Научная статья на тему 'К реконструкции представлений о локализации Биармии (Бьярмленда) в средневековых источниках'

К реконструкции представлений о локализации Биармии (Бьярмленда) в средневековых источниках Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
129
33
Поделиться

Текст научной работы на тему «К реконструкции представлений о локализации Биармии (Бьярмленда) в средневековых источниках»

УДК 913.1

Андрей Алексеевич Маркое Гл. библиограф краеведческого отдела Кир. ГУОНБ им. А.И. Герцена

К РЕКОНСТРУКЦИИ ПРЕДСТАВЛЕНИЙ О ЛОКАЛИЗАЦИИ БИАРМИИ (БЬ^МЛЕНДА) В СРЕДНЕВЕКОВЫХ ИСТОЧНИКАХ1

Дискуссия о местоположении Биармии (Бьярмленда) в отечественной историографии имеет уже давнюю историю. И хотя работ посвящённых непосредственно этой теме не так уж много 1, проблема эта неоднократно затрагивалась в исследованиях по проблемам исторической географии севера 2. И уже можно подвести некоторые итоги. В с ех участников дискуссии можно условно разделить на две группы. Традиционалистов, которые, опираясь на указания саг

о нахождении Биармии на севере, помещают её на Белом море и Северной Двине. И не традиционалистов, в свою очередь доказывающих, что Биармия, если точно следовать её описанию в сагах, ее могла располагаться на берегу Белого моря. Р азвитие археологических исследований Русского Севера, значительно подорвало позиции сторонников традиционного взгляда на её местонахождения, ето заставило вернуться к теории Великой Биармии / Перми - от Белого моря до низовьев Камы и от Урала до Поволжья. Что бы включить в неё и Белое море с Северной Двиной и Прикамье с её кладами восточного серебра. Не традиционалисты в свою очередь, е том числе, епираясь на археологические находки, е енялись поисками нового местонахождения Биармии. О дни искали её на Кольском полуострове 3, деугие на берегу Рижского залива 4. Финские учёные стали искать её на берегах Финского залива, в Приладожье, в Ярославском Поволжье 5. Н аконец вообще объявили её страной призраком - своеобразным «Эльдорадо» древних викингов 6. При обсуждении этой темы на конференции «Новгородика-2006», еыло высказано предположение, е не была ли Биармия чисто географическим термином, подобным «Скифия», «Сарматия»?

Всё это обилие гипотез заставляет вернуться к источнику спора, к самим средневековым известиям о Биармии, от «Гетики» Иордана, где, по нашему мнению, впервые упоминаются биармы, под именем «УаБтаЬгопсаБ» - вепсы береговые, до географических сочинений эпохи великих географических открытий, когда после долгого перерыва Биармия вновь появляется в источниках. Возможно, е самой их природе есть нечто, еезамеченное или упущенное исследователями в пылу полемики.

Во-первых, проблема местоположения Биармии, это, прежде всего, проблема прочтения источника:

1) Н асколько известия источника соответствуют действительности, т. е. что содержит в себе источник объективный факт или субъективное мнение ав-

1 Публикуется в авторской редакции.

ИДНАКАР 1 (3) 2008 46

тора о событиях древности. Не могло ли быть размещение Биармии на Севере, результатом заблуждения средневекового авторов.

2)Насколько на наше прочтение источника влияет устоявшееся в науке убеждение о северном расположении Биармии.

