Научная статья на тему 'К проблеме атрибуции музейного предмета в ходе реставрационных работ (на примере атрибуции комода из собрания мебели ГМЗ «Петергоф»)'

К проблеме атрибуции музейного предмета в ходе реставрационных работ (на примере атрибуции комода из собрания мебели ГМЗ «Петергоф») Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
540
128
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АТРИБУЦИЯ / МУЗЕЙНЫЙ ПРЕДМЕТ / ИНФОРМАЦИОННОЕ ПОЛЕ / ИЗУЧЕНИЕ МУЗЕЙНЫХ ПРЕДМЕТОВ / КЛЕЙМО / ХУДОЖЕСТВЕННАЯ МЕБЕЛЬ / ATTRIBUTION / A MUSEUM OBJECT / INFORMATION FI ELD / RESTORATION OF A MUSEUM OBJECT / RESEARCH OF MUSEUM OBJECTS / STAMP / ART FURNITURE

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Кондратенко Мария Евгеньевна

В статье освещены теоретические и практические аспекты атрибуции музейных предметов в процессе проведения реставрационных работ. На примере произведенной атрибуции комода из собрания ГМЗ «Петергоф» показаны проблемы, перспективы и возможные пути решения возникающих в ходе реставрации задач атрибуции, с которыми может столкнуться исследователь.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Th e problem of attribution of museum objects in the process of restoration works (on the example of attribution of a chest of drawers from the collection of Th e State Peterhof museum reserve

Th is article presents some theoretical and practical aspects of attribution of museum objects in the process of restoration works. Based on a case study of attribution of a chest of drawers from the collection of Th e State Peterhof museum reserve, it shows the problems, prospects, and possible ways to address emerging challenges of attribution during the restoration process.

Текст научной работы на тему «К проблеме атрибуции музейного предмета в ходе реставрационных работ (на примере атрибуции комода из собрания мебели ГМЗ «Петергоф»)»

УДК 069:351.853

Вестник СПбГУ. Сер. 6. 2012. Вып. 3

М. Е.Кондратенко

К ПРОБЛЕМЕ АТРИБУЦИИ МУЗЕЙНОГО ПРЕДМЕТА В ХОДЕ РЕСТАВРАЦИОННЫХ РАБОТ (НА ПРИМЕРЕ АТРИБУЦИИ КОМОДА ИЗ СОБРАНИЯ МЕБЕЛИ ГМЗ «ПЕТЕРГОФ»)

Формирование системы знаний о музейном предмете можно рассматривать как непрерывный научно-исследовательский процесс. В разных объемах изучение музейного предмета присутствует в процессе реализации научно-фондовой, научно-исследовательской, экспозиционной и научно-просветительской деятельности. Исходя из этих базовых направлений музейного функционирования, мы можем говорить об основных обязательных этапах изучения музейного предмета, в процессе осуществления которых раскрывается его научно-информационный и культурно-исторический потенциал, создается полноценная источниковая база для выполнения музеем его социальных функций [1, с 225].

Однако помимо вышеперечисленных этапов изучения существует дополнительный, необязательный для всех музейных предметов. Речь идет об исследовании музейного предмета в ходе его реставрации, когда зачастую выясняются ранее неизвестные факты о нем.

Как правило, необходимость проведения реставрационных работ, а следовательно, дополнительного изучения предмета, возникает при изменении его сохранности, а также по мере актуализации предмета в исследовательской и экспозиционной жизни музея, когда, будучи отобранным для показа, музейный предмет подвергается дополнительному исследованию. Именно тогда происходит уточнение и дополнение данных первичной атрибуции, ввод новой информации и составление развернутой аргументированной характеристики внешней и внутренней информационной структуры изучаемого предмета.

Обязательной составляющей реставрационных работ является предварительное изучение музейного предмета. Оно представляет собой комплекс исследований, лежащих в основе любой практической деятельности по сохранению, раскрытию и восполнению утрат на музейном предмете, имеющей приоритетом постижение материальной сущности предмета, а не его художественные, исторические, мемориальные и семантические характеристики [2, с 17].

