Научная статья на тему 'К вопросу о потерях русских войск при обороне Санкт-Петербурга в 1708 г'

К вопросу о потерях русских войск при обороне Санкт-Петербурга в 1708 г Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
270
59
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
XVIII В. / РОССИЯ / СЕВЕРНАЯ ВОЙНА / СРАЖЕНИЯ

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Славнитский Н.Р.

На основании архивных источников в статье устанавливаются потери русского сводного отряда, вступившего в бой с войсками шведского корпуса Г.Ю. Любеккера при переправе неприятеля через Неву 28 августа 1708 г., а также обстоятельства этого дела. В работе освещаются информационные возможности русских делопроизводственных документов начала XVIII в., фиксировавших количество убитых и раненых воинов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «К вопросу о потерях русских войск при обороне Санкт-Петербурга в 1708 г»

ISSN 2308-4286

Славнитский H.P. К вопросу о потерях русских войск при обороне

Санкт-Петербурга в 1708 г.

На основании архивных источников в статье устанавливаются потери русского сводного отряда, вступившего в бой с войсками шведского корпуса Г.Ю. Любеккера при переправе неприятеля через Неву 28 августа 1708 г., а также обстоятельства этого дела. В работе освещаются информационные возможности русских делопроизводственных документов начала XVIII в., фиксировавших количество убитых и раненых воинов.

Ссылка для размещения в Интернете:

http://www.milhist.info/2013/08/14/slavnitskiy 1

Ссылка для печатных изданий:

Славнитский Н.Р. К вопросу о потерях русских войск при обороне Санкт-Петербурга в 1708 г. [Электронный ресурс] // История военного дела: исследования и источники. — 2013. — Т. IV. — С. 258-264. <http://www.milhist.info/2013/08/14/slavnitskiy_1> (14.08.2013)

www.milhist.info

2013г.

258

СЛАВНИТСКИЙ Н.Р.

К ВОПРОСУ О ПОТЕРЯХ РУССКИХ ВОЙСК ПРИ ОБОРОНЕ САНКТ-ПЕТЕРБУРГА В 1708 г.

Одним из многочисленных небольших сражений Северной войны стал бой при переправе шведского корпуса через Неву 28 августа 1708 г., когда Г.Ю. Любеккер предпринял попытку атаковать Санкт-Петербург. Шведы тогда пошли на хитрость — часть войск имитировала переправу возле Тосны. 28 августа командующим русскими войсками генералом-адмиралом Ф.М. Апраксиным было получено сообщение шаутбенахта И.Ф. Боциса, что против того места, где он стоит, на реке Мье, неприятель начал делать батареи. После этого основные силы русского корпуса стали стягиваться к Тосне.

Однако Любеккер с главными силами решил форсировать Неву ниже Тосны, где его не ждали. Узнав об этом, Апраксин приказал войскам спешить к месту настоящей переправы, но они по большей части находились слишком далеко. Первыми туда подоспели Н.А. Сенявин и поручик Локвенц с тремя бригантинами (по другим данным — с двумя). Огнем корабельных орудий они сумели заставить шведов отступить и на время прекратить переправу. Но затем неприятель установил свою батарею и открыл огонь по нашим кораблям. Выстрелы оказались удачными, Н.А. Сенявин вскоре был вынужден отойти, его бригантина оказалась разбитой. После этого шведы на пяти понтонах переправились через реку и закрепились на южном берегу. Только в этот момент там появились сперва отряд русских драгун и затем сводный пехотный батальон майора И. Волохова, которые попытались сходу сбросить неприятеля в Неву. Однако силы были неравными. После трехчасового боя, так и не дождавшись подкреплений, русские войска были вынуждены отступить1. В журнале боевых действий нашего корпуса ход этого дела изложен так: «неприятель паки под своею пушечною стрельбою отправил к нашему берегу людей на 5 понтонах, на каждом человек по 300, и перешед начали делать

малой транжамент, куды и с нашей стороны приспело только драгун человек с 400 и потом когда дождались батальон маеора Волохова с пушками спеша драгун пошли на неприятеля и по трехчасном жестоком с обоих сторон непрестанном огню, понеже неприятель чрез реку на понтонах часу от часу непрестанно прибавлялся и уже многою силою превосходил, а нашим сикурсу получить было невозможно принуждены отступить»2.

