Научная статья на тему 'К вопросу о роли государственной культурной политики в обеспечении национальной безопасности современной России'

К вопросу о роли государственной культурной политики в обеспечении национальной безопасности современной России Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
608
98
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГОСУДАРСТВЕННАЯ КУЛЬТУРНАЯ ПОЛИТИКА / КУЛЬТУРА КАК ЗАЩИТНО-ОХРАНИТЕЛЬНЫЙ ФЕНОМЕН / ТРАНСФОРМАЦИЯ ЦЕННОСТНО-МОТИВАЦИОННОЙ СФЕРЫ / ПОСТМАТЕРИАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ / УЛУЧШЕНИЕ КАЧЕСТВА ЧЕЛОВЕКА / МОДЕРНИЗАЦИЯ СОЗНАНИЯ / STATE CULTURAL POLICY / CULTURE AS PROTECTION AND CONSERVATION PHENOMENON / TRANSFORMATION OF VALUE AND MOTIVATIONAL SPHERE / POSTMATERIAL VALUES / IMPROVING OF HUMAN BEING QUALITY / MODERNIZATION OF CONSCIOUSNESS

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Голобородько Андрей Юрьевич

В статье представлено обоснование особой (с учётом исторических, цивилизационно-ценностных, когнитивно-прагматических и др. особенностей) актуальности для современной России решения задачи разработки и реализации государственной культурной политики как системы научно разработанных и практически реализуемых политико-идеологических и организационнотехнологических мер, осуществление которых рассматривается как фактор обеспечения национальной безопасности. Национальная безопасность в рамках настоящей работы понимается как состояние защищённости личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз и опасностей, которые в нынешних условиях развития России маркируются, в частности, такими признаками, как снижение интеллектуального и культурного уровня широких социальных слоёв, «размывание» духовных основ, индивидуализм, эгоцентризм, замена подлинных культурных, духовных, ценностей, мнимыми, потеря имманентных, смыслообразущих поведение человека признаков, составляющих феномен национальной идентичности как цивилизационного российского скрепа. В работе, в качестве наиболее актуальных задач сегодняшнего дня, рассматриваются: определение смысловых доминант государственной политики в области использования культурного наследия России во благо развития и преумножения традиций российской государственности; поиск правильных (с точки зрения обеспечения исторической преемственности и создания условий для качественного роста «человеческого ресурса») векторов развития страны, одним из которых может и должна стать культура как первенствующий и определяющий основы государственного строительства фактор.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — Голобородько Андрей Юрьевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ON THE ROLE OF STATE CULTURAL POLICY IN NATIONAL SECURITY PROTECTION IN MODERN RUSSIA

The article is devoted to explaining of the specific (due to historical, civilization evaluative, cognitive-pragmatic etc. features) actuality of state cultural policy formulation and implementation for modern Russia as a system of scientifically worked out and practically implemented actions of political, ideological, organizational and technological kind. The implementation of these actions is considered as factor for national security protection. In the present article the national security is understood as a protection of personality, society and state from external and internal threats and dangers. Under present conditions of developing of Russia they can be marked by such signs as reducing of intellectual and cultural level of broad social groups, “blurring” of spiritual basics, individualism and egocentrism, substitution of real cultural and moral values by supposed ones, loosing the immanent characteristics forming the sense of human behavior and making the phenomenon of national identity as fastener of Russian civilization. The article deals with the most actual problems for the present moment: defining of dominant ideas of state policy in the field of cultural heritage usage in Russia for developing and increasing of Russian statehood traditions; searching for right (in the context of ensuring of historical continuity and creating conditions for quantum growth of “human recourses”) vectors for development of the state; one of these vectors could and is to be culture as a primary factor determining the basics of state construction.

Текст научной работы на тему «К вопросу о роли государственной культурной политики в обеспечении национальной безопасности современной России»

УДК 351.85 К ВОПРОСУ О РОЛИ ГОСУДАРСТВЕННОЙ КУЛЬТУРНОЙ ПОЛИТИКИ В ОБЕСПЕЧЕНИИ НАЦИОНАЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Голобородько А.Ю.