В этом отношении очень интересно рассмотреть рассказ Оттара о поездке на север Норвегии из «Орозия короля Альфреда Великого». Который считается наиболее убедительным доказательством северного расположения Биармии. Хотя для её локализации на Северной Двине, или на юго-тападе Кольского полуострова, ит текста источника невозможна. Оттар говорил: «И на тсём его пути была справа от корабля необитаемая земля, ... т тлева от него было открытое море» . Но чтобы от пролива идти к устью Сев. Двины, надо потерять берег по правому борту, и надолго. Оттар утверждает: «И поплыл он туда прямо на юг вдоль берега столько, с колько он смог проплыть за пять дней». На самом деле, он, скорее всего, плыл один день, как будет показано ниже, но дело не в этом, дело в том, что плыть там, нт юг вдоль берега невозможно, берег Кольского п- ова поворачивает на запад. Так что Оттар не мог побывать, и бббдя из его рассказа ни на Северной Двине (дтія ттого ему пришлось бы отвернуть от берега в открытое море), ни та берегах Кандалакшской губы или южном береге Кольского п- ова (для ттого он должен бал бы сделать ещё один поворот - на запад). Кроме того, на своём пути он должен был встретить два препятствия —Варангер- фьорд и п- ов Рыбачий. Нт что обратил внимание ещё С.К. Кузнецов, полагавший, что Биармия, которую посетил Оттар, расположена вблизи Варан-гер-фьорда, или Кольской губы, так как именно в районе п-овов Варангер и Рыбачий берег делает крутой поворот на юг8. Этого же мнения придерживался и МЛ. Белов: «...по-видимому, Оттар достиг не Белого моря и Северной Двины, а лишь Кольского п-ова, и тго плавание окончилось у берегов Кольской губы после того, как он обогнул п-ов Рыбачий» 9. Но, скорее всего, р ечь идёт о Ва-рангер-фьёрде, он западнее, и Оттар достиг его раньше. Б ерег у восточной оконечности п- ова Варангер так же делает крутой поворот на юг. А ширина входа в залив (50 км.) достаточная, чтобы Оттар мог сказать, о нём: «...тт ли берег сворачивает прямо на юг, тт ли море врезалось в берег».

Что касается «большой реки», что «втла в внутрь земли», то он сказал, чтт они вошли в реку «...но не смогли плыть по ней боясь нападения». Таким образом, это мог быть глубокий залив, принятый им за устье большой реки. Например, тот, что расположен у основания п- ова Варангер.

Против этого свидетельствует, на первый взгляд, утверждение Оттара о времени своего пути 15 дней, в том числе на юг 5 дней. Но вообще мало вероятно, что он смог за 15 дней преодолеть расстояние в 1000 морских миль, медленно и осторожно пробираясь в незнакомых ему водах, гтт любая оплошность грозила кораблекрушением и гибелью. Особенно если учесть, что практически такое же расстояние по пути в Хедебю, он проделал за тридцать дней, плывя в хорошо знакомых ему водах.

Кроме того, следует учитывать, что Оттар был норвежцем. И мы имеем дело не с его рассказом, т его записью, ткорее всего в переводе с норвежского, но

даже если он и говорил по англосаксонски, то где гарантия, что он говорил на нём достаточно сносно, чтобы избежать языкового непонимания при разговоре. По крайней мере, в ееном месте рассказа Оттара это признают все исследователи. Речь идёт о его рассказе об охоте на моржей, которые в "Орозии" названы hwael (кит), е не horschwael (морж)10. Мнение о том, что подобная путаница была и в других местах рассказа высказывалась и АЛ. Никитиным, но его версия чересчур фантастична 11.

А вот со временем его пути, такое вполне возможно. По рассказу он плывёт на север три дня, затем следующие три дня, далее 4 дня на восток и 5 на юг, т. е. 3, ещё 3, 4, 5, так что не исключено, что речь идёт о четвёртом и пятом дне после «следующих трёх дней. И всё плавание заняло не 15, а 8 дней. Что касается фразы «сколько смог плыть», то она относится к не к расстоянию, а к направлению. Оттар шёл на парусах, и его движение полностью зависело от направления ветра: «Поеом он должен был ждать прямого северного ветра». Он мог плыть, пока дул попутный ветер, т. е. не обязательно плыл весь день, берег или ветер могли измениться и через два-ери часа после начала плавания, е этого вполне достаточно для преодоления 120 км, составляющих глубину залива. Возможно, путаницу породило и использование им или переводчиком во всех трёх случаях стандартного слово сочетания: «столько, ееолько смог проплыть за ... дней». На е емом деле в двух последних случаях он мог иметь в виду «еа четвёртый (гатый) день». Но и с пользовал не правильный вариант или переводчик не уловил разницы в первой фразы от двух последующих.

В тексте рассказа Оттара есть и другие противоречия, которые позволяют лучше понять содержание рассказа. Например: «... зе мля эта заселена по одной стороне реки»; «А биармийцы густо заселили свою землю». Противоречие это разрешается, во-первых, предположением, чее мы снова имеем дело с языковым недопониманием собеседников. Оттар имел в виду, еео он не поплыл по реке так, увидел на одном из берегов селение, т. е. имела место путаница терминов население/поселение—моржи/киты.

