Научная статья на тему 'К вопросу о применении судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации'

К вопросу о применении судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1972
165
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
НЕУСТОЙКА / ЗАКОННАЯ НЕУСТОЙКА / ДОГОВОРНАЯ НЕУСТОЙКА / ЗАЧЕТ ОДНОРОДНЫХ ТРЕБОВАНИЙ / ОБЯЗАТЕЛЬСТВО / МЕРА ОТВЕТСТВЕННОСТИ / FORFEIT / STATUTORY PENALTY / CONTRACT PENALTY / SIMILAR CLAIMS OFFSET / COMMITMENT / ACCOUNTABILITY MEASURE

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Гинзбург Ирина Владимировна

В работе рассмотрены актуальные проблемы применения статьи 333 Гражданского кодекса РФ, приведен анализ судебных решений, представлен обзор правовых позиций высших судебных инстанций Верховного суда РФ, Высшего арбитражного суда РФ (ныне упраздненного) с целью выявления эволюции в вопросе о снижении неустойки судами и арбитражными судами.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Гинзбург Ирина Владимировна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ISSUES OFAPPLICATION OFTHE ENACTMENT NUMBER 333 OF THE CIVIL CODE OF THE RUSSIAN FEDERATION BY THE COURTS

The research reviews actual problems of application of the enactment number 333 of the Civil code of the Russian Federation, analyses judicial decisions, overviews legal positions of the final judicial authorities, such as the Supreme court of the Russian Federation, the Supreme arbitration court of the Russian Federation (abolished), in purpose to discover the evolution in the matter of forfeit decrease by courts and arbitration courts.

Текст научной работы на тему «К вопросу о применении судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации»

УДК: 347.422

К ВОПРОСУ О ПРИМЕНЕНИИ СУДАМИ СТАТЬИ 333 ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Статья подготовлена в рамках Фундаментального НИР г/б 27-17 «Актуальные проблемы гражданского и гражданско-процессуального законодательства в сфере защиты прав граждан и юридических лиц в суде»

Гинзбург Ирина Владимировна,

Канд. юрид. наук, доцент кафедры гражданского права и процесса ФГБОУ ВО «Мордовский государственный университет им. Н. П. Огарёва», г. Саранск, Россия E-mail: Irinar88@bk.ru

ISSUES OFAPPLICATION OFTHE ENACTMENT NUMBER 333 OF THE CIVIL CODE OF THE RUSSIAN FEDERATION BY THE COURTS

Irina Ginzburg,

PhD in Law, docent of civil law and process department National Research Mordovia State University,

Saransk, Russia

АННОТАЦИЯ

В работе рассмотрены актуальные проблемы применения статьи 333 Гражданского кодекса РФ, приведен анализ судебных решений, представлен обзор правовых позиций высших судебных инстанций - Верховного суда РФ, Высшего арбитражного суда РФ (ныне упраздненного) с целью выявления эволюции в вопросе о снижении неустойки судами и арбитражными судами.

ABSTRACT

The research reviews actual problems of application of the enactment number 333 of the Civil code of the Russian Federation, analyses judicial decisions, overviews legal positions of the final judicial authorities, such as the Supreme court of the Russian Federation, the Supreme arbitration court of the Russian Federation (abolished), in purpose to discover the evolution in the matter of forfeit decrease by courts and arbitration courts.

Ключевые слова: неустойка, законная неустойка, договорная неустойка, зачет однородных требований, обязательство, мера ответственности.

Keywords: forfeit, statutory penalty, contract penalty, similar claims offset, commitment, accountability measure.

Вопрос о применении судами общей юрисдикции и арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса РФ (далее ГК РФ) является одним из наиболее спорных и довольно часто находит отражение в научных работах ученых-правоведов и практикующих юристов. Возникновение многочисленных споров обусловлено отсутствием единообразного подхода к применению данной статьи, игнорированием судами общей юрисдикции разъяснений, данных Высшим арбитражным судом РФ (ныне упраздненным), наличием существенных противоречий между официальным и доктринальным толкованием указанной нормы. Как следствие, взыскание неустойки при нарушении должником принятых на себя обязательств сопровождается на практике значительным количеством трудностей.