Несмотря на то, что практические исследования не затрагивают вопросов, связанных с художественными достоинствами музейного предмета, они позволяют, как правило, помочь в определении методов реставрации, а также в атрибуции исследуемого предмета. А именно в выявлении его подлинной структуры, причин и видов разрушений, первоначального вида, дифференциации его поздних и подлинных доделок, временных наслоений, исполнительской техники, установлении ранее неизвестного авторства, т. е. расширении информационного поля предмета.

© М. Е.Кондратенко, 2012

15

Таким образом, благодаря комплексному изучению нематериальной и материальной сущности предмета полноценно постигается его двойственная природа, осваивается вся полнота информации, заключенная в нем.

Одно из наиболее результативных исследований в процессе реставрации — атрибуция мебели. В первую очередь это связано с особенностями конструкции и материалов данного вида декоративно-прикладного искусства, нюансы которых не видны при обычном визуальном осмотре, например, лишь при разборе конструкции предмета мебели часто возникает вероятность обнаружения ранее недоступных глазу клейм и оттисков на дереве или металлических накладках, которые могут подсказать авторство или принадлежность к определенной мастерской.

Зачастую обнаружение авторского клейма на предмете в процессе реставрационных работ влечет за собой раскрытие его потенциала и на практике интегрирует процессы изучения музейного предмета всего лишь в один этап, несмотря на их четкую теоретическую дифференциацию, о которой говорилось выше.

В качестве практического примера подобной атрибуции в данной статье будет представлен результат изучения предмета мебели, входящего в собрание художественной мебели Государственного музея-заповедника «Петергоф».

Для вошедшего в состав ГМЗ «Петергоф» Государственного музея-заповедника «Ораниенбаум» прошедший 2011 г. был ознаменован празднованием 300-летия города и приуроченным к празднованию открытием после реставрации Большого Меншиков-ского и Китайского дворцов. В связи с грядущими открытиями стал актуален вопрос подбора предметов в экспозицию, и, соответственно, началось их дополнительное изучение, интерпретация, реставрация и атрибуция.

При отборе предметов мебели приоритет отдавался образцам из исторического собрания, приобретенным владельцами, а также первоклассным вещам, поступившим в коллекцию в последующие эпохи, однако отражающим вкусы того времени.

К таковым уникальным предметам относится комод французской работы XVIII в., вошедший в экспозицию «Роскошь», посвященную эпохе Екатерины II в Большом Мен-шиковском дворце.

Открытия, связанные с определением мастера, и, как следствие, уточнение прове-нанса предмета, были сделаны в процессе предреставрационных исследований комода1.

Комод2, выполненный в стиле Буль, работы французского мастера Николя Сажо (Nicolas Sageot), современника Андре-Шарля Буля3, поступил в коллекцию «Мебель Ораниенбаума» через фондово-закупочную комиссию в 1984 г. из музеев Московского Кремля как работа неизвестного французского мастера XVIII в.

По стилевой принадлежности комод можно отнести к эпохе позднего барокко, с элементами зарождающегося стиля рококо первой четверти XVIII в. Об этом свидетельствуют плавно изогнутый передний фасад и боковые грани корпуса; ножки комода, развернутые в стороны относительно плоскости фасада и богато украшенные золочеными

1 Исследование, разработка реставрационной методики и реставрация комода проводились сотрудниками лаборатории научной реставрации мебели Государственного Эрмитажа, возглавляемой В. А. Градовым.

2 Инв. № ВХ 21835, М.КДМ/537.

3 Деятельность А.-Ш. Буля ознаменовала собой целую эпоху в мебельном искусстве не только Франции, но и других стран в XVIII в., и впоследствии его именем было названо целое стилевое направление в изготовлении мебели.