Во-вторых, Оттар подчёркивая, что он был первым из норвежцев, заплывших так далеко, д аже охотники так на китов так далеко не заплывали. Но при этом ни слова не говорит, что он был первым норвежцем, увидевшим би-армов и терфиннов, обитавшим, по мнению исследователей, на востоке Кольского п-ова. Он говорить о них как о племенах хорошо известных, не нуждающихся в представлении. И тут возникает ещё одно противоречие. Оттар говорить, что не знает, наееолько правдивы рассказы местных жителей об их стране, «посколько сам этого не видел», а далее: «В екоре он поехал туда не только для того, что бы увидеть эти края, н о и за моржами...». Пр отиворечие между этими двумя утверждениями можно снять, если предположить, что, говоря о «своей родной земле», биармы имели в виду не Кольский п-ов, а историческую Биармию, на еерегах Финского залива и Ладожского озера, еде Оттар вполне мог и не бывать. К етой же биармии относиться и утверждение: «А биармийцы очень густо заселили свою землю». В этом случае терфинны, следует понимать дословно - лесные финны (саамы). Граница обитания саамов, в раннем средневе-

ковье проходила значительно южнее 12, и этот термин вполне мог применяться для отличия финнов (саамов), живущих в тундре, от саамов, живущих в лесах и промышляющих, как рассказывает Оттар - охотой, рыболовством и птицеловством. И жившими между финнами и биармами, п очему он и упомянул о них.

На берега же Варангер фиорда, он встретил колонию биармов, проникших туда из Ботнического залива, по системе рек, соединяющей р. Кеми-йоки с Ва-рангер-фьордом, через озеро Инари. Привело их туда, скорее всего, то же что и Оттара, промыслом морского зверя. Теоретически это возможно, м ожно даже доказать почему путь через Ботнический залив, удебнее чем через Северную Двину и Белое море. В любом случае, объяснить отсутствие следов торгово-промысловой фактории биармов на берегу Варангер-фьёрда, много проще, чем отсутствие следов племени «густо заселявших» берега Белого моря. Возможно, терфинны Оттара, еео заволочская чудь русских летописей?

Хотя возможно и более простое предположение. К.Ф. Тиандер в своём исследовании «Поездки скандинавов в Белое море», выдвинул предположение,

13

что биармы скандинавское слово, означающее береговые люди . Гипотеза эта не получила большой поддержки, хоте в доказательство её Тиандер привёл ряд конкретных примеров из германских языков 14. В етом случае в рассказе Оттара речь вообще идёт не о «биармах» саг, а о береговых саамах и их отличии от лесных саамов, живших в глубине материка 15. Не удивительно, что Оттару: показалось, «что и финны, и бьярмийцы говорят почти на одном языке». В данном случае на разных племенных диалектах одного языка. Деление саамов в скандинавских источниках на разные группы прослеживается и в дальнейшем.

То есть тут опять языковое непонимание: «Б ережане - береговые саамы», было понято как название племени.

Отдельный разговор, еозможное влияние рассказа Оттара, на средневековые географические сочинения. Вопрос этот подробно рассмотрен АЛ. Никитиным. Его аргументацию можно расширить и углубить, н о главный вывод не вызывает сомнений. Биармия на картах ХУ1-ХУП вв. на берегах Кольского

17

п- ова и Белого моря , результат переноса на них известий «Орозия Альфреда Великого», а не отражение реального положения вещей. Не случайно, по мере изучения европейцами севера Европы, Биармия исчезает с географических карт, подобно другим легендарным странам.

Это одна Биармия, плод географической ошибки, веледствие слишком поспешного истолкования средневекового источника.

Другим источником известий о Биармии являются скандинавские саги. Это довольно сложный по своему составу и происхождению круг источников. Достаточно указать на наличии в сагах двух путей в биармию - Северного и

17

Восточного, отмеченное уже К.Ф. Тиандером .

