Научная статья на тему 'К постановке проблемы терминологической специализации когнитивных феноменов «Здоровье», «Болезнь», «Фармация»'

К постановке проблемы терминологической специализации когнитивных феноменов «Здоровье», «Болезнь», «Фармация» Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

108
27
Поделиться

Текст научной работы на тему «К постановке проблемы терминологической специализации когнитивных феноменов «Здоровье», «Болезнь», «Фармация»»

8. Эверсманн Э.А. Естественная история Оренбургского края. - СПб., 18401866. Т.1-111.

9. Эверсманн Э.А. Естественная история. - СПб., 1850. - Т.11.

10. Middendorf A.F. Reise in den ausserstem Norden und Ostsibirien ubersicht der Natur Nord und Ost-Sibirien. 1860-1875.

11. Middendorf A.F. Saugethiere, Vogel und Amphibien. 1867.

12. Северцов Н.А. Периодические явления в жизни зверей, птиц и гад Воронежской губернии. - М., 1855.

13. Северцов Н.А. Вертикальное и горизонтальное распространение туркестанских животных // Известия Императорского Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии. 1873. Т.'УШ.

14. Богданов М.Н. Птицы и звери черноземной полосы Поволжья и долины средней и нижней Волги // Труды общества естествоиспытателей при Императорском Казанском университете. 1871. Т.1.

15. Богданов М.Н. Очерки природы Хивинского оазиса и пустыни Кизыл-Кум. 1882.

Г.П. Бурова

К ПОСТАНОВКЕ ПРОБЛЕМЫ ТЕРМИНОЛОГИЧЕСКОЙ СПЕЦИАЛИЗАЦИИ КОГНИТИВНЫХ ФЕНОМЕНОВ «ЗДОРОВЬЕ», «БОЛЕЗНЬ», «ФАРМАЦИЯ»

Как известно, когнитивная лингвистика возникла в результате осмысления языковой структурации когнитивных процессов, которые связаны с познанием мира человеком, приобретением и накоплением знаний о нем и их «оязыковлением» (Е.С. Кубрякова). Формируясь на базе антропоцентрической парадигмы, когнитивное языкознание рассматривает ту часть получаемой человеком в процессе предметнопознавательной деятельности информации, которая «приобретает свое отражение и фиксацию в языковых формах» [13, с.9]. В центре внимания данного лингвистического направления «находится язык как общий когнитивный механизм, как когнитивный инструмент - система знаков, играющих роль в репрезентации (кодировании) и трансформирования информации» [11, с.53].

Концептосфера как совокупность «квантов знаний», отражающих языковой опыт человека и формирующих как личную, так и социальную языковую картину мира, формируется в основном на двух уровнях - когнитивно-обыденном (бытовом) и когнитивно-научном. Именно последний представляется нам важным, поскольку связан с формированием терминосистемы языка. Научные формы концептуализации связаны с областью сигнификации - понятийной сферой, в которой знание структурируется в наиболее «чистом» виде, не будучи «отягощенным» связями денотативно-предметного уровня.

Когнитивные феномены «здоровье», «болезнь» и «фармация», рассматриваемые на научно-терминологическом уровне, представляют определенный интерес для специалистов медико-фармацевтического профиля, а также для лингвистов, исследующих проблемы, которые связаны с динамикой терминосистемы. И те, и другие рассматривают научно-когнитивные аспекты терминологии в качестве поля презентации когнитивных феноменов - тех структур знания о мире, которые формируют метаязык науки, в нашем случае - фармации.

Рассматриваемые концепты феноменальны прежде всего с ментальной точки зрения, весьма показательной именно для носителей русского языка и закреп-

ленных в нем культурных ценностей. Дело в том, что исторически русское коммуникативное сознание формируется на базе стихийной дихотомии «жизнь - смерть» и, соответственно, рекуррентной с ней оппозиции «здоровье - болезнь» (ср. зафиксированные в словаре В.И. Даля целые тематические поля паремиологизмов данного типа, богатейший фонд русской фразеологии с этой семантикой и т.д.). В мировосприятии русского человека когнитивно-бытовое представление об этих феноменах амбивалентно: они естественным диалектическим образом взаимосвязаны, причем в народном сознании пользуется преференциями концептная сущность «здоровья» как блага, дарованного Свыше и предопределяющего все жизненные проявления («Было бы здоровье...»).

