Научная статья на тему 'К вопросу о формировании технико-юридических правил оформления правовых состояний в действующем российском законодательстве'

К вопросу о формировании технико-юридических правил оформления правовых состояний в действующем российском законодательстве Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
341
36
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «К вопросу о формировании технико-юридических правил оформления правовых состояний в действующем российском законодательстве»

A.B. Парфёнов

Парфёнов Александр Вячеславович — кандидат юридических наук, заместитель начальника кафедры государственно-правовых дисциплин Нижегородской академии МВД России

К вопросу о формировании технико-юридических правил оформления правовых состояний в действующем российском законодательстве

Юридическая практика выступает неисчерпаемым источником разнообразных явлений и фактов, требующих глубокой научной разработки. Вэтом плане достаточно показательна илюбо-пытна проблема правовых состояний как общеюридического феномена. Изначально ее появление было обусловлено деятельностью законодателя. Именно он впервые стал широко использовать категорию «состояние» в юридическом значении. Для правоведения это стало своего рода новеллой. Исследования вуказанной области уче-ными-правоведами ранее не проводились. В данном случае потребности юридической практики несколько опередили юридическую науку. Несмотря на отсутствие теоретического фундамента, законодатель начал активно вводить в правовую сферу различные виды состояния, придавать им юридическую окраску. С их помощью удавалось отразить специфические формы проявления бытия юридических объектов и субъектов. Постепенно правовые состояния нашли и прочно заняли свою нишу в сфере правового регулирования. Сегодня они хорошо известны правоведам и активно используются субъектами правотворчества. Анализ действующего российского законодательства позволяетутверждать, что оно в большом количестве содержит правовые состояния.

Любопытно, что до недавнего времени проблема правовых состояний по тем или иным причинам не входила в исследовательское поле ученых-правоведов. Всплеск интереса к ней был отмечен только вконце 90-хгг.ХХвека. В тот период в юриспруденции предпринимались попытки заложить основы концепции правового состояния. В ряде общетеоретических и отраслевых научных трудов нашло отражение стремление исследователей познать природу данного явления, изучить его роль и место в правовой сфере. Можно констатировать тот факт, что проведенная работа принесла определенный позитивный результат. Так, благодаря ей, на сегодняшний день в юридической науке сложилось достаточно четкое представление о признаках и видах правового состояния. Удалось выяснить его основные функции. Не вызывает серьезных нареканий предложенная дефиниция правового состояния.

Вместе с тем, следует отметить, что правовое состояние представляет собой сложное и многогранное явление. Приходится констатировать, что, несмотря на пристальное внимание к нему уче-

ных-правоведов в последние годы, далеко не все его стороны были надлежащим образом освещены. В частности, из поля зрения исследователей выпал вопрос об особенностях закрепления правовых состояний в юридической сфере. По нашему мнению, именно он требует к себе повышенного внимания специалистов. Использование сведений, полученных в ходе анализа специфики закрепления правовых состояний, позволит в дальнейшем определить направления совершенствования как содержания, так и формы отечественного законодательства.

Известно, что в отечественной юридической науке до сих пор не были зафиксированы попытки определить специфику закрепления правовых состояний в юридической сфере. Между тем, игнорирование данного вопроса приводит к появлению в правоведении ощутимого пробела. Вполне очевидно, что без изучения отмеченной проблемы вряд ли можно считать концепцию правового состояния завершенной и полной. Кроме того, это не позволит усовершенствовать теоретическую научную базу правотворческой деятельности.

Следует подчеркнуть, что стремление закрепить в праве отдельное состояние указывает на особую, по мнению законодателя, важность последнего, его мощный потенциал, использование которого может способствовать упорядочению общественных отношений. Юридическая наука призвана оказать субъектам правотворчества максимальное содействие. Наряду с этим, необходимо помнить, что процедура закрепления состояния в действующем законодательстве опосредует его переход в разряд правовых. Перечисленные обстоятельства позволяют утверждать, что рассмотрение обозначенной проблемы выступает одним из перспективных направлений исследования в современной юридической науке. В связи с этим, в качестве одной из главных целей подготовки представленной статьи можно обозначить привлечение внимания научной общественности к вопросу о специфике технико-юридического оформления и закрепления правовых состояний в действующем законодательстве.