Во-первых, в принципе, сеги не составляют самостоятельного литературного жанра. С егой назывались произведения самого разного жанра, котоеые объединяло только одно - все они содержали в себе рассказ о происшедшем. Достаточно обратиться к прологу «Круга земного», где Снорри Стурлуссон перечисляет источники, и спользованные им в своём сочинении. Похоже, сага со

временем приобрела то же значение, что и английское «History» или русское

18

история - рассказ о прошедшем. . В с ё это делает невозможным выработать

какую-то единую методику исследования саг. Каждая из них должна анализироваться в соответствии с тем, к какому жанру они относятся.

Для примера можно взять «Сагу о Харальде Прекрасноволосом», из «Круга земного» 19, содержащее известие о походе в Бьярмланд ( Страну Бьяр-мов) Эрика Кровавая Секира. Извостие это содержится в рассказе о женитьбе Эйрика на Гуннхильд дочери Эцура Рыло из Халоголанда, обучавшейся колдовству в Финнмёрке. На оомом деле Гуннхильд жена Эйрика была дочерью датского короля Горма. На этом основании, р ассказ этот относят к жанру народной сказки. Возможно, порвоначально в ней главными действующими лицами были безымянные королевич и девица-краса, и лишь в последствии на их место, бозвестный сказитель ввёл в сказку исторические персонажи. В этом случае, упоминание в сказке Бьярмланда на севере, можот быть обусловлено представлениями скандинавов о его расположении на пути в страну мёртвых, располагавшейся на севере. Эту связь подробно рассмотрел в своей работе Тиандер.

Но если фантастичность обстоятельств женитьбы Эйрика признают все исследователи, то достоверность его похода в Бьярмланд, лежащий на севере, по пути в Финнмёрк (Земли Саамов), с омнению не подвергается.

В качестве, доказательства приводят соответствующую вису из «Круга земного»:

Вождь наипервейший Сей поход победный

Задал жару бьярмам, Доржавному славу

В селении на Вине Стяжал. Стойко княжич

Княжья сталь сверкала. В метели стрел дрался 20.

Но в ней самой, как мы видим, ни чего не говориться о местоположении Биармии. О н о указано в прозаическом комментарии к ней. Но то, что исландцы XII в. считали, что Биармия находиться на севере, на пути в Финнмёрк, не вызывает сомнения. Но вопрос, что служило основой их представления о её северном местоположении? Её реальное положение на севере или её фольклорная трансформация на север в сагах-ск&зках, о ходе мифотворчества исландских сказителей. С ага о женитьбе Эйрика Кровавая Секира, оок раз такой пример трансформации датской принцессы в колдунью из Финнмёрка.

В этой связи интересно рассмотреть вопрос, отауда взялся восточный путь в Биармию? Сторонники Великой Биармии/Перми, отвечают на него довольно просто. В страну, р ас кинувшуюся от Финского залива до Уральских гор, и от Белого моря до Камы, дооотвительно без труда можно попасть и северным путём через Белое море и восточным, ч ерез Финский залив. Н о проблема в том, что как показали исследования К.Ф. Тиандера, АЛ. Никитина и ряда других, скандинавские саги ничего не знают о подобной Биармии. Не знают ничего о ней и русские источники, в первую очередь новгородские летописи. Точнее они ничего не знают о Биармии саг. Мягко говоря, и мы о ней ничего не знаем. У нас пока нет работы, в ооторой бы были обобщены все известия о Биармии саг, с

целью её реконструкции: этнографии, географии, внутренней истории, правивших династий, сеги знают королей биармов и т. д. С тем, чтобы сравнивать с реальностью, не отдельные детали саг, а весь комплекс представлений о Биармии. Работа АЛ. Никитина «Королевская сага», лишь выявила эту проблему. Кроме того, аетор допустил ту же ошибку, что и его оппоненты. В се известия из разных источников, как по жанру, еак и по хронологии, е одну кучу. В результате нарушился принцип историзма, из исследования выпала динамика развития сюжета, преелема - не изменялось ли со временем представление о местоположении Биармии, следствием чего и явилось наличии в ней двух путей восточного и северного.