Отчасти возникновение данной проблемы связано с наличием сложной правовой природы неустойки и неоднозначной интерпретацией ее основных функций, в первую очередь штрафной и компенсационной. В законодательстве РФ неустойка определена как мера гражданско-правовой ответственности и способ обеспечения исполнения обязательства. Повсеместно суды в своих решениях приводят следующую формулировку «... учитывая компенсационный характер гражданско-правовой ответственности, под соразмерностью суммы неустойки последствиям нарушения обязательства ГК РФ предполагает выплату кредитору такой компенсации его потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом. Данной формулировкой подчеркивается компенсационный характер неустойки как меры гражданско-правовой ответственности. Это распространенный, но не единственный подход к определению сущности неустойки. Интересной представляется позиция Конституционного суда РФ, изложенная в Определении от 19 июля 2016 года № 1460-О (по жалобе Фроловой В.В.). В соответствии с Законом РФ от 07 февраля 1992 года № 23001 «О защите прав потребителей» суд взыскал в пользу физического лица законную неустойку и штраф. Решением налогового органа физическое лицо (истец

по делу) привлечен к ответственности за неуплату налога на доходы физических лиц с сумм взысканной по делу неустойки и штрафа. Обжаловав решение налогового органа, заявитель получил отказ в удовлетворении требования о признании незаконным решения налогового органа. Суд пришел к выводу, что суммы неустойки и штрафа носят штрафной, а не компенсационный характер и являются экономической выгодой налогоплательщика. Конституционный суд РФ отказал в принятии жалобы по данному вопросу, указав, что в отношении неустойки и штрафа характер соответствующих выплат для целей налогообложения должен определяться применительно к фактическим обстоятельствам конкретного дела - исходя из того, возникает ли при получении у налогоплательщика экономическая выгода или нет [3].

Исходя из данного подхода, можно сделать выводы, что в каждом конкретном случае правовую природу неустойки, а также вопрос о ее снижении можно определять по-разному, в зависимости от обстоятельств дела.

Мы полностью разделяем мнение Кузнецова В. Н. в том, что «официальное толкование норм ГК РФ Высшим арбитражным судом РФ (до момента его упразднения) распространяется и на порядок их применения судами общей юрисдикции, т.к. судебная система в РФ единая» [14, С. 104]. Именно поэтому в рамках статьи планируется произвести анализ разъяснений по вопросам применения статьи 333 ГК РФ, принятых Высшим арбитражным судом РФ (до 2014 года), Верховным судом РФ, с целью выявления динамики в процессе официального толкования обозначенной нормы.

В соответствии со сложившейся практикой, неустойка не должна превосходить по своему размеру последствия нарушенного обязательства. Обозначенный подход к пониманию правовой природы неустойки позволяет судам применять статью 333 ГК РФ, предварительно поставив перед собой как минимум две задачи:

- выявление неблагоприятных последствий для стороны, предъявившей к взысканию неустойку с должника;

- установление баланса между размером взыскиваемой неустойки и ущербом кредитора, понесенным в результате несвоевременного исполнения обязательств.

Реализация данных обязанностей способствует справедливому разрешению вопроса о взыскании неустойки в каждом конкретном случае. Суды, в соответствии с гражданским законодательством, наделены правом на снижение неустойки до разумных пределов. При этом статья 333 ГК РФ, предусматривающая это право, в предыдущих редакциях, не конкретизировала условия ее применения. Вследствие этого, вопрос о наличии этих условий на практике неоднократно корректировался.

В соответствии с Информационным письмом Президиума ВАС РФ №17 от 14 июля 1997 года «Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 ГК РФ» (Далее по тексту Обзор)[12], суд при разрешении вопроса о применении статьи 333 ГК РФ вправе уменьшить неустойку независимо от того, было ли заявлено такое ходатайство ответчиком. В Обзоре отмечалось, что условие снижения размера неустойки фактически одно: ее явная несоразмерность последствиям нарушения обязательства. При этом бремя доказывания несоразмерности возлагается на ответчика.

