Научная статья на тему 'К столетию со дня рождения академика Николая Николаевича Блохина'

К столетию со дня рождения академика Николая Николаевича Блохина Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

364
215
Поделиться
Ключевые слова
НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ БЛОХИН

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Сельчук Владимир Юрьевич

В статье представлена биография основателя ФГБУ «РОНЦ им. Н. Н. Блохина» РАМН академика Николая Николаевича Блохина.

TO THE 100th BIRTHDAY OF ACADEMICIAN NIKOLAY NIKOLAYEVICH BLOKHIN

The paper describes biography of the founder of the N. N. Blokhin Cancer Research Center, Academician Nikolay Nikolayevich Blokhin.

Текст научной работы на тему «К столетию со дня рождения академика Николая Николаевича Блохина»

Владимир Юрьевич Сельчук1

К СТОЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ АКАДЕМИКА НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧА БЛОХИНА

1 Профессор, д. м. н., заведующий, кафедра онкологии факультета последипломного образования ГБОУ ВПО Московский государственный медико-стоматологический университет им. А. И. Евдокимова Минздравсоцразвития России (127473, РФ, г. Москва, ул. Делегатская, д. 20/1)

Адрес для переписки: 127473, РФ, г. Москва, ул. Делегатская, д. 20/1, ГБОУ ВПО Московский государственный медико-стоматологический университет им. А. И. Евдокимова, кафедра онкологии факультета последипломного образования, Сельчук Владимир Юрьевич, e-mail: selvu@mail.ru

В статье представлена биография основателя ФГБУ «РОНЦ им. Н. Н. Блохина» РАМН академика

Николая Николаевича Блохина.

Ключевые слова: Николай Николаевич Блохин.

В мае 2012 г. исполнилось 100 лет со дня рождения выдающегося ученого, хирурга и онколога Советского Союза, организатора науки, советского и международного общественного деятеля, основателя и первого руководителя Российского онкологического научного центра Российской академии медицинских наук, Президента Академии медицинских наук СССР, действительного члена Академии наук и действительного члена Академии медицинских наук, Героя Социалистического труда, профессора Блохина Николая Николаевича. С именем этого врача и ученого наряду с развитием общей и пластической хирургии, травматологии, ортопедии и протезирования, совершенствования хирургии злокачественных опухолей и лучевой терапии неразрывно связаны становление и развитие в Советском Союзе нового метода лечения злокачественных опухолей — противоопухолевой химиотерапии.

Н. Н. Блохин родился 4 мая 1912 г. в г. Лукоянове Нижегородской области в семье врача. Отец Н. Н. Блохина — Николай Иванович — после окончания медицинского факультета Московского университета был направлен на работу в г. Лукоянов Нижегородской области земским врачом. В 1914 г., через 2 года после рождения Николая Николаевича, семья переезжает в Нижний Новгород, где отец продолжает работать врачом.

В семилетнем возрасте Коля Блохин поступает в школу, которую оканчивает в 1929 г. В то время каждая советская школа имела свой профессиональный уклон. С окончанием школы каждый выпускник получал наряду со средним общим начальное профессиональное образование. Школа, которую окончил Николай Николаевич Блохин, носила имя писателя Владимира Галактионовича

© Сельчук В. Ю., 2012 УДК 616-006(092)Блохин

Академик Николай Николаевич Блохин (1912—1993)

Короленко и давала дополнительное начальное «гостор-говое» образование. При этом ученики изучали счетоводство, товароведение, общий курс торговли, организацию и практику заготовительной торговли. Однако это направление деятельности Николая Блохина совершенно не интересовало. Он к окончанию школы твердо решил заняться медициной. «Стоило только заговорить о выборе профессии, а это случилось перед самым окончанием школы, — вспоминал Николай Николаевич, — как отец принялся отговаривать идти в медицину, рассказывая о больших трудностях, которые ждут на этом пути, о том, что появилось много новых интересных профессий, что стала развиваться техника. И вот объявляю дома, что подаю документы на медицинский факультет и жду укоров. А отец радуется, да так, наверное, как никто другой, потому что сам очень любил свое дело. И пугал-то меня разными тяготами, надеясь, что я его ослушаюсь». В 1929 г. поступил на медицинский факультет Нижегородского университета. Время поступления Николая Николаевича в вуз ознаменовалось началом индустриализации страны, на фоне которой проходила коренная реформа высшего и среднего образования, результатом стало расширение сети высших учебных заведений нового типа с выраженной специализацией. Требование того времени было одно — массовость и срочность подготовки. Факультеты крупных вузов становились самостоятельными институтами. Нижегородский университет был реорганизован. Из него выделился медицинский институт с тремя отделениями — хирургическим, терапевтическим и отделением охраны материнства, младенчества и детства. Поступал Николай Николаевич на медицинский факультет Нижегородского университета, а продолжалась учеба и завершилась в июне 1934 г. на хирургическом отделении уже в Горьковском медицинском институте.

За время учебы уже на первом курсе на него обратили внимание как студенты, так и преподаватели. Студенты — потому, что учился лучше всех. Преподаватели — видя его интерес к изучаемым предметам, увлеченность, широту и глубину знаний. Профессор М. В. Колокольцев так вспоминает об этом периоде жизни Николая Николаевича Блохина: «Я с Николаем учился все пять лет вместе в одной группе. Он учился легко, никогда не занимался зубрежкой. Даже такой предмет, как анатомия, который всегда является камнем преткновения для студентов-медиков, давался ему шутя. Часто наша группа занималась дома у Блохиных. Все внимательно слушали. Один Николай как будто дремал. Но при проверке выяснилось, что он-то и помнит все от слова до слова. Его феноменальная память служила ему верно, без ошибок. Мы всегда поражались его памяти и шутки ради проводили такой эксперимент: диктовали ему сто имен существительных по порядковым номерам, а затем спрашивали в разбивку по номерам, какое существительное соответствует этому номеру, или наоборот, какому существительному соответствует номер. Ошибок никогда не было. И, что самое удивительное, эту головоломку он помнил несколько дней... Наша студенческая группа окончила институт с хирургическим уклоном, и всю нашу жизнь мы посвятили хирургии».

Со второго курса, когда начали изучаться клинические дисциплины, Николай Блохин любил оставать-

ся на дежурство с кем-либо из опытных хирургов. Допущенный на третьем курсе к самостоятельным операциям, он предпочитал дежурить в отделении неотложной хирургии. Опытные медики контролировали его деятельность, но сначала предоставляли возможность действовать самостоятельно. После осмотра больного приходил ответственный дежурный, которому докладывали все о поступившем больном, диагноз и тактику лечения. Наибольшей похвалой для Николая Блохина было согласие опытного врача со студентом-третьекурсником по диагнозу и лечению поступившего больного.

После окончания института, а по всем экзаменационным предметам были только отличные оценки, Николай Николаевич Блохин поступает в аспирантуру госпитальной хирургической кафедры Горьковского медицинского института, руководимой профессором Владимиром Ивановичем Иостом, учеником Сергея Ивановича Спасокукоцкого. За время обучения в аспирантуре с 1934 г. по март 1937 г. для организации хирургической помощи и оказания помощи практическому здравоохранению Николай Николаевич Блохин командируется в Дивеевский район Горьковской области сроком на 6 месяцев — с сентября 1935 г. по март 1936 г. Здание Дивеевской районной больницы находилось в с. Осиновка, в нескольких километрах от Дивеево, а амбулатория — в районном поселке Дивеево. За шестимесячный срок Н. Н. Блохиным было выполнено 247 операций, начиная от хирургического лечения рака желудка и до трепанации черепа. Там им было выполнено три сложнейших по тем временам резекции желудка. Такой размах и количество выполненных операций явились небывалым достижением в сельской медицине. По окончании работы аспиранта Н. Н. Блохина Дивеевский районный исполнительный комитет принял специальное постановление. Отмечая его большие заслуги по организации хирургической деятельности в районе, подготовке кадров, оказании повседневной практической помощи медперсоналу района, районный Исполком постановил: «...за большую работу, проделанную в районе в области хирургии, аспиранту хирургической клиники Горьковского мединститута тов. Блохину Николаю Николаевичу объявить благодарность и премировать его патефоном и часами».

