Научная статья на тему 'К вопросу о содержании административной процессуальной правоспособности'

К вопросу о содержании административной процессуальной правоспособности Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
260
37
Поделиться
Ключевые слова
АДМИНИСТРАТИВНОЕ СУДОПРОИЗВОДСТВО / ПРАВОСПОСОБНОСТЬ / ПРОЦЕССУАЛЬНЫЙ СТАТУС / ВОЕННЫЙ СУД

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Цыбанев Александр Васильевич

Статья посвящена исследованию проблем административной процессуальной правоспособности участников производства по административным правонарушениям в военных судах в условиях формирования административного судопроизводства как процессуальной отрасли права.

Похожие темы научных работ по государству и праву, юридическим наукам , автор научной работы — Цыбанев Александр Васильевич,

To the question about the content of administrative standing

The article investigates the problems of the administrative procedural legal capacity of the parties to the proceeding in administrative cases in military courts in the formation of administrative justice as procedural law.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «К вопросу о содержании административной процессуальной правоспособности»

6'2014

Пробелы в российском законодательстве

11.3. К ВОПРОСУ О СОДЕРЖАНИИ АДМИНИСТРАТИВНОЙ ПРОЦЕССУАЛЬНОЙ ПРАВОСПОСОБНОСТИ

Цыбанев Александр Васильевич, соискатель. Место учебы: Российская академия народного хозяйства и государственной службы при Президенте Российской Федерации. Филиал: Южно-Российский институт. Подразделение: кафедра административного и служебного права. E-mail: adminpravo@uriu.ranepa.ru

Аннотация: Статья посвящена исследованию проблем административной процессуальной правоспособности участников производства по административным правонарушениям в военных судах в условиях формирования административного

судопроизводства как процессуальной отрасли права.

Ключевые слова: административное судопроизводство; правоспособность; процессуальный статус; военный суд.

TO THE QUESTION ABOUT THE CONTENT OF ADMINISTRATIVE STANDING

Tsybanev Alexander Vasilyevich, competitor. Place of study: Russian academy of national economy and public service under the President of Russian Federation. Branch: Southern Russian institute. Department: administrative and office law chair. E-mail: adminpravo@uriu.ranepa.ru

Annotation: The article investigates the problems of the administrative procedural legal capacity of the parties to the proceeding in administrative cases in military courts in the formation of administrative justice as procedural law. Keywords: administrative law; legal capacity; procedural status; military court.

Категория субъекта правоотношений является теоретико-правовым понятие; на отраслевом уровне это понятие преломляется через призму правовых форм, опосредующих участие граждан и организацией в правоотношениях, образующих предмет правового регулирования. Данные формы, несмотря на их значительную (с точки зрения образующих их содержание прав и обязанностей) дифференциацию, имеют в своей основе единое начало - способность физического лица или коллективного образования к участию в регулируемых нормами конкретной отрасли права общественных отношениях. Воспринятая и опосредованная правом, данная способность получает качество правоспособности.

Основной нормативный акт, определяющий в настоящее время порядок производства по делам об административных правоотношениях в военных судах, - Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях1 (далее - КоАП РФ) - не дает определение понятия административной процессуальной правоспособности. Позитивное право определяет лишь перечень участников производства по делу об административном правонарушении (глава 25 КоАП РФ): лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, законные представители (физического и юридического

1 Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 года № 195-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 1 (часть I). Ст. 1.

лица), защитник и представитель, свидетель, понятой, специалист, эксперт, переводчик, прокурор.

К сожалению, в современной административноправовой доктрине отсутствует развитое учение о правоспособности; при этом дефицит научного знания обнаруживается не только в процессуальной плоскости, но характерен и для административного материального права. В результате легальное решение вопроса о субъектах административных правоотношений фактически представляет собой некую адаптацию заимствованных из иных отраслей права форм субъектов. Предельно наглядно это проявляется на уровне категории юридического лица - форма, созданная частным правом для целей опосредования участия коллективных образований в гражданском обороте, в итоге стала базовым понятием коллективного субъекта административных правоотношений; нередко через призму данного понятия рассматриваются даже вопросы административного статуса публичных органов2. В результате такого подхода в административном процессе появляются трудно объяснимые с точки зрения теории публичной-правовой ответственности институты. Наглядные примеры тому дают нормы о вине юридического лица (часть 2 статьи 2.1 КоАП РФ легализует «субъективно-объективный подход к вине юридического лица, предусмотренный в качестве общего правила гражданским законодательством), а также о его ответственности в случаях реорганизации (перенесенный из гражданского права в административное право институт универсального правопреемства создает возможность привлечения к административной ответственности лица, в поведении которого отсутствует состав административного правонарушения, что противоречит не только положениям части 1 статьи 1.5 КоАП РФ, но и сущностным началам юридической ответственности вообще3.