Сразу, по горячим следам, были составлены ведомости погибшим и раненым, при этом в документах просто указывалось «на баталии». Однако то, что они датированы 29 августа, позволяет быть уверенным — речь идет о потерях именно в ходе сражения днем ранее.

Наиболее подробные сведения содержатся в ведомости, составленной

3

капитаном Ванковским, который заменил раненого майора Ивана Волохова . Его батальон в документе назван «командированным», — сейчас для таких соединений используется термин «сводный», поскольку в нем были части из нескольких полков. Численность этого батальона, к сожалению, не указана, но ее вполне возможно установить исходя из информации, содержащейся в тех же ведомостях о потерях.

Итак, из гренадерского батальона майора Лутковского были убиты 1 капрал и 11 солдат. Раненых оказалось 12 человек, все они были отправлены для лечения в Шлиссельбург, один из них уже на следующий день прибыл в свою часть, а всего обратно в батальон «явилось гранодеров 31 человек».

Из «гварнизонного полку» погиб 1 солдат и еще 6 человек пропали без вести. В полк вернулись 4 урядника и 49 солдат, при этом на бригантинах, то есть в распоряжении Н.А. Сенявина, был оставлен 1 каптенармус и 7 солдат. Всего же это подразделение за 1708 г. потеряло 9 человек4.

В полку П.М. Апраксина были убиты 1 капрал и 17 рядовых. Ранено 11 человек, их тоже отправили в Шлиссельбург, и один на следующий день также уже явился в свой полк, как и ещё 52 человека из состава командированного батальона. Так как за весь тот год полк потерял убитыми 20 человек, мы видим, что почти все из них пали именно в бою 28 августа5.

Из полка бригадира Фразера погибло 2 сержанта и 12 солдат. Ранено было 11 человек — капитан Гаврила Трубников и 10 рядовых. В полк явилось 59 человек.

Из полка Р.В. Брюса погибло 11 человек: 1 сержант, 1 капрал и 9 солдат. Раненых в этом подразделении оказалось 22 человека, из них капитан Петр Марселиос, один барабанщик и 14 рядовых были отправлены в Шлиссельбург, а шестеро были привезены непосредственно в полк. Кроме того, «здоровых явилось урядников и салдат 37, на брегантинах оставлено 8 человек». Всего же из этого полка за 1708 г. погибло 23 человека6.

В полку Абрамова потери оказались наиболее тяжелыми: убиты поручик Иван Томасов, прапорщик Иван Соколов, 1 сержант и 7 солдат, ранены майор Иван Волохов, поручик Степан Гесмант и 22 солдата, которые были отправлены в Шлиссельбург. В полк явилось 44 человека.

Таким образом, в ходе боя сводный пехотный батальон потерял убитыми 66 человек, 10 человек пропало без вести, а раненых насчитывалось 80 человек, общие потери — 156 человек. В свои части вернулось 276 человек и на бригантинах осталось 16 человек. Скорее всего, последние тоже участвовали в деле в составе этого сводного батальона, оставшись целыми и невредимыми, что подтверждается формулировкой «здоровых явилось...». Поэтому можно предположить, что всего батальон И. Волохова насчитывал 28 августа 448 человек.

В отряде драгун, который тоже был сводным, от трех полков, потери оказались сопоставимыми. По этому поводу до нас дошло два документа, к сожалению, не столь подробных, как вышеупомянутые ведомости. Первый из них — «Роспись убитых и раненых на баталии» от 29 августа

1708 г.' В ней

указано, что погибло 39 человек, в том числе: 1 полковник, 1 капитан, 1 капитан-поручик, 1 полковой квартермистр, 2 прапорщика и 33 рядовых. Еще 7 драгун пропали без вести. Раненых оказалось 175 человек: 1 подполковник, 1 майор, 3 капитана, 5 поручиков, 1 адъютант, 5 прапорщиков и 159 рядовых драгун.