После врачебной практики в Дивееве Николай Николаевич возвратился в Горьковский медицинский институт, в госпитальную хирургическую клинику, директором которой был В. И. Иост, и оперировал настолько успешно, что уже тогда о нем впервые заговорили в прессе. Горьковские областные и городские газеты неоднократно освещали успешные операции аспиранта Н. Н. Блохина. Одновременно с хирургической деятельностью на Николая Николаевича Блохина в 1936 г. были возложены обязанности секретаря Горьковского хирургического общества, которые он исполнял до 1947 г. После окончания аспирантуры в сентябре 1937 г. он был зачислен на должность ассистента кафедры топографической анатомии и оперативной хирургии Горьковского медицинского института, которую занимал по февраль 1938 г. Одновременно с должностью ассистента он был назначен ученым секретарем Горьковского медицинского института и исполнял эти обязанности с сентя-

бря 1937 г. по июнь 1941 г. С февраля 1938 г. по апрель 1948 г. — ассистент госпитальной хирургической клиники.

20 декабря 1938 г. ассистент Н. Н. Блохин защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата медицинских наук на тему: «О жизнеспособности паразитов малярии в консервированной крови (в связи с вопросом о возможности заражения малярией при переливании крови)».

Это стало большим событием в жизни как самого соискателя, так и его семьи. Особенно горд был отец, Николай Иванович, уверенный в блестящей карьере своего сына. Возможно, Николай Иванович и не представлял до конца, как велики способности его сына и чего он сможет достичь в будущем. К сожалению, он не смог быть свидетелем дальнейших успехов и роста сына, так как в 1939 г. в возрасте 53 лет Николай Иванович скоропостижно умер.

В день объявления Великой Отечественной войны Николай Николаевич Блохин с вещами направляется в военкомат с просьбой отправить на фронт. В связи с быстрым продвижением немецких войск в глубь страны и большими потерями в живой силе, которые несла Красная Армия, срочно организовывались прифронтовые госпиталя для оказания квалифицированной медицинской помощи, так как на фронтовых линиях раненым оказывалась только первичная медицинская помощь. В Горьком был развернут фронтовой эвакогоспиталь № 2816, в который и был направлен на службу Н. Н. Блохин. С августа 1941 г. по май 1943 г. Н. Н. Блохин стал работать ведущим хирургом эвакогоспиталя № 2816. «Работу в госпитале, — как вспоминал Н. Н. Блохин, — пришлось начать с обучения персонала. Первые раненые пошли из-под Москвы: обгоревшие танкисты, вытащенные из-под обломков переломанные летчики, изуродованные взрывами пехотинцы. Но меня всегда интересовали сложные реконструктивные операции. И я стал пытаться оперировать поступающих к нам бойцов, сразу делая пластические операции, а не отправляя их для этого в глубокий тыл, как было положено по инструкции. Здесь рождались новые способы, методы врачевания, без длительных согласований, апробаций внедрялись новейшие средства, инструменты, лекарства».

Раненых привозили из медсанбатов, в основном это были тяжелые ранения, требующие выполнения сложных и нестандартных операций. Рабочий день растягивался иногда на сутки. Кроме того, приходилось выезжать в Сормово, где имелись раненые после бомбардировок: Горький с его крупными промышленными предприятиями жестоко бомбили. Первые военные месяцы медицинские учреждения города работали круглосуточно, были сформированы выездные бригады медиков. Операционные были переполнены.

«Приходилось делать до 12 срочных операций в сутки, — вспоминал Н. Н. Блохин, — сделаешь 6 операций, съешь тарелку пшенной каши, выпьешь стакан спирта — и опять к операционному столу, еще 6 операций.»

3 марта 1942 г. Указом Президиума Верховного Совета СССР военврач 3-го ранга Блохин Николай Николаевич был награжден орденом Красной Звезды, которым больше всего гордился всю свою жизнь.

Шел 1943 год. Позади остались оборона Сталинграда и битва за Кавказ. К лету 1943 г. перед началом операции «Цитадель» на Курско-Орловской дуге немецким командованием было принято решение нанести массированные ночные авиационные удары по ключевым объектам военной промышленности СССР, в том числе по Горькому. В первый налет на Горький 4 июня 1943 г. участвовали 168 бомбардировщиков. С 5 по 22 июня было еще шесть ночных налетов, в которых суммарно участвовало до полутысячи бомбардировщиков. Горьковский автозавод был разрушен полностью. Отсвет пожарищ, полыхавших по всему городу, был виден за десятки километров. Сельские жители понимали, что в городе творится нечто ужасное.

Эвакогоспиталь работал непрерывно. После окончания войны было подсчитано, что хирург Блохин выполнил около 4000 операций, из которых половина — реконструктивные.

После того как эвакогоспиталь Горьковской области посетил заместитель главного хирурга Красной Армии профессор Семен Семенович Гирголав и увидел успехи в реконструктивной хирургии, высшее медицинское руководство армии решило придать одному из госпиталей Горького восстановительно-реконструктивную специализацию.

Таким стал эвакогоспиталь № 2798, куда в июне 1943 г. на должность ведущего хирурга был переведен Н. Н. Блохин, которую он занимал до августа 1946 г. С июля по декабрь 1944 г. Н. Н. Блохин находился в командировке в США и Канаде, где вместе с известным травматологом-ортопедом Н. Н. Приоровым и другими специалистами из Советского Союза изучал вопросы протезирования и лечения раненых. В то время в Советском Союзе еще не умели делать современные протезы конечностей. Николай Николаевич отмечал, что каждое крупное лечебное учреждение США обязательно имело предприятие по изготовлению нестандартного медицинского инструментария, протезов, медицинских приборов и посуды, в которых нуждался конкретный госпиталь. Полученный в США опыт помог Н. Н. Блохину наладить изготовление усовершенствованных протезов в Горьком. Во время пребывания в командировке он был избран почетным членом Ассоциации военных хирургов США.

После окончания войны эвакогоспиталь № 2798 был расформирован, а Николай Николаевич был переведен во вновь организованный Горьковский научно-исследовательский институт восстановительной хирургии, травматологии и ортопедии на должность заведующего клиникой, которую занимал по 6 мая 1947 г.

27 сентября 1946 г. в Горьковском медицинском институте состоялась защита докторской диссертации Н. Н. Блохина на тему: «Кожная пластика в хирургии военных повреждений», в основу которой были положены клинические материалы более 1500 кожно-пластических операций, выполненных диссертантом во время войны. Все 33 члена ученого совета были «за». 17 мая 1947 г. ВАК СССР утвердил решение Горьковского ученого совета о присуждении кандидату медицинских наук Н. Н. Блохину степени доктора медицинских наук.

По итогам научной и практической деятельности в военный период и первые годы после войны общепри-

знанным стал факт создания новой школы горьковских пластических хирургов, травматологов и ортопедов, родоначальником которой явился Н. Н. Блохин.

