Научная статья на тему 'К вопросу об обстоятельствах распада Пелопоннесского союза'

К вопросу об обстоятельствах распада Пелопоннесского союза Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
536
124
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПЕЛОПОННЕССКИЙ СОЮЗ / СПАРТА / СОЮЗНИКИ / ЭПАМИНОНД / ЛЕВКТРЫ / КЛЕОМБРОТ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Старкова Надежда Юрьевна

Предпринята попытка выяснить время и обстоятельства окончания деятельности Пелопоннесского союза в контексте конфликта с Беотийским союзом. Реконструированы особенности битвы при Левктрах и ее последствия.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

On the circumstances of the disintegration of the Peloponnesian Union

Research on the Peloponnesian League is of great interest because of the almost total absence of special studies in Russian ancient history. The paper attempts to find out the time and circumstances of the activity termination of the Peloponnesian League in the conflict with the Boetian Leaque. The paper also focuses on details of the Battle of Leuctra and its consequences.

Текст научной работы на тему «К вопросу об обстоятельствах распада Пелопоннесского союза»

104

ВЕСТНИК УДМУРТСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

2009. Вып. 2 ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ

Сообщения

УДК 938.06(045) Н.Ю. Старкова

К ВОПРОСУ ОБ ОБСТОЯТЕЛЬСТВАХ РАСПАДА ПЕЛОПОННЕССКОГО СОЮЗА

Предпринята попытка выяснить время и обстоятельства окончания деятельности Пелопоннесского союза в контексте конфликта с Беотийским союзом. Реконструированы особенности битвы при Левктрах и ее последствия.

Ключевые слова: Пелопоннесский союз, Спарта, союзники, Эпаминонд, Левктры, Клеомброт.

Изучение теории и практики межполисных отношений в древнегреческом мире имеет свои историографические и социополитические традиции. Центральное место в данной проблематике занимает исследование взаимоотношений и взаимовлияния классических Афин и Спарты с их союзными системами. Аспект, связанный с деятельностью Беотийской лиги IV в. до н.э. и ее ролью в трансформациях Спартанского полиса и Пелопоннесского союза, не нашел до настоящего времени своего подробного освещения. В той ситуации сложилась принципиально новая расстановка сил, и Спарте довелось испытать противостояние на два фронта.

В 379 г. до н.э. в Фивах при поддержке Афин произошел антиолигархический переворот и к власти пришли местные демократы. Их лидеры Пелопид и Эпаминонд уделили много внимания военному и политическому укреплению Беотийского союза. Реформы превратили армию беотийцев в одну из самых боеспособных в Элладе. Были разорваны традиционные отношения сотрудничества со Спартой и Пелопоннесским союзом и взят курс на сближение с Афинами и Вторым Афинским морским союзом. Спартанцы отправили для наказания бывших строптивых союзников царя Агесилая, чей военный поход только обострил спартанско-фиванскую конфронтацию. Фивы при помощи местных жителей изгнали проспартански настроенных олигархов из Феспий, Танагры и Платей. Успехи Афин на море, а Фив на суше вынудили спартанцев смириться с новой расстановкой сил и заключить перемирие в 375 г. до н.э. Оно де факто признало существование Второго Афинского и Беотийского союзов. Конгресс проходил в Спарте, но его решения для Фив означали возможность завершить начавшийся процесс синойкизма, то есть окончательного объединения территорий на демократической основе.

Конфликт Пелопоннесского и Беотийского союзов вступил в завершающую стадию к 371 г. до н.э. К этому моменту напряженные отношения стремительно изменили общую картину расстановки сил на традиционной арене межполисных взаимодействий. Диодор подчеркивал, что лакедемоняне лишились гегемонии из-за своего безрассудства, предъявив в 371 г. до н.э.

ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ 2009. Вып. 2

ультимативные требования фиванцам - разрешить платейцам и феспийцам вернуться на родину и отдать территорию прежним владельцам [Diod. XV, 51, 3]. Хотелось достичь этого «малой кровью», без опасного столкновения, действуя в основном методом устрашения соперника. Союзники лакедемонян склонялись поддержать поход в надежде, что не будет никакого сражения и они без всякого усилия одержат победу над беотийцами [Diod. XV, 51, 4]1.

