Научная статья на тему 'К ВОПРОСУ О ТРУДНОСТЯХ РАЗМЕЩЕНИЯ ДЕПОРТИРОВАННЫХ ЧЕЧЕНЦЕВ В РЕСПУБЛИКАХ СРЕДНЕЙ АЗИИ (1944-1953 ГГ.)'

К ВОПРОСУ О ТРУДНОСТЯХ РАЗМЕЩЕНИЯ ДЕПОРТИРОВАННЫХ ЧЕЧЕНЦЕВ В РЕСПУБЛИКАХ СРЕДНЕЙ АЗИИ (1944-1953 ГГ.) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
75
32
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА / РЕПРЕССИИ / ДЕПОРТАЦИЯ / СПЕЦПЕРЕСЕЛЕНЦЫ / ЧЕЧЕНЦЫ / РАССЕЛЕНИЕ / МАТЕРИАЛЬНОЕ ПОЛОЖЕНИЕ / ТРУДОВОЕ УСТРОЙСТВО

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Алгириева Луиза Бисиевна

Демократизация общества и возросший интерес к национальной истории народов бывшего СССР способствуют изучению процессов депортации отдельных народов в годы Великой Отечественной войны на основе рассекречивания архивных фондов и обновления методологических подходов к исследованию проблемы. В статье, на основе архивного материала и литературных источников, автором рассматриваются некоторые аспекты истории чеченцев, депортированных в 1944 г. в Казахстан и республики Средней Азии. Показано, что, несмотря на принятые властями меры, депортированные народы, в том числе и чеченцы, столкнулись в новых местах жительства с большими проблемами, связанными с их хозяйственно-бытовым, трудовым устройством.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

TO THE QUESTION ON THE DIFFICULTIES OF LOCATION OF DEPORTED CHECHEN IN THE REPUBLIC OF CENTRAL ASIA (1944-1953)

The democratization of society and the increased interest in the national history of the peoples of the former USSR contribute to the study of the processes of deportation of individual peoples during the Great Patriotic War on the basis of declassifying archival funds and updating methodological approaches to the study of the problem. In the article, on the basis of archival material and literary sources, the author examines some aspects of the history of the Chechens deported in 1944 to Kazakhstan and the republics of Central Asia. It is shown that, in spite of the measures taken by the authorities, the deported peoples, including the Chechens, faced big problems in their new places of residence, connected with their economic, household, labor arrangement.

Текст научной работы на тему «К ВОПРОСУ О ТРУДНОСТЯХ РАЗМЕЩЕНИЯ ДЕПОРТИРОВАННЫХ ЧЕЧЕНЦЕВ В РЕСПУБЛИКАХ СРЕДНЕЙ АЗИИ (1944-1953 ГГ.)»

KULIK, SERGEY V. — Dr. of Sciences (History), Professor, Peter the Great St. Petersburg Polytechnic University, St. Petersburg.

УДК 94(47).084.8:325.254.6 DOI: 10.24412/2308-264X-2021-4-111-115

АЛГИРИЕВА Л.Б.

К ВОПРОСУ О ТРУДНОСТЯХ РАЗМЕЩЕНИЯ ДЕПОРТИРОВАННЫХ ЧЕЧЕНЦЕВ В РЕСПУБЛИКАХ СРЕДНЕЙ АЗИИ (1944-1953 гг.)

Ключевые слова: Великая Отечественная война, репрессии, депортация, спецпереселенцы, чеченцы, расселение, материальное положение, трудовое устройство.

Демократизация общества и возросший интерес к национальной истории народов бывшего СССР способствуют изучению процессов депортации отдельных народов в годы Великой Отечественной войны на основе рассекречивания архивных фондов и обновления методологических подходов к исследованию проблемы. В статье, на основе архивного материала и литературных источников, автором рассматриваются некоторые аспекты истории чеченцев, депортированных в 1944 г. в Казахстан и республики Средней Азии. Показано, что, несмотря на принятые властями меры, депортированные народы, в том числе и чеченцы, столкнулись в новых местах жительства с большими проблемами, связанными с их хозяйственно-бытовым, трудовым устройством.

ALGIRIEVA, L.B.

TO THE QUESTION ON THE DIFFICULTIES OF LOCATION OF DEPORTED CHECHEN IN THE REPUBLIC OF CENTRAL ASIA (1944-1953)

Key words: Great Patriotic War, repression, deportation, special settlers, Chechens, resettlement, financial situation, labor structure.