Во-вторых, исследователи не всегда учитывают, что авторы саг не просто пересказывали саги, но могли их творчески перерабатывать, соединяя порой в одной саге произведения разного жанра. В озьмём для примера ещё один отрывок из «Круга земного», п овествующей об убийстве Ториром Собакой дру-

21

жинника Олафа Святого Карли, в котором фигурирует Бьярмланд . В своё время АЛ. Никитин убедительно доказал, еео рассказ составлен из двух источников 22. Но остаётся открытым вопрос, з ачем Снорри Стурлуссону это понадобилось. Р азгадку даёт одна сюжетная нить: Карли похищает из храма Ио-малы в Бьярмланде ожерелье, песле чего гибнет от копья Торира. Сам Торир вынужден отдать ожерелье в качестве выкупа за убийство Карли, но делает он это после того, как к его груди было представлено копьё. И, наконец, ожерелье достаётся Олафу Святому, как господину убитого, коеорый в свою очередь гибнет от копья Торира. После чего оно, по-видимому, б ыло погребено с Олафом, прекратив своё губительное действие.

Перед нами типичный сказочный сюжет о сокровище, похищенном из мира мёртвых и приносящим смерть своим владельцем. Те ееть один источник можно указать точно - это сказка о проклятом ожерелье, п охищенном из храма в Бьярмланде. И первоначально в нём, как и в сказке о женитьбе Эрика кровавая Секира, фигурировали, сказочные персонажи. И лишь в последствии неизвестный сказитель ввёл в рассказ исторические персонажи. В тор ой источник рассказ о вражде Олафа Святого и Торира Собаки. Если первое сказание взято автором из «древних стихов и песен, которые исполнялись людям на забаву», то второе, скорее всего, зеимствованы из рассказов людей «старых и мудрых» еаписанных Ари Мудрым. О б е они содержали рассказ об убийстве Ториром Карли. Н о в первом случае оно происходило на пути из Бьярмленда, е в другом случае в Бьяркее на севере Норвегии. Это и послужило причиной объединения двух сюжетов в один и, в свою очередь, породило противоречия, на которые обратил внимание АЛ. Никитин. Снорри, вместо того, еео бы выбрать одну из двух версий убийства Карли, сказочной и исторической, объединил их в одну, тем самым, с ездав новый вариант истории.

В этой истории есть ещё одно противоречие - это история с бочками с двойным дном, в которых Торир провозит сокровища, приобретённые в Бьярм-

23

ланде, мимо слуг Олафа . Это имело бы смысл, если бы Страна Бьярмов находилась на востоке, а не на севере. В этом случае по дороге к себе в Бьяркей на

севере Норвегии ему бы действительно пришлось плыть мимо владений Олафа. А так автору пришлось усложнять рассказ новой сюжетной линией.

Из этого сюжета можно сделать два интересных предположения. Во-первых, пер в оначально рассказ о поездке Торира в Бьярланд не был связан с сюжетом об убийстве Карли, иначе, почему спрятав сокровища в бочках с двойным дном, о н не спрятал ожерелье? Во-вторых, в о времена Торира Собаки, страна бьярмов находилась на востоке, но ве времена Снорри она уже прочно связывалась с севером Норвегии. О б етом свидетельствует ещё один отрывок из

24

«Круга земного», - р ес сказ о походе Харальда Серая Шкура в Страну Бьярмов . Дело в том, что непосредственно перед этим Снорри пишет, что из-еа захвата Трандхейма Хаканом Ярлом, Хаеельд и его братья не могли совершать походы на север 25. И, следовательно, он мог совершить поход в Бьярмленд, тееько если он был на востоке.

Интересно, еео и в ряде других саг, еохраняется ряд сюжетов, фактов, географических названий связанных с восточным местоположением Биармии, притом, что сама она размещается авторами на севере. Можно, вслед за М.Б. Свердловым 26, е другими исследователями, еринадлежащими к числу традиционалистов, относить эти сюжеты на счёт богатой фантазии сочинителей саг. Но это не отменяет вопроса - почёму эти фантазии упорно встречаются в сагах? Более продуктивным можно считать предположение, что причиной этого стало изменение представлений самих скандинавов о местоположении Биармии. Чее было вызвано закреплением Биармии в скандинавском фольклоре, как страны на пути в мир мёртвых. Отсюда возможно и странное расположение последнего упоминания Бьярмленда в «Круге земном», сразу после описания похорон Ха-кона, Воспитанника Торира сказано, - «Он хееил походом на север в страну Бьярмов и одержал там победу в Битве» 27. В самом же рассказе о жизни Хакона, об этом его подвиге ничего не говориться. Возможно, п еред нами просто поэтическая передача факта его смерти - теперь он уже совершает подвиги только в загробном мире, воспринятая Снорри, как указание на реальное событие. О возможности такой ошибки при использовании саг, как исторического источника указывал сам Снорри Стурлуссон - «А песни скальдов, как мне кажется,

меньше всего искажены, если они правильно сложены и разумно истолкова-

28

ны» . А если нет?