Большая армия Пелопоннесского союза, дислоцировавшаяся в Фокиде, получила приказ пересечь Беотийскую границу. Из 1,5-2 тыс. полноправных спартанских граждан выступили в поход большинство, а все войско насчитывало около десяти тысяч воинов. Спартанский царь Клеомброт провел войско не напрямую, через горные перевалы, занятые и охраняемые врагом, а через Фокиду, совершив тяжелый переход вдоль побережья. Во время этого марша он захватил несколько крепостей и стал обладателем десяти триер. После этого, появившись около Левктр, он дал воинам отдохнуть с дороги [Diod. XV, 53, 1-2].

В одиннадцати километрах от Фив, в местечке Левктры, 5 августа 371 г. до н.э. две армии сошлись в битве, которой суждено было сыграть судьбоносную роль в истории Спарты [Xen. Hell. VI, 4, 4; Diod. XV, 51, 1; Plut. Pelop. 20, Paus. IX, 13, 4, Polyaen Strateg. II, 3, 2, 3].

Беотийцы увидели, что враги заняли всю Левктрийскую долину и испугались многочисленного войска. Голосование о начале битвы, в котором участвовали шесть беотархов, сначала не принесло результата, так как их мнения разделились поровну. Решающий голос в пользу сражения подал соратник Эпаминонда, который с самого начала был настроен крайне воинственно. Спартанцы рвались в бой, их царь горел желанием отомстить за свои прежние неудачи, но фиванские беотархи колебались, испугавшись дурных предзнаменований. Сам же Эпаминонд при этом манипулировал общественным мнением и c помощью ссылок на религиозные знамения и с помощью перебежчика спартанца Леандрида. Последний выступил на войсковой сходке и объявил о древнем предсказании спартиатам, что они тогда потеряют гегемонию, когда потерпят в Левктрах поражение от фиванцев [Diod. XV, 54, 1]. Эпаминонд тоже сказал свое веское слово, после чего беотийцы приготовились вступить в битву с твердой уверенностью в победе.

Данные о численном соотношении войск выглядят следующим образом - у Клеомброта - 10000 пехоты, 1000 всадников, у Эпаминонда - 6000 пехоты и 1500 всадников. В войске Клеомброта спартанцы занимали правый фланг в фаланге глубиной 12 рядов, слева, как обычно, находились союзники. О полном составе войска Пелопоннесского союза мы располагаем объективной информацией: спартанцев было около 2000 человек, фокидян - 1500, акарнанцев - 1000, коринфян - 2000, аркадян - 2000, ахейцев, элейцев и си-кионян совокупно - 1500 человек. Кроме этого под началом Клеомброта сражались 1000 всадников и множество пельтастов - 300 из Спарты, 500 из Фракии и 500 из Фокиды2. У лакедемонян флангами командовали царь Клеомброт и Архидам, сын царя Агесилая.

Когда с обеих сторон были даны военные сигналы к бою и войска двинулись в первую атаку, лакедемоняне продвигались вперед обоими флангами, построив фалангу в форме серпа, беотийцы же на одном фланге отступали, на другом бегом бросились на врагов.

Итак, начало дня сулило победу спартанцам, которые стремились обойти врага и подступиться непосредственно к Фивам. Однако Эпаминонд проявил тактическую инициативу и выстроил свои контингенты, усилив левый фланг «священным отрядом Пелопида» (до 50 рядов). Когда войска вступили в рукопашный бой, то сначала битва имела переменный успех, затем воины Эпаминонда вследствие их доблести и плотности военного строя получили некоторое преимущество [Diod. XV, 55, 4].

Атака ударного отряда решила исход дела. Пока царь лакедемонян Кле-омброт был жив и рядом с ним бок о бок сражалось много воинов, с готовностью идущих за него на смерть, неясно было, на чьей стороне победа. Когда же он погиб, мужественно сражаясь, получив много ранений, фланг войска Пелопоннесского союза оказался обезглавлен.

Клеомброт погиб геройски [Хеп. Hell. VI, 4, 1-15; Diod. XV, 55; Plut. Ages. 28, Pelop. 23, Paus. IX, 13, 7-12]3. Ксенофонт пытался показать, почему спартанцы проиграли битву при Левктрах, но в силу своих общеизвестных лаконофильских пристрастий он нигде не объяснял, почему ее выиграли фи-ванцы. Даже имени Эпаминонда он умудрился не назвать.