В октябре 1946 г. Н. Н. Блохин подает документы на замещение вакантной должности заведующего кафедрой факультетской хирургии Томского медицинского института, так как работа в Горьковском институте пластической хирургии, травматологии и ортопедии, где он с августа 1946 г. занимал пост заведующего клиникой, не давала возможности для дальнейшего профессионального роста. Вакантных мест для спокойного занятия хирургической и научной деятельностью в Горьком не оказалось. И, естественно, Н. Н. Блохин легко избирается и проходит по конкурсу на должность заведующего кафедрой хирургии Томского медицинского института. Однако все врачебное и научное сообщество города Горького и области воспротивилось такому повороту событий. Подключились партийные органы, решение которых было определяющим. Партийное бюро института решило: с партийного учета тов. Н. Н. Блохина не снимать, выезд из Горького не разрешать, просить Свердловский РК ВКП(б) г. Горького предоставить возможность для самостоятельной творческой работы тов. Блохину в областном центре. Министерство высшего образования СССР поддержало решение Горьковского обкома партии и не разрешило переезд Н. Н. Блохина в Томск. Однако этим же письмом Министерство не поддержало предложения обкома партии создать в мединституте новую кафедру для заведования Н. Н. Блохиным. Поэтому сначала заведующий клиникой Н. Н. Блохин назначается заместителем директора по научной части Горьковского института травматологии и ортопедии. И, наконец, в Правительстве Российской Федерации принимается решение о назначении с 01 марта 1948 г. заместителя директора по научной части доктора медицинских наук тов. Блохина Н. Н. директором Горьковского городского института восстановительной хирургии и ортопедии. Эту должность Н. Н. Блохина занимал до 15 августа 1951 г. Несмотря на значительные трудности послевоенных лет, новому директору института удалось добиться необходимого оснащения, подобрать кадры и хорошо наладить научную и практическую работу. Пост директора института травматологии и ортопедии он совмещал с должностью профессора кафедры госпитальной хирургии Горьковского медицинского института (с 15 апреля 1948 г. по 19 июня 1950 г.). 25 декабря 1948 г. утвержден ВАК СССР в звании профессора. В этот период началась и общественная деятельность Н. Н. Блохина. Он был избран членом Горьковского горкома ВКП(б) и депутатом Горьковского горсовета в 1947 и 1950 гг., а в августе 1951 г. был избран депутатом Верховного Совета СССР третьего созыва.

С 15 августа 1951 г. по 15 марта 1952 г. Н. Н. Блохин — директор (ректор) Горьковского медицинского института. В 1952 г. в Горький приехала комиссия Минздрава СССР, в состав которой входили ряд академиков. Комиссия подробно ознакомилась с работой научноисследовательских и учебных институтов, в том числе Горьковского медицинского института, ректором которого был Н. Н. Блохин. После отъезда комиссии Николай Николаевич был вызван в Москву, в сектор здравоохранения ЦК ВКП(б). Ему была предложена должность

заместителя министра здравоохранения РСФСР, от которой он отказался. Николай Николаевич всегда говорил, что административные должности в своей жизни, по мере возможности, он старался избегать, так как это не соответствовало его главной линии в жизни — быть всегда в первую очередь врачом. Однако в Москве было принято твердое решение о переводе молодого, энергичного и перспективного специалиста в столицу. Николай Николаевич понимал, что остаться в Горьком ему не удастся. И он пошел за советом к министру здравоохранения СССР Ефиму Ивановичу Смирнову, который знал Блохина по совместным командировкам, а заместителем министра был И. Г. Кочергин, товарищ Блохина, который с августа 1937 г. по ноябрь 1940 г. был ректором Горьковского государственного медицинского института. Смирнов информировал Н. Н. Блохина, что в системе Академии медицинских наук СССР, в Москве, планируется создание нового онкологического института на базе лаборатории биотерапии рака АМН СССР, и, позвонив президенту Академии Н. Н. Аничкову, направил Блохина к нему. Состоялась доверительная беседа. Н. Н. Аничков объяснил, что ведущие онкологи страны А. И. Савицкий и А. И. Серебров отказались от руководства новым институтом экспериментальной патологии и терапии рака. Временно исполняющим директором нового института был назначен член-корреспондент АМН СССР М. М. Маевский, руководитель лаборатории биотерапии рака АМН СССР. Н. Н. Блохин дал свое согласие быть директором Института экспериментальной патологии и терапии рака АМН СССР. Но оставалась одна проблема — партийные органы. Горьковский обком считал, что Блохин не должен изменять родному городу, а если уезжать, то только на должность замминистра. На работу в академическом институте обком свое согласие без указаний ЦК давать не собирался. И вот во время заседания обкома партии состоялся прямой телефонный разговор с Москвой. Секретарь ЦК Г. М. Маленков сказал: «Не задерживайте его». Так решилась судьба Блохина. Весной 1952 г. он переезжает в Москву и становится директором Института экспериментальной патологии и терапии рака АМН СССР. Институт был секретным и маленьким как по кадровому составу, так и по числу коек и занимал небольшое помещение на территории Московского областного научно-исследовательского клинического института им. М. Ф. Владимирского.

На этом посту директора в полном объеме раскрылся многогранный талант Н. Н. Блохина — хирурга, ученого, педагога, организатора науки, общественного и государственного деятеля.

Важно отметить, что после Великой Отечественной войны в СССР организовывалось много научно-исследовательских институтов. Обороты набирала государственная система организации онкологической медицинской службы, родоначальником которой был академик АМН профессор А. И. Савицкий. Эта система предусматривала четкую структуру и этапность в оказании помощи онкологическим больным, организацию системы диспансерного наблюдения за онкологическими больными после радикального и паллиативного лечения и за больными, находящимся на консервативном (лекарственном и лучевом) противоопухолевом лечении. Система пред-

писывала организацию профилактических осмотров населения с целью выявления злокачественных опухолей на ранних стадиях заболевания. Создание в системе учреждений Академии медицинских наук еще одного онкологического института — Института экспериментальной патологии и терапии рака АМН СССР — было направлено в первую очередь на развитие научных исследований в области онкологии. Одной из задач, стоявших перед институтом, была проверка предлагаемых методов диагностики и лечения рака. Молодому директору пришлось столкнуться с самым главным вопросом — кадровым. В 50-е годы XX века онкология не была самостоятельной медицинской дисциплиной. В лечении в основном использовались только хирургические методы, значительно реже — лучевая терапия. Фундаментальными исследованиями, экспериментальной онкологией практически никто не занимался. Пожалуй, только Ленинградский онкологический институт, руководимый профессором Н. Н. Петровым, проводил работы по экспериментальной онкологии. В Киеве существовал Институт экспериментальной и клинической онкологии АН Украины, возглавляемый профессором Ростиславом Евгеньевичем Кавецким, где также проводились исследования по экспериментальной онкологии. Было очевидно, что проблема онкологических заболеваний в Советском Союзе требует серьезных разработок, так как эти заболевания становились все более распространенными и имели крайне неблагоприятный прогноз для жизни.