The democratization of society and the increased interest in the national history of the peoples of the former USSR contribute to the study of the processes of deportation of individual peoples during the Great Patriotic War on the basis of declassifying archival funds and updating methodological approaches to the study of the problem. In the article, on the basis of archival material and literary sources, the author examines some aspects of the history of the Chechens deported in 1944 to Kazakhstan and the republics of Central Asia. It is shown that, in spite of the measures taken by the authorities, the deported peoples, including the Chechens, faced big problems in their new places of residence, connected with their economic, household, labor arrangement.

Как известно, в годы Великой Отечественной войны в СССР были подвергнуты депортации 16 народов, в том числе тотальной депортации - 10 народов, из которых 7 (российские немцы, карачаевцы, калмыки, чеченцы, ингуши, балкарцы, крымские татары) лишились своей государственности. Депортация обернулась грандиозной гуманитарной трагедией, в том числе серьезными демографическими потерями, обусловленными гибелью значительной части насильственно переселяемых лиц (в основном детей и людей пожилого возраста). Все это привело к серьезным проблемам в сфере межнациональных отношений, которые до конца не преодолены вплоть до настоящего времени. В результате данной акции был нанесен также существенный ущерб экономике мест проживания депортированных народов, оказались нарушенными традиции животноводства, земледелия, ремесел. Огромные плодородные земли пришли в запустение. В большинстве случаев обширные территории оказались заброшенными на долгие годы. Как отмечает, российский географ и историк П.М. Полян, в следствие депортации народов Северного Кавказа обезлюдела территория в 35 тыс. кв. км. [1]. В то же время значительные территории, размером почти со Швейцарию, на которой веками жили эти коренные народы, отошли Грузии, Северной Осетии, Кабардинской АССР, Дагестану и т.д., что в дальнейшем стало основой серьезных противоречий и напряженности в межнациональных отношениях.

В течение долгого времени местные власти не могли наладить нормальную хозяйственную жизнь в крае, откуда были насильственно выселены народы [2].

Тем не менее, народы, подвергшиеся насильственным перемещениям в годы войны, оказавшиеся в условиях спецпоселений и лишенные ряда гражданских прав, напряженно трудились, вносили свой вклад в народное хозяйство и приближали победу над фашисткой Германией.

История депортированных народов в новых местах их проживания оказалась крайне непростой, была наполнена драматизмом и связана с серьезными лишениями. И это при том, что порядок их размещения был довольно тщательно организован.

В частности, для общего руководства приемом и размещением вынужденных переселенцев при правительствах принимающих сторон создавались специальные республиканские комиссии, в состав которых входили секретари ЦК КП (председатели), председатели Совнаркомов и наркомы внутренних дел Казахской и Киргизской республик. Все мероприятия по приему и размещению

прибывающих в ту или иную область возлагались на областные комиссии, назначаемые из председателей областных исполнительных комитетов, секретарей обкомов, начальников УНКВД. В районах поселения спецпереселенцев организовывались так называемые «тройки», куда входили, соответственно, председатель районного исполнительного комитета, секретарь райкома, начальник РО НВКД. При проведении и организации хозяйственно-подготовительных мероприятий по размещению прибывающих в места спецпоселений командировались ответственные представители Совнаркома. К примеру, в Казахстане на базе имеющихся отделов по хозяйственному устройству депортированного населения при Совнаркоме республики было создано Переселенческое управление, которое занималось решением всех вопросов, связанных со спецпереселенцами. В Ошской, Джалал-Абадской, Фрунзенской областях Киргизской АССР при областных исполкомах были организованы переселенческие группы в составе до 5 человек. В свою очередь, Наркоматом внутренних дел СССР в местах размещения переселенцев были организованы спецкомендатуры. Хозяйственное и трудовое устройство спецпереселенцев проводилось совнаркомами союзных республик и областными исполкомами согласно решениям Совнаркома СССР [3, л.177].

Как известно, зимой 1944 года, по официальному обвинению в «пособничестве фашистским оккупантам» чеченцы и ингуши были насильственно высланы в Казахстан и Среднюю Азию. Вслед за этим 7 и 22 марта 1944 года были приняты Постановления о ликвидации Чечено-Ингушской автономии указами Президиума Верховного Совета СССР. Ложное обвинение всецело основывалось на логике тоталитарного сталинского руководства, которое проводило политику государственного террора, объявляя целые социальные слои и даже отдельные малочисленные народы «антисоветскими».

