Научная статья на тему 'К проблеме оседания кочевого и полукочевого населения Западного Казахстана в XIX в'

К проблеме оседания кочевого и полукочевого населения Западного Казахстана в XIX в Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1722
176
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОЧЕВОЕ СКОТОВОДСТВО / ЗЕМЛЕДЕЛИЕ / ЭКОНОМИКА / ЗЕМЛЕПОЛЬЗОВАНИЕ / NOMADIC PASTORALISM / AGRICULTURE / ECONOMY / LAND USE

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Фризен Дмитрий Яковлевич

В статье исследуется процесс перехода кочевого и полукочевого населения Западного Казахстана к оседлости. Раскрываются социально-экономические и политические факторы, способствовавшие процессу оседания кочевников. Также показано экономическое влияние России на развитие кочевых хозяйств, переход к скотоводческо-земледельческой форме хозяйства в казахской степи.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ON THE PROBLEM OF NOMADIC AND SEMI-NOMADIC POPULATION SEttlement IN WESTERN KAZAKHSTAN IN THE 19 th CENTURY

The article investigates the process of transition of nomadic and semi-nomadic population of Western Kazakhstan to settled way of life. Socio-economic and political factors contributing to the process of nomads settlement have been revealed. It also shows the economic impact of Russia on the development of nomad households, the transition to the cattle-farming form of economy in the Kazakh steppe.

Текст научной работы на тему «К проблеме оседания кочевого и полукочевого населения Западного Казахстана в XIX в»

УДК 94 (574.1)

Фризен Дмитрий Яковлевич

кандидат исторических наук, старший преподаватель кафедры истории Казахстана и исторических дисциплин Актюбинского государственного педагогического института. Республика Казахстан. тел.: (713) 295-46-30

К ПРОБЛЕМЕ ОСЕДАНИЯ КОЧЕВОГО И ПОЛУКОЧЕВОГО НАСЕЛЕНИЯ ЗАПАДНОГО КАЗАХСТАНА В XIX в.

В статье исследуется процесс перехода кочевого и полукочевого населения Западного Казахстана к оседлости. Раскрываются социально-экономические и политические факторы, способствовавшие процессу оседания кочевников. Также показано экономическое влияние России на развитие кочевых хозяйств, переход к скотоводческо-земледельческой форме хозяйства в казахской степи.

Ключевые слова: кочевое скотоводство, земледелие, экономика, землепользование.

Friesen Dmitry Yakovlevich

PhD in History, Senior Teacher of the Department of History of Kazakhstan and Historical Disciplines, Aktobe State Pedagogical Institute. Republic of Kazakhstan tel.: (713) 295-46-30

ON THE PROBLEM OF NOMADIC AND SEMI-NOMADIC POPULATION SETTLEMENT IN WESTERN KAZAKHSTAN IN THE 19th CENTURY

The article investigates the process of transition of nomadic and semi-nomadic population of Western Kazakhstan to settled way of life. Socio-economic and political factors contributing to the process of nomads settlement have been revealed. It also shows the economic impact of Russia on the development of nomad households, the transition to the cattle-farming form of economy in the Kazakh steppe.

Key words: nomadic pastoralism, agriculture, economy, land use.

В XIX в. начался процесс перехода к оседлости кочевого и полукочевого населения Казахстана. Он продолжался длительное время и во многом был связан с осуществлением политики царизма в Казахстане, что оказывало непосредственное влияние на социально-экономическое и политическое развитие региона. В Западном Казахстане проживали в основном кочевые племена, входившие в состав Младшего казахского Жуза. На территории современной Актюбинской и Кустанайской областей кочевали роды, относящиеся к племенному объединению Алим-улы, а также к объединению Жетыру. На территории Атырауской и Западно-Казахстанской областей жили роды, относящиеся к объединению Бай-улы. В казахском кочевом обществе с древних времён существовали негласные обычаи, регулирующие систему землепользования. Как правило, у каждого рода существовали свои родовые пастбища, распределявшиеся на зимние, весенние, летние и осенние кочёвки. К тому же на территории Казахстана были кочевья трёх Жузов - Старшего, Среднего и Младшего. В период существования Казахского ханства, верховным распределителем пастбищ считался хан. Однако в период присоединения казахских земель к России, ханская власть была постепенно отменена и функции распределения земельного фонда начали переходить к местной администрации - Оренбургской пограничной комиссии, которая подчинялась Оренбургскому губернскому правлению.

Разрешение земельных споров между казахскими родами постепенно также стало переходить в ведение царской администрации. В условиях изменения политической и социально-экономической ситуации, среди некоторой части казахского населения появилась тенденция перехода к оседлости. Причины данного процесса во многом были связаны с тем, что усиливалось экономическое влияние России в казахской степи, возрастали торговые связи между приграничными российско-казахстанскими районами. Поэтому в Казахстане распространялось российское влияние, проникал торговый капитал.