В научной литературе продолжается дискуссия о деталях этого сражения. Главное, в чем сходятся все античные источники и большинство современных, это то, что глубина фиванской фаланги была значительно больше принятой на практике остальными греками. В ее состав входила привилегированная группа из трехсот отборных воинов, которая называлась «Священный отряд».

Эпаминонда давно уже оценили как подлинного новатора в военном искусстве. Он осмелился нарушить традицию, считавшуюся незыблемой на протяжении 400 лет, и по-новому выстроил фалангу. Обычно оба противника сосредотачивали лучшие силы на правом крыле, чтобы, разгромив левую часть войска, атаковать с фланга. Войско Эпаминонда, уступая в численности, нанесло решительный удар в «центр» спартанской фаланги, применив тактику «левого косого клина»4. Плутарх буквально одной фразой передал суть произошедшего: «Когда битва началась, Эпаминонд вытянул свое левое крыло по косой линии» [Plut. Pelop. 23]. Данный маневр, совершенно неслыханный в греческой военной традиции, принес ему победу. Победа при Левк-трах была одержана благодаря новаторской тактике Эпаминонда. Он использовал порядок расположения войск, уже применявшийся фиванцами при Ко-ронее: Эпаминонд поставил своих воинов клином на пятьдесят щитов в глубину, который, по словам Ксенофонта, врезался в ряды спартанцев, подобно клюву атакующей триремы.

В этом сражении Священным отрядом предводительствовал Пелопид, который немало поспособствовал победе над сильным и опытным противником. Он напал стремительно и обрушил на Клеомброта всю мощь своего уда-

ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ 2009. Вып. 2

ра. Однако в античной исторической литературе существовала и еще одна, конкурирующая с вышеизложенной версия развития хода событий в битве при Левктарх.

Она сохранила иное объяснение спартанской неудачи - неверность ее контингентов из Пелопоннесского союза. Данного подхода придерживался Диодор, подчеркнув, что жестокость и насилие по отношению к союзникам привели Спарту к военной катастрофе и потере гегемонии [Diod. XV, 1, 2].

Наиболее эмоционально написал об этой причине поражения Павсаний, по мнению которого, когда началась битва, союзники лакедемонян, и раньше этого не очень расположенные к ним, явно выказали свою ненависть к ним; они не стали удерживать свои позиции и отступали всюду, где на них наступали враги [Paus. IX, 13, 9]. Побежденные нашли спасение за лагерным укреплением и были вынуждены официально признать свое поражение, запросив о выдаче погибших.

Опасаясь, что спартанцы припишут неудачу пелопоннесским союзникам, Эпаминонд распорядился, чтобы каждый отряд хоронил своих воинов отдельно: так весь свет узнал о позоре считавшихся непобедимыми спартанцев. Поползли слухи о том, что на сей раз у пелопоннессцев было гораздо больше уклонившихся от битвы, так называемых тресантов. По спартанским законам на них полагалось наложить самые постыдные наказания. Они лишались права занимать государственные должности, никто не брал замуж их дочерей, при встрече любой прохожий мог запросто оскорбить тресанта. Они должны были ходить в цветных лоскутных одеяниях и стричь бороды, но лишь наполовину. В битве при Левктрах среди тресантов оказалось столь большое количество уважаемых спартиатов, что к ним не захотели применять всей строгости закона. Эфоры предоставили Агесилаю полномочия самостоятельно решить участь тресантов. Он посчитал слишком опасным отменять древние установления и предложил апелле (народному собранию) приостановить действие закона сроком на один день.

Велики морально-политические последствия сражения 371 г. до н.э. Как заметил Павсаний, победа, одержанная фиванцами, была самой замечательной из всех побед, какие только эллины одерживали над эллинами [Paus. IX, 13, 11].

После битвы при Левктрах влияние Эпаминонда в Фивах заметно укрепилось и он занял почетную должность беотарха. Фивы заметно возвысились, реализовав на практике принцип, при котором главным способом защиты от тирании деспота-правителя или деспота-города стала такая политическая форма, как конфедерация, чью успешность и продемонстрировал наглядно Беотийский союз.