Как отмечает профессор Н.Ф. Бугай: «Одним из самых многочисленных народов, подвергшихся принудительному переселению с территории Северного Кавказа, оказались чеченцы, численность которых составила около 400 000 чел. Вместе с чеченцами были депортированы ингуши численностью более 90 000 человек [4, с.26]. Согласно имеющимся разрозненным данным, в марте 1944 г. в Казахстан прибыли 344 589 человек, которых расселили в Джамбульской (16 565 человек), Алма-Атинской (29 089), Восточно-Казахстанской (34 167), Южно-Казахстанской (39 542), Актюбинской (20 309), Семипалатинской (31 236), Павлодарской (41230), Карагандинской областях (37 938 человек). Позже к ним прибавились военнослужащие из числа чеченцев и ингушей, уволенных из рядов Красной Армии после 23 февраля 1944 года. Всего в Казахстан прибыло свыше 60 000 таких ссыльных [5, л. 77].

Обычно в органах НКВД СССР работа по размещению спецпереселенцев начиналась за месяц-полтора до выселения. Согласно имеющимся данным, работы по приему и размещению переселенцев из Чечено-Ингушской АССР начали проводить с середины января 1944 года. И уже к 16 февралю к их размещению необходимо было подготовить все пустующие жилые помещения. Постановлению ГКО № 5073сс «О мероприятиях по размещению спецпереселенцев в пределах Казахской и Киргизской ССР» от 31 января 1944 г. (Сов. секретно) намечало следующую программу действий.

НКВД СССР поручалось в течение февраля - марта направить для расселения в Казахскую ССР до 400 000 человек спецпереселенцев, в Киргизскую ССР - до 90 000 человек. СНК Казахской и Киргизской ССР были обязаны обеспечить прием, размещение и трудовое устройство прибывающих. Их расселение следовало производить с учетом дальнейшего трудоиспользования, в первую очередь, в сельском хозяйстве, особенно в животноводстве. Рабочие и служащие в районах вселения должны были использоваться по специальности. Расселение следовало производить, в первую очередь, в пустующих зданиях колхозов, совхозов, предприятий, а также путем так называемого «уплотнения».

Совнаркомам Казахской и Киргизской ССР должны были обеспечить быстрейшее вовлечение прибывающих спецпереселенцев в коллективы сельскохозяйственных и промысловых артелей, наделение их приусадебными участками, в соответствии с уставом сельскохозяйственной артели, а также оказать содействие по строительству собственных домов путем предоставления местных и получаемых для этой цели по фондам стройматериалов, леса, гвоздей, стекла. В частности, Наркомрезинпром обязали отгрузить в 1 квартале 1944 г. в распоряжение Совнаркома КазССР 1000 комплектов авторезины и Совнаркома Киргизской ССР - 250 комплектов за счет

уменьшения поставок из государственных резервов. Для обеспечения питания прибывавших в Казахскую и Киргизскую ССР спецпереселенцев Наркомзаг СССР обязали выделить в распоряжение СНК Казахской ССР до нового урожая на 4 месяца 48 000 тонн муки и 600 тонн крупы. В свою очередь, СНК Киргизской ССР выделялись 1200 т. муки и 600 т. крупы. Продовольствие следовало поставлять ежемесячно равными частями, фиксируя эти поступления, получаемые спецпереселенцами на местах обменными квитанциями.

Сельхозбанк обязали выдавать спецпереселенцам в Казахскую и Киргизскую ССР ссуды на строительство домов, надворных построек и хозяйственное устройство в размере 5000 руб. на семью с рассрочкой до 7 лет. Наркомзаг, Наркомзем, Наркоммясомолпром и Наркомсовхозов в течение 1944г., а по лошадям в течение 1944-1945гг. были обязаны провести расчет натурой со спецпереселенцами в Казахскую и Киргизскую ССР по обменным квитанциям за сданные им скот и сельскохозяйственные продукты в местах прежнего проживания, «за вычетом из общего числа расхода, предусмотренного п. 7. настоящего постановления» [6, с.329, 330, 331].

Несмотря на указанные меры властей, жилищно-бытовое и материальное положение спецпереселенцев в первые годы пребывания их на новом месте проживания были крайне сложными. Так, В Киргизской ССР на 31 000 семей спецпоселенцев к осени 1944 г. приходилось только 5000 домов. Лишь каждая шестая семья жила «в стенах», остальные же жили под навесами и даже открытым небом. В свою очередь, в Казахстане около 64 000 семей проживали «на уплотнении». Вместо принятия мер по расселению и трудоустройству переселенцев, создания им минимально-бытовых условий и оказания возможной помощи на месте, партийно-советские органы в районах по существу самоустранились от этого, переложив всю работу по расселению и трудоустройству спецпереселенцев на органы НКВД.