В статье представлено обоснование особой (с учётом исторических, цивилизационно-ценностных, когнитивно-прагматических и др. особенностей) актуальности для современной России решения задачи разработки и реализации государственной культурной политики как системы научно разработанных и практически реализуемых политико-идеологических и организационнотехнологических мер, осуществление которых рассматривается как фактор обеспечения национальной безопасности.

Национальная безопасность в рамках настоящей работы понимается как состояние защищённости личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз и опасностей, которые в нынешних условиях развития России маркируются, в частности, такими признаками, как снижение интеллектуального и культурного уровня широких социальных слоёв, «размывание» духовных основ, индивидуализм, эгоцентризм, замена подлинных культурных, духовных, ценностей, мнимыми, потеря имманентных, смыслообразущих поведение человека признаков, составляющих феномен национальной идентичности как цивилизационного российского скрепа.

В работе, в качестве наиболее актуальных задач сегодняшнего дня, рассматриваются: определение смысловых доминант государственной

политики в области использования культурного наследия России во благо развития и преумножения традиций российской государственности; поиск правильных (с точки зрения обеспечения исторической преемственности и

создания условий для качественного роста «человеческого ресурса») векторов развития страны, одним из которых может и должна стать культура как первенствующий и определяющий основы государственного строительства фактор.

Ключевые слова: государственная культурная политика, культура как защитно-охранительный феномен, трансформация ценностно-мотивационной сферы, постматериальные ценности, улучшение качества человека, модернизация сознания

ON THE ROLE OF STATE CULTURAL POLICY IN NATIONAL SECURITY PROTECTION IN MODERN RUSSIA

Goloborodko A.Yu.

The article is devoted to explaining of the specific (due to historical, civilization evaluative, cognitive-pragmatic etc. features) actuality of state cultural policy formulation and implementation for modern Russia as a system of scientifically worked out and practically implemented actions of political, ideological, organizational and technological kind. The implementation of these actions is considered as factor for national security protection.

In the present article the national security is understood as a protection of personality, society and state from external and internal threats and dangers. Under present conditions of developing of Russia they can be marked by such signs as reducing of intellectual and cultural level of broad social groups, “blurring” of spiritual basics, individualism and egocentrism, substitution of real cultural and moral values by supposed ones, loosing the immanent characteristics forming the sense of human behavior and making the phenomenon of national identity as fastener of Russian civilization.

The article deals with the most actual problems for the present moment: defining of dominant ideas of state policy in the field of cultural heritage usage in Russia for developing and increasing of Russian statehood traditions; searching for right (in the context of ensuring of historical continuity and creating conditions for quantum growth of “human recourses”) vectors for development of the state; one of these vectors could and is to be culture as a primary factor determining the basics of state construction.

Keywords: state cultural policy, culture as protection and conservation phenomenon, transformation of value and motivational sphere, postmaterial values, improving of human being quality, modernization of consciousness.

«Цель человека - быть многим, а не обладать многим» (Э. Фромм)

Время, которое мы сейчас переживаем, большинство учёных справедливо, на наш взгляд, называют этапом системного кризиса, непосредственно влияющего на поведение, состояние различных категорий (слоёв) населения России: смена социально-экономических отношений,

восприятие жизненных обстоятельств как ситуации неопределённости, нестабильности, транзитивности; пересмотр и поиск новых нравственных ориентиров, приоритетов, ценностей... кризис политической социализации как главного механизма «приведения» культуры в стабильное состояние (См. [3, 162]).

Авторы шеститомника «Национальная идея России» - полагают, что для «России 21-го века остро встала проблема воспроизводства себя как цивилизации; точнее, речь идёт о воспроизводстве во времени, в каждом следующем поколении, ядра цивилизационных признаков, которые и придавали России статус отдельной самобытной локальной цивилизации.» [6, 329].

Ядром «самобытной» российской цивилизации всегда выступало особое духовное и, может быть, шире - культурное пространство, скрепляемое веками естественными, «природными» силами единства народов России, объединяемых общим культурно-историческим, нравственным кодом -стержнем, который, питаемый смыслами просвещения, воспитания и духовного развития, помогал нашей стране и нашему народу всегда и, особенно, в трудные исторические моменты - выстоять, уцелеть, сохраниться... был условием и фактором преодоления разного рода политических, исторических, социально-экономических и др. невзгод.