Категория «правовое состояние» прочно закрепилась в понятийном аппарате юридической науки. В большинстве случаев она рассматривается как «обусловленная экономическим, политическим, культурным уровнем развития обще-

ства особая разновидность состояния, фиксирующая момент стабильности,устойчивости, покоя в изменении, движении, развитии юридических объектов и субъектов в некоторый момент времени при определенных условиях, отраженная либо объективно существующая в праве»1. Данная дефиниция используется в общетеоретических и отраслевых юридических исследованиях. В то же время, категория «правовое состояние» практически не используется законодателем. Проблематично найти правовое предписание, в котором она была бы отражена. Во многом это объясняется богатством содержания категории «правовое состояние». В ее объем входит множество видов состояния, каждое из которых содержит признаки, заложенные в дефиниции рассматриваемого феномена. Именно к ним обращаются субъекты правотворчества при подготовке юридических предписаний.

Известно, что научное познание в правовой сфере начинается с выделения и интерпретации массива состояний, в которых может пребывать юридический субъект или объект. Наиболее значимые, с точки зрения государства, формы проявления их бытия нашли отражение в правовых состояниях. Появление последних было опосредовано деятельностью законодателя. Благодаря ему значительное количество видов состояния нашло отражение в нормах права. Вместе с тем, анализ результата данной работы законодателя позволяет высказать отдельные критические замечания и соображения.

Обращение к текстам законов и подзаконных актов позволяет утверждать, что понятия, обозначающие те или иные правовые состояния, рассматриваются законодателем в качестве специальных юридическихтерминов. В подавляющем большинстве случаев в сферу правового регулирования они вводятся впервые. Представляется, что в отношении них следовало применять специальные правила юридической техники. Так, существует четкая система приемов и способов, определяющих порядок введения юридического понятия в правовую сферу. Она нашла отражение в трудах ряда ученых-правоведов. Среди них особой поддержкизаслуживаетточказренияЮ.А. Тихомирова, отмечавшего, что новые понятия целесообразно вводить «во-первых, только в базо-выхзаконах, во-вторых, добиваться строгой внутренней связи между нормами-дефинициями и главами, статьями закона, в-третьих, обеспечивать последовательное и правильное применение норм-дефиниций в смежных законах»2. К сожалению, законодательдалеко не всегда следует изложенным правилам. Анализ действующих нормативных правовых актов показывает очевидные недостатки в сфере закрепления и оформления правовыхсостояний. В частности, они нередко рассматриваются законодателем как некое само собой разумеющееся понятие, не требующее пояснения. По этой причине для большинства правовых состояний не подготовлены четкие законода-

тельные дефиниции. Вследствие этого их содержание выглядит «размытым», что мешает правильно понять смысл нормы в целом. Например, без специального комментария сложно определить, какое именно состояние здоровья Президента РФ следует оценивать как стойкую неспособность осуществлять принадлежащие ему полномочия и рассматривать в качестве повода для досрочного прекращения исполнения им полномочий (статья 92 Конституции РФ). В этой же норме субъекты правотворчества не ответили на вопрос, к физиологическим или психологическим началам нужно при этом обращаться. Проблемы такого рода характерны для отечественного законодательства. Они приводят к возникновению существенныхзат-руднений в области правоприменительной деятельности. Неясностьсмысла, заложенного в правовое состояние, неточность его формулировки, несвоевременность подготовки актов официального толкования юридических предписаний, на фоне относительно невысокого уровня правового сознания и правовой культуры ряда субъектов права, порой ставят под вопрос саму возможность реализации правовой нормы.

Попутно отметим, что отсутствие дефиниции того или иного правового состояния, впервые отраженного в законе, не мешает его дальнейшему распространению в правовой сфере. Очевидно, что такое развитие событий не способствует единообразному пониманию смысла этого состояния. Так, для описания характеристики машин, станков, приспособлений ит. п., которые могут допускаться кэксплуатации, законодатель использует категорию «исправное состояние». Она встречается в текстах многочисленных законов и подзаконных актов. Например, арендатор обязан поддерживать имущество в исправном состоянии3; органы местного самоуправления контролируют обеспечение сохранности и поддержания в исправном состоянии абонентских почтовых шкафов и почтовых абонентских ящиков4; руководители организации обязаны содержать в исправном состоянии системы и средства противопожарной защиты5; оператор связи обязан содержать в исправном состоянии абонентскую линию6. Между тем, родовое понятие «исправное состояние» не попало в поле зрения законодателя. Единых унифицированных критериев, определяющих его характеристику, которые могли бы быть положены в основу оценки тех или иных отдельных видов исправного состояния, не существует.

Таким образом, можно констатировать, что субъекты правотворчества пока не только не сформулировали специальных правил закрепления и выражения содержания состояний в правовой сфере, но и не всегда строили свою деятельность в соответствии с существующими требованиями юридической техники. Круг содержащих эти требования нормативно-правовых актов формировался спонтанно. Количество законодательных дефиниций большинства видов правового состояния и необходимых комментариев в актах официального толко-

вания не соответствуют потребностям юридической практики. В подобных условиях проблематично обеспечить единообразную трактовку правовых состояний и эффективную и своевременную реализацию содержащих их правовых предписаний.