В результате такого недопустимого отношения к делу, из прибывших 49 491 человек на 15 июня 1944 г. были трудоустроены всего 16 052 человека. Приняли в колхозы из 12 398 - только 1950 семей и наделили приусадебными участками 4216 семей. Установлено, что трудоустройство этого контингента в большинстве своем проводилось формально. Например, в колхозах и совхозах Южно-Казахстанской области в результате преступного бездействия власти, не создания ею минимальных бытовых условий для переселенцев и «варварского отношения» к ним, они просто гибли от болезней и голода. Так, в совхозе «Куюк» (директор т. Востриков), где трудоустроили 248 семей, или 1630 человек, спецпереселенцы находились в крайне тяжелых жилищных условиях, общественное питание не было организовано, и они были вынуждены питаться дикорастущими травами. В результате, с марта по июнь заболели свыше 200 человек, из них умерли от истощения - 101 человек. Аналогичное положение отмечалось в совхозе им. Сталина, где от истощения за 10 дней умерли 35 человек. В Аурахматстрое 896 чел. чеченцев жили в палатках при большой скученности и антисанитарии, вследствие чего в их среде распространился тиф (умерло 13 человек). В колхозе им. Калинина Хайалыкского сельсовета на почве «антагонистических настроений» в начале мая колхозниками были изгнаны из занимаемых квартир 13 семей, или 64 человек чеченцев. Несколько дней они вынуждены были жить на улице, и только после вмешательства НКВД были вселены снова в квартиры. Кроме того, проверками было установлено, что спецконтингент в этом районе не в полной мере обеспечивался продуктами питания, специально отпускаемыми государством [7, л.6-10].

Не лучшим было положение переселенцев и в Киргизии. Так, в докладной записке о положении спецпереселенцев в Киргизской ССР за май 1944 г., были отмечены крайне тяжелые материально-бытовые условия спецпереселенцев. Отмечалось, что из-за необеспеченности работающих на стройках и в колхозах спецпереселенцев необходимыми инструментами, производительность их труда была низкой, а заработки - незначительными. К примеру, в поселке, созданном для работающих на стройках спецпереселенцев по тресту «Киргизстрой», где было размещено около 400 человек, для них не были созданы элементарные условия для удовлетворения минимальных потребностей. Люди размещались в необорудованных брезентовых палатках, без скамеек, столов и топчанов, спали на голом земляном полу. Подвоз питьевой воды организован не был. Из находящейся вблизи водопроводной колонки Сельхозинститута, спецпереселенцам брать воду запрещалось, вследствие чего они вынуждены были пользоваться водой из отстойных ям и луж. При этом медицинская помощь для спецконтингента отсутствовала, изоляция больных от здоровых не проводилась [8, с.75].

По указанным причинам, связанным с крайне тяжелыми условиями жизни, в 1944 г. в Казахстане умерло 32502 спецпереселенца, а в 1945 г. - 32111 человек. Наибольшая смертность отмечалась во втором полугодии 1944 г. и первом полугодии 1945 г., т.е. в осенний, зимний и весенний периоды времени первого года акклиматизации, совпавшего к тому же «с продовольственными затруднениями и необеспеченностью соответствующей одеждой и обувью». Так, в Джалал-Абадской области Киргизской ССР из прибывших в марте 1944 г. 26378 человек к июню 1946 года умерли 10366 человек [9, с.869].

В местах компактного проживания спецпереселенцев советские партийные органы проводили разъяснительную работу, направленную на пропаганду тезиса о заботе партии и правительства СССР об высланных народах. И это совершалось при том, что они были ограничены в правах. Например, проявляя заботу о жилищном устройстве чеченцев и ингушей, государство выделило значительную сумму и на индивидуальное строительство. В связи с этим, по предприятиям, колхозам и совхозам среди них проводились беседы агитаторов по вопросу о необходимости индивидуального строительства [10, c.80].

К 1946 г. напряженность в решении проблем размещения чеченцев и ингушей в местах спецпоселения ослабла. В некоторой степени облегчилось положение спецпереселенцев, улучшилось их снабжение продуктами и товарами первой необходимости. Многие семьи построили индивидуальные дома, обзавелись личным скотом. Постановлениями Совнаркома предусматривалось охватить детей спецпереселенцев школьным обучением и яслями.