С точки зрения общей теории права административно-процессуальная правоспособность представляет собой опосредованную нормами административного права способность лица выступать субъектом прав и обязанностей в процессуальных правоотношениях, возникающих в связи рассмотрением дел об административных правонарушениях. Отсутствие у лица признанной правом способности быть субъектом процессуальных прав и обязанностей исключает его участие в административно-деликтном процессе; неправоспособное лицо, будучи привлечено в процесс (по ошибке правоприменителя либо вследствие утраты правоспособности после его привлечения), должно быть устранено из производства по делу.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2См., напр.: Козлова С.А. Являются ли органы государственной власти юридическими лицами? // Административное право и процесс. 2012. № 6. С. 46 - 48.

3В силу правовой позиции, сформулированной Конституционным Судом РФ, наличие вины в совершении правонарушения является общеправовым принципом юридической ответственности. См.: Постановление от 18 июля 2003 г. № 14-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 35 Федерального закона «Об акционерных обществах», статей 61 и 99 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами гражданина А. Б. Борисова, ЗАО «Медиа-Мост» и ЗАО «Московская Независимая Вещательная Корпорация» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2003. № 5; Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2007 г. № 595-О-П «По запросу Сормовского районного суда города Нижнего Новгорода о проверке конституционности абзаца второго пункта 2 статьи 222 Гражданского кодекса Российской Федерации» // СПС «Консультант Плюс».

268

АДМИНИСТРАТИВНАЯ ПРАВОСПОСОБНОСТЬ

Цыбанев А.В.

При этом правовое формирование института административной правоспособности как ключевой, отправной точки процессуального статуса субъекта административного процесса не может не учитывать тот факт, что данная категория (субъект производства по делу об административном правонарушении) обладает известной степенью абстрактности, объединяя собой лиц, участие которых в процессе обусловлено различными процессуальными целями. Последний фактор имеет принципиальное значение для формирования процессуального статуса субъекта процесса, ибо конкретная процессуальная форма должна обеспечивать возможность достижения, прежде всего, той цели, ради которой он (субъект) вовлечен в процесс. Соответственно, вопрос об условиях наделения лиц административной правоспособностью не может быть разрешен вне учета функциональной роли каждой из процессуальных форм их участия в производстве по делу об административном правонарушении.

При таком подходе обнаруживаются две основные закономерности, обусловливающие степень зависимости административной процессуальной правоспособности от правоспособности лица в материальных пра-

4

воотношениях .

Первая из них состоит в существовании группы участников административного процесса, для которых участие в процессуальных правоотношениях допустимо только при наличии у них административной «материальной» правосубъектности. Так, участие в производстве по делу в качестве лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, имеет смысл только в том случае, если данное лицо деликтоспособно; такой вывод вытекает из пункта 2 части 1 статьи 24.5 КоАП РФ, определяющего отсутствие состава административного правонарушения в качестве основания, исключающего возбуждение производства по делу об административном правонарушении, либо, при его возбуждении - прекращения данного производства. Поскольку субъект правонарушения является необходимым элементом его (правонарушения) состава, постольку отсутствие деликтоспособного субъекта, в том числе по причине недостижения возраста административной ответственности либо его невменяемости, исключает наличие состава административного правонарушения и, как следствие, исключает юрисдикционное производство по такому делу. Поскольку вопросы возраста ответственности, психических свойств лица есть предпосылки административноправового статуса в административных материальных (в данном примере - деликтных) правоотношениях, постольку налицо производность административной процессуальной правоспособности лица от его административной «материальной» правосубъектности.

