Научная статья на тему 'К перспективе расширения китайско-пакистанского экономического коридора'

К перспективе расширения китайско-пакистанского экономического коридора Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
342
87
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АФГАНИСТАН / ИРАН / КИТАЙ / ПАКИСТАН / РОССИЯ / КПЭК / AFGHANISTAN / IRAN / CHINA / PAKISTAN / RUSSIA / CPEC

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Серенко И.Н.

В статье рассматривается возможность дальнейшего расширения Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК, 2015) за счет привлечения к участию в нем, помимо соседнего с Китаем и Пакистаном Афганистана и такого важного игрока для стабилизации обстановки в Южной и Центральной Азии, как Иран. Создание стратегического партнерства этих государств в рамках Китайско-пакистанского экономического коридора может способствовать не только росту их взаимосвязанности (транспортной, энергетической, военно-технической, гуманитарной и др.), но и устойчивому инклюзивному развитию в условиях снижения напряженности и достижения мира в регионе. Такое сотрудничество отвечает интересам России, выступившей с инициативой формирования большого партнерства в Евразии с участием, наряду с Ираном, Китаем, Пакистаном, и других стран данного континента (2016 г.). Усиление в последнее время экономического, политического и дипломатического давления США на эти государства сказывается на обострении их отношений с Вашингтоном и смещении их внешнеполитических курсов в сторону расширения многопланового регионального взаимодействия, актуализируя российскую концепцию «большого Евразийского партнерства».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ABOUT THE PROSPECT OF CHINA-PAKISTAN ECONOMIC CORRIDOR EXPANSION

This article examines the option of China-Pakistan economic corridor further expansion (CPEC, 2015) by means of inclusion in it, besides the neighboring to China and Pakistan Afghanistan, such an important player for the stabilization of the situation in South and Central Asia, as Iran. The formation of a strategic partnership of these States within the framework of China-Pakistan economic corridor can contribute not only to the growth of their connectivity (transport, energy, military-technical, humanitarian, etc.), but to the sustainable inclusive development with reducing tension and achieving peace in the region. Such cooperation is in the interests of Russia, which initiated the formation of a great partnership in Eurasia with the engagement in it along with Iran, China and Pakistan some other countries of this continent (2016). The recent increase of the US economic, political and diplomatic pressure on these States deteriorated their relations with Washington and facilitated the shift of their foreign policy towards the enhancement of multidimensional regional cooperation, actualizing the Russian concept of the “great Eurasian partnership”.

Текст научной работы на тему «К перспективе расширения китайско-пакистанского экономического коридора»

Серенко И. Н. *

К ПЕРСПЕКТИВЕ РАСШИРЕНИЯ КИТАЙСКО-ПАКИСТАНСКОГО ЭКОНОМИЧЕСКОГО КОРИДОРА

Serenko I.N.**

ABOUT THE PROSPECT OF CHINA-PAKISTAN ECONOMIC CORRIDOR EXPANSION

Аннотация: В статье рассматривается возможность дальнейшего расширения Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК, 2015) за счет привлечения к участию в нем, помимо соседнего с Китаем и Пакистаном Афганистана и такого важного игрока для стабилизации обстановки в Южной и Центральной Азии, как Иран. Создание стратегического партнерства этих государств в рамках Китайско-пакистанского экономического коридора может способствовать не только росту их взаимосвязанности (транспортной, энергетической, военно-технической, гуманитарной и др.), но и устойчивому инклюзивному развитию в условиях снижения напряженности и достижения мира в регионе. Такое сотрудничество отвечает интересам России, выступившей с инициативой формирования большого партнерства в Евразии с участием, наряду с Ираном, Китаем, Пакистаном, и других стран данного континента (2016 г.). Усиление в последнее время экономического, политического и дипломатического давления США на эти государства сказывается на обострении их отношений с Вашингтоном и смещении их внешнеполитических курсов в сторону расширения многопланового регионального взаимодействия, актуализируя российскую концепцию «большого Евразийского партнерства». Ключевые слова: Афганистан, Иран, Китай, Пакистан, Россия, КПЭК.

