Научная статья на тему 'К вопросу о количестве чеченских тайпов'

К вопросу о количестве чеченских тайпов Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
970
123
Поделиться
Ключевые слова
ТАЙП / ПЕРЕЧЕНЬ ТАЙПОВ / КОЛИЧЕСТВО / ТРАДИЦИОННОЕ ОБЩЕСТВО / ИНТЕРПРЕТАЦИИ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Натаев Сайпуди Альвиевич

В статье рассматривается количественный аспект чеченского тайпа основной формы социальной организации чеченского традиционного общества. На основе анализа различных точек зрения о количестве чеченских тайпов на различных этапах истории чеченского народа дается авторское видение проблемы. Предложен авторский вариант перечня из 366 тайпов, составлявших чеченское общество к концу XIX в. По мнению автора, тайпообразовательный процесс в Чечне завершился уже в середине XIX в., когда процесс миграции или внедрения инонационального элемента в чеченское общество прекратился с ликвидацией имамата Шамиля.

CONCERNING THE NUMBER OF CHECHEN TAIPAS

The article discusses the quantitative aspect of the Chechen taipa as the main form of social organization in the traditional Chechen society. Basing upon the analysis of various opinions about the number of Chechen taipas at different stages of Chechen history, the author advances his interpretation of the issue. The author presents an original version of the list of 366 taipas compounding the Chechen society by the end of the nineteenth century. The author believes that the process of taipa forming in Chechnya had finished in the middle of the XIX century, when the migration and integration of foreign groups in the Chechen society had been stopped with the elimination of the Imamah of Shamil.

Текст научной работы на тему «К вопросу о количестве чеченских тайпов»

УДК 39(4/9)(=35) Натаев Сайпуди Альвиевич

кандидат исторических наук,

доцент кафедры истории народов Чечни

Чеченского государственного университета

К ВОПРОСУ О КОЛИЧЕСТВЕ ЧЕЧЕНСКИХТАЙПОВ

Nataev Saipudi Alvievich

PhD in History, Assistant Professor, Department for History of Chechnya Peoples, Chechen State University

CONCERNING THE NUMBER OF CHECHEN TAIPAS

Аннотация:

В статье рассматривается количественный аспект чеченского тайпа - основной формы социальной организации чеченского традиционного общества. На основе анализа различных точек зрения о количестве чеченских тайпов на различных этапах истории чеченского народа дается авторское видение проблемы. Предложен авторский вариант перечня из 366 тайпов, составлявших чеченское общество к концу XIX в. По мнению автора, тайпообразовательный процесс в Чечне завершился уже в середине XIX в., когда процесс миграции или внедрения инонационального элемента в чеченское общество прекратился с ликвидацией имамата Шамиля.

Ключевые слова:

тайп, перечень тайпов, количество, традиционное общество, интерпретации.

Summary:

The article discusses the quantitative aspect of the Che-chen taipa as the main form of social organization in the traditional Chechen society. Basing upon the analysis of various opinions about the number of Chechen taipas at different stages of Chechen history, the author advances his interpretation of the issue. The author presents an original version of the list of366 taipas compounding the Chechen society by the end of the nineteenth century. The author believes that the process of taipa forming in Chechnya had finished in the middle of the XIX century, when the migration and integration of foreign groups in the Chechen society had been stopped with the elimination of the Imamah of Shamil.

Keywords:

taipa, list of taipas, number, traditional society, interpretation.

В научной литературе, посвященной вопросам чеченского тайпа, существуют различные точки зрения о количестве существующих тайпов.

Из сообщения Нордештама известно, что чеченцы ведут свое происхождение от небольшого числа фамилий, живших в верховьях рек Аксай, Гумс, Хулхулау и Аргун [1, с. 307]. У. Лаудаев определял число тайпов до «переселения» чеченцев в Ичкерию цифрой 59, а к 70-м гг. XIX в., согласно ученому, их было уже более 100 [2, с. 11]. Расчленение тайпов на множество «фамилий», подразделявшихся в свою очередь на новые и новые «фамилии», случалось не только при переселении на плоскость, но и в горах [3, с. 87].

Со ссылкой на Н.И. Головинского Ф.В. Тотоев определяет количество тайпов применительно к середине XIX в. цифрой 56. Однако эта цифра достоверна менее других. А. Берже еще в 1859 г. указал число тайпов, ведущих начало от одного Нахчуо, цифрой 66 [4, с. 255]. Этнографическая экспедиция 1930 г. зарегистрировала в Чечне 98 тайпов, но это была лишь часть их общего количества [5, с. 63]. Б.А. Калоев, ссылаясь на архивный источник, говорит о 120 тайпах, но не приурочивает эти данные к определенному времени [6, с. 31].