Академик РАН С.П. Капица отмечал: «... мы создали общество, которое всё может, но не знает, что надо делать, куда «надо ехать» (См. [9]); в этой связи представляется уместным вспомнить слова крупнейшего римского философа Сенеки «Если не знаешь, куда плывёшь, ни один ветер не будет попутным».

И, действительно, бесспорной выглядит позиция, в соответствии с которой любое движение имеет перспективы, если изначально осознаётся его смысл.

Полагаем, ответ на этот вопрос - «Куда идти\или ехать?», в отношении нашей страны может (и должен!) иметь однозначную, исторически обусловленную, убедительную и содержательную референцию - идти\ехать надо к культуре, к культурно-историческим корням и национально маркированной идентичности; идти\ехать надо к разработке и реализации комплексной государственной культурной политики как современного, актуального и эффективного инструментария обеспечения духовнонравственного развития прежде всего российской молодёжи - настоящего и будущего нашей России!

Здесь продуктивным может быть обращение к работам теоретика русского символизма А. Белого, который, в частности, отмечал: «не может существовать культура для государства, наоборот, государство должно быть

одним из средств выявления культурных ценностей, в противном случае между культурой и государством возникает непримиримый антагонизм, и в этом антагонизме разлагается и государство, и культура!» (См. [2, 21]).

Одной из самых острых, «кричащих», актуальных и злободневных задач сегодняшнего дня является разработка, на государственном (именно на государственном, национальном) уровне, политики, реализация которой, с активным привлечением ресурсов «культурного» порядка, способствовала бы оптимизации регулирования социального развития, стабилизации общественной и политической жизни, гармонизации межличностных, человеческих отношений.

Выделенный нами инструментарий обеспечения духовно-нравственного воспитания наших сограждан в виде государственной культурной политики должен, на наш взгляд, представлять систему научно разработанных и практически реализуемых политико-идеологических и организационнотехнологических мер, реализация которых в качестве «фонового» пространства должна способствовать обеспечению национальной безопасности современной России. В этой связи национальная безопасность в рамках настоящей (и других наших работ) работы понимается нами как состояние защищённости личности, общества и государства от внешних и внутренних угроз и опасностей, которые в нынешних условиях развития России маркируются, в частности, такими признаками, как снижение интеллектуального и культурного уровня широких социальных слоёв, «размывание» духовных основ, индивидуализм, эгоцентризм, замена подлинных культурных, духовных, ценностей, мнимыми, потеря имманентных, смыслообразующих поведение человека признаков, составляющих феномен национальной идентичности как цивилизационного российского скрепа.

Государственная культурная политика как условие обеспечения национальной безопасности современной России - это не что иное, как идеологический конструкт, призванный, позволим себе столь смелое

утверждение, превратить исторические цивилизационно-ценностные накопления народа в фактор государственной политики (Ср. представленное мнение с позицией, описываемой в [11, 312]).

Государственная культурная политика в качестве своих имманентных свойств и целевых установок должна обеспечить развитие и преумножение в российском обществе традиций, исторически, онтологически, составлявших основу российского национального цивилизационного пространства: а это, если обратиться, в частности, к творческому наследию российской философской мысли, литературным традициям нашей страны, прежде всего доброта, терпение, милосердие. чувство взаимопомощи, справедливости, нравственности.

Эти и другие особенности, составляющие основу российской цивилизации, так сказать, в антропологическом, «человеческом» измерении, обусловливают существование особого типа российской идентичности как общей, собирательной и достаточно абстрактной категории -гносеологического по своей природе ориентира, на основе которого человеком осуществляется репрезентация и осмысление реальности (социальной, культурной, психической).

Известно, что смысловое содержание понятия «идентичность» включает три пласта (аспекта): когнитивный, коннотативный, эмотивный (См. [12, 15]). При этом когнитивный аспект выражает форму и тип идентичности, её внутреннюю смысловую структуру; коннотативный - влияние контекста (среды, ситуации) идентификации, а эмотивный - эмоциональную позицию (симпатии, антипатии, одобрение, отторжение) субъекта [там же, 16].

Не требует дополнительной аргументации тезис о том, что «культурная» природа «идентичности» как смыслообразующей жизнедеятельность народа категории обусловливает необходимость развития и совершенствования качественных показателей поведения и состояния носителей идентификационных признаков, населяющих цивилизационное пространство...