С учетом компетенции военных судов как органов административной юрисдикции обнаруживается дополнительное условие возникновения административной правоспособности лица, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении в военном суде. Из пункта 4 части 2 статьи 7 Федерального конституционного закона от 23 июня 1999 года № 1-ФКЗ «О военных судах Россий-

4 Процко Г.С., Шмалий О.В. Процессуализация государственного управления как средство обеспечения эффективности исполнительной власти//Наука и образование: хозяйство и экономика; предпринимательство; право и управление. 2012.№7.С. 66-71

ской Федерации»5 вытекает специальная предпосылка административной процессуальной правоспособности указанного субъекта, выражающегося в наличии у него на момент совершения правонарушения статуса военнослужащего либо гражданина, проходящего военные сборы.

Взаимосвязь материальной и процессуальной видов правоспособности наблюдается также применительно к потерпевшему. Гарантированное частью 1 статьи 45 Конституции РФ право каждого на судебную защиту реализуется, в том числе, посредством участия в производстве по делу по делу об административном правонарушении лица, чьи права и свободы оказались нарушены вследствие административного деликта6. Из закрепленного частью 1 статьи 25.2 КоАП РФ легального определения потерпевшего следует, что им может быть лицо, чьи субъективные имущественные или неимущественные права нарушены административным правонарушением (причинен физический, имущественный или моральный вред). Очевидно, что носителем таких прав не может быть лицо, не обладающее правоспособностью в материальных правоотношениях; при этом последние не ограничены лишь административными правоотношениями. Конкретизация их осуществляется на уровне конкретного состава правонарушения, а именно - его объекта, под которым понимаются общественные отношения, которым наносится вред7. Отраслевая природа последних определяет характер «материально-правовой»

правосубъектности лица, которое может выступать потерпевшим по делу об административном правонарушении.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Определенной спецификой обладает статус лиц, которые участвуют в деле для защиты прав и законных интересов других лиц - защитники и представители. Действия этих субъектов в процессе опосредуют реализацию административной процессуальной правоспособности иных субъектов, однако это не элиминирует необходимость обладания ими полноценной «собственной» правосубъектностью. Очевидно, что задача защиты прав и законных интересов иного лица (по различным причинам не способного к ее эффективному решению) может быть адекватно разрешена только при наличии у лица полной административной дееспособности. Наличие последней является необходимой предпосылкой административной процессуальной правоспособности лиц, защищающих в деле об административном правонарушении права и законные интересы других лиц.

Статус прокурора в административно-

процессуальных правоотношениях обусловлен общим назначением института прокуратуры в правовой системе Российской Федерации8. Принципиальным отличием административно-процессуального статуса прокурора является наличие в его содержании публично-

5 Федеральный конституционный закон от 23 июня 1999 года № 1-ФКЗ «О военных судах Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1999. № 26. Ст. 3170.

6 См., напр.: Зубач А.В. Государственные гарантии прав потерпевшего от административного правонарушения // Современное право. 2004. № 7.

7 См. подр.: Чаннов С.Е. Состав административного правонарушения как основание административной ответственности // СПС «КонсультантПлюс», 2008.

8 См. подр.: Гулягин А.Ю. Прокуратура в системе правоохранительных органов административной юрисдикции / под ред. В.П. Рябцева. М.: Юрист, 2012; Буянский С.Г. Прокуратура в условиях административно-правовой реформы: Монография. М.: Буквовед, 2006.

269

6'2014

Пробелы в российском законодательстве

правовых (властных) полномочий (так, прокурор является субъектов возбуждения производства по делу). Очевидно, в этой особенности кроется причина того, что истоки правоспособности прокурора в делах об административных правонарушениях в военных судах не может быть обнаружены в плоскости административной материальной правосубъектности и от последней не зависят никак. Административно-

процессуальная правоспособность прокурора есть проявление его компетенции прокурора как субъекта публичного права, в силу чего наличие или отсутствие у прокуратуры какого-либо статуса в материальных административных правоотношениях никакого значения для участия прокурора в делах об административных правонарушениях, рассматриваемых в военных судах, не зависит.

Участие в производстве по делам об административном правонарушении иных лиц - свидетелей, экспертов, специалистов, переводчиков, понятых - носит строго определенный функциональный характер. С учетом процессуального назначения данных форм, они могут опосредовать участие в процессе только физических лиц. Между тем, это не дает оснований для утверждения о возникновении административнопроцессуальной правоспособности таких лиц с момента рождения. Очевидно, что участие в административном процессе свидетелей и понятых обусловлено наличием у них способности воспринимать, хранить и сообщать информацию о каких-либо событиях; для эксперта, специалиста, переводчика таким условием является наличие у них специальных познаний в какой-либо области. Соответственно, для таких лиц условием возникновения административной правосубъектности (полагаем, что применительно к указанным лицам некорректно даже умозрительное разделение правоспособности и дееспособности) является наличие у лица фактических либо специальных знаний, а также известного уровня психо-физического развития, который позволяет выполнять ему соответствующие процессуальные функции.

