Научная статья на тему 'К проблеме перехода самостоятельных слов в разряд нумеративных в башкирском языке'

К проблеме перехода самостоятельных слов в разряд нумеративных в башкирском языке Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

123
48
Поделиться
Ключевые слова
нумеративное слово / категория исчисления / Переходность / Метонимия / Метафора / синекдоха

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Абдрахимов Х. З.

В статье рассматриваются особенности употребления нумеративных слов в башкирском языке и их роль в речи. Сделана попытка раскрыть проблему перехода самостоятельных слов в разряд нумеративных. Также уделяется внимание образованию нумеративных слов путем расширения значений самостоятельных слов и переноса данных значений для обозначения количества исчисляемых предметов, меры длины и объема

In the given article some peculiarities of using Bashkir numerals are analyzed and their role in the ordinary speech is vividly illustrated. There has been made an attempt to solve the problem of transiting separate words into the category of numerals. Much attention is paid to the formation of numerals by expanding their meaning and rendering the above mentioned phenomena into the range of measuring length and volume.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «К проблеме перехода самостоятельных слов в разряд нумеративных в башкирском языке»

УДК 811.512.141

К ПРОБЛЕМЕ ПЕРЕХОДА САМОСТОЯТЕЛЬНЫХ СЛОВ В РАЗРЯД НУМЕРАТИВНЫХ В БАШКИРСКОМ ЯЗЫКЕ

© Х. З. Абдрахимов

Стерлитамакская государственная педагогическая академия им. Зайнаб Биишевой Россия, Республика Башкортостан, 453103 г. Стерлитамак, ул. Ленина, 49.

Тел./факс: +7 (3473) 43 57 93.

E-mail: sgpa_vr@mail.ru

В статье рассматриваются особенности употребления нумеративных слов в башкирском языке и их роль в речи. Сделана попытка раскрыть проблему перехода самостоятельных слов в разряд нумеративных. Также уделяется внимание образованию нумеративных слов путем расширения значений самостоятельных слов и переноса данных значений для обозначения количества исчисляемых предметов, меры длины и объема

Ключевые слова: нумеративное слово, категория исчисления, переходность, метонимия, метафора, синекдоха.

Нумеративные слова башкирского языка составляют довольно большой пласт башкирской лексики. Их состав и особенности употребления в речи представляют несомненный научный интерес. Несмотря на широкое употребление данных слов в речи, на сегодняшний день нумеративные слова остаются малоизученной областью башкирского языкознания.

Нумеративные слова имеют отношение к количественным числительным. Они обозначают не конкретный предмет, являющийся объектом исчисления, а ту счетную категорию, к которой этот предмет относится [1]. Нумеративные слова (как и в русском языке) ставятся между количественным числительным и конкретным исчисляемым предметом, например: бер ойор йылш /один косяк лошадей/, биш теп агас /пять деревьев, дословно пять корней деревьев/ и т.п. Однако, в отличие от русского языка, в построении словосочетания с нумеративным словом в башкирском языке имеются существенные различия, а именно: в башкирском языке сочетание с нумера-тивным словом может быть построено именно как порядковое числительное + нумеративное слово + существительное, исчисление которого ведется или определятся его объем, расстояние. При удалении одного звена этой конструкции теряется грамматическая и смысловая связь между словами. Например: в русском языке в сочетании: один кусок мыла при удалении числительного основной смысл сохраняется

- кусок мыта, в башкирском же языке при удалении числительного бер остается не связанное формальными грамматическими категориями связка слов кидэк набыт /кусок, мыло/, когда по закону языка должно было бы набыт кидэге, как качественное определительное сочетание. Здесь также необходимо учесть то, что в башкирском языке нумеративное слово и существительное не требуют множественного числа, т. к. входящее в состав сочетания порядковое числительное уже само по себе определяет количество исчисляемого предмета. В некоторых случаях для обозначения приблизительного количества, расстояния нумеративное слово может принять окончание множественного числа, при этом в сочетание числи-

тельное + нумеративное слово + существительное после нумеративных слов включается слово сажаны /приблизительно/. Например: Был гауганыц былай дурайыуын куреп торган Дилэфруз, эсэненец ку$ карашынан ук у^ен тукмарын ни^енеп, сэскэлэр^е косаклаган квйв, тирмэнэн ун таяятар саманы ары ултырган будка артына йугер^е (Ь. Дэулэтшина). Кулындагы ун тдаятар саманындагы бер ташты кутэреп, Fэлигэ ыргытырга иткэндэ, икенсене уныц кулынан тотоп, ташты кире ташлатты (Г. Хэйри).