В рамках настоящего исследования имеет смысл обратиться к вопросу о том, в каких видах правовых предписаний содержатся правовые состояния. Здесь появляется возможность проследить в действиях субъектов правотворчества некую логику. Постараемся рассмотреть некоторые особенности закрепления правовых состояний в российском праве.

Правовые состояния фиксируются в юридических нормах. При этом анализ действующего законодательства показывает, что они могут отражаться в различных видах правовых предписаний. Каких-либо специальных правил на этот счет не существует. Правовые состояния нередко обнаруживаются в исходных юридических нормах. Так, в нормах-дефинициях с их помощью формулируются определения правовых понятий и категорий. Например, в статье 30 Водного кодекса РФ государственный мониторинг водных объектов определяется как система «наблюдений, оценки и прогноза изменений состояния водных объектов, находящихся в федеральной собственности, собственности субъектов Российской Федерации, собственности муниципальныхобразований, собственности физических лиц, юридических лиц».

Правовые состояния могут фиксироваться и в нормах — правилах поведения. Одно из них мы встречаем, например, в регулятивной норме, содержащейся в статье 272 Гражданского кодекса РФ, определяющей, что «собственник земельного участка вправе требовать по суду, чтобы собственник недвижимости после прекращения права пользования участком освободил его от недвижимости и привел участок в первоначальное состояние». Правовые состояния находят отражение и в охранительных нормах. Так, статья 125Уголовного кодекса РФ предусматривает уголовную ответственность за «заведомое оставление без помощи лица, находящегося в опасном для жизни или здоровья состоянии и лишенного возможности принять меры к самосохранению по малолетству, старости, болезни или вследствие своей беспомощности, в случаях, если виновный имел возможность оказать помощь этому лицу и был обязан иметь о нем заботу либо сам поставил его в опасное для жизни или здоровья состояние».

Отдельно следует отметить, что на сегодняшний день законодатель не выработал каких-либо позиций и по вопросу об элементе структуры юридической нормы, в котором должны быть отражены правовые состояния. Обращение к нормативно-правовым актам подтверждает данный тезис. Правовое состояние может фиксироваться в любом из элементов юридической нормы. Так, в части 1 статьи 11.9 Кодекса РФ об административных правонарушениях, устанавливающей, что «управление судном (в том числе маломерным) су-

доводителем или иным лицом, находящимися в состоянии опьянения, а равно передача управления судном лицу, находящемуся в состоянии опьянения, — влечет наложение административного штрафа в размере от одной тысячи пятисот до двух тысяч рублей или лишение права управления судном на срок от одного года до двух лет», оно встречается в гипотезе. В части 2 статьи 39 Водного кодекса РФ, определяющей, что «собственники водных объектов, водопользователи при использовании водных объектов обязаны... содержать в исправном состоянии эксплуатируемые ими очистные сооружения и расположенные на водных объектах гидротехнические и иные сооружения», правовое состояние закреплено в диспозиции нормы. В ряде случаев оно может быть отражено в санкции, как, например, в статье 12.32 Кодекса РФ об административных правонарушениях, гласящей, что «допуск к управлению транспортным средством водителя, находящегося в состоянии опьянения либо не имеющего права управления транспортным средством, — влечет наложение административного штрафа на должностных лиц, ответственных за техническое состояние и эксплуатацию транспортных средств, в размере от пятисот до одной тысячи рублей».

Многообразие вариантовзакрепления рассматриваемого феномена в юридических нормах характерно для современного российского права. Все это свидетельствует об отсутствии либо крайне низком уровне развития специальных техникоюридических правил оформления и закрепления правовых состояний. Складывается впечатление, что законодатель в большинстве случаев не видит связи между различными их видами, которые принимает за отдельные самостоятельные явления. Отсутствие единой концепции закрепления правового состояния привело к возникновению ряда дискуссий как научного, так и практического характера. В частности, поднимается вопрос о том, насколько необходимо и обоснованно создание самихспециальныхтехнико-юридических правил. Правовые состояния крайне разнообразны по своей природе, и весьма сложно подготовить под их массив некие общие универсальные рекомендации по закреплению в законодательстве. В связи с этим логично предположить, что наиболее перспективными являются два следующих варианта решения проблемы: либо нам придется полностью отказаться от идеи создания специальныхтех-нико-юридических правил оформления и закрепления правовых состояний, либо следует готовить указанные правила исключительно подотдельные их группы.