Сложности в кадровой работе начались еще до приезда Николая Николаевича на работу в институт. По указанию высоких инстанций, без ведома Н. Н. Блохина, были назначены руководители некоторых вновь создаваемых лабораторий. По воспоминаниям Николая Николаевича: «...мое положение как директора на первых порах было ужасным. Очень скоро стало понятным, что во главе некоторых лабораторий были назначены лжеученые, которые имели поддержку "сверху". От них надо было избавиться, что в те времена было необычайно трудно, или самому уйти из института». Одним из таких «заведующих» был некто Глезер, который сумел для себя получить особые условия работы. Ему удалось настолько заморочить голову партийным чиновникам, что о его деятельности узнал даже И. В. Сталин. Работа Глезера была строго засекречена, лаборатория имела специальную охрану, а сам Глезер — персональный оклад, который значительно превосходил оклады профессоров. На каждом этаже института стоял охранник, даже директор мог попасть в лабораторию только по пропуску. Интуитивно Николай Николаевич предполагал, что вся работа Глезера — это чистой воды авантюра. Началась тяжелая и жесткая борьба. Глезер понял, что Блохин не тот человек, которого легко обмануть в науке, и добился запрета посещения лаборатории директором института. Однако даже высокие покровители Глезера не помогли ему. Подробно ознакомившись с исследованиями его лаборатории, директор сформировал комиссию из сотрудников института, которая установила негласное круглосуточное наблюдение за виварием. Подозрение подтвердилось: оказалось, что ночью больных кроликов подменяли здоровыми животными. А молодой научный сотрудник А. С. Шубин, которого директор ввел в состав лаборатории Глезера, вла-

дел техникой электронной микроскопии и помог вскрыть манипуляции с результатами исследований, использование подложных фотографий. О явном подлоге составили протокол, доложили в соответствующие инстанции, директор закрыл сверхсекретную лабораторию, а Глезера уволил. Тот не смирился, стал жаловаться в Академию медицинских наук СССР, в прессе появились статьи о его новаторских методах лечения рака и травле со стороны директора. Но тут Блохину помог случай: одну из статей в прессе прочла бывшая жена Глезера, которая прекрасно знала, что у него нет даже высшего образования. В результате вскрылся еще один подлог «новатора» — диплом о высшем образовании он купил в Уфе.

Конечно, тем, кому пришлось попрощаться с институтом, новый директор с его требованиями не понравился. По-видимому, кто-то из недовольных сотрудников отомстил: написал письмо в «компетентные органы». В письме утверждалось, что Блохин является американским шпионом, завербованным в 1944 г. во время его командировки в США. Этот донос мог иметь самые серьезные последствия, так как в это время гремело так называемое «дело врачей» и разворачивалась политическая компания по борьбе с космополитизмом. Некоторые члены Академии были арестованы. «Сигнал» не остался без внимания, и Н. Н. Блохина начали вызывать в соответствующие инстанции — дело принимало серьезный оборот.

Николая Николаевича вызвали к председателю Комитета партийного контроля М. Ф. Шкирятову. Он попросил рассказать биографию, поинтересовался целями поездки в Америку. Указав на папку на столе, сообщил, что имеются коллективные заявления о необходимости всесторонне проверить эту поездку, а также обратить внимание на критику Блохиным биологических теорий старой большевички, лауреата Сталинской премии академика О. Б. Лепешинской. Но заявления эти не показал.

В конце концов его оставили в покое. Блохин был уверен, что, если бы не умер Сталин, его наверняка посадили бы.

В конце 1953 г. состоялась очередная сессия Академии медицинских наук, на которой с очень резкой критикой псевдоноваторов в онкологии выступил Н. Н. Блохин. Одновременно пришлось обратить внимание и на некоторые общие установки того времени — учение Лепешинской и др. Выступление Н. Н. Блохина на сессии было встречено очень положительно. Большинство членов Академии понимали псевдонаучность этих идей в онкологии, но возможностей для активных выступлений по данной проблеме у ученых не было. Наибольшей похвалой для Н. Н. Блохина были слова Н. Н. Петрова, который встретил его после выступления в проходе между креслами Большого зала Дома ученых АН СССР, где проходила Сессия АМН СССР, обнял и сказал, что приветствует выступление, которое кроме всего прочего показалось ему смелым. По воспоминаниям Н. Н. Блохина, это был очень большой праздник для него, так как это было признание Н. Н. Петрова, крупнейшего нашего онколога, у которого он хоть и непосредственно не учился, но, как и все онкологи Советского Союза того времени, считал своим учителем. На этой сессии 12 декабря 1953 г. Н. Н. Блохин был избран членом-корреспондентом АМН СССР. По убеж-

дению Н. Н. Блохина, в том, что он был избран в состав Академии сразу, — определяющую роль сыграло поведение Н. Н. Петрова. 19 декабря 1956 г. за книгу «Кожная пластика» он получает премию Президиума АМН СССР им. Н. Н. Бурденко.

Продолжая налаживать работу института, Николай Николаевич посчитал необходимым прежде всего укрепить экспериментальный отдел. Будучи клиницистом, он понимал важность фундаментальных исследований в медицине, изучения биологической сущности злокачественных опухолей, в том числе вопросов канцерогенеза и биохимии, внедрения генетических исследований, углубления экспериментальных морфологических исследований новообразований, экспериментальных методов лечения, включая лекарственную и лучевую терапию и др., ибо развитие экспериментальной онкологии предполагает прогресс и в клинической онкологии. Таким образом, Н. Н. Блохин приступил к созданию практически нового, не имеющего аналогов в стране научно-исследовательского онкологического института.

Н. Н. Блохин постоянно искал талантливых людей. Из Киева на работу в Институт экспериментальной патологии и терапии рака АМН СССР он пригласил академика Александра Дмитриевича Тимофеевского, виднейшего ученого и специалиста в области культуры тканей. Благодаря А. Д. Тимофеевскому были созданы многочисленные культуры опухолевых клеток для скрининга всех новых синтезируемых в СССР химических веществ в отношении противоопухолевой активности. Метод тканевых культур позволил работать в эксперименте с опухолевыми клетками человека. Была предложена работа в институте и Леониду Федоровичу Ларионову, работавшему в Ленинградском НИИ онкологии им. Н. Н. Петрова, который сразу возглавил исследования по экспериментальной химиотерапии. Одновременно были организованы лаборатории химического синтеза и природной химии лекарственных средств, фармакологии и токсикологии, лекарственных форм и эндокринной терапии. Л. Ф. Ларионов написал первый в мире учебник по химиотерапии, который был издан на многих иностранных языках и который не потерял своей актуальности в наши дни. Были приглашены видные химики член-корреспондент В. И. Хохлов, профессора А. Я. Берлин, Г. П. Меньшиков. Совместная работа ученых различных специальностей — химиков, биологов и врачей института — позволила внедрить в онкологическую клинику препарат сарколизин, который показал свою эффективность при лечении семиномы яичка. Необходимо отметить, что до открытия сарколизина химиотерапия солидных злокачественных опухолей была под большим вопросом. Эффективность химиотерапии была очевидной только при гемобластозах — лейкозах и лимфомах. Многие зарубежные онкологи не верили в перспективы химиотерапии как метода лечения злокачественных опухолей. Академики Н. Н. Петров и А. И. Савицкий, как это следует из их выступлений на заседаниях онкологических научных обществ в Ленинграде и Москве, а также из воспоминаний очевидцев, не верили в лекарственное лечение злокачественных опухолей. Такие же мнения были у многих врачей и ученых за рубежом. Но Н. Н. Блохин поверил в химиотерапию рака. Сарколизин был синтезирован во

многих странах, включая Великобританию. Но ни в одном из зарубежных научных центров его противоопухолевая эффективность зарегистрирована не была. Заслуга сотрудников института, руководимого Н. Н. Блохиным, в том, что они сумели найти злокачественную опухоль, чувствительную к действию сарколизина. Этой опухолью оказалась семинома яичка. Наблюдение больного семи-номой яичка с большими метастазами, у которого после применения сарколизина возникла стойкая и длительная ремиссия, описанное к. м. н. Л. И. Чеботаревой, цитировалось многими авторами и изданиями. Выраженный клинический эффект в виде стойкой полной регрессии метастазов семиномы был впервые в истории медицины получен в институте, руководимом Н. Н. Блохиным. Результаты применения сарколизина были доложены профессором Н. И. Переводчиковой на Международном противораковом конгрессе в Осло в 1956 г. и международной научной конференции в Лондоне в 1957 г. Таким образом результаты исследований советских ученых, свидетельствовавшие о чувствительности герминоген-ных опухолей яичка к цитостатикам, стали достоянием международной научной и врачебной общественности. В 1958 г. были подведены итоги применения сарколизина, показавшие его несомненную эффективность при лечении семиномы, которые были доложены на очередной сессии АМН СССР. Создание сарколизина стимулировало исследования химиотерапии опухолей во всем мире. Этот препарат не потерял своей актуальности и в настоящее время. Он, в частности, применяется в настоящее время при лечении миеломной болезни. Таким образом, с одной стороны, благодаря выполненным научным исследованиям авторитет научного коллектива института и его директора значительно вырос в Советском Союзе, а с другой стороны, успехи советской онкологии стали общепризнанными и за рубежом.