Следует заметить, что в северных районах, прилегающих к границам Оренбургской, Самарской и Западно-Сибирской губерний казахское население было в основном полукочевым, поскольку здесь были тесные взаимосвязи с оседлым населением России, близкое расположение хлебных рынков. Напротив, в южных районах, в частности на Мангышлаке, возле Аральского моря, в районе реки Тур-гай находились кочевые хозяйства. Поэтому мы исследовали проблему перехода к оседлости как более приспособленных к данному процессу полукочевых, так и более отдалённых от оседлых поселений кочевых хозяйств. При этом в данном процессе кочевые хозяйства под влиянием оседания населения северных районов, начали вступать в хозяйственные связи с полуоседлым и оседлым населением, что постепенно усиливало процесс их вовлечения в общероссийский рынок.

Мотивы, побуждающие часть казахского кочевого населения переходить к оседлости заключались в экономической целесообразности данного процесса, стремлении получать прибыль от земле-

дельческого хозяйства, приспосабливаться к условиям торгового оборота с приграничными российскими территориями. Например, в 1820 г. старшина одного из казахских родов К. Байсынкареев писал Сибирскому генерал-губернатору об отводе для казахов земли для оседлого поселения: «Доверители мои, желая основать жилища свои присным образом назад тому 8 лет вступили в подданство России, быв уверены, что даны нам будут все способы к домообзаводству. Но как со стороны начальства никакого не было сделано о сем распоряжении, то в 1818 году просили мы г-на Тобольского гражданского губернатора отвести нам под поселение удобную землю, а именно: в степной стороне против крепости Становой в окружности до 80 верст по реке Ишиму при урочищах Яркинов брод. Медятовский брод и Тугузбай и Строение, где кочевали всегда. Предки наши и мы не делали никому стеснения. Но на сию просьбу нам объявлено, что линейное начальство признают отвести просимую нам землю невозможным, потому, во-первых, что означенная земля занимается заграничными киргизцами, которые потерпят от сего стеснения, во-вторых, что мы, оставаясь за границей, можно иметь потаенную торговлю, чрез что казна лишается пошлинного сбора. Таким образом, отделившись от однородцев своих, остались до сего времени без всякого можно сказать пристанища. Посему просим Ваше Высокопревосходительство взойти в наше положение и буде нет других причин, препятствующих к отводу просимой нами земли, утвердить оную законами, по обыкновенному порядку межевания» [1, л. 1-2об.].

Некоторая часть казахского населения обращалась к царской администрации с просьбой выделить земли для оседлого поселения. В мае 1849 г. младший переводчик Оренбургской пограничной комиссии Долгоаршинов писал Председателю данной комиссии М. Ладыженскому о стремлении части казахского населения перейти к оседлости: «Многие ордынцы чиклинского рода, кабакова джакаемова, янклычева и прочих отделений, как видно, имеют намерение к постоянной кочевке, но посеяли разного рода хлеба при озерах Курджакуле, Юмарткуле, Сарыкуле, Кайырчак-тыкуле, Кендыкуле, Батпаккуле; и даже при последнем посеял и сам батыр Исет Кутебаров для примера другим ордынцам. Чем Вашему Пр-ву имею честь донести» [2, л. 109].

В некоторой степени влияние на развитие земледелия среди казахского населения оказывали российские крестьяне-переселенцы. Происходило трудовое взаимовлияние между кочевым и оседлым населением, что также было связано с ростом продуктообмена между ними. Однако в основном земледелие у казахского населения развивалось в малых размерах, к тому же удовлетворяло только личные потребности хозяйств, и не было ориентировано на товарную реализацию. Член-корреспондент Вольного экономического общества В. Кузнецов писал об особенностях земледелия казахского населения: «Поля киргизы не удабривают, а сняв с поля несколько хлебов, предоставляют ему самому удабриваться в течение десятков лет. Обилие земли даёт возможность вести так дело. Как ни просто в настоящее время земледелие киргиз, но оно представляет собой явление отрадное. Киргизы не остановятся на той степени, на какой стоят ныне, они пойдут вперед. А в последнее время уже замечен прогресс, а именно, киргизы покупают железо на бороны...» [3, л. 2-2об.].

Постепенно размеры посевов зерновых культур в казахских хозяйствах возрастали и стали распространяться в более широких масштабах. В 1892 г. в Илецком уезде Тургайской области было посеяно 28 891 десятин, из которых 4 040 десятин пшеницы, 23 902 десятин проса, 62 десятин ярицы, 831 десятин овса, и 52 десятины ячменя. Пшеницы было посеяно у казахов 23 729 пудов, у русских крестьян 3 719 пудов, первые сняли 160 074 пудов, вторые сняли 74 260 пудов. То есть значительная часть казахского населения стала заниматься земледелием, и даже по некоторым показателям превосходила российских крестьян-переселенцев. Илецкий уездный Начальник докладывал Тургайскому военному губернатору: «Мерой для развития земледелия в данном уезде признается ознакомление жителей с лучшими приемами правильного удобрения почвы и самой обработки её, да и наиболее подходящими к местным условиям порядком севооборота, сообразно преобладающим в уезде количеством почвы чернозёмно-песчаной и чернозёмно-глинистой, преимущественно в пределах Буртинской волости, состоящей из сплошной ковыльной степи» [4, л. 33].