Также ряд рекомендаций был установлен по отношению к возможности снижения договорной неустойки: размер договорной неустойки не подлежит снижению только по основанию его превышения размера законной неустойки; действия истца, направленные на увеличение неустойки, не могут рассматриваться в качестве злоупотребления и влиять на снижение ее размера судом.

Вопрос об условиях снижения неустойки поднимался в Определении Конституционного Суда Российской Федерации от 21 декабря 2000 года № 263-О, в рамках которого отмечалось, что суд вправе снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств при условии соблюдения состязательного начала в процессе [5]. С учетом указанного документа, право суда, обозначенное в статье 333 ГК РФ (в старойре-

дакции), на практике стало интерпретироваться в качестве обязанности суда по установлению баланса между применяемой мерой ответственности и оценкой действительного размера ущерба, причиненного нарушением обязательства.

Однако в целях соблюдения единообразного подхода при применении судами статьи 333 ГК РФ надлежало установить дополнительные критерии, на которые следовало ориентировать при разрешении данного вопроса. Практикой были выработаны иные условия применения статьи 333 ГК РФ. В первую очередь это касается возможности сопоставления договорной неустойки с законной неустойкой.

В Постановлении Пленума ВАС РФ от 22 декабря 2011 года № 81 «О некоторых вопросах применения статьи 333 ГК РФ» было разъяснено, что при определении размера неустойки, подлежащей взысканию в случае нарушения должником обязательства, суды могут исходить из двукратной учетной ставки (ставок) Банка России, существовавшей в период такого нарушения [8].

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 14 февраля 2012 года № 12035/11 по делу № А64-4929/2010 отмечалось, что уменьшение неустойки ниже ставки рефинансирования Банка России возможно только в чрезвычайных случаях[10]. Учитывая, что законной неустойке свойственен наименьший размер компенсации за несвоевременно исполненное обязательство, такой размер не может признаваться явно несоразмерным. Необоснованно снижая размер неустойки, суды фактически стимулируют недобросовестных должников на несвоевременное исполнение обязательства, т.к. последние получают доступ к неправомерному финансированию за счет другого лица и извлекают явное преимущество из недобросовестного поведения.

В Постановлении Президиума ВАС РФ от 01 июля 2014 года № 4231/14 по делу № А40-41623/2013 также изложена интересная позиция ВАС РФ относительно возможности сопоставления размера договорной неустойки с законной [9]. При рассмотрении заявления истца о взыскании неустойки, суды первой и апелляционной инстанции сделали вывод об отсутствии неблагоприятных

последствий для истца несвоевременным исполнением обязательства по оформлению отгрузочных разнарядок в соответствии с требованиями договора, т.к. это не повлияло на исполнение поставщиком обязательства по своевременной поставке товара. Это послужило основанием для снижения неустойки до разумных пределов. Суд кассационной инстанции с мнением судов не согласился, посчитав, что снижение договорной неустойки ниже законной из расчета действующей ставки рефинансирования Банка России недопустимо. В порядке надзора ВАС РФ сделал вывод, что суд кассационной инстанции не принял во внимание, что неустойка взыскивалась с ответчика за каждое несвоевременное представление отгрузочной разнарядки при своевременной поставке товаров. Учитывая, что соответствующее нарушение не является длящимся, методы начисления неустойки не имеют прямой связи со ставкой рефинансирования Банка России. Президиум ВАС РФ сделал вывод, что неустойка, взыскиваемая за нарушение обязательств вспомогательного характера (не связанных с незаконным пользованием одной стороной имущества), не может рассчитываться, исходя из действующей ставки рефинансирования (т.е. по аналогии с законной неустойкой).

Однако снижение договорных неустоек до размера законной и ниже также влечет ряд практических проблем. В виду того, что лицо, несвоевременно выполняющее обязательство по договору, несет минимальные потери в связи с взысканием с него незначительного размера неустойки, под сомнение ставится вопрос об эффективности реализации регулятивной функции неустойки как меры гражданско-правовой ответственности.