Нумеративные слова в башкирском языке, можно полагать, возникли еще в глубокой древности [2]. По их природе можно определить, что они наиболее широко используются в речи именно в связи с повседневной жизнью, бытом народа для приблизительного определения расстояния, веса, объема жидкости и сыпучих предметов. В данной статье остаются вне поля зрения нумеративные слова, более поздние по происхождению, основанные на использовании определенной метрической системы. Основное внимание уделяется нумеративным словам, широко используемым для исчисления количества предметов, объема жидкости, сыпучих предметов и приблизительного веса предметов и мер длины в повседневной жизни, быту народа.

Нумеративные слова башкирского языка, как и многих языков, состоят из слов, относящихся к именам существительным: непроизводных существительных: (баш /голова/, бау /веревка, связка/, твп /корень/, ус /ладонь, горсть) и существительных, образованных от глаголов путем прибавления словообразовательных аффиксов: тел-еж /ломоть,

ломтик/, вй-вж /куча/, кырк-ыж /отрезанный кусок/, усла-ж /пучок/, йомарла-ж /комок, кругляк/, кидэ-к /кусок/, коса-я/охапка/, семте-ж /щепотка/, тумыра-у /обрубок, отколотый кусок/, ус-жа /пук, пучок, связка/, бад-жа /пасма/ и др. Нумеративные слова башкирского языка условно можно подразделить на основные (исконно башкирские) (баш /голова/, твп /корень/, кидэк /кусок/, косак/охапка/, кыркым /отрезанный кусок/, тумырау /обрубок, отколотый кусок/ н.б.) и заимствованные из дру-

484

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ФИЛОЛОГИЯ и ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

гих языков (аршын /аршин/, шэшке /чашка (чаю)/, торба /труба (луба)/, кэтук /катушка/, пар /пара/ и др.). Сегодня к нумеративным словам в башкирском языке относятся следующие слова: агас /дерево/, а&ім /шаг/, аршын /аршин/, ая /ед. меры длины, равной ширине ладони/, батман /кадка/, баш /голова/, башак /колос/, бит /лист/, ботак /ветка, сук/, берэмек /единица/, бвртвк /единица, штук/, буй /продолина/, булем /деление/, булкэ /отделение, отсек/, быуа /промежуток рабочего времени между двумя перерывами на отдых/, быуын /звено/, иле /растояние, равное ширине пальца/, йомарлам /комок, кругляк/, йомгак /клубок/, йорт /двор/, йвк /воз/, йвклэм, йвкмэу /вьюк/, йэйем /раскатка/, кейем /пара/, кирбес /кирпич/, кидкэ /кряж/, кидэк /кусок/, квйшэм /пища (в количестве, достаточном один раз пожевать) и др. Сюда же можно отнести многочисленные названия посуды, используемой для жидкости и сыпучих предметов, например: бура /закром, сусек/, кап /пачка/, сынаяк /чашка/, кунэк, би^рэ /ведро/ и др. Эти наименования в определенном контексте выступают в качестве нумеративных слов.

Следует отдельно рассмотреть вопрос возникновения нумеративных слов, точнее, переход самостоятельных слов в разряд нумеративных. По мнению Н. К. Дмитриева, нумеративные слова сообразуются с качеством исчисляемого предмета, и, таким образом, для отдельных категорий слов (предметов) употребляются только им одним свойственные нумеративные обозначения [1].

Возникает вопрос: «Почему именно данные слова используются для исчисления отдельно взятых предметов, объема, расстояния?» С точки зрения абстрагирования значений данных существительных «современная лингвистика различает в языке наблюдаемый уровень и представляемый, или абстрактный уровень. При этом понятия, принадлежащие абстрактному уровню в лингвистике, не появляются только путем удаления некоторых признаков из понятий или представлений о конкретных наблюдаемых явлениях, но и включают в себя и некоторые новые признаки, отсутствующие в последних» [3]. «В рамках естественного языка любое выражение необходимо рассматривать в контексте определенного речевого акта» [4]. При этом здесь необходимо учесть, что «слово относится к действительности, отражает ее и выражает свои значения не само по себе, а лишь через всю систему значений, образующих семантический строй языка» [5], и что «слово как название предмета обусловлено контекстом той действительности, к которой оно относится» [5]. По экстралингвистическим причинам лексические возможности языковых единиц могут быть использованы и в других целях, слову при этом не обязательно принимать морфемные (грамматические) изменения. «Речь, охватывающая все виды и все формы языковой коммуникации, в своем конкретном существовании способна постоян-