Во второй ведомости, которая не датирована, указаны фамилии погибших и раненых офицеров8. Из нее становится известно, что погибли полковник Мистерев (в ходе боя получил три раны, от которых скончался), капитан Жураковский, капитан-поручик Хлопов, полковой квартермистр Маслов, прапорщики Неболсин и Аракчеев. К сожалению, имена офицеров в «росписи» не указаны. Ранены были подполковник Грос, майор Голенищев, капитаны Карцов, Кокорин Ковелин, поручики Лошаков, Вышдомской, Баранов, Хрущов и Муравьев, полковой адъютант Филатов, прапорщики Бутурлин, Бабарыкин, Ламанов, Бурков, Мещерский. Кроме того, указано, что «драгун убито 33, ранено 159, безвестно пропало 7». То есть все количественные данные совпадают с приведенными в первом документе, поэтому можно уверенно утверждать, что речь идет об одном и том же сражении, а перечисленные офицеры погибли или были ранены именно в ходе попытки воспрепятствовать переправе шведского корпуса через Неву 28 августа.

Ценным источником для нас является также ведомость раненым, находившимся в Шлиссельбурге 3 сентября 1708 г. В ней перечислены:

Майор Иван Волохов.

Капитаны Петр Марселиос, Гаврила Трубников.

Поручики Матвей Витвер (артиллерист), Степан Гесмант.

Рядовые:

Полка генерал-майора Брюса — 19 солдат, один скончался от ран.

«Гварнизонного полку» — 11 солдат, один скончался от ран

Подполковника Порошина — 2 солдата (В .И. Порошин тогда являлся комендантом Шлиссельбурга, следовательно, это его гарнизонные солдаты).

«Тимофеева полку Трейдена» — 1 урядник, 16 солдат, один из них скончался от ран.

Нарвского полка — 1 драгун.

«Куликова полку» — 13 солдат, один скончался от ран

Полка бригадира Фразера — 1 писарь, 7 солдат, один скончался от ран.

Морского флота — 1 сержант, 7 солдат.

«Мекешина полку» — 4 солдата.

«Иевлева полку» — 21 солдат.

Санкт-Петербургских пушкарей — 2 человека.

Один драгун из полка Мистерева, скончался от ран9.

Скорее всего, в Шлиссельбурге тогда находились и те, кто был ранен при переправе шведов через Неву, и получившие ранения в других стычках, например в бою при Ракоборе.

Часть раненых в начале сентября пребывала в Санкт-Петербурге10. В основном это люди из драгунских полков: Вологодского — 1 офицер и 55 рядовых, Луцкого — 4 офицера и 48 рядовых, Нарвского — 1 офицер и 40 рядовых, Тобольского — 3 офицера, из «Мурзского» — тоже 3 офицера. Кроме того, 8 человек из полка Шневенца, 1 человек из полка Мякишина и 1 матрос. Вполне возможно, что и все эти драгуны были ранены 28 августа, в таком случае мы можем предположительно назвать те полки, что принимали участие в бою. Отметим, что общие потери в них за 1708 г. были следующими: в Луцком полку погибло 75 человек, в Нарвском — 43 человека, в Вологодском — 57 человек11. Естественно, не все они погибли при попытке помешать переправе шведов, но, судя по цифрам, именно на драгун легла тогда основная тяжесть боя.

В целом в этом бою российские войска потеряли убитыми 105 человек, ранеными 255 человек, четверо из которых позже скончались, и 17 человек пропали без вести. Всего — 377 человек.

В числе раненых, находившихся в Шлиссельбурге, упоминается артиллерийский поручик Матвей Витверт, не указанный в ведомости капитана Ванковского. Вполне вероятно, что он также принимал участие в деле и там же был ранен, так как в экстракте из журнала Ф.М. Апраксина упоминается наличие в батальоне И. Волохова артиллерии. Не исключено, что среди артиллеристов были и еще потери, то есть вышеприведенные данные не совсем полны. Кроме того, нам не известно, сколько людей погибло на бригантинах. Возможно, пребывавшие в Шлиссельбурге 8 человек «морского флоту», а

также матрос, находившийся на излечении в Санкт-Петербурге, как и санкт-петербургские пушкари, тоже были ранены в том сражении.