Кроме того, на основании данного подхода, можно сделать выводы о том, что использование наименьшей (законной) неустойки избавляет от необходимости доказывания ее соразмерности последствиям нарушенного обязательства.

Следующая позиция изложена в Определении Конституционного Суда РФ (Далее по тексту Определение КС РФ) от 15 января 2015 года № 7-О. В

Определении отмечается, что суд не обладает абсолютной инициативой при снижении неустойки, т.к. это могло бы отразиться на искажении его процессуального положения и выступления в процессе на стороне истца или ответчика; а также на игнорировании принципа состязательности сторон при рассмотрении спора о взыскании неустойки [4]. Согласно Определению КС РФ право на снижение неустойки выступает гарантией защиты сторон от злоупотребления правом свободного определения размера неустойки. Указанная позиция, на наш взгляд, весьма абстрактна и способствует возникновению неоднозначных интерпретаций. По сути, правом свободного определения размера неустойки обладают обе стороны при заключении договора. При этом обозначенная в договоре неустойка уже прошла этап согласования и закрепления, а, значит, не может быть «свободной» для сторон, избравших ее в качестве оптимальной меры ответственности. Свободы нет и в правилах ее взыскания, т.к. они едины для всех участников гражданского оборота. Соответственно, едва ли предъявление к взысканию договорной неустойки может расцениваться в качестве злоупотребления правом одной из сторон. Вопрос о спорности позиции КС РФ в рамках Определения особенно актуален в виду изменений, внесенных в статью 395 ГК РФ, предполагающую отсутствие свободы выбора меры ответственности за нарушение денежного обязательства. Кредиторы, предусмотревшие в договорах неустойку на нарушение денежного обязательства, не вправе произвольно заменять ее процентами за пользование чужими денежными средствами. По сути, соответствующая интерпретация КС РФ может привести к рассуждению о том, что в случае «свободного», договорного определения кредитором неустойки и ее последующего предъявления - это уже злоупотребление правом. Однако, по нашему глубокому убеждению, в каждом конкретном случае суд должен подходить к разрешению данного вопроса индивидуально, например, констатировать злоупотребление таким правом при длительном не обращении кредитора в суд с целью максимального увеличения неустойки. Однако и длительное не обращение в суд при наличии установленного факта переговоров между сто-

ронами на протяжении всего этого времени и желании истца разрешить конфликт в досудебном порядке, также не может расцениваться в качестве злоупотребления.

В Определении КС РФ ссылается на Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 28 июня 2012 года № 17 [7] и Обзор судебной практики по гражданским делам, связанным с разрешением споров об исполнении кредитных обязательств, утвержденный Президиумом Верховного Суда Российской Федерации 22 мая 2013 года. При этом отмечается, что бремя доказывания несоразмерности неустойки последствиям нарушения обязательства лежит на должнике-ответчике, в случае заявления ходатайства о ее снижении. Суд не может выйти за предоставленное законом право и снизить размер неустойки без выяснения обстоятельств по данному вопросу.

Федеральным законом от 08 марта 2015 года № 42-ФЗ в статью 333 ГК РФ был внесен ряд изменений, которые закрепили ряд условий:

- суд вправе уменьшить неустойку при условии получения заявления должника о таком уменьшении (при нарушении обязательства лицом, осуществляющим предпринимательскую деятельность);

- уменьшение неустойки, определенной договором, допускается в исключительных случаях, если будет доказано, что ее взыскание может привести к получению кредитором необоснованной выгоды [2].

В Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 года № 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации» отмечается, что должник не может извлекать преимущество из своего неправомерного поведения на условиях более выгодных, чем кредитор при добросовестном использовании [6].

Постановление дублирует положение о том, что снижение договорной неустойки допускается в исключительных случаях - если она может повлечь необоснованную выгоду кредитора.

Также в Постановлении дается разъяснение относительно того, что правила статьи 333 ГК РФ применяются в случаях уменьшения оплаты по договору на сумму неустойки, подлежащей взысканию; удовлетворения требования неустойки за счет обеспечения исполнения договора. В данном случае должник вправе обратиться в суд с требованием о взыскании суммы неосновательного обогащения или возврате излишне уплаченного.