Abstract: This article examines the option of China-Pakistan economic corridor further expansion (CPEC, 2015) by means of inclusion in it, besides the neighboring to China and Pakistan Afghanistan, such an important player for the stabilization of the situation in South and Central Asia, as Iran. The formation of a strategic partnership of these States within the framework of China-Pakistan economic corridor can contribute not only to the growth of their connectivity (transport, energy, military-technical, humanitarian, etc.), but to the sustainable inclusive development with reducing tension and achieving peace in the region. Such cooperation is in the interests of Russia, which initiated the formation of a great partnership in Eurasia with the engagement in it along with Iran, China and Pakistan some other countries of this continent (2016). The recent increase of the US economic, political and diplomatic pressure on these States deteriorated their relations with Washington and facilitated the shift of their foreign policy towards the enhancement of multidimensional regional cooperation, actualizing the Russian concept of the "great Eurasian partnership". Key words: Afghanistan, Iran, China, Pakistan, Russia, CPEC.

* Серенко Ирина Николаевна - старший научный сотрудник Института востоковедения РАН, кандидат педагогических наук.

** Serenko Irina Nickolaevna - Senior Research Scholar, Institute of Oriental Studies, Russian Academy of Sciences, Ph.D. (Education).

Формирование стратегического взаимодействия государств, расположенных вдоль возрождаемого в настоящее время Великого Шелкового пути на обширном пространстве азиатского региона, все в большей степени детерминируется общей тенденцией регионализации процессов их интеграции (транспортной, энергетической, военно-технической, гуманитарной и др.) для достижения устойчивого инклюзивного развития стран в условиях добрососедства. Примером тому может служить реализация изначально двустороннего межгосударственного проекта Китайско-пакистанского экономического коридора (КПЭК, 2015), который стал главным компонентом выдвинутой Пекином в 2013 г. мега инициативы «Один пояс - один путь» (ОПОП), предусматривающей выстраивание новой модели международного сотрудничества на основе взаимной выгоды всех задействованных в ней участников. Поэтапное строительство КПЭК при всех возникающих в процессе его создания рисках и издержках позволит не только соединить Китай и Пакистан общей системой коммуникаций, но и обеспечит их транспортную взаимосвязанность и увеличение торгово-экономического сотрудничества по меньшей мере с 68 странами мира, включая РФ. Совместным китайско-пакистанским долгосрочным планом развития КПЭК (2017-2030 гг.), разработанным с учетом необходимости достижения всеобщих Целей устойчивого развития, предусматривается осуществление интеграционных процессов не только в области транспорта, но и в энергетике, промышленности, сельском хозяйстве, образовании, науке, туризме и других сферах гуманитарного сотрудничества, что послужит продвижению межкультурного, интеллектуального взаимодействия проживающих здесь народов, снижению нестабильности в регионе.

Наметившаяся в 2017 г. интенсификация взаимодействия Китая и Исламской Республики Пакистан (ИРП) в афганском векторе расширения КПЭК способствовала разработке механизма тройственного сотрудничества Исламабада, Пекина и Кабула в налаживании политического диалога, взаимовыгодного экономического сотрудничества и совместной борьбы с терроризмом, постепенному сближению интересов этих государств-соседей и смещению решения затяжного афганского вооруженного конфликта от силовых методов к мирным переговорам. Все три страны связывают экономический подъем региона с созданием укрупненного трехстороннего межгосударственного сотрудничества в рамках условно называемого Китайско-пакистано-афганского экономического коридора (КПАЭК). Они рассматривают два возможных варианта расширения проекта КПЭК в ближайшие годы через Афганистан в центрально-азиатском векторе продвижения транспортных коридоров: Пешавар - Кабул - Таджикистан и Кветта - Герат - Туркменистан. Это позволит им в дальнейшем обеспечить коммуникационную взаимосвязанность с Центральной Азией и выход на обширное пространство Российской Федерации. [Серенко И.Н.]