Список литературы:

1. Конституция Российской Федерации. Принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 года // Российская газета. 1993. 25 декабря.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Федеральный конституционный закон от 23 июня 1999 года № 1-ФКЗ «О военных судах Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 1999. № 26. Ст. 3170.

3. Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях от 30 декабря 2001 года № 195-ФЗ // Собрание законодательства Российской Федерации. 2001. № 1 (часть I). Ст. 1.

4. Постановление Конституционного Суда РФ от 18 июля 2003 г. № 14-П «По делу о проверке конституционности положений статьи 35 Федерального закона «Об акционерных обществах», статей 61 и 99 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьи 31 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 14 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в связи с жалобами гражданина А.Б. Борисова, ЗАО «Медиа-Мост» и ЗАО «Московская Независимая Вещательная Корпорация» // Вестник Конституционного Суда РФ. 2003. № 5.

5. Определение Конституционного Суда РФ от 3 июля 2007 г. № 595-О-П «По запросу Сормовского районного суда города Нижнего Новгорода о проверке конституционности абзаца второго пункта 2 статьи 222

Гражданского кодекса Российской Федерации» // СПС «Консультант Плюс».

6. Буянский С.Г. Прокуратура в условиях административно-правовой реформы: Монография. М.: Буквовед, 2006.

7. Гулягин А.Ю. Прокуратура в системе правоохранительных органов административной юрисдикции / под ред. В.П. Рябцева. М.: Юрист, 2012.

8. Зубач А.В. Государственные гарантии прав потерпевшего от административного правонарушения // Современное право. 2004. № 7.

9. Козлова С.А. Являются ли органы государственной власти юридическими лицами? // Административное право и процесс. 2012. № 6.

10. Чаннов С.Е. Состав административного правонарушения как основание административной ответственности // СПС «КонсультантПлюс», 2008.

Literature list:

1. The Constitution of the Russian Federation. Adopted by popular vote December 12, 1993 // the Russian newspaper. 1993. December 25th.

2. The Federal Constitutional Law of June 23, 1999 № 1-FKZ "On the military courts of the Russian Federation" // Meeting of the legislation of the Russian Federation. 1999. № 26. Art. 3170.

3. Offences Code of Russia on December 30, 2001 № 195-FZ // Meeting of the legislation of the Russian Federation. 2001. № 1 (Part I). Art. 1.

4. The decision of the Constitutional Court of the Russian Federation dated July 18, 2003 № 14-P "On the case on the constitutionality of the provisions of Article 35 of the Federal Law" On Joint Stock Companies ", Articles 61 and 99 of the Civil Code of the Russian Federation, Article 31 of the Tax Code of the Russian Federation and Articles 14 of the Arbitration Procedure Code of the Russian Federation in response to complaints from citizens AB Borisov, JSC "Media-Most" and JSC "Moscow Independent Broadcasting Corporation" // Bulletin of the Constitutional Court of the Russian Federation. 2003. № 5.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Determination of the Constitutional Court of the Russian Federation dated July 3, 2007 № 595-OP "on request Sormovsky district court of Nizhny Novgorod on the constitutionality of the second paragraph of paragraph 2 of Article 222 of the Civil Code of the Russian Federation" // ATP "Consultant Plus".

6. Buyansky S.G. The prosecutor's office in terms of administrative and legal reform: Monograph. M .: Bukvoved, 2006.

7. Gulyagin A.Y. The prosecutor's office in the law enforcement system of administrative jurisdiction / ed. VP Riabtseva. M .: Lawyer, 2012.

8. Gnasher A.V. State guarantees the rights of the victim of an administrative offense // Modern Law. 2004. № 7.

9. Kozlov S.A. Are public authorities legal persons? // Administrative law and process. 2012. № 6.

10. Channov SE An administrative offense as the basis of administrative responsibility // ATP "Consultant", 2008.

270