но и непрерывно оказываться в новых коммуникативных ситуациях и использовать еще неизвестные до того языковые новообразования. Но создаются эти новообразования всегда на базе уже имеющегося языкового материала, путем развертывания заложенных в этом материале потенций и дальнейшего продвижения исходящих от языковых форм проекций, т. е. на основе языковой системы. Потому что в этой системе существуют самые разнородные структуры, потенциально готовые к реализации в речи, типизирующие самые разнородные стороны речевой коммуникации» [6]. В данном случае отмечается взимодействие между лексикой и морфологией, т.к. «...грамматические формы и значения слов находятся в тесном взаимодействии с лексическим значением» [7]. При переходе существительных в разряд нумеративных слов раскрываются дополнительные значения этих номинаций именно в грамматическом контексте. «В явлениях переходности большую роль играют лексические значения, так как именно они создают предпосылки для перехода слов» [8] в разряд других частей речи. Нуме-ративные слова как классы слов абстрагированы от конкретных лексических значений, однако они в отличие от наречий и глаголов, согласно теории переходности приобретающие иные оттенки значений и переходящие в другие части речи, не теряют свое первоначальное лексическое значение, приобретают дополнительно качественно новое значение: не называют отдельный предмет, а обозначают ту счетную категорию, к которой относится объект исчисления (например: ете бот то$ /семь пудов соли/ “Дудыцды белеу всвн бергэлэп ете бот то$ ашарга кэрэк” (Халыкмэкэле). В отдельных случаях (к примеру, в определении объема) слова обозначают объем, который вмещает предмет, номинацией которого они напрямую являются. Например: ике силэк ныу /два ведра воды/. вмэселэр^ец эш бвтву^эренэ Муйылбикэ ике силэк [эде] ныу алып сыкты (Ь .Дэулэтшина). «Причина возникновения [таких] явлений переходности - желание выразить мысль точнее, ярче и лаконичнее - одна из причин эволюции языка» [8].

При переходе самостоятельных слов в разряд нумеративных слов большую роль играет перенос значений слов на основе метофоризации, метонимии, реже - синекдохи.

Нумеративные слова, возникшие способом метафоризации, основаны на внешнем сходстве предметов. К таким нумеративным словам в башкирском языке можно отнести по форме: ярты таята сэй /полпачки прессованного чая/, ике шаяжая шэкэр /два кубика сахара/, вс кирбес икмэк /три кирпича (буханки) хлеба/ и т.д.; для передачи значения незначительного количества предмета: бер тамсы май (тэнемдэ калманы) /(не осталось в теле) ни (одной) капли жира/, бер тамсы кан (всвн) /(за) одну каплю крови/ и т.д. Слово «капля» может употребляться в целях создания худо-

жественной образности: бер тажсы бэхет /(одна) капля счастья/, бер тажсы йоко /(одна) капля сна/, бер тажсы шик /(одна) капля сомнения/ и т.д.

В образовании многозначности, вместе с этим и нумеративных слов, важную роль играет метонимия. При образовании новых значений путем метонимии «наименование того или иного предмета и явления перенесено на другой предмет или явление по смежности» [9]. Метонимии могут проявляться только в контексте [10]. При образовании нумеративных слов наиболее продуктивными являются следующие виды метонимии.

Ассоциация действия и результата действия: йвкжэу /взвалить/ - бер йвкмэу утын (бесэн, улэн) /(одна) вязанка дров (сена, травы)/, тужрау /обрубать/ - бер тумрау агас /(один) обрубок дерева/, янау /изготавливать, заряжать/ - бер янау дары /(один) заряд пороха/ и т.д. Сюда же можно отнести нумеративные слова - наименования результата действия, образованные путем присоединения аффиксов -м, -ым/-ем, -ка/-кэ: булеж

/деление, надел/ - бер булем ер /(один) надел земли/, йожарлаж / кругляк/ - бер йомарлам май /один кругляк масла/, йэйеж /раскатка/ - бер йэйем балсык/одна раскатка глины/, ярка /полено/ - бер ярка утын /(одно) полено дров/ и т.д.