В обзоре 1840 г. численность чеченцев определяется в 175,5 тыс. человек, что является, по мнению Н.Г. Волковой, цифрой, наиболее приближенной к реальности. В 1861 г. численность населения Чеченского (75,9 тыс.), Аргунского (41,2 тыс.) и Ичкеринского (75,9 тыс.) округов составляла в целом 193,4 тыс. человек [7, с. 390].

Тайп насчитывал в среднем несколько более двух тысяч человек. Бесспорно, что тайп подобных размеров не мог основываться на совместном коллективном труде и потреблении. В записной книжке наместника Кавказа М.С. Воронцова перечисляются следующие «главные», «самые знатные семь родов»: Биано, Яахаши, Биато, Гуино, Елехо, Нижело, Устерха. Таким тайпом был и Ахшбатой.

А. Берже отметил, что тайпы, ведущие свои родословные от полулегендарного Нахчуо, пользуются некоторыми преимуществами и почетом или претендуют на таковые. Это были жители аулов Харачи, Цуонтари, Гордоли, Белготи, Беяни, Гуни, Экишбачи, Елохоймохий, Ширди-мохни, Дышнимехки, Зандак, Чертой, Сесени, Черми, Алери, Ангини, Аникалли, Блитти, Эрсени и некоторые другие. Берлин указал на претензии ичкерийцев представлять «настоящую чеченскую знать» [8, с. 199].

В литературе существуют различные списки, перечни чеченских тайпов. А. Авторханов насчитывал в Чечне всего 125 тайпов. Из них порядка 12 были пришлыми, инородными, впоследствии

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

очеченившимися. Инородные тайпы следующие: Таркоевский из Дагестана, Черкесский, Гуржинский, Бацоевский (из Цов-Тушетии), Купчинский (из Лакии), Галгаевский (из Ингушетии) и т. д. [9, с. 97].

По мнению М. Мамакаева, основные коренные чеченские тайпы следующие: Айткхалой, Ачалой, Барчахой, Белхой, Белг1атой, Беной, Бецахой, Билтой, Бигахой, Буг1арой, Варандой, Ва-шандарой, Ваьппий, Галой, Г1андалой, Г1арчой, Г1аттой, Гендаргной, Гилой, Г1ой, Г1ордалой, Дат-тахой, Д1ай, Дишний, Доьрахой, Жевой, Зандакъхой, З1огой, Зумсой (Буг1арой), Зурзакъой, Зюрхой, Ишхой, Их1игхой, Италчхой, Камалхой, Кей, Келой, Кулой, Куршлой, Кушбухой (Алерой), Кхартхой, К1еганхой, Лашкхарой, Макажой, Маршалой, Мержой, Мерлой, Мазархой, М1айстой, Мужахой, Мулкьой, Нашхой, Нижалой, Никь1арой, Нихлой, Ноккхой, Пешхой, Пхаьмтой, Пхарчхой, Ригахой, Садой, Сахьандой, Сарбалой, Саьттой, Сесанхой, Сиркхой, Оьшний, Тумсой, Тертахой, Тулкхой, Туркой, Харачой, Херсаной, Хилдехьархой, Хой, Хуландой, Хурхой, Хьаккой (Ц1оганхой), Хакмадой, Хьачарой, Химой, Хихой, Хьуркой, Цацанхой, Ц1ечой, Чартой, Ч1инхой, Чунгарой, Шарой, Ширдой, Шуьинди, Эг1ашбатой, Элстанжой, Энакхалой, Энганой, Эрсаной, Эрхой, Ялхарой, Ялхой, 1амахой и т. д. [10, с. 23].

М. Мамакаев пишет: «Тайпов в Чечне в исследуемый нами период с относительной точностью насчитывается более 135. Из них более 20 не коренные, а образовавшиеся от представителей других народов, но уже давно прочно вошедшие в состав чеченского общества» [11, с. 23].

По мнению С. Дауева, согласно преданиям в Чечне было более 70 тайпов, входивших в различные географические и кровнородственные союзы. К географическим обществам относятся, например, Нохчмахкхой, Шуотой, Чанти, Пешхой, Нашхой, Терлой [12, с. 221-222].

В перечень чеченских тайпов М. Вачагаев включил 156 тайпов, входящих в 9 чеченских тукхумов, отдельно указаны 10 тайпов, не входящие в тукхумы. Тайпов грузинского происхождения - 6, дагестанского происхождения - 30, происхождения от иных народов - 9. Определить происхождение и принадлежность к определенным чеченским обществам еще 19 тайпов М. Вачагаев затрудняется. Таким образом, в списке тайпов М. Вачагаева, составляющих современное чеченское общество, 220 тайпов [13, с. 17].