Но если в скандинавских сагах, действительно произошла подобная трансформация представлений о местоположении Биармии, то чем она порождена? Отеет даёт молчание новгородских летописей о Биармии саг, богатой серебром стране на берегу моря. С лавяне начинают заселять регион будущей новгородской земли, только в VII -VIII вв. А о знакомстве скандинавов с этим регионом уже в VI евидетельствует известия Иордана29. Большинство исследователей, сеавя под сомнение вхождение этих земель в империю Германариха, не сомневается, чео в данном случае Иордан использовал, имевшиеся в его распоряжении итинерарием, еедержащим описание пути с Рейна в Скандинавию и далее на восток, по балто-волжскому пути30. Те есть тут мы имеем хронологический зазор, который и может объяснить противоречие известий саг и нов-

городских летописей. Славяне своим расселением, с оздали новую этническую обстановку. Скандинавские саги верные исторической традиции продолжали отражать обстановку VI века. В случае с Биармией на берегах Белого моря, такого зазора нет. И умолчание новгородских летописей о курганах насыпанных из земли и серебренных монет на берегах Белого моря, трудно объяснимо.

Так что Восточный путь - это отражение в фольклорно-мифологической традиции Биармии, р еально существовавшей в VI—IX вв. н а берегах финского залива, р. Невы и Ладожского озера, н о за редким исключением не отождествляемая с Биармией саг. Хотя топография региона прекрасно накладывается на описание Биармии в сагах — река (Вина-Нева), пе которой идёт торговля местных жителей, говорящих на финно-угорском языке, со скандинавами, и в окрестностях которой находятся зарытые в землю клады серебряных монет. К западу от впадения реки в залив (Гандвик-Финский), в глубине материка г. Ямбург ( Святилище Иомалы) и т. д.

Что касается этнической принадлежности, то, екорее всего, первоначально под ними подразумевались вепсы. «Vasinabroncas» Иордана, т. е. весь биар-мийская (вепсы береговые), живущая вдоль Финско-Волжского торгового пути, в отличие от веси Белозёрской, живущей в стороне от него. Весь Биармийская (Береговая) и счезает из истории в IX—X вв., кееда е е территория входит в состав Древне русского государства и поездка в Биармию становиться поездкой в Гардарики. Кстати, Гарды, как указывали исследователи, в екандинавском языке обозначает не город, е сельскую усадьбу. А сельское поселение в славянских языках, в еом числе обозначается словом весь, созвучном славянскому наименованию вепсов - весь, т. е. Гардарики - королевство веси? А название вепсов гарды/в ес ь отражение особенностей расселения их деревнями однодворками, характерными, дет природных условий русского севера, или просто по причине отсутствия у вепсов поселений городского типа. Скендинавы просто перенесли на славянских колонистов старое название.

Что касается самих биармов, то они ассимилируются расселившимися на их территории ижорой, карелами, новгородскими словенами. Б ольшая часть вошла в состав формирующегося карельского этноса (по крайней мере, еечастие в этом процессе западных вепсов признаётся многими исследователями). В связи с чем, биармы в позднейших сагах и были отождествлены с карелами, что впоследствии и отразилось в трудах Татищева и Страленберга.

Биармия же стала, на время, отождествляться с береговой полосой Финского залива от Нарвы до Выборга, там, скорее всего, и происходят, судя по топографии, действие саги о Торире Собаке. Но сохранялось и прежнее представление о Биармии на Финско-Волжском пути. Это видно из того, чте многие герои саг попадают в Суздаль через Биармию, т е. по древнему пути описанном Иорданом - вдоль южного побережья Финского залива, населённого балтскими (гольдскифы) и чудскими (тиудов) племенами, зетем по землям биармов (васи-набронков), и, наконец, в землю мери (меренс) не еемлях которой славянские колонисты и основали Суздаль.

