Научная статья на тему 'К вопросу о соотношении компетенции дознавателя и органа дознания'

К вопросу о соотношении компетенции дознавателя и органа дознания Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
1339
304
Поделиться
Ключевые слова
ОРГАН ДОЗНАНИЯ / ДОЗНАВАТЕЛЬ / НАЧАЛЬНИК ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ ДОЗНАНИЯ / ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ ПОЛНОМОЧИЯ / ПОДСЛЕДСТВЕННОСТЬ / НЕОТЛОЖНЫЕ СЛЕДСТВЕННЫЕ ДЕЙСТВИЯ / СУБЪЕКТЫ ДОЗНАНИЯ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Адаменко Артем Игоревич

В статье проведен сравнительный анализ полномочий органа дознания и дознавателя как субъектов уголовно-процессуальной деятельности, проанализированы пределы процессуальной компетенции дознавателя, аргументирована возможность возложения на дознавателя всех процессуальных полномочий, закрепленных за органом дознания.

To a question of a ratio competences of the investigator and inquiry body

The article presents the comparative analysis of the powers of the body of inguiry and an investigator as subjects of criminal-procedural activities, the limits of procedural competence of the investigator are analyzed, arguments of the possibility of assigning an investigator of all procedural powers, assigned to the bodies of inguiry, are presented.

Текст научной работы на тему «К вопросу о соотношении компетенции дознавателя и органа дознания»

Адаменко Артем Игоревич

магистрант Кубанского государственного университета _________________________________(тел.: 88612585025)

К вопросу о соотношении компетенции дознавателя и органа дознания

В статье проведен сравнительный анализ полномочий органа дознания и дознавателя как субъектов уголовно-процессуальной деятельности, проанализированы пределы процессуальной компетенции дознавателя, аргументирована возможность возложения на дознавателя всех процессуальных полномочий, закрепленных за органом дознания.

Ключевые слова: орган дознания, дознаватель, начальник подразделения дознания, процессуальные полномочия, подследственность, неотложные следственные действия, субъекты дознания.

A.I. Adamenko, magistrant of the Kuban State University; tel.: 88612585025.

To a question of a ratio competences of the investigator and inquiry body

The article presents the comparative analysis of the powers of the body of inguiry and an investigator as subjects of criminal-procedural activities, the limits of procedural competence of the investigator are analyzed, arguments of the possibility of assigning an investigator of all procedural powers, assigned to the bodies of inguiry, are presented.

Key words: body of inguiry, an investigator, the head of the unit of inguiry, procedural powers, jurisdiction, urgent investigatory actions, the subjects of the inguiry.

В нормах Уголовно-процессуального кодекса, регламентирующих деятельность органа дознания, начальника подразделения дознания и дознавателя, законодатель, наряду с термином «полномочия» (п. 7 ст. 5, ч. 14 ст. 41 УПК РФ), оперирует также категорией «компетенция» (ч. 3 ст. 11, ч. 1 ст. 144, 146 УПК РФ). Однако понятие «компетенция» в тексте закона не разъяснено, что приводит к разноречивым мнениям относительно его объема и содержания.

В традиционном понимании «полномочия» это совокупность возложенных на тот или иной орган (должностное лицо) обязанностей и предоставленных прав. Безусловно, термины «компетенция» и «полномочия» тесно связаны между собой, однако не тождественны и являются различными, самостоятельными уголовнопроцессуальными категориями. Содержание термина «компетенция» представляется более объемно, чем понятие «полномочия». Так, в соответствии с ч. 1 ст. 146 УПК РФ орган дознания, дознаватель, руководитель следственного органа, следователь при наличии повода и основания к возбуждению уголовного дела обязаны возбудить уголовного дело в пределах своей компетенции. Следовательно, полномочиями по возбуждению уголовного дела обладает каждый из перечисленных участников судопроизводства, но пределы компетенции в принятии указанного

решения у них различны. Например, органы дознания, перечисленные в ст. 40 УПК, обладают равными процессуальными полномочиями, установленными в законе (ч. 2 ст. 40, ст. 157 УПК РФ и др.). Вместе с тем каждый из них действует в пределах собственной, установленной законом компетенции. В частности, дознание осуществляется органами дознания с учетом установленной для каждого органа дознания подследственности (ч. 3 ст. 151 УПК РФ) [1].

Сказанное позволяет сделать вывод, что «полномочия» можно рассматривать как элемент, часть термина «компетенция». Данные понятия диалектически связаны между собой и соотносятся как единичное и общее.

Исследуя вопросы компетенции органов дознания и их процессуальных функций, А.А. Чувилев наполняет содержание понятия «компетенция», включая в него и категорию «подследственность», и категорию «процессуальные полномочия». В частности, он отмечает, что «все органы дознания обладают равными процессуальными полномочиями, но действуют в пределах своей компетенции» [2].

Компетенция органов дознания в решении тех или иных правовых вопросов не выходит за рамки правовых отношений, складывающихся в сфере уголовного судопроизводства, т.е. речь идет именно об уголовно-процессуальной компетенции. Как справедливо отмечает А.С.