Изложенные идеи, несомненно, заслуживают внимания. Вместе с тем, мы считаем, что разработка системы общих технико-юридических правил оформления и закрепления правовых состояний необходима. В настоящий момент достаточно сложно представить полностью всю их систему. Однако вполне очевидно, что они позволят увидеть всем субъектам права правовые состояния в

качестве родового явления и смогут повысить эффективность реализации содержащих их предписаний. Представляется, что решение данной задачи станет возможным в обозримом будущем. В настоящий же момент необходимо установить, какие нюансы, связанные с регламентацией правовых состояний, можно учесть на основе использования общих правил юридической техники, а какие требуют разработки специальных приемов и способов.

Пока же приходится признать, что в современных условиях все вопросы, связанные с закреплением правовых состояний, на практике целиком отданы на откуп субъектам правотворчества. Они, в свою очередь, достаточно вольно обращаются с указанным феноменом. Особенности их закрепления, трактовка содержания связаны во многом с сиюминутными потребностями юридической практики. Ситуация усугубляется тем, что в современной юриспруденции сущность правового состояния и его роль в механизме правового регулирования по-разному трактуется учеными-пра-воведами. Отсутствует единое мнение по этому вопросу и среди субъектов правотворчества. Достаточно часто данный феномен пытаются представить в качестве особой разновидности юридического факта. С таким подходом соглашается В.Б. Исаков, отмечавший, что «юридическими (правовыми) состояниями называют сложные юридические факты, характеризующиеся относительной стабильностью и длительным периодом существования, в течение которого они могут неоднократно (в сочетании с другими фактами) вызывать наступление правовых последствий»7. Указанные авторы видят в правовых состояниях исключительно юридический факт. На его основе возможно возникновение, изменение или прекращение правовых отношений. Для обозначения правовых состояний предлагается использовать термин «факт-состояние». Нередко указанный подход находит отражение в нормативно-правовых актах. Так, в части 1 статьи 177 Гражданского кодекса РФ определяется, что «сделка, совершенная гражданином, хотя и дееспособным, но находившимся в момент ее совершения в таком состоянии, когда он не был способен понимать значение своих действий или руководить ими, может быть признана судом недействительной по искуэтого гражданина либо иных лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены в результате ее совершения». Данный пример показывает, что изложенное представление о роли правового состояния порой во многом разделяется законодателем, закрепляющим его в качестве юридического факта.

В ряде случаев правовые состояния отождествляют с юридическими условиями. Под ними понимаются «обстоятельства, имеющие юридическое значение для наступления правовых последствий, но связанные с ними не прямо, а через одно или несколько промежуточных звеньев»8. Эти юридически значимые состояния, не являясь

элементами конкретных фактических составов, выступают юридическими условиями для крупных массивов правовыхсвязей. Так, например, состояние здоровья выступает в качестве юридического условия при приеме лица на службу в органы внутренних дел9.

Нередко правовое состояние отождествляется законодателем с особым длящимся правовым отношением. С этой точки зрения он рассматривает, например, членство в садоводческом, огородническом или дачном некоммерческом объе-динении10.

Известны случаи, когда установление, поддержание, контролирование отдельных правовых состояний законодатель определяет в качестве основной задачи деятельности субъектов. Например, одной из важнейших целей судовладельца выступает поддержание судов в техническом состоянии, которое должно соответствовать требованиям безопасности судоходства статьи 34 Кодекса внутреннего водного транспорта РФ.

Многообразие рассмотренных подходов в очередной раз подтверждает тот факт, что законодатель обращает внимание лишь на отдельные виды правового состояния и решает текущие частные вопросы. В то же время фундаментальные проблемы ускользают из поля его зрения. Так, до сих пор субъекты правотворчества не желают видеть в правовом состоянии родовое явление, что мешает выработать четкий единый подход к сущности и роли данного феномена в правовом регулировании и выработать оптимальную систему правил и приемов его закрепления в действующем законодательстве.

Правовые состояния широко распространены в действующем российском законодательстве. Они активно используются субъектами правотворчества в ходе подготовки юридических норм. Закрепление правовых состояний в юридической сфере на современном этапе характеризуется рядом особенностей. Именно они представляют интерес для уче-ных-правоведов. Проведенное исследование позволило прийти к следующим выводам.

Во-первых, в действующем законодательстве находят отражение отдельные виды правовых состояний, в то время как родовое понятие остается «в тени».

