, ведущий научный сотрудник отдела оборонной политики В.В. Карякин; главный редактор журнала «Проблемы национальной стратегии» А. А. Куртов; научный сотрудник сектора международных экономических организаций Центра экономических исследований Р.В. Шелгунов.

* * *

Дестабилизация. Волнения, которые привели к смене в 2011 г. политических режимов в Тунисе, Египте, Йемене и Ливии (а в последней - и к иностранному военному вмешательству), дес-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.