Когнитивный феномен «фармация», вошедший в наше коммуникативное сознание сравнительно недавно, вступает в корреляцию с феноменами «здоровье» и «болезнь» уже на новом уровне когниции - когнитивно-научном. Будучи чуждым русской языковой культуре, заимствованным, «фармация» вносит элементы неожиданности и надежды в восприятие традиционных культурных констант, способствует их переосмыслению.

Концепт «фармация» как когнитивный феномен представляет собой трактуемый в определенном направлении узкоспециальный понятийный блок информации об определенной области знания, связанного с производством, хранением и применением лекарственных препаратов. Когнитивно-научный план интерпретации этого феномена в обыденном сознании нивелируется и отражает понятийную сферу «Лекарство и все, что с ним связано». Сам же этот термин, с его древнегреческо-латинской этимологией, обретает узкоспециальную область применения.

Некоторые исследователи считают, что концепт (он же когнитивный феномен) «фармация» выступает в качестве компонента языка, предназначенного для специальных целей, - своеобразная модель-триада отношений: «фармацевт - аптека

- лекарственные средства» [12, с.47]. Здесь мы имеем дело с культурно-семантическим пространством освоения той области, которая обеспечивает человека лекарствами, а значит - поддерживает здоровье у человека, вступившего в борьбу с болезнью. Концепты (они же когнитивные феномены) «здоровье» и «болезнь» вполне рекуррентны и коррелятивны, образуя семантическую дихотомию, прежде всего благодаря лекарственному «феномену». Специализация терминологического плана здесь формируется за счет семантического приращения когнитивно-научного плана, связанного с феноменом «фармация» (гарантия здоровья и победы над болезнью). Здоровье - это не просто нормальное состояние организма, согласно данным толковых словарей, но и состояние, защищенное фармацией; соответственно, болезнь

- это расстройство здоровья, ненормальное его состояние, преодолеваемое с помощью фармации. И в том, и в другом случае когнитивно-научное осмысление специализирует семантическое пространство данных компонентов словаря и формирует их терминологическую маркированность.

Семный анализ термина как формы презентации когнитивного феномена свидетельствует, что в структуре концептов, не имеющих денотативно-предметной соотнесенности, происходят метаморфозы когнитивного характера. Переходя из бытовой сферы употребления в научную, они приобретают все свойства собственно термина как единицы логоса (Л.Ю. Буянова) и становятся важнейшими средствами выражения когниции. К этим свойствам обычно относят дефинитивность, мотивированность, структурность, системность [15, с.544-545]. Процесс терминологической специализации нейтральных с точки зрения фармацевтической научной когни-ции понятий «здоровье» и «болезнь» вполне гармонично вписывается в ту универсальную тенденцию, которая характерна для терминологии, представляющей собой совокупность лексических и лексико-синтаксических (фразеотерминология) единиц

естественного языка, обозначающих понятия «фармации» как определенной области знания и когнитивной деятельности. Терминопространство фармацевтической области когниции формируется вместе с ней, активно влияя на ее динамику.

Когнитивное направление в исследовании терминологии рассматривается в основном как разновидность лингвистического исследования, и поэтому мы подходим к изучению когнитивных феноменов «фармация», «здоровье», «болезнь» с когниолингвистической точки зрения. Собственно, метаморфоза, происходящая с динамикой терминополей феноменов «здоровье» и «болезнь», оказывающихся в сфере фармацевтического знания и познания, ярко подтверждает правомерность подобного научно-исследовательского ракурса. Термин - это элемент особого, бы-строразвивающегося слоя лексики и устойчивой сочетаемости, который формируется с развитием знания, выражая профессиональное, специализированное концепт-ное начало в процессе познавательного освоения объектов и отношений между ними. Зародившись в недрах лингвистики текста, функциональный подход к терминологии позволяет решать сложные проблемы, связанные с осмыслением данной языковой единицы - противоречивость, соотношение со словом естественного (когнитивно-обыденный план) языка, контекстуальная обусловленность. Всякое слово, по Г.О. Винокуру, может выступить в функции термина, как бы тривиально и обыденно оно ни было, поэтому термины по своей функциональной природе не являются фактами «врожденного» речевого плана.

В результате исследования функционального проявления терминов в специальных текстах терминовидение приходит к признанию того, что субстратом термина выступает лексическая единица, приобретающая дополнительные специфические («надстроечные», по В.М. Лейчику) признаки, то есть то, что мы уже назвали семантическим приращением.