иными словами, требует улучшения человеческой среды, улучшения качества человека. Ведь культура, по терминологии Ю.А. Жданова - «мир целостности, охватывающий все стороны деятельности человека», «свободное сознательное жизнепроявление индивида» (см. [4, 30-31]), - является универсальным феноменом, который самым естественным образом находит выражение в продуктах материального и духовного труда, в системе производственных отношений и в отношении людей к природе, в системе социальных норм и институтов, в отношении людей друг к другу и к самим себе, в их самооценке самих себя» (ср. [5]).

Поэтому одной из основных задач государственной культурной политики как комплекса механизмов, призванных обеспечить оптимизацию возможностей для сохранения национальной безопасности в «духовном» измерении (в том числе посредством реализации «когнитивного» инструментария противодействия внутренним и внешним вызовам и угрозам), заключается в создании условий для роста и развития человека в нравственном, гуманитарном отношении. Культура, как известно, связывает и пронизывает все сферы общественно-производственной жизни, обеспечивает преемственность поколений и служит тем цементом, который превращает людей из простого множества в народ, стимулируя в нём созидательное творческое начало (См. [8, 6]). Ср.: «... культура должна учить быть людьми, давать знания, умения и мотивы, чтобы жить в обществе и непрерывно совершенствовать его.в противном же случае культура, создающая образ человека, стремящегося к развлечению, разрушению ранее созданного и пропагандирующая, что «человек человеку - волк», вызовет социальную разобщённость народонаселения, в результате чего оно будет неспособно к гармоничному совместному проживанию на единой территории» [7, 773].

В этой связи, особенно в условиях современной, «переходной» России, как никогда актуальной видится задача расширения понятия «культура» и рассмотрения его как защитно-охранительного феномена, раскрытия истинных

возможностей культуры как фактора обеспечения жизнеспособности страны и условия социального развития. И принципиально важный вопрос в этом контексте - самоценность и саморазвитие культуры для человека - и то, каким образом ресурс «человечности» выступает смыслообразующим фактором культурной политики в антропоцентричном по своей природе дискурсе социальной деятельности человека.

И здесь, в рамках разработки системы мер по обеспечению национальной безопасности России 21-го века, уместно обратиться к рассмотрению одного из базовых, фундаментальных аспектов бытия человека - вопросу «смыслового» измерения жизнедеятельности Homo Sapiens.

В предисловии к «Критике чистого разума» И. Кант отмечал, что на долю человеческого разума в одном из видов его познания выпала странная судьба: его осаждают вопросы, от которых он не может уклониться, так как они навязаны ему его собственной природой, но, в то же время, он не может ответить на них, так как они превосходят возможности человеческого разума. Такие вопросы хорошо известны: «Что такое мир?», «Что такое Я?», «В чём смысл жизни?»...Многовековая история мысли есть перманентное стремление обнаружить ответы на эти вопросы бытия. и только для человека, наделённого сознанием, такие вопросы обладают притягательной силой (ср. [1,

15]).

Мир для человека становится значимым благодаря тому, что человек способен к его осмыслению; как отмечал Л. Бинсвангер: «смысл есть способ, которым мир окружающей человека реальности открывается для человека как таковой. Смысл - есть основание взаимонеобходимости человека и мира» [там же, 57]. Но при этом объективный мир дан человеку только как знание об этом мире. а знания, как известно, могут быть ограничены, несовершенны, иллюзорны, и чем более активен человек в своей познавательной деятельности, тем более объективным становится его знание. Эта же особенность, очевидно, относится и к познанию человеком самого себя: Ср.: «Путь к собственной

личности лежит через другого» (Рубинштейн), «Человек познаёт самого себя лишь опосредованно, через других» (Агафонов); поэтому познание мира - есть опыт понимания собственной модели мира, иными словами понять мир - это понять себя в отношении к этому миру, понять другого - значит понять себя в отношении к другому. И, вообще, любой акт понимания осуществляется в двух направлениях: даже если мы пытаемся понять что-то внешнее, какую-то объективную реальность, мы выражаем самих себя, познаём, расширяем, и понимаем свой внутренний мир. Именно поэтому понимание выполняет важнейшую функцию, поскольку основной экзистенциальной потребностью человека является стремление понять себя, понять смысл своего существования, осознать своё место в мире.