Географическая близость и региональная взаимосвязанность задействованных в КПЭК стран диктуют необходимость расширения их совместного

экономического сотрудничества. В последнее время просматривается перспектива укрупнения КПЭК и за счет привлечения к участию в нем, помимо соседнего с Китаем и Пакистаном Афганистана, другого важного игрока для стабилизации обстановки в Южной и Центральной Азии - Ирана. Он расположен в юго-западной части Азии, в центре Евразийского континента. Это единственная страна, которая омывается сразу водами Индийского океана и Каспийского моря и является ключевой в зоне Персидского залива. Посол Китая в Пакистане Яо Цзин в интервью иранскому информационному агентству «IRNA» 8 сентября 2018 г., в частности, отметил, что Иран с учетом его выгодного географического положения и богатых энергетических ресурсов превращается в естественного партнера Китая и Пакистана по КПЭК, и их трехсторонний формат взаимодействия в рамках данного экономического проекта является взаимовыгодным для всех сторон: Пекина, Исламабада и Тегерана. [China looking forward to cooperation...]

Посол Ирана в ИРП Мехди Хонардуст, в свою очередь, выступая на встрече с членами Совместной пакистано-иранской торгово-промышленной палаты 14 февраля 2019 г. в Кветте (столице пакистанской провинции Белуджистан), отметил важную миротворческую и консолидирующую роль КПЭК в регионе по налаживанию добрососедского взаимовыгодного сотрудничества. Он выразил готовность иранской стороны стать частью этого проекта с привлечением имеющихся значительных транзитных и ресурсных возможностей ИРИ, способных обеспечить энергетическую безопасность Китая и Пакистана. [Mohammad Zafar] Китай в целом рассматривает Иран в качестве конечной точки выхода к Индийскому океану транспортной системы возрождаемого им Древнего Шелкового пути, соединяющей Восточную и Западную Азию. Он, наряду с Индией, принимает активное участие в модернизации транспортных сетей и морских портов Ирана на побережье Персидского залива (Чабахар и Бандар- Аббас). Их двусторонние отношения, по справедливой оценке И.Е. Федоровой, приобрели особый прагматичный характер взаимовыгодного партнерства. [Федорова И.Е.] С подключением Ирана к КПЭК они, думается, распространятся и на Пакистан.

Примечательно, что заявление иранского дипломата о присоединении к КПЭК было сделано на следующий день после резкого обострения ирано-пакистанских отношений в результате совершенного 13 февраля 2019 г. теракта на юго-востоке Ирана в приграничной с Пакистаном провинции Систан-Белуджистан. Он унес жизни более 40 человек, включая военных Корпуса стражей Исламской революции и мирных граждан. Ответственность за него взяла на себя одна из военизированных суннитских группировок, укрывающаяся на территории пакистанского Белуджистана. [Sistan-Balochistan: Suicide ...] Оно проходило на фоне состоявшегося 17-18 февраля 2019 г. официального визита наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда Бен Салмана в Пакистан. Он, в частности, подчеркнул возрастающую роль Пакистана в регионе, который, по его мнению,

находясь между двумя ведущими экономиками мира - Китаем и Индией, просто обречен войти к 2030 г. в двадцатку ведущих экономик мира, при непосредственной поддержке дружественной Саудовской Аравии с ее первоначальным инвестиционным вливанием в размере свыше 20 млрд долл. в развитие топливно-энергетического сектора Пакистана.[РМ Khan, COAS Gen Bajwa...] Роль Ирана в регионе, по понятным причинам ирано-саудовского противостояния, была при этом просто проигнорирована. Но в ходе совместной пресс-конференции руководителей внешних ведомств, состоявшейся 18 февраля по итогам официального визита делегации Эр-Рияда в Исламабад, госминистр по иностранным делам Королевства Саудовской Аравии Адель Аль-Джубейр не преминул в очередной раз обвинить своего иранского противника в спонсировании терроризма, создании Хезболлы в Ливане и шиитской военизированной группировки хуситов в Йемене, а также организации терактов в США и самой Саудовской Аравии, назвав Тегеран «главным спонсором терроризма в мире». [Saudi minister calls out Iran.]