При образовании нумеративных слов важную роль играет передача количества, объема предмета через наименование предмета (посуды), в который данный предмет помещен (насыпан, влит). Например, наименования частей тела человека, способных помещать мелкие, сыпучие предметы: ус /горсть, ладонь/- бер ус квнбагыш /(одна) горсть семечек, косая /охапка/ - ике косак утын /две охапки дров/, колас /разжах, сажень/ - ике колас ер /две сажени земли/; наименования траснпортных средств: арба /телега/ - ике арба балсык /две телеги глины/, сана /сани / - вс сана бесэн /три сани сена/ и т.д.; наменования посуды, в которых можно хранить, транспортировать сыпучие предметы: эрйэ /ларь/ - бер эрйэ бой^ай /(одно) ларь пщени-цы/, нодко/совок/- ике нодко квл /два совка золы/ и т. д. Наименования различной посуды также могут послужить для исчисления объема жидких веществ: сынаяк/чашка/ - ике сынаяк сэй /две чашки чая/, кунэк /ведро/ - вс кунэк ныу /три ведра воды/, стакан - ике стакан нвт /два стакана молока/ и т. д. Наименования различной специальной тары также употребляются в качестве нумеративных слов: кап /коробок, пачка/ - биш кап шырпы /пять коробок спичек/, ток /жешок/- ике ток он /два мешка муки/, йэшник /ящик/- бер йэшник ка^ак /(один) ящик гвоздей/ и т.д.

Еще один вид метонимии, используемый при образовании нумеративных слов, - перенос значения на основе пространственной смежности. В этом случае наименования государственных или общественных организаций, населенного пункта, здания в результате метонимического переноса принимают значения, обозначающие людей, сюда входящих. Например, йорт /дом, семья/ - ике йорт кунак /две семьи гостей/, тирмэ /юрта/ - мец тирмэ халы к /тысяча юрт народа, народ в тысячу юрт/, темэн /тюмень/ - дурт темэн сиреу /четыре тюмени войска/ и т.д.

При перенесении значения слова способом синекдохи целое передается наимениванием части целого или, наоборот, часть обозначается наименованием целого. Таким способом нумеративные слова образуются в контексте: баш /голова/ - биш баш нарык/пять голов овец/, башак/колос/- ес башак арыш /три колоса ржи/, кмуак/куст/- дурт кыуак сейэ /четыре куста вишни/, тэлгэш /кисть, гроздь/

- ике тэлгэш муйыл /две кисти черемухи/и т.д.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Помимо вышеназванных, существуют также другие виды перехода самостоятельных слов в разряд нумеративных, которые недостаточно описаны.

Таким образом, в башкирском языке существует целый пласт лексики, относящейся к разряду нумеративных слов. Данные лексемы в речи используются как счетная категория при исчислении предметов, меры, объема, расстояния и. т.д. Их возникновение связано с экстралингвистическими факторами. Изучение данных слов представляет большой научный интерес с точки зрения истории и современного состояния лингвистики и требует более детального исследования.

ЛИТЕРАТУРА

1. Дмитриев Н. К. Грамматика башкирского языка. М.: Наука, Уфа: ГУП РБ «Уфимский полиграфкомбинат», 2007. 232 с.

2. Йосопов Х. Г. Башкорт телендэ нумератив hYЗЗэр // Башкортостан укытыусыЬы, 1963, №»11. С. 30-46.

3. Лебедев М. В. Стабильность языкового значения. М.: Эдиториал УРСС, 1988. 168 с.

4. Философия, логика, язык: Перевод с английского и немецкого / Сост. и предисл. В. В. Петрова М.: Прогресс, 1987. 336 с.

5. Виноградов В. В. Русский язык (грамматическое учение о слове). М.: Высшая школа, 1972. 613 с.

6. Адмони В. Г. Грамматический строй как система построения и общая теория грамматики. Ленинград: Наука, Ленинградское отделение, 1988. 239 с.

7. Виноградов В. В. Избранные труды. Лексикология и лексикография. М.: Наука, 1977. 312 с.

8. Бабайцева В. В. Явления переходности в грамматике русского языка: Моногр. М.: Дрофа, 2000. 428 с.

9. Шмелев Д. Н. Современный русский язык: Лексика. М.: Просвещение, 1977. 168 с.

10. Суфьянова Н. Ф. Проблема многозначности в башкирском языке и ее лексикографическая разработка. Уфа: Гилем, 1998. 102 с.

Постутла в редакцию 14.02.2011 г.