Битва при Левктрах коренным образом изменила политическое положение в Греции. Спарта, которая за три недели до этого была признана на конгрессе греческих государств гегемоном Эллады, потерпела при Левктрах такое сокрушительное поражение, от которого она не сумела оправиться5. По мнению Диодора, лакедемоняне, потерпев поражение, уже никогда не смогли возвратить былую славу предков [Diod. XV,1, 5].

Катастрофа, постигшая спартанцев при Левктрах, открыла в Пелопоннесе путь для всеобщего политического возмущения против спартанского господства. Спарта утратила свою славу непобедимой армии, она вынуждена была считаться с недовольством собственных периэков и илотов, опасаться возможного распада Пелопоннесского союза.

В пику существованию на полуострове Пелопоннесского союза осенью 370 г. до н.э. был создан Аркадский союз, который просуществовал в своем первоначальном виде до 362 г. до н.э. Ликомед из Тегеи убедил аркадян создать единую федерацию с общим советом, состоящим из 10000 граждан, и поручить им решать вопросы войны и мира [Diod. XV, 59, 1]. Не все члены оказались в ней по доброй воле. По данным Ксенофонта, ряд общин вынужденно примкнул к союзу под вооруженным давлением. Именно так произошло с Гереей и аркадским Орхоменом. Такие методы «убеждения» делали весьма вероятным в дальнейшем рост сепаратистских настроений в насильно присоединенных полисах и племенных государствах. Поэтому фиванский полководец Эпаминонд организовал переселение жителей 39 населенных пунктов в новую столицу общеаркадского государства6.

По его инициативе был основан и Мегалополь - столица аркадского государства. Некоторые историки отрицают участие Эпаминонда в этой акции, но данные античной традиции подводят именно к такому выводу. По свидетельству Павсания, фиванский вождь не только соединил будущих обитателей Мегалополя, но и, покидая Пелопоннес, оставил для охраны строительных работ тысячу фиванских воинов во главе со своим другом Памменом [Paus. VIII, 27, 2]. Эпаминонд содействовал основанию аркадского Мегалополя, в составе которого объединились общины: Ликосуры, Фокеи, Трапезунт, Аконтион, Ма-кария, Дасея и т.д. [Paus .VIII, 27, 4]7. Если принять во внимание огромные масштабы предпринятого синойкизма, невиданные в Аркадии размеры самого города (периметр стены - 9 км), величину общественных сооружений и даже само название города - Мегалополь (т.е. «великий город»), то может показаться правдоподобным высказываемое иногда предположение, согласно которому Аркадский союз изначально мыслился его создателем в качестве единого полисного государства с Мегалополем в центре.

Восстановление независимости Мессенского государства входило в число запланированных мероприятий Эпаминонда, и обстоятельства благоприятствовали этому. Примечательно, что Ксенофонт, придерживающийся проспартанской линии, ни словом не упомянул об этом событии и поэтому основным источником могут считаться сочинения Диодор Сицилийский. Согласно «Исторической библиотеке» Эпаминонд советовал аркадянам и другим союзникам заселить Мессению. Он, разыскав сохранившихся мессенцев и включив в список граждан других желающих, снова основал Мессену, сделав город многолюдным [Diod. XV, 66, 1]. Сведения об основании Мессены имеются и у других античных авторов [Paus. IV, 26, 5; Plut. Ages. 34, Moralia 194 B.]. Так, по мнению Павсания, Эпаминонду было предсказание основать город на горе Ифома [Paus. IV, 26, 6, 7]. Существует дискуссия о том, была ли Мессена основана или восстановлена как столица некогда существовавше-

ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ 2009. Вып. 2

го до Мессенских войн независимого от Спарты государства. Эпаминонд объявил, что имеет предсказание оракула о восстановлении Мессены. Впоследствии жители воздвигли статую основателю города и украсили ее надписью:

«Срезана слава была у Спарты по замыслам нашим,

Снова вернулись к себе дети Мессены святой».8

Четыре раза Эпаминонд вторгался в Пелопоннес, причем уже первая атака в 370/369 г. до н.э. привела к образованию Аркадского и фактическому развалу Пелопоннесского союза. Поразительно, но прямым текстом ни Ксе-нофонт ни Диодор об этом не упоминают. Хорошим источником должны быть признаны сочинения ритора Исократа, который в речи «Архидам» описал реальное положение дел в Пелопоннесе непосредственно после Левктр.