Кинорежиссёр В. Хотиненко справедливо отмечает: «Основная трагедия человека - это когда он не может найти своё место в жизни, свою нишу. И остаётся ему тогда одна цель - деньги и слава. У него на горизонте одна цель -и больше ничего нет. Поэтому и ломятся сегодня все на эту гору, где уже и встать-то негде.во многом причина сегодняшних бед - в бессмыслице [13].

Представляется в этом контексте весьма востребованным рассмотрение вопроса о необходимости создания условий для «насыщения» ментального пространства наших сограждан духовными, моральными, нравственными смыслами (ср. Д. Дондурея с его «Россия обезвожена в плане обеспеченности смыслами, позитивным опытом: нефти и газа полно, а Мораль абсолютно сгнила»); и, совершенно очевидно, что эта задача должна выступить, с одной стороны, одним из базисов, с другой - одним из следствий конструкции, именуемой нами как «государственная культурная политика».

Эта конструкция должна (здесь смеем быть достаточно смелыми в своих суждениях) обеспечить создание условий для «модернизации сознания» наших сограждан (вне зависимости от их возрастных, статусных, профессиональных и др. позиций) в части изменения ценностных, поведенческих установок, выступить предпосылкой сохранения и расширения использования

пространства культуры и великого культурного наследия России в качестве уникального феномена и универсального фактора как воспроизводства традиций, так и обеспечения динамики развития российского общества посредством активизации созидательных, творческих, креативных, сил в обществе.

Сверхактуальная для современной России задача «прокладывания» пути к становлению человека по образцу «если я - это то, что я есть, а не то, что я имею» (а это есть не что иное, как путь «обретения» самих себя, путь самопонимания, путь духовного саморазвития в сторону «быть многим», а не только «иметь много» (ср. высказывание Э. Фромма, вынесенное нами в начало настоящей работы) возможен и реален. А одним из его действенных «строительных атрибутов» должны, очевидно, стать, в рамках государственной культурной политики, активная культурно-просветительская деятельность, серьёзная работа по формированию, прежде всего, в российской молодёжной среде, устойчивых моральных установок, воспитанию российской молодёжи в духе приверженности ценностям патриотизма, служения Отечеству в лучших традициях российской государственности.

Следствием реализации государственной культурной политики может и должно, по нашему мнению, стать духовное исцеление народа, трансформация его ценностно-мотивационной сферы, при которой «приоритетным направлением развития человека станет доминирование постматериальных мотивационных уровней» (ср. [10, 44]).

Но путь этот - путь духовного исцеления народа, - конечно, очень сложен, он требует долгой, кропотливой работы; одним из ключевых условий его (этого пути) преодоления, по нашему мнению, является консолидация усилий всех ветвей государственной власти, общественных институтов, учреждений образования и культуры, религиозных организаций, активное взаимодействие которых, на основе использования научно обоснованного, релевантного и продуктивного инструментария (например, в виде

государственной культурной политики), может и должно способствовать созданию естественной среды для творческого и интеллектуального развития, нравственного совершенствования и духовного роста человека; среды, которая в конечном итоге выступит залогом обеспечения национальной безопасности нашей страны!

Список литературы

1. Агафонов А.Ю. Человек как смысловая модель мира. Пролегомены к психологической теории смысла. Самара: Издательский Дом «БАХРАХ-М», 2000. 336 с.

2. Белый А. Символизм как миропонимание / Сост., вступ. ст. и прим. Л.А. Сугай. М.: Республика, 1994. 528 с.

3. Долинина И.Г. Сознание и поведение молодежи в контексте гражданской политической культуры // Социально-гуманитарные знания. 2011. № 1. С. 162-170.

4. Жданов Ю.А. Проблемы теории и истории культуры. Жданов Ю.А., Давидович В.Е. Сущность культуры. Изд. 2-е, перераб. / Отв. ред. Ю.Г. Волков. Ростов-на-Дону: Наука-пресс, 2005. 432 с.

5. Иванников И.А. Концепция правовой культуры // Правоведение. 1998. № 3. С. 12-16.

6. Национальная идея России. В 6 т. Т. I. М.: Научный эксперт, 2012. С.

329.

7. Национальная идея России. В 6 т. Т. II. М.: Научный эксперт, 2012. С. 773.