Тем не менее, по словам Илецкого уездного Начальника: «Несмотря на замечательную, против прежнего, развитость земледелия у киргизов Илецкого уезда, на возрастающее с каждым годом все большего и большего значения его в их глазах, скотоводство не перестает, однако составлять по прежнему, если не исключительную, то все еще преобладающую отрасль их хозяйства» [5, л. 34]. Согласно отчёту Временного Совета об управлении Внутренней (Букеевской) Ордой в 1884 г., земледлие в этом регионе по сравнению с 1883 г. значительно сократилось. Например, яровой ржи было посеяно меньше на 3 122 четверти, овса меньше на 154 четверти [6, л. 34].

Таким образом, развитие земледелия и переход к оседлости казахского кочевого населения происходил неравномерно, с периодами, как увеличения, так и сокращения размеров хлебопашества. Но постепенно развитие оседлости среди кочевого населения происходило более интенсивными ме-

тодами. Это также было связано с влиянием политики царизма, и в особенности, с процессом изъятия земли кочевников для крестьян-переселенцев, численность которых в казахской степи начала возрастать после отмены крепостного права. Согласно царским Указам в 1868 и 1891 гг., земли кочевого населения были объявлены собственностью государства и на этом основании изымались в переселенческий фонд. Поэтому кочевое скотоводство не могло успешно функционировать, так как сокращалось количество кочёвок, что естественным путём сокращало размеры кочевания. Поэтому часть кочевников переходила к оседлости.

Первоначально среди кочевого населения распространялось весьма примитивное развитие земледелия. Кочевники засеивали часть территории и, получив урожай, продолжали дальше кочевать, то есть не переходили в стационарное состояние. Такой вид земледелия был довольно распространённым среди скотоводов. А.И. Левшин писал о земледелии кочевников: «Впрочем, земледелие не делает их оседлыми. Они кочуют около пашен своих только до того времени, пока хлеб спеет. Сжав его и обмолотив, они берут с собой нужную часть оного, а остальную зарывают в землю до будущего посева и уходят в другие места. Роды хлеба ими засеваемые, суть: яровая рожь, пшеница, ячмень и особенно просо» [7, с. 380].

Как правило, население распахивало залежь при первом случае, чтобы получить хлеб. Соответственно, в данном случае, земледелие не представляло собой какой-либо интенсивной формы, а было во многом экстенсивным, построенном на распашке новых земельных территорий и их эксплуатации. Засухоустойчивые климатические зоны также не могли в существенной степени повысить уровень технического уровня земледелия, тем более, технические средства производства многих хозяйств были на низком уровне. Отсюда следует, что сформировалось так называемое скотоводческо-земледельческое хозяйство. Смешанная форма хозяйства получила наибольшее распространение в казахской степи, вытесняя кочевой быт.

Кочевое и полукочевое население в период переселенческой политики правительства стремилось упрочить свое положение в системе хозяйственных связей. При переходе к оседлому образу жизни, кочевое и полукочевое население часто просило о наделении их землей хотя бы в пределах переселенческой нормы. Они понимали, что лучше сохранить в своих руках хотя бы небольшой клочок земли, чем формально пользоваться большой площадью, но не иметь гарантии сохранить ее за собой. То есть, в условиях осуществления аграрной колонизации Западного Казахстана, кочевое и особенно полукочевое население стало активнее переходить к оседлости, так как начало осознавать, что в сложившейся ситуации дальнейшее кочевание становится значительной проблемой для них.

Итак, процесс перехода к оседлости кочевых и полукочевых хозяйств был в основном связан с экономическими факторами, развитием товарно-денежных отношений, осуществлением переселенческой политики царизма, что усиливало роль и значение земледелия и снижало роль кочевого скотоводства. По мере сокращения пастбищ, что было связано с изъятием земли кочевников для осуществления переселенческой политики, процесс кочевания был значительно ограничен в территориальных рамках и приводил к кризису кочевничества и соответственно оседанию скотоводов.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

1. Российский государственный исторический архив (РГИА). Ф. 1264. Оп. 1. Д. 318.

2. Центральный государственный архив Республики Казахстан (ЦГА РК). Ф. 4. Оп. 1. Д. 3535.

3. РГИА. Ф. 967. Оп. 1. Д. 48.

4. ЦГА РК. Ф. 318. Оп. 1. Д. 1.

5. Там же.

6. Там же. Ф. 78. Оп. 2. Д. 332.

7. Левшин А.И. Описание киргиз-казачьих или киргиз-кайсацких орд и степей. Алматы, 2009.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.