В данном случае возникает некоторый конфликт между позицией, изложенной в анализируемом Постановлении и правовой позицией ВАС РФ, отраженной в Постановлении Президиума ВАС РФ от 19 июня 2012 года № 1394/12; Постановлении Президиума ВАС РФ от 10 июля 2012 года № 2241/12 [11].

В Постановлениях отмечается, что условие об удержании неустойки не может рассматриваться в качестве зачета взаимных требований, так как такое удержание является иным способом прекращения обязательства, не противоречащим законодательству. В том случае, если соответствующий способ прекращения обязательства является правомерным, несвоевременное исполнение обязательств по оплате выполненных работ в связи с наличием условия об удержании неустойки в договоре также не должно сопровождаться последующим взысканием неустойки.

Тем не менее, на практики это не всегда так. Приведем несколько отрывков из конкретного дела, рассматриваемого АС РМ. Решение АС РМ было обжаловано посредством подачи апелляционной жалобы. Первым арбитражным апелляционным судом решение было оставлено без изменения. Решение суда первой инстанции и постановление Первого арбитражного апелляционного суда были обжалованы в кассационном порядке. Однако суд кассационной инстанции также оставил судебные акты без изменения[17].

Так, в АС РМ рассматривалось дело по исковому заявлению о взыскании основного долга и неустойки по договору подряда. В соответствии с материалами дела, между истцом и ответчиком был заключен муниципальный контракт

на производство строительных работ, в соответствии с которым предусматривалось взыскание с подрядчика неустойки в размере 1% от стоимости контракта за каждый день просрочки исполнения подрядчиком обязательства, предусмотренного контрактом, начиная со дня, следующего за днем истечения установленного контрактом срока исполнения обязательства. Стороны в рамках контракта установили, что в случае нарушения подрядчиком сроков выполнения работ, а также нарушения качества выполнения работ заказчик вправе уменьшить оплату по контракту на сумму неустойки (пени, штрафа), подлежащей взысканию. Суды первой и второй инстанции указали на правомерность удержания неустойки в сумме из расчета 1% от стоимости контракта за каждый день просрочки в виду нарушения подрядчиком сроков выполнения работ, сославшись на пункт 1 статьи 407 Гражданского кодекса РФ о возможности прекращения обязательства по основаниям предусмотренным договором и не противоречащим законодательству.

Также суды отметили, что уменьшение судом неустойки не препятствует реализации заказчиком предусмотренного контрактом права на прекращение обязательства по оплате в соответствующей части. Рассмотрев ходатайство истца о снижении неустойки ввиду ее несоразмерности последствиям нарушения подрядчиком обязательства по выполнению работ, суд снизил неустойку до разумных, по мнению суда, размеров.

Однако установив факт нарушения сроков оплаты работ, с учетом положений договора о правомерности удержания неустойки в счет оплаты по договору, суд требование истца о взыскании неустойки также счел обоснованным. Исходя из этого, можно сделать вывод, что с одной стороны признавая правомерность прекращения денежного обязательства ответчиком в виду удержания неустойки за нарушение сроков выполнения работ, суд, с другой стороны, именно этот факт заложил в основу взыскания неустойки за нарушения сроков оплаты работ. Суд кассационной инстанции не обнаружил противоречия в судебных актах суда первой и апелляционной инстанций. Таким образом, с ответ-

чика была взыскана неустойка за несвоевременно произведенную оплату по договору в размере 120 880 рублей за 30 дней просрочки платежа.

За время движения дела в судах, неустойка увеличилась (начисляется до полного исполнения денежного обязательства стороной), что явилось основанием для обращения истца в Арбитражный суд Республики Мордовия с требованием о взыскании неустойки в сумме 1219479 рублей 31 копейки. В виду отсутствия ходатайства о снижении неустойки от ответчика суд первой инстанции удовлетворил требование в полном объеме. Этот факт послужил основанием к подаче апелляционной жалобы, в рамках которой ответчик сослался на несоразмерность взысканной неустойки последствиям нарушения обязательства и снизил ее до 200 000 рублей.