Министр иностранных дел Пакистана Шах Махмуд Куреши при этом дал взвешенную оценку ирано-пакистанским связям, четко указав, что «Иран - наш сосед, и мы никогда не будем создавать для него никаких проблем. .. Мы уважаем их суверенитет и территориальную целостность, и я уверен, что они уважают нашу». [Saudi minister calls out Iran.] Ранее в одном из пресс-релизов пакистанского внешнеполитического ведомства от 17 января текущего года отношения с Ираном были охарактеризованы пакистанской стороной как «прекрасные», сославшись на то, что глава внешнеполитического ведомства Ирана был единственным министром иностранных дел дважды посетившим Пакистан за истекшие 4 месяца. При этом было отмечено, что американские санкции, имевшие место и в прошлом, не повлияли на ирано-пакистанские отношения. А активное сближение с Эр-Риядом, по неоднократным заверениям пакистанского руководства, также не скажется негативно на отношениях с ближайшими соседями, включая Иран. [Record of Weekly Press Briefing ...]

Исламабад и Тегеран приложили максимум усилий по снижению возникшей в двусторонних отношениях напряженности. В ходе состоявшегося 9 марта 2019 г. телефонного разговора премьер-министра Пакистана Имрана Хана с президентом Ирана Хасаном Роухани было высказано обоюдное мнение о необходимости проведения совместных антитеррористических мероприятий по ликвидации боевиков запрещенных террористических организаций и создания безопасных условий для реализации различных совместных экономических проектов. Иранский президент, выразил удовлетворение по поводу предстоящего официального визита Имрана Хана в Тегеран. Он дал положительную оценку ирано- пакистанскому межгосударственному взаимодействию, отметив, что обе «соседние и братские страны веками связаны тесными историческими культурными и человеческими отношениями, и их роль останется центральной в обеспечении

мира, стабильности и экономического развития в этом важном регионе». [Prime Minister Calls President ...]

Действительно, исторически двусторонние пакистано-иранские отношения в целом носили дружественный характер, хотя и не без периодически возникавших осложнений, особенно после начатой в Пакистане политики исламизации во время правления военной администрации во главе с генералом М. Зия-уль-Хаком (1977-1988 гг.), приведшей к обострению сунни-то-шиитских противоречий не только внутри страны, но и в мусульманской умме в целом. В тот период Пакистан стал постепенно дистанцироваться от Ирана (с шиитским большинством населения), пойдя на сближение с Саудовской Аравией (лидером суннизма в арабо-мусульманской цивилизации). Стоит напомнить, что дипломатические отношения между Ираном и Пакистаном были установлены сразу после появления на политической карте мира нового государства Пакистан в 1947 г. Тогда соседний Тегеран первым признал его независимость. Во многом это объясняется не столько связывающей их почти тысячекилометровой границей, сколько общей исторической принадлежностью к евразийской цивилизации, корни которой можно проследить на общем персоязычном (индоевропейском) наследии двух государств.