После создания современной научной экспериментальной базы Н. Н. Блохин реформировал клинический отдел института. Клинический отдел возглавлял член-корреспондент АМН СССР, профессор Б. В. Огнев. Большая часть его карьеры была связана с топографической анатомией и оперативной хирургией. Он считал, что хирургия рака ничем не отличается от хирургического лечения неопухолевых заболеваний, и это приводило к ошибкам в лечении больных. Б. В. Огнев вынужден был уйти из клиники и возглавить кафедру топографической анатомии и оперативной хирургии Центрального ордена Ленина института усовершенствования врачей Министерства здравоохранения СССР. Клинику возглавил сам Николай Николаевич. В 1960 г. клинический отдел института переехал в новое здание на Волоколамском шоссе, где располагался госпиталь Комитета государственной безопасности СССР, а ныне располагается НИИ неврологии РАМН. Экспериментальный отдел и небольшой виварий остались в старом помещении на 3-й Мещанской улице (ныне улица Щепкина), на территории МОНИКИ им. М. Ф. Владимирского. Изменилось название учреждения — из Института экспериментальной патологии и терапии рака АМН СССР он превратился в Институт экспериментальной и клинической онкологии АМН СССР (ИЭиКО АМН СССР). Клинические исследования получили свое дальнейшее развитие. Клинический

сектор на то время включал отделение торакальной онкологии (руководитель — профессор Б. Е. Петерсон, затем профессор А. И. Пирогов и, наконец, ученик А. И. Пирогова — нынешний директор НИИ клинической онкологии и РОНЦ им. Н. Н. Блохина академик РАН и РАМН М. И. Давыдов). По наблюдению профессора

А. М. Гарина, у М. И. Давыдова шесть шагов карьеры: ординатор, аспирант, руководитель отделения торакальной онкологии, директор НИИ клинической онкологии ФГБУ «РОНЦ им. Н. Н. Блохина» РАМН, директор ФГБУ «РОНЦ им. Н. Н. Блохина» РАМН, Президент РАМН, хирург от бога, с виртуозной техникой «масштаба Паганини» [1]. Отделение абдоминальной онкологии возглавил профессор В. И. Янишевский, отделение общей онкологии — профессор Н. Н. Трапезников, отделение клинической химиотерапии — профессор В. И. Астрахан, затем — профессора Н. И. Переводчикова и В. А. Горбунова, отделение гинекологии — член-корреспондент АМН СССР Л. А. Новикова. Современная анестезиологическая служба была организована профессором Виктором Прокопьевичем Смольниковым — врачом, имевшим европейское образование, владевшим несколькими иностранными языками и прибывшим в Советский Союз из Китая. Для организации рентгенологической службы на работу был приглашен профессор Иосиф Львович Тагер, один из лучших специалистов страны, хорошо знавший все разделы рентгенологии. Уровень рентгенодиагностической службы с приходом профессора И. Л. Тагера за короткий период стал высочайшим. Ученики профессора И. Л. Тагера профессора Н. И. Рыбакова, И. И. Лабецкий поочередно возглавляли рентгенодиагностический отдел института. В настоящее время отдел лучевых методов диагностики возглавляет заместитель директора по научной работе НИИ клинической онкологии РОНЦ им. Н. Н. Блохина, член-корреспондент РАМН Б. И. Долгушин. Отделение клинической лучевой терапии с клиникой возглавил профессор А. И. Рудерман. Однако разрыв клиники и эксперимента, который образовался после переезда клинических подразделений в новое помещение, мешал развитию исследований по онкологии. Поэтому следующим шагом в планируемой организационной работе должно было быть объединение эксперимента и клиники.

29 января 1960 г. Николая Николаевича избирают действительным членом Академии медицинских наук СССР и одновременно Президентом Академии медицинских наук СССР, на посту которого он находился до 8 февраля 1968 г. В этот же период на него были возложены обязанности главного редактора журнала «Вестник АМН СССР», которые он исполнял вплоть до 1985 г. В 1961 г. он становится Президентом Общества «СССР—США» и Председателем медицинской секции Комитета СССР по Ленинским и государственным премиям в области науки и техники.

За рубежом авторитет Н. Н. Блохина как видного ученого и организатора науки проявился рано, начиная с первых лет его работы на посту директора Института экспериментальной патологии и терапии рака АМН СССР. 22 июня 1954 г. Николай Николаевич избирается членом исполкома Международного противоракового союза (ШСС), а 6 июля 1958 г. — вице-президентом ШСС.

Место проведения очередного VIII Международного противоракового конгресса, который согласно уставу этой международной организации должен был состояться в 1962 г., обсуждалось в ВОЗ, где Президент АМН СССР Н. Н. Блохин выдвинул согласованное с правительством страны предложение — Москва. Предложение было принято. Организационный комитет конгресса возглавил Н. Н. Блохин. Его заместителем был Л. М. Шабад, а секретарем — Н. И. Переводчикова.

Предстояла огромная работа. Впервые в истории СССР планировалось проведение крупнейшего международного научного форума. Одних гостей было более 5000. Опыта проведения подобных мероприятий никто в стране не имел. В организационной работе принимали участие многие онкологические институты страны. Однако основная роль отводилась Институту экспериментальной и клинической онкологии АМН СССР, возглавляемому Н. Н. Блохиным. Открытие и закрытие Конгресса проходило в Кремлевском дворце, а пленарные и секционные заседания — в помещениях Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова. Вся эта трудоемкая работа по организации и проведению Конгресса проводилась при поддержке правительства СССР, в частности А. И. Микояна. Президентом VIII Международного противоракового конгресса был избран Н. Н. Блохин, а почетным президентом — академик Н. Н. Петров.

Конгресс был прекрасно организован и имел большой международный резонанс. Зарубежных делегатов прежде всего поразил высокий уровень научных исследований, проводимых в Советском Союзе. Большинство приехали в Москву впервые. Наряду с научной программой съезда была разработана большая культурная программа для делегатов и гостей. Посещение музеев, театров, исторических мест, прогулка по Москве-реке, дополненные хорошей летней погодой, доброжелательная общая обстановка, великолепно накрытые с русским размахом столы, национальная кухня — произвели неизгладимое впечатление на всех гостей столицы. Еще многие годы после конгресса, встречаясь на научных форумах за рубежом, иностранцы восторженно отзывались о конгрессе в Москве. Следующий конгресс ШСС состоялся в 1966 г. в Токио, где Н. Н. Блохин был избран президентом Международного противоракового союза и исполнял эти обязанности до 20 октября 1970 г. Он был и остается единственным советским и российским ученым, занимавшим пост Президента этой международной организации. 31 мая 1970 г. Н. Н. Блохин был избран на должность экс-президента ШСС, а с 17 октября 1974 г. стал пожизненным членом Совета ШСС.

Несмотря на большие успехи, Н. Н. Блохин всегда видел и помнил о недостатках, которые всегда сопровождают масштабные исследования. Одним из таких недостатков нового института на том этапе был разрыв между экспериментальными исследованиями, которые проводились на старой базе в МОНИКИ им. М. Ф. Владимирского и в клинике, расположенной на Волоколамском шоссе.