Суд апелляционной инстанции сослался на п. 71, 72 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 года № 7, отметив, что снижение неустойки судом в отношении коммерческой организации допускается только по обоснованному заявлению такого должника, которое может быть сделано в любой форме. Однако при взыскании неустойки с иных лиц правила статьи 333ГК РФ могут применяться не только по заявлению должника, но и по инициативе суда, если усматривается очевидная несоразмерность неустойки последствиям нарушения обязательства.

По мнению Чваненко Д. А., до появления правовых разъяснений относительно возможности прекращения денежного обязательства путем удержания неустойки, судами такая возможность игнорировалась, в связи с чем они продолжали признавать нелегальным зачет неустойки и основного долга даже в тех случаях, когда соответствующее правило было установлено контрагентами в самом договоре [16]. Однако, надо отметить, что удержание в соответствии с условиями договора неустойки на практике может обернуться и неблагоприятными последствиями для заказчика, в виду того, что в зависимости от конкретных обстоятельств дела, суд может не только снизить размер удержанной не-

устойки, но и привлечь к гражданско-правовой ответственности за несвоевременное погашение долга.

Как видно, практика применения статьи 333 ГК РФ довольно неоднозначная. Сложность вызывает и сам процесс восприятия обстоятельств, при которых суд вправе снижать неустойку до разумных пределов, что следует понимать под «исключительными обстоятельствами» и «чрезвычайными обстоятельствами», в чем принципиальная разница между указанными понятиями, которые неоднократно находили отражение в разъяснениях судов высших инстанций. Например, согласно прямым указаниям Верховного суда РФ, применительно к спорам о защите прав потребителей, суд может снизить законную неустойку только в исключительных обстоятельствах. Как справедливо отмечает Богдан В. В.: « нормативно-правовое содержание статей Закона о взыскании неустойки фактически исключает эффективность данного способа защиты прав потребителей, т.к. судам предоставлено право снижать ее размеры на основании ст. 333 ГК РФ, которое они используют практически в 90% случаев» [13, С10].

По мнению, Петуховой И. Э., применительно к случаю нарушения срока передачи участнику долевого строительства объекта долевого строительства установлена законная неустойка, которая не подлежит снижению. Тем не менее, в большинстве случаев, судьи снижают размер неустойки ввиду ее несоразмерности, руководствуясь исключительно внутренним убеждением. Это привело к ситуации, когда участники долевого строительства стали разбивать период просрочки на несколько периодов и взыскивать неустойку за каждый из них. Однако суды стали воспринимать соответствующую ситуацию как злоупотребление правом [15, С. 34].

Наличие ряда расхождений в мнениях относительно правовой природы неустойки, несет ли она исключительно компенсационный характер или всё-таки карательный (штрафной) также усугубляет возникновение судейского плюрализма в вопросе о возможности применения статьи 333 ГК РФ.

Принимая во внимание, что в каждом конкретном случае суд разрешает вопрос о снижении неустойки по-разному, в зависимости от обстоятельств дела, можно сделать выводы, что необходимо установить дополнительные аспекты, которые могут влиять на принятие обоснованного решения. Как нам кажется, в равной степени, как должник, так и кредитор, уделяя повышенное внимание вопросу о снижении неустойки, забывают, какую главную задачу призван решать данный гражданско-правовой институт. Неустойка как способ исполнения обязательства призвана стимулировать добропорядочное поведение сторон в обязательстве. По нашему мнению, для наибольшего эффекта, необходимо создать такие условия реализации данного института, чтоб как должнику, так и кредитору, было выгодно разрешать конфликт в досудебном порядке. Чаще всего, должник, поставленный в известность кредитором о последующем взыскании в суде неустойки в случае, если им не будет надлежащим образом исполнено обязательство, не принимает данный аспект всерьез, так как уверен, что судом неустойка будет снижена по заявленному им ходатайству. Или наоборот кредитор, своевременно не обращаясь в суд с требованием о понуждении исполнения обязательства, намеренно стремится увеличить сумму неустойки, подлежащей взысканию. Все это негативно влияет на нормальное функционирование гражданского оборота. Возможно, при разрешении вопроса о снижении неустойки необходимо уделять внимание именно тому, каким образом, каждая из сторон стремилась урегулировать конфликт в досудебном порядке, чтоб в каждом конкретном случае устанавливать наличие или отсутствие добропорядочного поведения лиц в обязательстве.