На базе имеющихся в литературе исследований по чеченскому тайпу и генеалогических преданий, фольклорных материалов нами был составлен перечень чеченских тайпов. Он состоит из 366 названий, среди них есть исчезнувшие тайпы и те, которые имеют инородное происхождение.

Названия чеченских тайпов:

Айткхаллой, Аккий / Аьккхий, Аккой / 1аккой, Акхшой, Аларой / 1аларой, Аларой (Куша бухой, Ута бухой, Сега бухой), Алхой / 1алхой, Амхой / 1амхой (юго-западный район Чечни), 1амкхаьллой, Амхой / 1амхой (Б1аьстий), Амкой / 1амкъой (Галай), Андалой / 1андалой, Андой / 1аьндой, Арстхой / Орстхой, Арселой, Арганой / Арг1аной, Ачелой, Ашхой / 1ашхой, Б1овлой, Базалой, Балой, Барчхой, Баьстой / Б1аьстой, Басой / Босой, Бацарой, Бацой, Бацби, Башан-кхаьллой, Бей (Ба-цой), Бегахой / Бегачархой, Белгатой, Белхарой, Беной, Бенгархой, Бенастхой, Бецахой, Бешхой, Бешни / Боьшни, Билтой, Битарой, Борзхой, Боной, Борчахой / Барчхой, Бовархой, Буг1арой, Бу-карой / Букъарой, Буни, Бунхой (Чебарлой), Бути, Ваьппий, Варандой, Вашандарой, Велхой (Га-лай), Ветанхой, Галай, Галгазки / Г1алг1азкхи, Гандалой, Гарчой / Г1арчой, Г1аьттой, Гатой / Готой, Гемарой, Гендаргенной, Г1езир-кхаьллой, Гизхой, Гилой, Гилахой, Гилшхой, Гордалой, Гор-гачхой, Г1ой, Гулой, Гулатхой, Гумкий / Г1умкий, Гуной, Гуорой, Гухой, Гучингхой (Ингашхой), Дай, Дархой, Даьттахой, Дашкахой, Доьрахой, Дехестой, Дишний, Джарганхой, Дунархой, Данухой, Жайнахой, Ж1архой, Джархой (Мяьлхи), Желашкахой, Жевой, Жой, Жерахой, Закъхой, Зандакъой, Зилой, Зурхой / Зюрхой, Зурзакъой, Зумсой, Зусой, Зогой, Икарой, Италчой, Ихирхой, Ишхой, Калхадой, Катарой, Качехой, Кебартой, Кевасхой, Кейштархой (Мулкъой), Кей, Къоьза-ной, Келой, Кхенахой, Керистахой, Кесалой, Кири, Къовстой, Комалхой, Кортахой, Коттой, Кулой / Кулинхой, Курчалой, Кушкаш, Кинхой, Кхакхадой, Кхартой, Лай, Лаьшкарой, Люнгихой, Мазархой, Мазухой, Майстой, Макожой, Маршалой / Мяьршой, Мацархой, Медархой, Мелардой, Мержой, Меркхой, Мескарой, Мехалой, Меший, Мог1устой, Мозг1арой, Моцкъарой, Мужахой, Мужгахой, Мулкъой, Мускулхой, Мяьлхи, Нашхой, Нижалой, Никарой, Никъатой, Нихалой, Ноккхой, Нохч-келой, Нуйхой, Овхой, Овршой, Оьргхой, Орсой, Осхарой, Оьшни, Перангой, Пешхой, Пкиерой, Пхьаьмтой, Пхьарчхой, Пхьахарчой, Ригахой, Ряддухой, Саканхой, Салбоьрой, Салой, Санной, Санахой, Сандахой, Саьттой, Сахьандой, Сесанхой, Серчихой, Сигхой, Сиккхой, Сингалхой, Сирхой, Ташхой, Т1аркхой, Тезкхаьллой (Цонтарой), Т1ерлой, Тератхой, Теркготой, Т1ийстархой, Т1улгхой, Тундхой, Тунт1алхой, Туркхой, Тусой / Тумсой,Тусхарой, Тюркой, Уйттахой, Урдухой, Устар-гардой, Узматкхаьллой, Фергахой, Хавхарой, Хайхарой, Хайбахой, Хазкхаьллой, Хьакха-рой, Хьакмадой, Хьаьккой, Халкелой, Халгой/Хьалхой, Хьалдой, Хангахой, Харачой, Хьарк1алой, Хьаркарой, Хьачарой, Хьашалдой, Хижигхой (Г1ой), Х1ийлахой, Химой, Хиндой, Хиндухой, Хихой, Хилдехьархой, Хебартой, Хуландой, Хьукой / Хьуркхой, Хьурхой, Хой, Ц1адахьрой, Ц1амадой, Цацанхой / Цацахой, Ц1еси, Ц1екхеллой, Ц1ечой, Ц1ечой (аккинцы), Ц1ийлахой, Ц1икарой, Ц1ой,