Слияние эксперимента и клиники состоялось в 1964 г., когда ИЭиКО АМН СССР получил новые здания на Каширском шоссе. Были построены клиника на 400 коек, лабораторный корпус с виварием на

80 000 животных, конференц-зал на 800 мест. В составе института расширились лаборатории, созданные ранее, и появились новые. Продолжил свою работу член-корреспондент (впоследствии академик) АМН СССР Лев Манусович Шабад — известный ученый в области химического и радиационного канцерогенеза, автор учения об эндогенном канцерогенезе и о предраке. В отделе канцерогенов, которым руководил Л. М. Шабад, появилась лаборатория по изучению механизмов канцерогенеза, которую возглавил молодой исследователь, ныне член-корреспондент РАН Ю. М. Васильев. Лаборатория известна своими исследованиями биологии опухолевой клетки, межклеточных контактов и их роли в ме-тастазировании. Сотрудниками лаборатории была по-новому освещена роль внутриклеточных нанофибрилл в определении структуры и способности к инвазии опухолевых клеток. После смерти Л. М. Шабада научные исследования канцерогенных агентов были достойно продолжены его учениками профессором Владимиром Станиславовичем Турусовым и профессором Геннадием Альтеровичем Белицким. В. С. Турусов длительное время работал в Международном агентстве по изучению рака (МАИР) в Лионе. Г. А. Белицкий создал самобытную научную школу, хорошо известную своими исследованиями не только в России, но и за рубежом.

Профессор Елена Ервандовна Погосянц возглавила лабораторию цитогенетики, изучавшую роль хромосомных нарушений в развитии злокачественных опухолей. Старший научный сотрудник этой лаборатории Е. Л. Пригожина и ведущий научный сотрудник Е. В. Флейшман выполнили научные работы мирового уровня по цитогенетике лейкозов и лимфом, а также некоторых хромосомных болезней. Сотрудник этой лаборатории д. м. н. А. А. Ставровская создала лабораторию генетики опухолевых клеток, сотрудники которой провели большую работу по изучению молекулярных механизмов противоопухолевой лекарственной резистентности, что получило свое дальнейшее развитие в клинике. Научные сотрудники лаборатории цитогенетики кандидаты наук А. П. Чудина и О. И. Сокова много сделали для разработки дифференциальной окраски хромосом млекопитающих и изучения мутагенеза, включая мутагенную активность известных противоопухолевых лекарственных средств. На одной из лабораторных конференций профессор Е. Е. Погосянц говорила: «.для того чтобы открыть генетическую лабораторию, директор института должен был иметь немалое мужество, так как Лысенко был еще в силе в то время и имел большое влияние. Поэтому роль Н. Н. Блохина в развитии генетических исследований в стране в области онкологии переоценить невозможно». Профессор Е. Е. Погосянц в течение двух сроков возглавляла онкологический сектор Всемирной организации здравоохранения — главный международный орган по онкологии. В настоящее время эта лаборатория возглавляется доктором биологических наук, профессором Б. П. Копниным, директором НИИ канцерогенеза ФГБУ «РОНЦ им. Н. Н. Блохина» РАМН.

Новые помещения получила лаборатория экспериментальной биохимии опухолей, которую продолжал возглавлять профессор Владимир Сергеевич Шапот, приглашенный из Витебского медицинского института, где

руководил кафедрой биохимии. В этой лаборатории проводились исследования практически по всем проблемам биохимии опухолей. По выражению академика РАМН Ю. Н. Соловьева, бывшего в одно время директором Института канцерогенеза ВОНЦ АМН СССР, в составе которого находилась лаборатория биохимии опухолей, «. лаборатория В. С. Шапота по масштабам и глубине проводимых исследований — это отдельный институт в институте». В настоящее время лабораторию биохимии опухолей возглавляет один из авторитетнейших ученых в области экспериментальной онкологии профессор

A. В. Лихтенштейн. Были созданы новые лаборатории по исследованию проблем иммунологии рака, вирусологии, природных и эндогенных канцерогенов, радиобиологии, иммунохимии, морфологии опухолей. Лаборатории возглавлялись профессорами Г. Я. Свет-Молдавским, Л. Н. Пылевым, М. О. Раушенбахом, Г. И. Дейчман, С. П. Ярмоненко, Н. П. Мазуренко, академиком РАН Г. И. Абелевым.

Существенно были расширены исследования по патологоанатомическим особенностям злокачественных опухолей с приходом в конце 50-х годов XX века академика АМН СССР, профессора Н. А. Краевского, бывшего главным патологоанатомом Советской Армии во время Великой Отечественной войны. Впервые были внедрены электронная микроскопия и иммуногистохимия в практику диагностики злокачественных опухолей. Был приглашен на работу известный гематолог профессор Юрий Иванович Лорие, возглавивший отделения гематологии.

Д. м. н. Б. М. Алиев возглавил отделение клинической лучевой терапии. Отделение опухолей молочной железы возглавила профессор О. В. Святухина, до этого находившаяся на должности старшего научного сотрудника клинического сектора, возглавляемого профессором

B. И. Янишевским. В этом отделении совместно с лабораторией экспериментальной гормонотерапии, возглавляемой профессором Н. И. Лазаревым, впервые начались клинические исследования гормонотерапии рака молочной железы. В новой клинике на Каширском шоссе профессор В. И. Янишевский возглавил самое большое отделение абдоминальной онкологии на 80 коек, в состав которого входила и группа онкоурологии, которую вначале возглавлял профессор Е. Б. Маринбах, а затем — д. м. н. Б. П. Матвеев. Все остальные отделения были рассчитаны на 40 коек.

В 1965 г. было организовано отделение опухолей головы и шеи, которое Н. Н. Блохин пригласил возглавить профессора А. И. Пачеса, заведующего кафедрой факультетской хирургии Таджикского медицинского института им. Али-Ибн-Сины. Было организовано и отделение общей онкологии, которое начало разрабатывать проблемы диагностики и лечения злокачественных опухолей кожи (включая меланому), мягких тканей и костей. Отделение возглавил академик Н. Н. Трапезников, заместитель Н. Н. Блохина по научной работе, сменивший Н. Н. Блохина на посту директора РОНЦ им. Н. Н. Блохина РАМН в 1988 г.

На базе Московской городской детской больницы № 1 (Морозовской) было создано отделение детской онкологии, которое возглавил академик РАМН Л. А. Дурнов и которое в дальнейшем было преобразовано в НИИ дет-

ской онкологии РОНЦ им. Н. Н. Блохина РАМН. Первым директором этого института был академик РАМН, профессор Л. А. Дурнов. В настоящее время НИИ детской онкологии ФГБУ «РОНЦ им. Н. Н. Блохина» РАМН возглавляет академик РАН и РАМН М. Д. Алиев, заместитель директора ФГБУ «РОНЦ им. Н. Н. Блохина» РАМН по научной и лечебной работе, известный специалист в области общей онкологии и онкоортопедии.