Список литературы:

1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая): федеральный закон от 30 ноября 1994 № 51-ФЗ / Собрание законодательства РФ. -1994. - № 32. - Ст. 3301.

2. О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации: федеральный закон от 08 марта 2015 № 42-ФЗ / Собрание законодательства РФ. - 2015. - № 10. - Ст. 1412.

3. Обзор правовых позиций, отраженных в судебных актах Конституционного Суда Российской Федерации и Верховного Суда Российской Федерации, принятых во втором полугодии 2016 года по вопросам налогообложения [Электронный ресурс]. // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

4. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Паршина Александра Васильевича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации: определение Конституционного Суда РФ от 15 января 2015 № 7-О [Электронный ресурс]. // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

5. Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Наговицына Юрия Александровича на нарушение его конституционных прав частью первой статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации: Определение Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2000 № 263-О [Электронный ресурс]. // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

6. О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24 марта 2016 № 7 [Электронный ресурс]. // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

7. О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей: постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 № 17 [Электронный ресурс]. // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

8. О некоторых вопросах применения статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации: постановление Пленума ВАС РФ от 22 декабря 2011 №81 [Электронный ресурс]. // Справочно-правовая система «Консультант-Плюс».

9. Постановление Президиума ВАС РФ от 01 июля 2014 по делу № А40-41623/2013 [Электронный ресурс]. // Справочно-правовая система «Кон-сультантПлюс».

10. Постановление Президиума ВАС РФ от 14 декабря 2012 № 12035/11 по делу № А64-4929/2010 [Электронный ресурс]. // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

11. Постановление Президиума ВАС РФ от 19 июня 2012 № 1394/12 по делу № А53-26030/2010 [Электронный ресурс]. // Справочно-правовая система «КонсультантПлюс».

12. Обзор практики применения арбитражными судами статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации: информационное письмо Президиума ВАС РФ от 14 июля 1997 № 17 [Электронный ресурс]. // Справочно -правовая система «КонсультантПлюс».

13. Богдан В. В. Положения Закона РФ «О защите прав потребителей» о неустойке нуждаются в совершенствовании // Гражданское право. 2012. № 4. С. 9 - 11.

14. Кузнецов В. Н. О толковании высшими судебными инстанциями статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации и противоречивой судебной практике арбитражных судов и судов общей юрисдикции по ее применению // Евразийская адвокатура. 2013. Вып. №1 (2). С. 104-107.

15. Петухова И. Э. Проблемы применения законной неустойки за нарушение сроков передачи объектов недвижимости // Юрист. 2016. № 13. С. 33 - 37.

16. Чваненко Д. А. Взыскание неустойки путем осуществления зачета // Юрист. 2012. № 22. С. 8 - 13.

17. Судебные решения АС РМ по делам № А39-1647/2015, №А39-7202/2015

References:

1. Grajdanskii kodeks Rossiiskoi Federacii chast pervaya: federalnii zakon ot 30 noyabrya 1994 № 51-FZ / Sobranie zakonodatelstva RF. - 1994. - № 32. - St. 3301.

2. O vnesenii izmenenii v chast pervuyu Grajdanskogo kodeksa Rossiiskoi Federacii: federalnii zakon ot 08 marta 2015 № 42-FZ / Sobranie zakonodatelstva RF. - 2015. - № 10. - St. 1412.

3. Obzor pravovih pozicii, otrajennih v sudebnih aktah Konstitucionnogo Suda Rossiiskoi Federacii i Verhovnogo Suda Rossiiskoi Federacii, prinyatih vo vtorom polugodii 2016 goda po voprosam nalogooblojeniya [Elektronnii resurs]. // Spravochno-pravovaya sistema «KonsultantPlyus».