Следствием поражения спартанцев при Левктрах стал распад Пелопоннесского союза. Вопрос о точной дате прекращения его деятельности является дискуссионным, поэтому в специальной литературе существуют несколько основных версий о времени случившегося. Традиционная точка зрения, представленная в основной научной и учебной литературе, сводится к тому, что это произошло сразу после битвы при Левктрах. Так, например, фокийцы тут же вышли из состава Пелопоннесского союза и присоединились к Беотий-скому, причем создали свое собственное государственное объединение совместно с локрами [Xen. Hell. VI, 5, 23; VII, 5, 4; Xen. Ages. II, 22-24]. Такой же тактики придерживались Локрида и Этолия, перейдя из Пелопоннесского союза в Беотийский со всеми своими контингентами.

Однако на основании данных Диодора Сицилийского можно предполагать о продолжающейся истории союза, но в несколько видоизмененных формах. Автор подчеркнул, что лакедемоняне, потеряв многих юношей во время катастрофы при Левктрах и лишившись немалого числа остальных граждан вследствие других поражений, в целом волей судьбы могли теперь собрать лишь небольшое количество воинов из числа граждан. Причем поскольку некоторые союзники отделились от них, а другие испытывали недостаток в людях, лакедемоняне обязаны были принять меры [Diod. XV, 63,1]. Они широко обсуждали свои вопросы и проблемы.

После Левктр состоялся мирный конгресс в Афинах [Xen. Hell. VI, 5, 1]. На нем шла речь о правах и обязанностях союзников по отношению к спартанцам после военного поражения. Пелопоннесцы еще колебались, выставлять ли контингенты в союзное войско по-прежнему, а жители других регионов Греции уже присматривались к новым идеям и предложениям. Афиняне при поддержке персов были озабочены тем, чтобы все города - большие и малые - были автономными. За событиями в материковой Греции пристально следили персы, чьи усилия по-прежнему были направлены на поиск в греческих полисах наиболее влиятельных политических деятелей, которые могли бы выступить на защиту персидских интересов в Греции и побуждать своих сограждан к принятию решений в пользу Персии. В 370-е гг. до н.э. персидское золото в Грецию в размере 30 тыс. дариков доставил некий Диомедонт из Кизика, который посетил Фивы, пытаясь подкупить известного фиванско-

110 Н.Ю. Старкова

2009. Вып. 2 ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ

го полководца Эпаминонда, а после неудачи этой попытки отправился в Афины [Nep. Epam. 4; Plut. Mor.193 C]9.

C точки зрения Ч. Гамильтона, после конгресса в Афинах и случился «коллапс Пелопоннесского союза»10. По решению этого съезда элейцы получили Маргану, Скиллутиду, Трифилию - то есть все то, что утратили после конфликта со Спартой на рубеже V-IV вв. до н.э. [Xen. Hell. III, 2. 30-31; Diod. XIV, 17, 4-12; Paus. III, 8, 5]11. Вскоре Элида вступила в альянс с Аркадским союзом. Скириты считались особым подразделением в войске Пелопоннесского союза, можно предположить, как считает Н. Секунда, что каждому всаднику придавалось по одному скириту, но свидетельств этому в нашем рапоряжении нет12. Они обрели свою независимость после битвы при Левктрах. С тех пор лакедемонянам приходилось рассчитывать только на пельтастов, которые стали выполнять задачи, которые ранее выполняли скириты.

Имеется еще один подход к вопросу о времени распада союза. С точки зрения Е. Балтруша, концом истории Пелопоннесского союза был выход из него Коринфа в 366 г. до н.э.13

Поражение Спарты в битве при Левктрах привело к падению ее военного престижа и расколу в среде ее союзников [Xen. Hell. VI, 5, 2, 3; Diod. XV, 58-61]. Спарта познала всю горечь поражения, утратив свою гегемонию над союзниками. Как эмоционально заметил не особо эмоциональный в принципе Диодор, лакедемоняне оказались в большом несчастье, и затем, снова вступив в сражение у Мантинеи, внезапно потеряли гегемонию над эллинами [Diod. XV, 1, 2].