16

бронзовыми каблучками в виде копытцев и стилизованных листьев аканта; закругленные углы и профилированные края столешницы. В облицовке фриза комода использовано особо популярное в эпоху Регентства черное дерево. Комод щедро украшен золочеными накладками на выдвижных ящичках и боковых гранях, ручками и накладными ключевинами в виде масок Аполлона искусной работы.

Поверхность комода выполнена из набора первой партии (premiere partie), где фон набран из черепахового панциря, а рисунок — из бронзы. В основе наборных композиций лежит симметрия, однако в форме и размещении отдельных элементов орнамента наблюдается большая легкость и свобода решения. Богатый орнамент «берен», или «бе-ренады» («berain», «berainades») комода создан из причудливых узоров в виде стилизованных акантовых листьев, волют, картушей, рокайлей, трельяжных сеток, цветочных ваз, гирлянд, химер, сказочных существ и персонажей итальянской комедии dell'arte. Несмотря на сюжетную насыщенность, орнамент комода отличается утонченностью и пластичностью в сплетении разнородных мотивов.

Сюжетом для центральной композиции на столешнице комода послужила гравюра Жана Берена «Рождение Венеры» («La naissance de Venus»), выполненная в Париже в 1696 г. Для многих мебельных мастеров того времени, работавших в технике Буль, характерно использование орнамента, созданного по мотивам гравюр Берена. Нико-ля Сажо не был исключением. Многие орнаментальные композиции на мебели Сажо создает, будучи вдохновленным гравюрами придворного художника короля Людовика XIV.

Жан Берен (1640-1711) был гениальным гравером, художником-орнаменталистом, занимался оформлением дворцовых празднеств, маскарадов, делал театральные декорации и костюмы к постановкам комедий Мольера и опер Ж.-Б. Люлли (J.-B. Lully). По мотивам пятиактной оперы с прологом Ж.-Б. Люлли «Рождение Венеры» («La naissance de Venus»), увидевшей свет в 1696 г., для которой Берен создал костюмы и сценографию, он исполнил ряд гравюр, одна из которых легла в основу центральной композиции исследуемого комода.

При разборе конструкции на заднем полике, в нижней части, в местах соединения полика с нижним горизонтальным щитом, был обнаружен три раза повторяющийся оттиск «SAGEOT», принадлежащий французскому мебельному мастеру Николя Сажо. На столешнице, на задней кромке, обнаружено клеймо «I DUBOIS», принадлежащее французским мастерам Жаку и Рене Дюбуа (Jacques et Rene Dubois).

Обнаруженное на заднем полике клеймо, стилистический анализ работ мастера и проведенные исследования древесины и металла показали, что комод из собрания «Мебель Ораниенбаума» с большой долей вероятности является работой Николя Сажо, и выполнен приблизительно в 1706-1720-х годах.

Именно на эти годы пришелся зрелый период творчества мастера, о чем свидетельствует форма предмета, в которой прослеживаются черты зарождающегося стиля рококо, а также искусное исполнение сложных маркетри с богато насыщенными орнаментальными композициями.

Ряду работ Сажо, выполненных приблизительно в этот период времени, присущи общие черты: воспроизведение гравюры Жана Берена «Рождение Венеры», формы предметов, размещение повторяющихся гротесков в нижних углах выдвижных ящиков, решение ножек в виде копытцев, завершающихся акантовыми листьями. На сегодняшний день работы французского мастера хранятся в различных коллекциях мира

17

(комоды из Национального музея Стокгольма и Рейксмузеума в Амстердаме, бюро Ма-зарини из музея Petit Palace в Барселоне, книжные шкафы из Версаля, шкафы из музея Декоративно-прикладного искусства в Париже).

Кроме того, на одном из европейских аукционов был обнаружен прямой аналог исследуемого комода из частного собрания, выполненный Николя Сажо и хранящийся в данный момент в коллекции Уоллес в Лондоне (Wallace collection).