83

Есина, данный вывод базируется на том, что вне сферы уголовного судопроизводства нет таких участников, как орган дознания, начальник органа дознания и дознаватель. Ни в каком ином судопроизводстве (Конституционное, арбитражное, гражданское, административное) не предусмотрены подобные субъекты правоотношений [3].

Тот факт, что компетенция зачастую обусловлена именно сферой деятельности, признается ученымипроцессуалистами [4].

Объем процессуальной компетенции органа дознания как участника уголовного судопроизводства определяется ч. 2 ст. 40 УПК РФ, согласно которой на органы дознания возлагается: расследование преступлений в форме дознания (гл. 32 УПК РФ); выполнение неотложных следственных действий (ст. 157 УПК РФ); осуществление иных предусмотренных Кодексом полномочий.

Однако помимо обязанностей, перечисленных в ч. 2 ст. 40 УПК РФ, объем уголовнопроцессуальной компетенции органов дознания определяется еще и рядом других норм УПК РФ, предусматривающих следующие позиции:

исполнять письменные поручения следователя о проведении оперативно-розыскных мероприятий, производстве отдельных следственных действий, об исполнении постановлений о задержании, приводе, об аресте, о производстве иных процессуальных действий, а также получать содействие при их осуществлении (п. 4 ч. 2 ст. 38 УПК РФ);

вправе задержать лицо по подозрению в совершении преступления (ч. 1 ст. 91 УПК РФ);

обязан принять, проверить сообщение о любом совершенном или готовящемся преступлении и в пределах компетенции принять по нему решение; также вправе при проверке сообщения о преступлении требовать производства документальных проверок, ревизий и привлекать к их участию специалистов (ч. 1 ст. 144 УПК

РФ);

принять меры по сохранению следов преступления при передаче сообщения о преступлении по подследственности (ч. 3 ст. 145 УПК РФ);

возбуждать уголовные дела публичного обвинения и отказывать в возбуждении уголовного дела (ч. 1 ст.146, 148 УПК РФ);

осуществлять розыск подозреваемого, обвиняемого (ч. 1 ст. 210 УПК РФ).

Упоминание о дознавателе, как о субъекте взаимодействия с соответствующими компетентными органами, должностными лицами иностранных государств и международными организациями по вопросам правовой помощи содержится и в ст. 453 УПК РФ. Однако полномочия его законодатель не раскрывает, ограничиваясь лишь указанием на возможность направления запроса об оказании правовой помощи.

ВЕСТНИК КРАСНОДАРСКОГО УНИВЕРСИТЕТА МВД РОССИИ • 2012 • № 4 (18)

Начальник подразделения дознания фигурирует в уголовнопроцессуальном законе как самостоятельный участник уголовного судопроизводства. Его процессуальные полномочия закреплены в ст. 40.1 УПК РФ. Причем, то обстоятельство, что перечисленные полномочия законодателем персонифицированы, на наш взгляд, не дает основания рассматривать компетенцию начальника подразделения дознания как более широкую, чем компетенция органа дознания.

Примечательно, что п. 17 ст. 5 УПК РФ определяет процессуальный статус такого должностного лица, как начальник органа дознания, уполномоченного давать поручения о производстве дознания и неотложных следственных действий, а также осуществлять иные полномочия. Упоминание о начальнике органа дознания содержится и в ч. 4 ст. 40.1, и в ч. 1, 4 ст. 41 УПК РФ, однако, как самостоятельный участник уголовного судопроизводства он законодателем в главе шестой по не вполне понятным причинам не выделен, процессуальные полномочия его в данной главе законе не определены.

Возникает закономерный вопрос: как начальник органа дознания будет возлагать на дознавателя соответствующие полномочия, давать указания дознавателю, рассматривать жалобы дознавателя на указания начальника подразделения дознания, а тем более принимать по ним решение, если законодательно он сам не наделен никакими полномочиями. Безусловно, что разрешение этого вопроса остается исключительно за законодателем.

Рассматривая пределы процессуальной компетенции дознавателя, прежде всего, следует обратиться к тексту ст. 41 УПК РФ, согласно которой дознаватель вправе осуществлять полномочия органа дознания, предусмотренные п. 1 ч. 2 ст. 40 УПК РФ (дознание по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия необязательно). Эти полномочия возлагаются на дознавателя начальником органа дознания или его заместителем. Надо сказать, что объем процессуальной компетенции дознавателя существенно расширен, в сравнении с объемом компетенции лица, производящего дознание, по УПК РСФСР 1960 г. На сегодняшний момент, помимо указанных полномочий дознавателя, отдельно законодатель выделяет следующие:

прекратить с согласия прокурора уголовное дело в связи с примирением сторон (ст. 25 УПК РФ) и деятельным раскаянием (ст. 28 УПК РФ);