К сожалению, пе причине ограниченного объёма статьи, придётся огра-

ничиться этими примерами. Хетя на этом изменения представлений скандинавов о местонахождении Биармии не ограничиваются. Взять для примера, Эдмунд сагу, где при описании борьбы Ярослава за Киевский престол, биармы фигурируют на месте исторических печенегов. Или Сагу о Хаконе, сыне Хакона, гд е описано бегство биармов от монголо-татар. Орды Батыя на берегах Белого моря?

В своём докладе на конференции «Новгородика», е е станавливался на анализе сведений о биармии в скандинавских источниках, но это скорее заявка темы, ч ем её полное раскрытие. В о сновном в нём дан анализ «Круга земного», да и то бегло, из-з а ограниченности места. Главная мысль в том, чее для решения вопроса о местонахождении Биармии, ееобходимо не только собрать и обобщить по возможности все известия о ней в скандинавских источниках, но главное проследить, ее происходило ли изменения во взглядах авторов на её местоположение, на етническую принадлежность биармов и чем было вызвано это изменение.

Предварительный анализ источников позволяет сделать следующие вывод, что место положение Биармии и этническая принадлежность биармов меняется в зависимости от времени создания и жанра произведения. Всего в источниках можно выделить четыре Биармии. Первая, древняя, реально существовавшая в VI—IX вв. на берегах финского залива, р. Невы и Ладожского озера. Весь Биармийская (Береговая) исчезает из истории в IX—X вв., когда её территория входит в состав Древнерусского государства и поездка в Биармию становиться поездкой в Гардарики.

Но к моменту своего исчезновения с географической карты Биармии прочно вошла в скандинавский фольклор, где постепенно превращается в сказочную землю, на пути в страну мёртвых, которую, исходя из мифологических представлений (характерных для многих индоевропейских народов), помещали на севере, в н е зависимости от её реального место положения.

Особенно ускоренно этот процесс шёл в Исландии, где еказочные саги были единственным источником сведений о событиях прошлого. Наиболее наглядно это смешение реальности и сказки мы можем видеть в саге о Торире Собаке, в котоеой Снорри Стурлуссон объединил реальную историю вражды Олафа Святого и Торира Собаки и сагу о проклятом ожерелье, похищенном из храма в Бьярмпенде. О б е они содержали рассказ об убийстве Ториром Карли, н о в первом оно происходило на севере в Бьяркее, а во втором на пути из Бьярм-ланда, который, сеея по сохранившемся при переработке деталям, находился на востоке. С норри при выборе местоположения Биармии, отдал предпочтении северной, тек как кроме фольклорной традиции, на это указывало то, что Карли на самом деле был убит на севере в Бьяркее.

Авторитет Снорри Стурлуссона окончательно закрепил северную версию местонахождения нахождения, и её упорно стали помещать на севере даже тогда, коеда это порождало прямое противоречие с текстом, кае в саге о Харальде Серая Шкура, в том же «Круге земном».

Но постепенно Биармия окончательно теряет связь с реальностью и превращается в мифическую страну на краю света. А биармы отождествляются, ео с

печенегами (Эйдмунд сага), то с волжскими булгарами (Сага о Хаконе, сыне Хакона). Возможно, отождествление печенегов с биармами было порождено и тем, что они обитали на берегах Чёрного моря, т. е. тоже были биармами — береговыми людьми.

Автор статьи не претендует на то, что он раз и навсегда решил проблему местонахождения Биармии. Цель данной публикации как раз в том и заключается, что бы показать, что проблема эта отнюдь не решена, что её решение значительно сложнее чем, кажется при первом знакомстве. И главное в ней проблема методологии средневекового источника, необходимость поиска новых методологических путей. И м етод реконструкции мог бы в этом отношении иметь положительную роль. Реконструкция Биармии саг, хетя и дала бы нам представление не о реальной Биармии, а о её мифическом образе в скандинавской средневековой литературе, веё же позволила бы конкретизировать её образ, собрав воедино все черты, р азбросанные по разным сагам. Проследив развитие этого образа (т. е. применив метод «модификации и трансформации фольклорно-мифологических сюжетов), ме1 еможем выделить протоядро этого сюжета в скандинавском фольклоре, те есть конкретные черты реальной Биармии. А, располагая ими, мы, опираясь на конкретные данные археологии и географии, сможем провести научно-о бъективную локализацию её местоположения.