Основополагающие работы по эпидемиологии злокачественных опухолей в Советском Союзе связаны с именем профессора Александра Васильевича Чаклина. Его отец — В. Д. Чаклин, член-корреспондент АМН СССР, был видным отропедом-травматологом, и Александр Васильевич планировал связать свою судьбу с хирургией. Он поступил на работу в Ленинградский НИИ онкологии АМН СССР и начал работать в хирургическом отделении. Но директор Ленинградского НИИ онкологии академик Николай Николаевич Петров попросил Александра Васильевича возглавить исследования по изучению краевых особенностей распространения злокачественных новообразований. Это было на то время совершенно новым для Советского Союза и перспективным научным направлением, которое через некоторое время в мире было обозначено как неинфекционная эпидемиология или эпидемиология неинфекционных заболеваний. Александр Васильевич начал эти работы в Ленинграде, а затем, возглавлял сектор по онкологии ВОЗ в Женеве, продолжая эти исследования. В 1965 г. он был приглашен Н. Н. Блохиным в институт для создания отдела эпидемиологии. В дальнейшем эти исследования были продолжены членом-корреспондентом РАМН, профессором Д. Г. Заридзе, учеником сэра Ричарда Долла из Оксфорда. Профессор Д. Г. Заридзе занимал пост директора НИИ канцерогенеза РОНЦ им. Н. Н. Блохина РАМН, в настоящее время занимает должность заместителя директора ФГБУ «РОНЦ им. Н. Н. Блохина» РАМН по фундаментальным исследованиям, является авторитетнейшим специалистом в области неинфекционной эпидемиологии. Своими исследованиями и исследованиями его учеников он хорошо известен и авторитетен сегодня не только в России и странах СНГ, но и среди ученых Европы, Америки, Азии и других континентов.

5 февраля 1964 г. — повторное избрание Н. Н. Блохина Президентом АМН СССР, должность которого он исполнял до 8 февраля 1968 г. 15 марта 1972 г. и 26 марта 1976 г. академик Н. Н. Блохин избирается членом Президиума АМН СССР. В апреле 1972 г. — членом Комитета СССР по Международным Ленинским премиям «За укрепление мира между народами», а с 23 июня 1974 г. — председатель этого Комитета, сменив на этом посту бессменного председателя с 1949 г. академика Д. В. Скобельцына.

Комитетом присуждались почетные награды активно отстаивающим дело мира между народами гражданам любой страны независимо от политических взглядов и мировоззренческих позиций, а также национальным и международным общественным фондам, организациям вплоть до 1990 г. Право выдвижения кандидатов на соискание Международных Ленинских премий было предоставлено международным и национальным демократическим организациям (профсоюзным, кооперативным, женским, молодежным и др.), научным учреждениям

и учебным заведениям, ассоциациям деятелей науки, культуры и искусства и персонально членам Комитета по Международным Ленинским премиям. Среди лауреатов, которым премия была присуждена Комитетом, возглавляемым Н. Н. Блохиным, Индира Ганди (Индия), Янош Кадар (Венгрия), Луис Корвалан (Чили), Шон Макбрайд (Ирландия), Фрида Браун (Австралия), Урхо Калева Кекконен (Финляндия), Ле Зуан (Вьетнам), Микис Теодоракис (Греция), Йозеф Вебер (ФРГ), Нельсон Мандела (ЮАР) и др. Всего 38 лауреатов.

Дальнейшее развитие и расширение ИЭиКО АМН СССР было связано с юбилейным Всесоюзным Ленинским коммунистическим субботником, который состоялся 12 апреля 1969 г. Часть средств, заработанных на этом субботнике, постановлением Правительства СССР было решено передать на строительство комплекса зданий нового онкологического научного центра и нового кардиологического научного центра. При этом планировалось, что новые здания онкологического центра будут возведены на Девичьем поле. Николаю Николаевичу Блохину удалось убедить Правительство СССР, что строительство необходимо проводить на Каширском шоссе, где не только достаточно территории для построения зданий любой площади, но и, по мнению Н. Н. Блохина, проблем с подготовкой кадров для нового центра будет меньше, так как на базе рядом расположенного ИЭиКО АМН СССР есть все условия для такой подготовки. И предложение Н. Н. Блохина было принято в Правительстве.

Строительство зданий началось в 1972 г. Причем старый комплекс зданий ИЭиКО АМН СССР должен был войти в состав Центра. В 1970 г. в ИЭиКО АМН СССР насчитывалось уже 1600 сотрудников, в том числе 8 действительных членов и членов-корреспондентов АМН СССР, 64 профессора и доктора наук, 306 кандидатов наук.

В 1975 г. по завершении первой очереди строительства ИЭиКО был реорганизован в Онкологический научный центр АМН СССР с возложением на него функций головного научно-исследовательского учреждения в области исследования злокачественных новообразований. Весной—летом 1976 г. из Морозовской больницы в новые здания переехало отделение детской онкологии, которым руководил профессор Л. А. Дурнов. Заведовать отделением детской гематологии была приглашена профессор Л. А. Махонова, детской поликлиникой — профессор А. Ф. Бухны и на должность главного врача — к. м. н. Л. Г. Рязанова.

В 1978 г. осваивать новые здания начали клинические подразделения. Каждое клиническое подразделение было развернуто на 50 коек. Были созданы новые подразделения — диагностическое отделение (заведующая — профессор Н. Г. Блохина), отделение проктологии (заведующий — профессор В. И. Кныш) и урологии (заведующий — профессор Б. П. Матвеев), отделение реабилитации (заведующий — профессор В. Н. Герасименко), отделение клинической фармакологии (заведующий — профессор А. М. Гарин), отделение опухолей верхних дыхательных и пищеварительных путей (заведующий — профессор Ю. В. Фалилеев), отделение радиохирургии (заведующий — профессор Н. С. Андросов). Отделение

абдоминальной онкологии (заведующий — профессор

А. А. Клименков) и отделение онкогинекологии (заведующий — профессор В. П. Козаченко) были развернуты на 100 коек каждое. Отделение реанимации возглавила профессор З. В. Павлова, лабораторию функциональной диагностики — д. м. н. Г. И. Серегин, отделение эндоскопии — профессор Б. К. Поддубный, отделение амбулаторных методов диагностики и лечения — к. м. н. Л. И. Чеботарева, отдел научных основ организации онкологической помощи — д. м. н. В. Н. Сагайдак. Главным врачом был назначен к. м. н. В. Г. Кондратьев.

На базе Онкологического научного центра АМН СССР продолжили свою работу кафедра онкологии лечебного факультета Первого Московского медицинского института им. И. М. Сеченова (заведующий — академик АМН СССР Н. Н. Трапезников) и кафедра онкологии Центрального ордена Ленина института усовершенствования врачей (заведующий — академик Н. Н. Блохин, затем — член-корреспондент РАМН Ю. В. Фалилеев и в настоящее время член-корреспондент РАМН, профессор И. В. Поддубная).

В 1977 г. Онкологический научный центр АМН СССР был переименован во Всесоюзный онкологический научный центр АМН СССР, и его генеральным директором был назначен Н. Н. Блохин.

В 1977 г. скоропостижно скончался президент АМН СССР В. Д. Тимаков. Он умер до истечения срока своих полномочий президента. На внеочередной сессии АМН СССР 2 октября 1977 г. Н. Н. Блохин был вновь избран Президентом АМН СССР, обязанности которого исполнял до 13 мая 1987 г. При непосредственном участии президента в этот период существенно укрепилась Академия за счет появления в ее составе молодых ученых и новых институтов. В 1978 г. в Архангельске был организован филиал Института морфологии человека, ставший научнометодическим центром по изучению краевой патологии Севера Европейской части СССР. В Каунасе был организован филиал Института экспериментальной эндокринологии и химии гормонов. В 1979 г. был организован НИИ иммунологии АМН СССР с клиникой на 200 коек и лабораториями аллергологии, трансплантации органов и тканей, экспериментальной иммунобиологии и группы иммунодефицитов. В системе Академии был организован Всесоюзный научный центр психического здоровья, в состав которого вошли НИИ клинической психиатрии, Институт профилактической психиатрии и Институт мозга. В Сибирском регионе стараниями Президента АМН СССР Н. Н. Блохина были открыты филиалы Онкологического научного центра, Кардиологического научного центра, Института медицинской генетики и Института фармакологии АМН СССР. На базе этих институтов в дальнейшем был сформирован Томский научный центр АМН СССР.