Новый этап в жизни спецпереселенцев начался с 1953 г., когда с них были сняты некоторые ограничения. В частности, они могли выбирать местожительство в той республике, куда их выселили, регистрироваться в органах МВД лишь раз в год. Дети переселенцев снимались со спецучета. Таким образом, власть стала закреплять спецпереселенцев в местах вселения, делая основной упор на воспитательной, пропагандистской, культурной работе. Однако лишь с изданием Указа Президиума Верховного Совета СССР «О восстановлении Чечено-Ингушской АССР в составе РСФСР» от 9 января 1957 г. процесс снятия ограничений с депортированных чеченцев и ингушей завершился.

Литература и источники

1. Полян П. Не по своей воле... История и география принудительных миграций в СССР. - М.: ОГИ Мемориал, 2001. 315 с. // https://spblib.ru/en/catalog/-/books/11241646-ne-po-svoyey-vole-istoriya-i-geografiya-prinuditel-nykh-migratsiy-v-sssr

2. Аккиева С.И., Сампиев И.М. Депортации народов Северного Кавказа в 1940-ые годы как фактор диаспоризации и модернизации // Современные проблемы науки и образования. - 2013. - № 6.

3. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. P-9401. Оп.2. Д. 134.

4. БугайН.Ф. Турки из Месхетии: долгий путь к реабилитации. - М.: ТОО «Издательский дом «РОСС», 1994. - 161 с.

5. ГАРФ. Ф. 9401. Оп. 2. Д. 86.

6. Из истории депортаций Казахстан 1939-1945гг. Сборник документов. Т.3- - Алматы: LEM, 2019. - 708с.

7. АП РК. Ф.725. Оп.4. Д.507.

8. Исакиева З.С., Гайрбеков А.Я. Некоторые аспекты повседневной жизни чеченцев и ингушей в годы вынужденного пребывания в Казахстане и Средней Азии // Международный научно-исследовательский журнал (Екатеринбург). - 2020. - № 11-3 (101). - С.74-79.

9. Вайнахи и имперская власть: проблема Чечни и Ингушетии во внутренней политике России и СССР (начало XIX -середина XX в.) [Ф. Бенвенути и др.] - М.: РОСПЭН, 2011. - 1094 с.

10. Исакиева З.С. Некоторые аспекты общественной деятельности чеченцев в местах спецпоселения в 1944-1957 гг. // Международный научно-исследовательский журнал (Екатеринбург). - 2020. - № 11(101). - С.80-84.

References and Sources

1. Polyan P. Ne po svoej vole... Istoriya i geografiya prinuditel'nyh migracij v SSSR. - M.: OGI Memorial, 2001. 315 s. // https://spblib.ru/en/catalog/-/books/11241646-ne-po-svoyey-vole-istoriya-i-geografiya-prinuditel-nykh-migratsiy-v-sssr

2. Akkieva S.I., Sampiev I.M. Deportacii narodov Severnogo Kavkaza v 1940-ye gody kak faktor diasporizacii i modernizacii // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. - 2013. - № 6.

3. Gosudarstvennyj arhiv Rossijskoj Federacii (GARF). F. P-9401. Op.2. D. 134.

4. Bugaj N.F. Turki iz Meskhetii: dolgij put' k reabilitacii. - M.: TOO «Izdatel'skij dom «ROSS», 1994. - 161 s.

5. GARF. F. 9401. Op. 2. D. 86.

6. Iz istorii deportacij Kazahstan 1939-1945gg. Sbornik dokumentov. T.3- - Almaty: LEM, 2019. - 708s.

7. AP RK. F.725. Op.4. D.507.

8. Isakieva Z.S., Gajrbekov A.YA. Nekotorye aspekty povsednevnoj zhizni chechencev i ingushej v gody vynuzhdennogo prebyvaniya v Kazahstane i Srednej Azii // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal (Ekaterinburg). - 2020. - № 11-3 (101). - S.74-79.

9. Vajnahi i imperskaya vlast': problema CHechni i Ingushetii vo vnutrennej politike Rossii i SSSR (nachalo XIX - seredina XX v.) [F. Benvenuti i dr.] - M.: ROSPEN, 2011. - 1094 s.

10. Isakieva Z.S. Nekotorye aspekty obshchestvennoj deyatel'nosti chechencev v mestah specposeleniya v 1944-1957 gg. // Mezhdunarodnyj nauchno-issledovatel'skij zhurnal (Ekaterinburg). - 2020. - № 11(101). - S.80-84.

АЛГИРИЕВА ЛУИЗА БИСИЕВНА - старший преподаватель кафедры истории Чеченского государственного педагогического университета (algirievalb@mail.ru)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.