Библиография и примечания

1) Кузн ецов, С Ж. К вопросу о Биармии // Этнографическое обозрение. - 1905-Кн. 115—116. еГ° 2/3; Никитин, АЛ. Б иармия и Древняя Русь // Вопросы истории — 1976- № 7- С. 56-69; Джаксон, Т.Н, Глазарина, ГБ. Русский север в древнескандинавской письменности: Отечественная историография вопроса о локализации Биармии XVIII-XIX вв. // История и культура Архангельского Севера: Досоветский период - Вологда, 1986- С. 7-14, и т. д.

2) Свердлов, М.Б. Сведения скандинавов о географии восточной Европы в

вв. // Иееория географических знаний и открытий на севере Европы - Л., 1973 -С.39-57;Белов М.И. Арктическое мореплавание с древнейших времён до середины XIX в. // Иетория открытия и освоения северного морского пути. Т. 1 - М., 1956-С. 30.

3) Кузн ецов, С. К. Указ. соч. С. 54-55.

4) Никитин, АЛ.Ук аз. соч. С. 61-62.

5) Мейнандер, КФ. Биармы // Финно-угры и славяне-Л., 1979- С. 35, 40.

6) Кузъмин, С., Волковицкий, А. Петергоф для Рюрика // Родина — 2003- № 8- С. 28.

7) Матузова, В.И. Английские средневековые источники - М., 1979- С. 24-25.

8) Кузн ецов, С.#. Указ. соч. С. 31.

9) Белов, М.И. Указ соч. С. 30.

10) Матузова, В.И. Указ. соч. С. 32.

11) Никитин, А.Л.Ук аз. соч. С. 58-59; Он же Королевская сага // Никитин АЛ. Костры на берегах: Записки археолога. - М., 1986- С. 400^406.

12) Финно-угры и балты в эпоху средневековья - М., 1987- С. 47.

13) Тиандер, К.Ф. Поездки скандинавов в Белое море - СПб., 1906- С. 66.

14) Там же. С. 65—66: в английском: berm - тропинка, bermbank - берег канала противоположный бичёвнику; в норвежском: barmr - борт на шлеме, край тарелки; в голландском: barm, baerm, barem береговая полоса, тропинка вдоль реки, насыпь вдоль берега; в исландском: barmr - берег, eybarm - берег острова, или eybarm - берег реки, vikrbarmr - берег морской губы.

15) Никитин, AM. Королевская сага... С. 406.

16) Там же. С. 356-357.

17) Тиандер К.Ф. Указ. соч. С. 418.

18) В рз можно ключом к пониманию первоначального значения слова сага, является наличие в скандинавском пантеоне богини Саги, чьё имя означает «провидица» (Снорри Стурлуссон Младшая Эдда.- Л.,1970- С. 52). И Старшая Эдда открывается «Прорицанием Вёльвы». Н е была ли первоначально сага - оракулом, который произносили жрицы богини Саги. Это бы объяснило, обилие в скандинавской поэзии табуированных слов, словозаменителей (хейти и кеннингов), иносказаний и т. д.

19) Снорри Стурлуссон. Круг Земной-М.,1995 - С. 59-60.

20) Там же. С. 95.

21) Там же С. 283-287.

22) Никитин AM. Указ. соч. С. 61; Он же Королевская сага... С. 417—418.

23) Снорри Стурлуссон. Круг Земной... С. 296-298.

24) Снорри Стурлуссон. Круг Земной... С. 95.

25) Там же.

26) Свердлов М.Б.Указ. соч. С. 47.

27) Снорри Стурлуссон. Круг Земной... С. 468.

28) Там же. С. 8.

29) Иордан О. происхождении и деянии гетов- М., 2001. С. 83.

30) Там же. С. 265.

This document was created with Win2PDF available at http://www.daneprairie.com. The unregistered version of Win2PDF is for evaluation or non-commercial use only.