самостоятельно производить следственные и иные процессуальные действия и принимать процессуальные решения, за исключением случаев, когда на это требуется согласие начальника органа дознания, согласие прокурора и (или) судебное решение (ч. 3 ст. 41 УПК РФ);

84

обжаловать указания начальника органа дознания и прокурора (ч. 4 ст. 41 УПК РФ). Следует обратить внимание на тот факт, что обжалование дознавателем указаний начальника органа дознания и прокурора не приостанавливает их исполнение;

предложить подозреваемому, обвиняемому пригласить другого защитника, в случае неявки приглашенного защитника, либо произвести процессуальное действие без участия защитника (ч. 3 ст. 50 УПК РФ);

самостоятельно принимать решение о задержании лица по подозрению в совершении преступления (ч. 1 ст. 91 УПК РФ);

избрать обвиняемому, подозреваемому одну из мер пресечения (ч. 1 ст. 97 УПК РФ), причем ряд мер пресечения может быть избран дознавателем самостоятельно (ст. 102-108 УПК РФ);

с согласия прокурора возбудить перед судом ходатайство об избрании в отношении подозреваемого меры пресечения в виде заключения под стражу. Однако реализация данного права, в случае удовлетворения судом ходатайства, налагает на дознавателя обязанность составить обвинительный акт не позднее 10 суток со дня заключения под стражу (ст. 108, 224 УПК РФ);

применять иные меры принуждения (ст. 112118 УПК РФ);

при проверке сообщения о преступлении требовать производства документальных проверок, ревизий, исследований документов, предметов, трупов и привлекать к их участию специалистов (ч. 1 ст. 144 УПК РФ);

ходатайствовать о продлении срока проверки сообщения о преступлении до 10 суток (в отдельных случаях до 30 суток) (ч. 3 ст. 144 УПК РФ);

выделить из уголовного дела в отдельное производство другое уголовное дело либо материалы уголовного дела (ст. 154, 155 УПК РФ);

внести представление о принятии мер по устранению обстоятельств, способствовавших совершению преступления (ч. 2 ст. 158 УПК РФ);

осуществлять иные полномочия, предусмотренные УПК РФ.

Возникает вопрос: правомочен ли дознаватель производить неотложные следственные действия, который вытекает из положения, закрепленного в ч. 1 ст. 41 УПК РФ, согласно которой на дознавателя возлагаются лишь те полномочия органа дознания, что определены в п. 1 ч. 2 ст. 40 УПК РФ, т.е. производство дознания по уголовным делам, по которым производство предварительного следствия необязательно. В ст. 157 УПК РФ как субъект, правомочный производить неотложные следственные действия, снова назван орган дознания, а не дознаватель. Одна-

ко ст. 157 УПК отсылает нас к п. 1 и 8 ч. 3 ст. 151 УПК РФ, регламентирующей подследственность. Статья 151 УПК, в свою очередь, называет субъектами, производящими расследование, именно дознавателей соответствующих государственных органов, наделенных правом производства дознания, и иных перечисленных в ст. 40 УПК должностных лиц. Следовательно, основываясь на указанных положениях закона, дознаватель вправе самостоятельно возбуждать уголовные дела и производить неотложные следственные действия по преступлениям, ему не подследственным. Для устранения указанных противоречий, на наш взгляд, целесообразно предусмотреть в ч. 1 ст. 41 УПК РФ возможность возложения на дознавателя всех процессуальных полномочий, закрепленных в ч. 2 ст. 40 УПК РФ. Таким образом, правомерность производства неотложных следственных действий и органом дознания, и дознавателем самостоятельно не вызывала бы вопросов.

Таким образом, анализ норм действующего уголовно-процессуального закона позволяет выделить несколько самостоятельных субъектов, имеющих право производить расследование в форме дознания: орган дознания; начальник подразделения дознания, дознаватель. Сходные процессуальные полномочия указанных участников уголовного судопроизводства позволяют объединить их в самостоятельную группу, использую при этом понятие «субъекты дознания».

1. См.: Есина А.С., Арестова Е.Н. Дознание в органах внутренних дел. М., 2003. С. 17.

2. Дознание в органах внутренних дел: учеб. пособие /под ред. А. А. Чувилева. С. 13.

3. См.: Есина А.С., Арестова Е.Н. Указ. соч. С. 19.

4. См.: Элькинд П.С. Толкование и применение

норм уголовно-процессуального права. М., 1967. С. 154; Шимановский В. В. Общие условия производства предварительного следствия. Л.,

1983. С. 5.

1. See: Yesina A.S., Arestova E.N. Inquiry in law-enforcement bodies. M., 2003. P. 17.

2. Inquiry in law-enforcement bodies: study aid. / ed. by A.A. Chuvilev. P. 13.

3. See: Yes^ A.S., Arestova E.N. Op. cit. P. 19.

4. See: Elkind P.S. Interpretation and application of norms of the criminal procedure right. M., 1967. P. 154; Szymanowski V.V. General conditions of production of a preliminary consequence. L., 1983. P. 5.

85