Когнитивный план исследования терминов фармацевтической области знания невозможно осуществлять без учета других функциональных проявлений языка специализации. Это и номинативная, и коммуникативная, и прагматическая функции, и такие сравнительно недавно включенные в поле зрения ученых функциональные проявления, как диагностика - возможность определения состояния развития области знания по ведущему способу терминообразования, и прогностика, способствующая выявлению потенциального направления развития данного научного знания, и моделирование, предполагающее выявление наиболее типичных когнио-лингвистических структурных моделей, и др.

Рассматривая с терминологической точки зрения когнитивные феномены «здоровье», «болезнь», «фармация», мы, естественно, вправе задать вопрос о том, к какому виду они относятся с точки зрения классификационной (С.В. Гринев, 1993). Существует видовая классификация терминов (классы), в соответствии с которой выделяются собственно термины, терминоиды, предтермины, квазитермины, прототермины, профессионализмы, номенклатурные обозначения, характеризмы и т.д. В этом плане рассматриваемые нами когнитивные феномены можно квалифицировать следующим образом: «фармация» - это собственно термин; «здоровье» и «болезнь», скорее всего, прототермины, поскольку включаются в терминологическое фармацевтическое поле в результате прототипической десемантизации общеупотребительных слов и понятий, своеобразной смысловой декорреляции, «опустошения» как результата специализированного приращения сигнификации.

Очевидно, что терминологическая область фармации, как и другие сферы когнитивного освоения специальных участков научной языковой картины мира, сохраняя национально-культурные «точки приложения», образуют «международный терминологический фонд» (Н.Б. Гвишиани). Межъязыковые и межкультурные контакты в области терминологии способствуют интернационализации терминоси-

стем, однако совершенно ясно, что многие когнитивные феномены, облаченные в «одежду» термина, показательны именно своим лингвокультурным генофондом.

Обратим внимание на собственно когнитивную (лингвоконцептуальную, по С. Г. Воркачеву) сторону рассматриваемых феноменов. Так, когнитивные феномены «здоровье» и «болезнь» интересны, с точки зрения исследователей, тем, что с древнейших времен изучающие их ученые придают им неоднозначный статус. Фрейд усматривает в проявлении здоровья вытесненные потребности сексуальных влечений, Юнг указывает на бессмысленность и беспредметность жизни как на «всеобщий невроз», ведущий к заболеванию. Адлер рассматривает болезнь как сопротивление требованиям социума, а здоровье - в качестве соответствия этим требования, тогда как Зонди объясняет психические заболевания контекстом «целостной судьбы». Многие ученые говорят о «психологических выгодах» заболеваний, когда человек сознательно преобразует психологический конфликт в соматический симптом, что отвлекает его от тревожной эмоциональной проблемы. Происходит своеобразный сброс внутреннего напряжения через физический источник, - сравните «разбитое сердце» как результат страданий из-за отвергнутой любви [10, с.34-35]. Болезнь и здоровье осознаются как своеобразное проявление манеры видеть мир и реагировать на него на базе уникального языкового сознания, когда - как стиль мышления - они проявляют национальный характер. Г. Д. Гачев весьма своеобразно пишет в этой связи: «Национальные болезни - типичные для данного космоса аномалии. Нездоровье в плане логоса есть ложь, воспаленный строй, неистинное в нем бытие» [7, с.298]. Соответственно, здоровье следует понимать как отсутствие сбоев в национальном мировосприятии и миропонимании.

Видимо, при анализе вопросов, связанных с терминологической специализацией когнитивных феноменов «здоровье», «болезнь», «фармация», следует учитывать как собственно лингвистические факторы, так и факторы когнитивнолингвистические, определяющие выход на уровень не только внутрикультурной, но и межкультурной коммуникации. Главное же здесь - пространство, в котором бы адекватно отразились как сформировавшиеся в нашем коммуникативном сознании реалии, с их сложной корреляцией, так и перспективы развития рассматриваемого участка языковой картины мира - специальной области логоса, цель которого защита жизни человека. Это особенно актуально сегодня, когда все гуманитарные исследования обретают общую точку соприкосновения в пространстве антропоцентрической научно-исследовательской парадигмы.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Алимурадов О.А. Смысл. Концепт. Интенциональность. - Пятигорск, 2003.