Обращает на себя внимание, что драгунские части потеряли много офицеров, тогда как в пехотных подразделениях жертвы среди командного состава минимальны. Хотя в цитированном выше журнале боевых действий указано, что драгуны дождались подхода пехоты и только тогда вступили в бой, но не исключена также вероятность первой стычки сразу по прибытии к месту шведской переправы. Возможно, драгунам пришлось вступать в дело в походном порядке, когда офицеры, включая полковника Мистерева, оказались впереди. А вот батальон И. Волохова, видимо, подошел чуть позже и успел развернуться в боевой порядок.

Одновременно с подсчетом собственного урона российское командование пыталось выяснить, каковы были потери шведов. Практически каждому захваченному пленному или перебежчику, которых в последующие дни было немало, особенно саксонцев, так как в шведском корпусе начался голод, задавали вопрос о потерях шведов в ходе переправы через Неву. Однако большинство не могли сообщить никаких сведений о количестве убитых и числе раненых. Один из них отметил, что видел много раненых, да слышал от саксонцев, принимавших участие в деле, что финнов пропало больше, нежели

12 13

русских . Другой сказал, что «побито» до 300 солдат и офицеров . Поляк из Кракова Мартин Козловский, тоже ссылаясь на слухи, указал, что погибло 200 человек, а раненых 100 человек14. Только квартирмейстер Г. Врик, взятый в плен в середине сентября, привел более подробные данные. Он сообщил, что погибло 3 офицера, два прапорщика, 300 рядовых, а ранено 10 офицеров и более 200 рядовых15.

Надо отметить, что эта тема действительно интересовала Ф.М. Апраксина, 11 сентября командировавшего майора Савенкова со специальным поручением установить численность погибших шведских солдат и офицеров. Отправившись к месту переправы вместе с поручиком Дмитрием Лапиным, он обнаружил, что «на правой стороне вверх Невы реки промеж Ижоры и Тосны в

разных ямах 285 человек, в том числе в гробницах 5 человек, да на левой стороне вверх Невы реки против того ж места 30 человек, всего перечтено швецких тел 315 человек»16. Таким образом выходит, что потери шведов действительно превышали таковые русского отряда. Поэтому следует признать, что хотя последний и не смог полностью выполнить свою задачу, но солдаты и офицеры действовали храбро, умело и сделали все, что было в их силах.

1 Экстракт из журнала действия генерал-адмирала графа Апраксина в 1708 году // Российский государственный архив военно-морского флота (далее — РГАВМФ). Ф. 223. Оп. 1. Д. 4. Л. 42—43.

2 Там же. Л. 42 об. — 43.

3 Там же. Ф. 176. Оп 1. Д. 21. Л. 44—45.

4 Бабич М.В., Бабич И.В. Потерявши. помним: к истории небоевых потерь частей, дислоцированных в Ингерманландии в 1711 году // Война и оружие: Новые исследования и материалы. Труды Третьей международной научно-практической конференции. 16—18 мая 2012 г. — СПб., 2012. — Ч. 1. — С. 54.

5 Там же.

6 Там же.

7 РГАВМФ. Ф. 176. Оп 1. Д. 21. Л. 43.

8 Там же. Л. 40.

9 Там же. Л. 34.

10 Там же. Л. 33.

11 Бабич М.В., Бабич И.В. Потерявши. помним: к истории небоевых потерь частей, дислоцированных в Ингерманландии в 1711 году. — С. 47—49.

12 РГАВМФ. Ф. 176. Оп. 1. Д. 21. Л. 88.

13 Там же. Л. 65.

14 Там же. Л. 102.

15 Там же. Л. 122.

16 Там же. Л. 69.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.