Подчеркнем еще раз, что гегемония в данном случае понимается прежде всего как военное командование. На основании анализа античной традиции попытаемся выделить отдельные моменты, раскрывающие содержание понятия гегемония в Пелопоннесском союзе. Во-первых, это командование союзниками [Xen. Hell III, 4, 4; IV, 7, 3; V, 4, 37]. Далее - право выбора лакедемонянами на марше места и времени остановки [Xen. Lac.Pol. XIII, 10]. Спартанцам также принадлежало право устройства войска на «зимние квартиры» ^еа Hell. III, 2, 2; Diod. XIV, 17, 12]. Именно лакедемоняне решали вопрос о размещении гарнизонов [Xen. Hell. III, 2, 29; IV, 4, 13; V, 3, 25; 4, 15]. Спартанские стратеги командовали перегруппировкой войска или отдельных его частей [Thuc. IV, 125, 3; V, 8, 4; Xen. Hell. III, 4, 15; Xen. Ages.I, 2, 4; Plut. Ages. 9]. Они же назначали военные тренировки и упражнения и в конечном итоге планировали объем всей операции [Thuc. II, 18,3; V, 60, 1; Xen. Hell III, 2, 24; VI, 5, 20]. У Спарты как носительницы гегемонии было право на штрафные и финансовые акции [Thuc. III, 101, 2; IV, 80, 5; Xen. Hell. III, 4, 10; Plut. Ages.11].

Все же необходимо выяснить, как именно сказался распад Пелопоннесского союза на положении дел в Спарте и у ее бывших союзников14. Пелопоннес оказался в состоянии гражданских распрей, то есть «стасиса», по подсчетам Х.-Й. Герке за один только 370 / 369 г. до н.э. произошло 13 подобных случаев15. В Тегее и Мантинее и, вероятно, в Коринфе, Мегарах, Си-кионе, Флиунте и Фигалии демократы подняли восстание против проспар-

ИСТОРИЯ И ФИЛОЛОГИЯ 2009. Вып. 2

танских олигархов [Xen. Hell VI, 5, 4-21; 7, 2, 5-9; Isokr. Achid. XI, Diod. XV, 40]. Так Пелопоннес раскололся на два лагеря16. После этих событий манти-нейцы, воспользовавшись предоставленной им автономией, сошлись на общее собрание и постановили сделать Мантинею одним городом и обнести его стеной. Тем самым был разорван альянс с Пелопоннесским союзом, которому мантинейцы хранили верность и после Царского мира и даже после диойкиз-ма города.

Спарта пыталась не оставаться простым наблюдателем, лакедемоняне отправили Агесилая послом в Мантинею, считая это крайне нежелательным инцидентом. Мантинейцам некоторые из аркадских городов прислали людей для участия в постройке стен, а элейцы внесли три таланта на расходы по постройке [Xen. Hell. VI, 5, 4]. Миссия Агесилая в данном случае оказалась безрезультатной. Аргос был ослаблен внутренней борьбой, аркадяне стремились покорить два непослушных города - Орхомен и Герею17. В Тегее также возникла распря, во время которой 800 сторонников Спарты бежали в Лакеде-мон. После чего лакедемоняне объявили военный поход, народное собрание назначило предводителем этого похода Агесилая [Xen. Hell. VI, 5-10]. В Пелопоннесе стасис достиг такого накала, что в лагере Агесилая даже возникла суматоха из-за того, что было непонятно, где друзья и где враги [Xen. Hell.VI, 5, 17]. Агесилай отступил практически без боя, но на помощь тегеатам пришли фиванцы числом около 10 000 человек [Xen. Hell. VI, 5, 23].

В 370 г. до н.э. Беотия заключила договор с объединением аркадских городов. Оригинальный его текст не сохранился, но Демосфен указывает, что он был записан на каменной плите и выставлен в центре Мегалополя [Dem. XVI, 27]18. С этого времени борьба Беотийского союза со Спартой вступила в новую фазу. Было организовано несколько военных походов в Пелопоннес, но на сей раз Спарта уже сражалась практически одна, без эгиды Пелопоннесского союза.