2. Богданов К. Врачи, пациенты, читатели: Патографические тексты русской культуры XVIII-XIX вв. - М., 2005.

3. Большой толковый словарь русского языка / Ред. С.А. Кузнецов. - М., 2000.

4. Буянова Л.Ю. Термин как категория логоса. - Краснодар, 2002.

5. Буянова Л.Ю., Оноприенко Е.В. Концепт: термин и понятийное пространство // Языковая деятельность: переходность и синкретизм: Сб. статей семинара «ТЕХТШ». - М. - Ставрополь, 2002. - Вып. VIII. - С.196-200.

6. Воркачев С.Г. Дискурсная вариативность лингвоконцепта // Известия РАН: Серия литературы и языка. - 2005. - №4. - Т.64. - С.46-55.

7. Гачев Г.Д. Национальные образы мира: Америка в сравнении с Россией и славянством. - М., 1997.

8. Голедаева Н.А. Взаимосвязь языкового мышления и состояния здоровья: к постановке проблемы // Языковые и культурные контакты различных народов. -Пенза, 2003. - С.50-52.

9. Гринев С.В. Введение в терминовидение. - М., 1993.

10. Гюнтер А. Психологическая терапия. - СПб., 2000.

11. Кубрякова Е.С., Демьянков В.З., Панкрац Ю.Г., Лузина Л.Г. Краткий словарь когнитивных терминов. - М., 1996.

12. Куркина Т.В. О роли ментальных репрезентаций в формировании языковых единиц (на примере концепта «фармация») // Вопросы когнитивной лингвистики. - 2004. - №2-3. - С.47-51.

13. МасловаВ.А. Когнитивная лингвистика: Учебное пособие. - М., 2005.

14. Попова З.Д., Стернин И.А. Очерки по когнитивной лингвистике. - Воронеж, 2001.

15. Стилистический энциклопедический словарь русского языка / Ред. М.Н. Кожина. - М., 2003.

16. Chorowa, lek i zdrowie - Болезнь, лекарство и здоровье. - Warszawa: Polska Academia Nauk, Institut Slawistiki, 2001.

Н.В. Агеева

ОТНОШЕНИЕ РОССИЙСКОГО ОБЩЕСТВА К ЛЮДЯМ

С ИНВАЛИДНОСТЬЮ: СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ АСПЕКТ

Проблема отношения российского общества к людям с инвалидностью явилась объектом исследования многих отечественных ученых (Бурцева И.В., Добровольская Т.А., Гусева Л.А., Иванова Н.Н., Ярская-Смирнова Е.Р., Шабалина Н.Б. и др.). Так, в трудах Бурцевой И.В., Ярской-Смирновой Е.Р. разрабатывалась концепция о различных моделях, характеризующих отношение общества к людям с инвалидностью. Согласно данной концепции основной причиной социального неблагополучия людей с инвалидностью является негативизм и социальная незрелость современного общества [1; 11 и др.]. Среди основных моделей социальных представлений о людях с инвалидностью ученые выделяют: медицинскую и социальную модели. Медицинская модель приписывает людям с инвалидностью статус больных, отклоняющихся (девиантов), утверждая необходимость их исправления или изоляции. Данная модель рассматривает ограниченные возможности, увязывая отдельного человека с недугом [11]. Социальная модель рассматривает людей с инвалидностью как притесняемую группу, утверждая необходимость изменения самого общества, преодоления социальных барьеров, не позволяющим инвалидам активно включаться в жизнь общества и полноценно участвовать в ней [8; 9]. В этом случае, ограниченные возможности являются результатом социального, экономического и политического притеснения внутри общества [11]. Выделенные модели, на наш взгляд, отражают специфику социальных представлений о людях с инвалидностью. Отметим, что социальные представления, определяя общественное отношение, являются одним из важных способов осмысления субъективной и объективной реальности. Отечественный социолог Е.Р. Ярская-Смирнова впервые ввела в научный обиход понятие «социальное конструирование инвалидности», как процесс формирования объективной реальности ограниченных возможностей человека из знания о функциональной норме и отклонении посредством человеческой деятельности на индивидуальном и социетальном уровнях [12].

Исследования отечественных социологов Добровольской Т. А., Шабалиной Н. Б., Демидова Н. А. посвящены социальным проблемам инвалидности, а так же таким социальным явлениям как «стереотипизация» и «стигматизация» [3; 4]. По мнению ученых для ломки негативных общественных стереотипов нужны более