8. Николаев П.А. Культура как фактор национальной безопасности. М.: Русский импульс, 2007. 320 с.

9. Оберемко В. Сергей Капица: «Револиция - она в умах» // Аргументы и Факты. 2012. № 10.

10. Старостин А.М. Философия социально-гуманитарных инноваций. Монография. Ростов-на-Дону, 2011. С. 44.

11. Сулакшин С.С., Багдасарян В.Э. Властная идейная трансформация: исторический опыт и типлогия. М.: Научный эксперт. 2011. 344 с.

12. Тхагасапов Х.Г. Гуманитарные технологии: к проблеме оператора // Научная мысль Кавказа. 2012. № 1. С. 15.

13. Шигарева Ю. Уроки судьбы // Аргументы и Факты. 2012. № 29.

References

1. Agafonov A.Yu. Chelovek kak smyslovaya model mira. Prolegomeny k

psikhologicheskoy teorii smysla [Human being as sense model of the world. Prolegomena to psychological sense theory]. Samara: Izdatelskiy Dom

“BAKHRAKH-M”, 2000. 336 p.

2. Belyy A. Simvolizm kak miroponimaniye [Symbolism as world outlook]. Moscow: Respublika, 1994. 528 p.

3. Dolinina. I.G. Soznaniye i povedeniye molodezhi v kontekste grazhdanskoy politicheskoy kultury [Consciousness and behavior of youth in a context of civil political culture]. Sotsialno-gumanitarnye znaniya [Social and human knowledge], no. 1 (2011): 162-170.

4. Zhdanov Yu.A., Davidovich V.E. Sushchnost kultury [Essence of culture]. Rostov-on-Don: Nauka-press, 2005. 432 p.

5. Ivannikov I.A. Kontseptsiya pravovoy kultury [Conception of law culture]. Pravovedeniye, no. 3 (1998): 12-16.

6. Natsionalnaya Ideya Rossii [National Idea of Russia]. Moscow: Nauchnyy Expert, 2012. p. 329.

7. Natsionalnaya Ideya Rossii [National Idea of Russia]. Moscow: Nauchnyy Expert, 2012. p. 773.

8. Nikolaev P.A. Kultura kak factor natsionalnoy bezopasnosti [Culture as factor of national security]. Moscow: Russkiy impuls, 2007. 320 p.

9. Oberemko V. Sergey Kapitsa: “Revolutsiya - ona v umakh” [Revolution -it is in our minds]. Argumenty i Fakty [Arguments and facts], no. 10 (2012).

10. Starostin A.M. Filosofiya sotsialno-gumanitarnykh innovatsiy [Philosophy of social and human innovations]. Rostov-on-Don, 2011. p. 44.

11. Sulakhshin S.S., Bagdasaryan V.E. Vlastnaya ideynaya transformatsiya: istoricheskiy opyt i tipologiya [Ideological transformation of authorities: historic experience and typology]. Moscow: Nauchnyy Expert. 2011. 344 p.

12. Tkhagapsoyev Kh.G. Gumanitarnye tekhnologii: k probleme operatora [The Humanities technologies: problem of the operator]. Nauchnaya mysl Kavkaza [Scientific Thought of Caucasus], no. 1 (2012): 15.

13. Shigareva Yu. Uroki sudby [Lessons of destiny]. Argumenty i Fakty [Arguments and facts], no. 29 (2012).

ДАННЫЕ ОБ АВТОРЕ

Г олобородько Андрей Юрьевич, проректор по международному сотрудничеству и воспитательной работе, кандидат филологических наук, доцент

Ростовский государственный университет путей сообщения

пл. Ростовского Стрелкового Полка Народного Ополчения, д. 2, Ростов-на-

Дону, 344038, Россия

e-mail: agoloborodko@rgups.ru

DATA ABOUT THE AUTHOR

Goloborodko Andrey Yuryevich, vice-rector for international cooperation and educational work, PhD in philological science, associate professor

Rostov State Transport University

2, pl. Rostovskogo Strelkovogo Polka Narodnogo Opolcheniya, Rostov-on-Don, 344038, Russia

e-mail: agoloborodko@rgups.ru

Рецензент:

Иванников И.А., доктор политических наук, доктор юридических наук, профессор

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.