Как представляется исходя из специфики Пелопоннесского союза, он был сложной системой отношений, которая вступала в действие под давлением внешних обстоятельств. Поэтому и крах союза был не просто одним из непосредственных последствий битвы при Левктрах, но в этот период он стал процессом, обусловленным ухудшением геополитической для Спарты ситуации19. Созданный в VI в. до н.э. Пелопоннесский союз как первая в древнегреческой истории симмахия постепенно сошел со сцены, не выдержав тех испытаний судьбы, которые преподнесло сражение при Левктрах и его последствия.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Подробнее см.: Hamilton Ch. Agesilaos and Failure of the Spartan hegemony. Ithara & L., 1991. P. 183.

2 См.: Вэрри Д. Войны античности. От Греко-персидских войн до падения Рима. Иллюстрированная история. М., 2005. С. 60.

3 Cartledge P. Agesilaos and the Crisis of Sparta. London & Ducworth, 1987. P. 263; Buckler J. Epaminondas and the Embolon // Phoenix 39. 1985. № 2. P. 134-143; Tuplin C.J. The Leuktra Campagn // Klio 69. 1987. P. 84-93.

4 Об этом: Дельбрюк Г. История военного искусства в рамках политической истории СПб.,1994. С. 130-134.

5 См.: Кутергин В.Ф. Первый поход беотийцев на Спарту (370-369 гг. до н.э.) // Страны Средиземноморья в античную и средневековую эпохи: межвуз. сб. Горький, 1985. С. 27; Baltusch E. Sparta Geschichte. Gesellschaft. Kultur. Munchen, 1998. S. 106. - Г. Бузольт писал, что потери спартанцев были настолько тяжелы, что их можно назвать одними из самых катастрофических за всю историю войн вообще (см.: Busolt G. Griechische Geschichte. Bd. 3. Ghota, 1893-1897. S. 124).

6 См.: Евсеенко Т.П. От общины к сложной государственности в античном Средиземноморье. СПб., 2005. С. 97.

7 См.: Busolt. G. Lakedaimonier und ihre Bundesgenossen. Leipzig, 1878. S. 114,115.

8 Информация приводится по изданию: Волков А.В. Спарта. Со щитом или на щите. М., 2005. С. 328.

9 См.: Рунг Э.В. «Неофициальная дипломатия» во внешней политике Персии // Историки в поиске новых смыслов. Казань, 2003. С. 224.

10 Hamilton Ch. Agesilaos and the Failure of Spartan hegemony. Ithaka;London,1991. P. 219.

11 О конгрессе см.: Ryder T.T. W. Koine Eirene: General Peace and Local Independence in Ancient Greece. Oxford, 1965. P. 131-133.

12 См.: Секунда Н. Армия Спарты М., 2005.С. 67.

13 См.: Baltrusch E. Sparta...S. 101.

14. Подробнее: David E. Revolutionary agitatuon in Sparta after Leuctra // Athenaeum 58. 1980. P. 299.

15 См.: Gehrke H.J. Stasis. Untersuchungen zu den inneren Kriegen in der griechischen Staaten in V und IV Jharhunderts v, Chr. Munchen,1985.S. 259.

16 Хаммонд Н. История древней Греции. М., 2003. С. 525.

17 Об этом подробнее: Gehke H-J. Stasis.S. 30; Hamilton Ch. Agesilaos and The Fail-ure.P. 220.

18 См.: Кутергин В.Ф. Первый поход беотийцев.С. 29.

19 Особенности Пелопоннесского союза после Левктр: Jacoby F. Abhandlungen zur griechischen Geschichtschreibung. Leiden, 1956. S. 342, 343; Baltrusch E. Sparta.S. 107.

Поступила в редакцию 23.04.09

N. Yu. Starkova, candidate of history, associate professor

On the circumstances of the disintegration of the Peloponnesian Union

Research on the Peloponnesian League is of great interest because of the almost total absence of special studies in Russian ancient history. The paper attempts to find out the time and circumstances of the activity termination of the Peloponnesian League in the conflict with the Boetian Leaque. The paper also focuses on details of the Battle of Leuctra and its consequences.

Старкова Надежда Юрьевна, кандидат исторических наук, доцент

ГОУВПО «Удмуртский государственный университет»

426034, Россия, г. Ижевск,

ул. Университетская, 1 (корп. 2)

E-mail: nadstark@yandex.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.