Помимо визуальных свидетельств, таких как клеймо, и исследования стилистических особенностей комода, подтверждающих авторство Николя Сажо, имеются результаты исследований древесины и металла. По полученным сведениям, основа комода выполнена из пихты, ящики — из древесины тополя, в облицовке на фризах использовано черное дерево и его имитатор — травленая груша, которая могла быть поставлена, по предположению эрмитажных реставраторов, при первом ремонте; в качестве черепахового панциря — натуральный материал на основе коллагена, вероятно, тонкие чешуи панциря морской черепахи, спрессованные между собой по заданной толщине и площади, под черепахой — слой из смеси кроличьего клея с коричневым пигментом.

С точки зрения реставраторов Государственного Эрмитажа, проводивших ранее реставрацию аналогичных предметов, «набор использованных материалов, технология изготовления, качество бронзового литья аналогичны мебельным изделиям, изготовлявшимся во Франции, в первой четверти XVIII века»4.

Интерес к некогда процветавшему и впоследствии забытому мебельному мастеру возник относительно недавно, когда были обнаружены несколько исполненных им работ с имеющимися на них клеймами, которые по мастерству и качеству исполнения могли быть поставлены в один ряд с работами его современника А.-Ш. Буля.

Николя Сажо родился в 1666 г. в городе Самез-ле-Бен (Samaize-les Bains). Его творческая жизнь протекала в парижском предместье Сент-Антуан (Faubourg Saint-Antoine), получившем известность благодаря обилию работавших в нем знаменитых на весь мир французских мебельных мастеров XVIII-XIX вв. Мастерская Сажо «Soufflet Royal», располагавшаяся прямо напротив Бастилии, на пересечении улиц Grande Rue du Faubourg Saint-Antoine и Rue de la Roguette, специализировалась на изготовлении и продаже роскошных комодов, письменных столов, книжных шкафов в стиле Буль.

В 1689 г. Сажо стал независимым изготовителем мебели, а восемь лет спустя, в 1706 г., получил звание Мастера, будучи принятым в гильдию мастеров-краснодеревцев.

Мастерская Сажо просуществовала до 1720 г., когда он продал ее со всеми находившимися в ней предметы мебели и материалами торговцу Клоду Бернару Приеру (ClaudeBernard Prieur) за 16 тысяч ливров, огромную на тот момент сумму, которая позволяет оценить масштабы деятельности Сажо.

Николя Сажо добился широкой известности, став одним из основных конкурентов Андре-Шарля Буля в изготовлении мебели, инкрустированной черепаховым панцирем, латунью и черным деревом. Его мастерская была одной из самых преуспевающих на момент окончания правления Людовика XIV и начала эпохи Регенства.

Не меньшей популярности добился и другой выдающийся французский мебельный мастер середины XVIII в. — Жак Дюбуа, семейное клеймо которого было обнаружено на задней кромке исследуемого комода.

4 Из отчета о проведенных исследованиях и разработки методики реставрации комода ВХ 21835 находящегося в Эрмитаже, составленного В. А. Градовым.

18

Клеймо принадлежит семье широко известных парижских мебельщиков — отцу и сыну — Жаку и Рене Дюбуа и является прямым свидетельством проведения первого серьезного ремонта вещи.

Вероятно, ремонт был осуществлен в третьей четверти XVIII в., в период новой волны увлечения мебелью в стиле Буль. Именно в это время многие вещи, созданные в предшествующую эпоху, проходя через руки торговцев, подвергаются ремонту и реставрационным переделкам. Копирование и реставрация мебели стиля Буль были прямой или побочной деятельностью многих мебельных мастерских того времени.

Для семьи Жака и Рене Дюбуа, специализировавшихся в первую очередь на изготовлении роскошной лаковой мебели, реставрация предметов в стиле Буль, вероятно, имела второстепенное значение. Тем не менее в литературе зачастую можно встретить упоминания о мастерской Дюбуа как специализирующейся в том числе и на реставрации-продаже мебели в стиле Буль.