4. Ob otkaze v prinyatii k rassmotreniyu jalobi grajdanina Parshina Aleksandra Vasilevicha na narushenie ego konstitucionnih prav chastyu pervoi stati 333 Grajdanskogo kodeksa Rossiiskoi Federacii: opredelenie Konstitucionnogo Suda RF ot 15 yanvarya 2015 № 7-O [Elektronnii resurs]. // Spravochno-pravovaya sistema «KonsultantPlyus».

5. Ob otkaze v prinyatii k rassmotreniyu jalobi grajdanina Nagovicina Yuriya Aleksandrovicha na narushenie ego konstitucionnih prav chastyu pervoi stati 333 Grajdanskogo kodeksa Rossiiskoi Federacii: Opredelenie Konstitucionnogo Suda RF ot 21 dekabrya 2000 № 263-O [Elektronnii resurs]. // Spravochno-pravovaya sistema «KonsultantPlyus».

6. O primenenii sudami nekotorih polojenii Grajdanskogo kodeksa Rossiiskoi Federacii ob otvetstvennosti za narushenie obyazatelstv: postanovlenie Plenuma Verhovnogo Suda RF ot 24 marta 2016 № 7 [Elektronnii resurs]. // Spravochno-pravovaya sistema «KonsultantPlyus».

7. O rassmotrenii sudami grajdanskih del po sporam o zaschite prav potrebitelei: postanovlenie Plenuma Verhovnogo Suda RF ot 28 iyunya 2012 № 17 [Elektronnii resurs]. // Spravochno-pravovaya sistema «KonsultantPlyus».

8. O nekotorih voprosah primeneniya stati 333 Grajdanskogo kodeksa Rossiiskoi Federacii: postanovlenie Plenuma VAS RF ot 22 dekabrya 2011 № 81 [Elektronnii resurs]. // Spravochno-pravovaya sistema «KonsultantPlyus».

9. Postanovlenie Prezidiuma VAS RF ot 01 iyulya 2014 po delu № A40-41623/2013 [Elektronnii resurs]. // Spravochno-pravovaya sistema «KonsultantPlyus».

10. Postanovlenie Prezidiuma VAS RF ot 14 dekabrya 2012 № 12035/11 po delu № A64_4929/2010 [Elektronnii resurs]. // Spravochno-pravovaya sistema «KonsultantPlyus».

11. Postanovlenie Prezidiuma VAS RF ot 19 iyunya 2012 № 1394/12 po delu № A53-26030/2010 [Elektronnii resurs]. // Spravochno-pravovaya sistema «KonsultantPlyus».

12. Obzor praktiki primeneniya arbitrajnimi sudami stati 333 Grajdanskogo kodeksa Rossiiskoi Federacii: informacionnoe pismo Prezidiuma VAS RF ot 14 iyulya 1997 № 17 [Elektronnii resurs]. // Spravochno-pravovaya sistema «KonsultantPlyus».

13. Bogdan V. V. Polojeniya Zakona RF «O zaschite prav potrebitelei» o neustoike nujdayutsya v sovershenstvovanii // Grajdanskoe pravo. 2012. № 4. S. 911.

14. Kuznecov V. N. O tolkovanii visshimi sudebnimi instanciyami stati 333 Grajdanskogo kodeksa Rossiiskoi Federacii i protivorechivoi sudebnoi praktike arbitrajnih sudov i sudov obschei yurisdikcii po ee primeneniyu // Evraziiskaya advokatura. 2013. Vip. №1-2., S. 104-107.

15. Petuhova I. E. Problemi primeneniya zakonnoi neustoiki za narushenie srokov peredachi obektov nedvijimosti // Yurist. 2016. № 13. S. 33- 37.

16. Chvanenko D. A. Vziskanie neustoiki putem osuschestvleniya zacheta // Yurist. 2012. № 22. S. 8-13.

17. Sudebnie resheniya AS RM po delu № A39-1647/2015 po delu №A39-7202/2015

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.