Во-вторых, правовое состояние пока еще не рассматривается законодателем в качестве отдельного самостоятельного явления. При таком подходе характеристика его роли и назначения в сфере упорядочения общественных отношений выглядит «размытой».

В-третьих, в настоящий момент не существует специальных четко сформулированных правил, регламентирующих порядок и специфику отражения правовых состояний в законодательстве. При-чинтакогоположенияможетбытьнесколько. В частности, законодатель может считать, что такого рода правила невозможно создать, ибо правовые состояния слишком разнообразны по своей природе. Однако не ясно, что же мешает создать реко-

мендациидля их отдельных групп. Возможно, законодатель считает, что вполне достаточно существующих общих правил юридической техники. Вместе с тем, очевидно, что они не могут обеспечить реализацию всех потребностей, связанных с закреплением правовых состояний.

Работа по созданию правил технико-юридического оформления и закрепления правовых состояний в действующем законодательстве находится на первоначальной стадии. Для ее выполнения субъектам правотворчества иученым-правоведам придется приложить немало труда. На сегодняшний день нам удалось рассмотреть лишь современное положение вещей в обозначенной сфере и определить основные направления приложения усилий. Хочется надеяться, что обращение к проблеме технико-юридического оформления и закрепления правовых состояний найдет живой отклик в научной среде и в конечном итоге внесет свою лепту вдело дальнейшего совершенствования законодательства.

Примечания

1. Парфёнов А.В. Правовое состояние: Монография. — М., 2007. — С. 37.

2. Тихомиров Ю.А. Законодательная техника как фактор эффективности законодательной и правоприме-

нительной деятельности. Проблемы юридической техники: Сборник статей / Под ред. В.М. Баранова. — Н. Новгород, 2000. — С. 41.

3. См.: ГК РФ. — Часть I. — Ст. 616. — Ч. 2.

4. См.: Федеральный закон от 17 июля 1999 г. № 176-ФЗ «О почтовой связи» (с изм. и доп.) // Российская газета. — 1999. — 17 июля.

5. См.: Федеральный закон от 21 декабря 1994 г. № 69-ФЗ «О пожарной безопасности» (с изм. и доп.) // СЗ РФ. — 1994. — № 35. — Ст. 3649.

6. См.: Постановление Правительства РФ от 23 января 2006 г. № 32 «Об утверждении правил оказания услуг связи по передаче данных» // СЗ РФ. — 2006. — № 5. — Ст. 553.

7. Исаков В.Б. Юридические факты в советском праве. — М., 1984. — С. 34.

8. Бодерскова Г.С. Юридические факты в процессе развития трудового правоотношения: Автореф. дис... канд. юрид. наук. — М., 1989. — С. 12.

9. См.: Закон РФ от 18 апреля 1991 г. № 1026-1 «О милиции» (с изм. и доп.) // Ведомости съезда народных депутатов РСФСР и Верховного Совета РСФСР. — 1991. — № 16. — Ст. 503.

10. См.: Федеральный закон от 15 апреля 1998 г. № 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан» (с изм. и доп.) // Российская газета. — 1998. — 23 апреля.

А.Н. Краснов

Краснов Алексей Николаевич — соискатель Нижегородской академии МВД России, консультант Аппарата Комитета по экологии и природопользованию Законодательного Собрания Нижегородской области

К вопросу о путях преодоления дефектов юридической техники экологического законодательства

Эффективность правового регулирования экологических правоотношений существенно снижается вследствие наличия в экологическом законодательстве дефектов и изъянов. Прежде всего, это выражается в дезориентации граждан, нарушении принципа законности, нередко приводит к возникновению трудноразрешимых конфликтов. В связи с этим весьма актуальным становится исследование причин противоречий данной группы и способов их выявления, устранения и преодоления.

Преодоление дефектов юридической техники экологического законодательства возможно только при учете комплексности решаемой проблемы.

«Конкретное исследование, — полагал В.П. Ка-зимирчук, — охватывает изучение не только собственно правовых отношений в широком значе-

нии этого слова, но и всех других неправовых факторов, оказывающих влияние на право, а именно: экономических, исторических, социально-психологических, этнографических, языковых и дру-гих»1. Это значит, что необходимо устранять не только пробелы и изъяны формально-юридического характера (объективный срез), но и недостатки субъективного, социального, политического, экономического и иного плана.

Следует заметить, что в юридической литературе имеет место точка зрения, в соответствии с которой наличие в праве коллизий, дефектов может выполнять и ряд позитивных функций в механизме правового регулирования. Так, по мнению Ю.А. Тихомирова, было быупрощением оценивать их только как сугубо негативные явления, ибо «коллизии нередко несут в себе положительный за-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.