Родоначальник мебельной династии Жак Дюбуа был одним из выдающихся мебельных мастеров эпохи Людовика XV и в 1742 г. в возрасте 48 лет стал привилегированным мастером. Его мастерская, как и мастерская Николя Сажо, располагалась в предместье Сент-Антуан на улице Шарантон (rue de Charenton).

В отличие от большинства современных ему мебельных мастеров, Жак Дюбуа редко прибегал к помощи ростовщиков и самостоятельно сформировал обширный круг заказчиков-аристократов. Среди его клиентов были граф Браницкий, представитель старинного польского рода, для которого он создал угловую горку5; Герцог Орлеанский, заказавший Жаку Дюбуа японское лаковое бюро6.

Несмотря на именитый список клиентов, Жак Дюбуа не был поставщиком королевского двора, хотя известно, что совместно с эбенистом Жан-Пьером Латцем (Jean-Pierre Latz) они исполнили комод для дочери Людовика XV Луизы-Елизаветы (Louise Elisabeth) в 1750-1753 гг.7

Умер Жак Дюбуа на пике своей карьеры в 1763 г. После его смерти руководство мастерской по праву наследования перешло его супруге Мари-Мадален, которая осуществляла руководство совместно с сыном Рене.

Рене Дюбуа (1737, Париж — 1799, Париж), талантливый ученик своего отца, стал Мастером в возрасте 17 лет. Проработав большую часть жизни в семейной мастерской, Рене продолжил работу отца в области лаковой мебели, заслужив в равной степени репутацию реставратора мебели стиля Буль.

Рене Дюбуа использовал клеймо своего отца «I DUBOIS», официально закрепив его за собой после смерти Жака [3].

Полноправным хозяином семейной мастерской Рене стал лишь через девять лет после смерти отца, когда его мать отошла от дел, продав ему права на мастерскую, условившись о выплатах ей ежегодной ренеты.

Сочетание природного таланта, отцовской школы и задора, присущего юности, позволили Рене Дюбуа отстаивать право на индивидуальный стиль, формирование которого складывалось при благоприятных условиях, когда господствующий стиль стал активно меняться. Сыгравшая немалую роль в смене стилей жена Людовика XVI, Мария-Антуанетта, будучи открытой к новым тенденциям и переменам, не оставила

5 Храниться в собрании Музея Гетти (Калифорния).

6 Храниться в Лувре.

7 Храниться в собрании Королевского дворца в Генуе.

19

незамеченным исключительное мастерство мебельного мастера, изготовлявшего столь изысканные и уникальные предметы. В 1779 г. в «L'Almanach general des Marchands» [4, p. 384] Дюбуа был официально объявлен придворным мастером.

Таким образом, предреставрационное исследование комода и обнаруженные в ходе реставрации факты позволили не только определить методы реставрации, но и способствовали вводу новой информации в сферу изучения декоративно-прикладного искусства: помогли установить авторство, уточнить время создания и первого серьезного ремонта вещи, рассмотреть предмет в контексте истории определенных мебельных фабрик Франции XVIII в., сделать попытку разобраться в истории бытования предмета, определить его место в ряду других аналогичных предметов мебели. Проведенные исследования дали почву для дальнейших изысканий в данном направлении.

Литература

1. Шулепова Э. А. Основы музееведения. М.: Едиториал УРСС, 2005 (Academia XXI. Учебники и учебные пособия по культуре и искусству).

2. Яхонт О. В. Изготовление подделок или научная реставрация // Творчество. 1987. № 14.

3. Grand P. Le Mobilier Boulle et les ateliers de l'epoque // L'Estampille. L'Objet d'Art'. 1993. February. Р. 48-70.

4. Pradère A. French Furniture Makers. Tours, 1989.

Статья поступила в редакцию 15 марта 2012 г.

20

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.