В 1979 г. Н. Н. Блохин был избран действительным членом (академиком) АН СССР.

В 1980 г. Н. Н. Блохин повторно был избран Президентом АМН СССР. Он продолжил, не снижая темпов, укреплять Академию медицинских наук СССР и институты академии.

Так, дальнейшее развитие Всесоюзного онкологического научного центра АМН СССР было связано с

постановлением Правительства СССР в 1981 г. о создании в структуре ВОНЦ АМН СССР и ВКНЦ АМН СССР научно-исследовательских институтов. Согласно этому постановлению в структуре перечисленных научных центров в связи с возросшим объемом научной, клинической и научно-организационной работы разрешалось создание научно-исследовательских институтов с директором и ученым секретарем во главе. В феврале—марте 1982 г. в структуру ВОНЦ АМН СССР были введены НИИ клинической онкологии (директор — профессор В. Н. Герасименко, ученый секретарь — старший научный сотрудник отделения абдоминальной онкологии, к. м. н. В. Ю. Сельчук, главный врач — к. м. н.

В. Г. Кондратьев), НИИ канцерогенеза (директор — профессор Ю. Н. Соловьев, ученый секретарь — старший научный сотрудник лаборатории биохимии опухолей, к. б. н. И. А. Иоаннесянц) и НИИ экспериментальной диагностики и терапии опухолей (директор — д. м. н. Л. В. Мороз, ученый секретарь — старший научный сотрудник лаборатории биохимической фармакологии к. м. н. Н. К. Власенкова). Несмотря на то что объем административной работы различался в организованных НИИ, особенно велик он был в НИИ клинической онкологии, — введение в структуру центра институтов повысило управляемость учреждением, улучшило организацию проведения научных исследований и лечебнодиагностической работы, контроль планирования и отчетности.

Совершенствовалась организация проведения научных исследований и в АМН СССР. В 1982 г. состоялась совместная сессия АН СССР (президент — академик А. П. Александров) и АМН СССР (президент — Н. Н. Блохин), итогом которой явилось постановление «О дальнейшем развитии фундаментальных исследований для медицины». Для его исполнения был организован Межведомственный научный совет АН СССР и АМН СССР, который возглавил академик А. П. Александров. Заместителями председателя были избраны академики Н. Н. Блохин и Ю. А. Овчинников. В основу созданных 15 долгосрочных научных программ фундаментальных исследований, из которых 7 были утверждены Президиумом АН СССР как важнейшие, было положено познание механизмов физиологических, биохимических, генетических и иммунологических процессов жизнедеятельности человека. Программы были долгосрочными и предусматривали существенное материальное обеспечение планируемых фундаментальных исследований.

В 1985 г. Николай Николаевич Блохин в пятый раз (!) избирается Президентом Академии медицинских наук СССР, где активно продолжает работать на укрепление АМН СССР и ее институтов, способствовать привлечению в состав академии молодых кадров ученых, проводит большую работу по отбору достойнейших руководящих кадров в академии и на местах.

В 1987 г. в качестве эксперимента была апробирована новая система аттестации научных кадров, принятая в то время в НИУ системы АН СССР. Кроме младших и старших научных сотрудников предусматривалось введение новых должностей — научных сотрудников, ведущих и главных научных сотрудников. Большая неразбериха,

которая возникла в СССР в 1985 г. во время перестройки и после введения так называемой гласности, на фоне ухудшения исполнительской дисциплины, резкого отказа от существовавших много лет основ планирования и отчетности по научной и лечебно-диагностической деятельности, формирования объемов заработной платы, наступления эры тотального дефицита во всем — все это не способствовало эффективной аттестации научных кадров. Бездельники, которые не представляли собой ничего в науке и которые получали при аттестации несоответствие занимаемой должности, из-за отсутствия или несовершенства законодательства практически все в судебном порядке восстанавливались на прежних должностях. Во время аттестации сотрудников в 1987 г. возникли большие проблемы у директоров НИИ канцерогенеза и НИИ экспериментальной диагностики и терапии опухолей ВОНЦ АМН СССР. Меньше аттестационных проблем было в НИИ клинической онкологии.

Эти трудности были мужественно встречены и пережиты Н. Н. Блохиным, а коллектив Центра еще более сплотился после этой аттестации, спокойно и без больших потерь выстоял в «лихие 90-е» годы.

В мае 1987 г. Н. Н. Блохин закончил работу в Президиуме АМН СССР, с марта 1988 г. — почетный директор ВОНЦ АМН СССР, а с 3 апреля 1991 г. — советник Президиума АМН СССР.

Умер Николай Николаевич Блохин 16 мая 1993 г.

Деятельность Николая Николаевича Блохина неоднократно отмечалась почетными званиями и наградами Советского Союза и зарубежных стран. Н. Н. Блохин — лауреат премии Президиума АМН СССР им. Н. Н. Бурденко (1956 г.), академик АМН СССР (1960 г.) и академик АН СССР (1979 г.), Заслуженный деятель науки РСФСР (1975 г.), Герой Социалистического труда с вручением Золотой Звезды и ордена Ленина (1972 г.). Был

награжден орденом Красной Звезды (1942 г.), медалью «За Победу над Германией» (1945 г.), орденами Ленина (1961, 1962, 1972 и 1982 гг.), орденом Трудового Красного Знамени (1969 г.), орденом Октябрьской революции (1987 г.). Семь раз он избирался Депутатом Верховного Совета СССР (1951, 1962, 1966, 1970, 1975, 1979, 1984 гг.).

Он был избран иностранным членом Польской Академии наук (1962 г.), членом общества Пуркинье (Чехословакия, 1963 г.), членом-корреспондентом

Итальянского канцерологического общества (1963 г.), членом-корреспондентом Американской Ассоциации онкологических исследований (1965 г.), действительным членом Нью-Йоркской академии наук (1966 г.), иностранным членом Германской академии наук в Берлине (1968 г.), почетным членом Румынского общества медицины (1968 г.), почетным гражданином Техаса (США, 1970 г.), почетным доктором Познанской медицинской академии (Польша, 1979 г.), почетным доктором Университета им. Земмельвейса (Венгрия, 1980 г.), иностранным членом Чехословацкой академии наук (1982 г.), иностранным членом Болгарской академии наук (1986 г.).

Подводя итог деятельности Н. Н. Блохина как ученого, гражданина и общественного деятеля, приходишь к убеждению, что в ХХ веке в медицине не было личности, которая столько сделала бы для блага Отечества, как Николай Николаевич Блохин.

ЛИТЕРАТУРА

1. Гарин А. М. Николай Николаевич Блохин — основатель всесоюзной школы онкологов и онкологического центра — и его команда / В. А. Горбунова (ред.). Достижения и перспективы лекарственного лечения злокачественных опухолей. Этюды химиотерапии. III. — М.: Фармарус Принт Медиа, 2011. — С. 9—22.

Поступила 01.05.2012

Vladimir Yurievich Selchuk1

TO THE 100th BIRTHDAY OF ACADEMICIAN NIKOLAY NIKOLAYEVICH BLOKHIN

1 MD, PhD, DSc, Professor, Head, Chair of Oncology, Postgraduate Training Department, A. I. Evdokimov Moscow State Medical Dentistry University (20/1, Delegatskaya ul., Moscow, RF, 127473)

Address for correspondence: Selchuk Vladimir Yurievich, Chair of Oncology,

Postgraduate Training Department, A. I. Evdokimov Moscow State Medical Dentistry University, 20/1, Delegatskaya ul., Moscow, RF, 127473; e-mail: selvu@mail.ru

The paper describes biography of the founder of the N. N. Blokhin Cancer Research Center, Academician Nikolay Nikolayevich Blokhin.

Key words: Nikolay Nikolayevich Blokhin.