Ц1орой, Ц1онтарой, Чаголдой, Ч1аьнтий, Чантой, Чархой, Чайрой, Чартой, Чермой, Чармахой, Ч1ебарлой, Чеченхой, Чевхьарой, Черамахкахой, Чехкархой, Ч1инхой, Чиччалхой, Чхьархой, Чобаькхинхой, Ч1уохой, Чунгарой, Шанарой, Шарой, Ширди, Шикарой, Шотой, Шой, Шуаной, Шуь-ндий, Эг1аштой, Эгашбатой, Эзихой / Эзхой, Элтпхьархой, Элистанжхой, Энакхалой, Энганой, Эрахой, Эри / Эрий, Эрсаной, Эстихой, Юганхой, Ялхой, Ялхарой и т. д. [14, с. 139-140].

Как уже неоднократно отмечалось ранее, названия тайпов произошли не от эпонимов. На наш взгляд, в основе названий лежат сословно-кастовые, профессиональные, национальные и ландшафтно-географические признаки. Например, «ц1ой», «ц1онтарой» - жрецы, служители языческого божества Ц1ой, «лай» - холопы, «готой, теркготой, белг1атой» - земледельцы, «ветанхой» - льноводы, «орстхой», «балой», «саьрбалой» - воины, «г1уьмки» - кумыки, «чхьархой» - камнедобытчики, «босой» - жители склона, «1амхой» - жители приозерья и т. д.

И.М. Сигаури пишет: «Ясно только, что процесс образования новых тайпов не только не завершился в XV в., но и продолжался буквально до последнего времени. Неслучайно некоторые авторы обращают внимание на следующее обстоятельство: в начале XIX в., согласно преданиям, существовало 59 тайпов, в середине того же века их число превысило 100, а в конце XX в. их насчитывалось более 150» [15, с. 315].

Мы не можем принять тезис автора о том, что «процесс выделения новых тайпов не закончился». Нам известен лишь один случай, когда украинский мальчик Коля, бежавший от голода на Украине в 1933 г. в Чечню, был принят представителями тайпа Нихлой. Он очеченился и стал основателем Кола-некъи (родственной группы-генеалогии) в с. Шаами-Юрт.

На наш взгляд, тайпообразовательный процесс, вероятно, завершился уже в середине XIX в., когда процесс миграции или внедрения инонационального элемента в чеченское общество прекратился с ликвидацией имамата Шамиля. Впрочем, разные цифры говорят о недостаточной изученности вопроса применительно к тому или иному этапу истории Чечни. До завершения Кавказской войны высокогорные районы Чечни вообще не были доступны для русских исследователей, потому невозможно было получить объективную информацию о количестве тайпов. Едва ли возможно точно установить число всех тайпов применительно к более раннему времени: в XVIII - первой половине XIX вв.

Ссылки:

1. Нордештам. Материалы по истории Дагестана и Чечни. Т. III. Ч. 1.

2. Лаудаев У. Чеченское племя // Сборник сведений о кавказских горцах. Тифлис, 1872. Вып. VI. С. 3-61.

3. Далгат Б.К. Родовой быт и обычное право чеченцев и ингушей. Исследование и материалы. 1892-1894 гг. М., 2008. 238 с.

4. Тотоев Ф.В. Общественно-экономический строй Чечни (вторая половина XVIII - 40-е гг. XIX в.) : автореф. дис. ... канд. ист. наук. М., 1966.

5. Кавказов Х. Культурная экспедиция в Чечню // Советский Северный Кавказ. 1930. № 10-11. С. 63-68.

6. Калоев Б.А. Поездка в Чечено-Ингушскую АССР // Советская этнография. 1958. № 4. С. 128-133.

7. Борчашвили Э.А. Социально-экономические отношения в Чечено-Ингушетии в XVIII-XIX веках. Тбилиси, 1988. 454 с.

8. Тотоев Ф.В. Общественно-экономический строй Чечни (вторая половина XVIII - 40-е гг. XIX в.). Нальчик, 2009. 375 с.

9. Далгат Б.К. Указ. соч.

10. Мамакаев М.А. Чеченский тайп (род) в период его разложения. Грозный, 1973. 98 с.

11. Там же.

12. Дауев С. Чечня: коварные таинства истории. М., 1999. 241 с.

13. Вачагаев М. Современное чеченское общество: мифы и реальность // Центральная Азия и Кавказ. 2003. № 2 (26). С. 15-23.

14. Натаев С.А. Чеченские тайпы. Махачкала, 2013. 418 с.

15. Сигаури И.М. Очерки истории и государственного устройства чеченцев с древнейших времен. Т. V. М., 2005. С. 532.