Интенсификация межгосударственных контактов на различных уровнях, включая высший, наблюдалась особенно в последнее время с приходом к власти в Пакистане летом 2018 г. нового правительства во главе с лидером победившей на всеобщих парламентских выборах партии «Движение за справедливость» Имраном Ханом. Он неоднократно высказывался за необходимость улучшения отношений с Ираном, выстраивания с ним доверительных отношений и оказания содействия Тегерану в урегулировании отношений с Саудовской Аравией, а также преодолении кризиса на фоне санкционной политики США после выхода из ядерной сделки с Ираном в мае 2018 г. (СВПД). Показательно, что глава МИД Ирана Мохам-мад Джавад Зариф 31 августа 2018 г. стал первым зарубежным гостем вступившего в свою должность премьера Имрана Хана. На ней, в частности, пакистанский премьер заверил иранскую сторону в том, что в период своего правления он приложит все усилия для закрепления существующих «неразрывных связей исторического, религиозного и культурного сходства» между двумя странами. Подчеркнув важность Пакистана и Ирана в регионе, он указал на то, что они «остаются ключом к росту и процветанию в регионе через расширение межгосударственных связей и контактов между народами двух стран». [Prime Minister Imran Khan received Mr. Javad Zarif...] Вскоре после инаугурации Имрана Хана президент Ирана Хасан Роухани направил ему свое поздравительное послание. В целом двусторонние отношения стали развиваться по нарастающей траектории. Исламабад и Тегеран имеют схожесть подходов по большинству вопросов внешнеполитической повестки, включая афганскую и кашмирскую проблемы, Совместный всеобъемлющий план действий и т. д. Между странами развиваются

отношения в экономической, торговой, культурной сферах. В Карачи, например, в честь празднования 40-летия Иранской революции в феврале 2019 г. проводился пятидневный фестиваль Иранского кино.[Реегеаёа Salman] День независимости Пакистана широко отмечался в 2018 г. в Иране. Сотрудничество двух стран направлено на обеспечение совместными усилиями региональной безопасности и достижение стабильности в регионе, столь необходимых для реализации многоплановых проектов (энергетических, транспортных, военно-технических, гуманитарных и др.).

Однако, сохраняющаяся зависимость Пакистана, как, впрочем, и Ирана, от внешних игроков, не позволяют им в полной мере реализовать объективно имеющийся у них потенциал двустороннего межгосударственного взаимодействия. Обе страны вовлечены в большую игру передела ресурсов и влияния в стратегически важном, наиболее интенсивно развивающемся регионе мира. Можно сказать, что их отношения такие близкие территориально и цивилизационно, все же еще остаются далекими от гео экономической прагматики двустороннего взаимовыгодного сотрудничества и, как не парадоксально, в первую очередь из-за обремененности Ирана и Пакистана их важным геостратегическим положением. Расширение Китайско-пакистанского коридора по западному маршруту с подключением к нему Ирана позволит, как представляется, создать прочную основу для выстраивания долгосрочного стратегического партнерства между Пекином, Исламабадом и Тегераном.

Реализация данного совместного китайско-пакистанского экономического проекта представляет определенный интерес и для Российской Федерации, в первую очередь как возможность выхода на новые азиатские рынки поставок сжиженного природного газа и альтернативы европейскому газовому потоку. Полный запуск в эксплуатацию всех участков КПЭК и осуществляемая в его рамках индустриализация Пакистана потребует значительного увеличения затрат энергоресурсов, в которых страна испытывает постоянный дефицит. Подписание в октябре 2015 г. российско-пакистанского межправительственного соглашения о строительстве газопровода «Север-Юг» (мощностью 12,4 млрд м3/год газа и протяженностью 1,1 тыс км. от южных портов Карачи и Гвадара до Лахора на севере Пакистана), думается, позволит в определенной мере снять проблему энергоснабжения пакистанских потребителей. На его строительство российская сторона готова выделить 2,5 млрд долл. Во время визита делегации «Газпрома» в Исламабад его руководством 6 февраля 2019 г. совместно с пакистанскими партнерами был подписан межотраслевой Меморандум о взаимопонимании в энергетической сфере по прокладке морского газопровода Иран - Пакистан для поставок российской стороной сжиженного природного газа (СПГ) с целью удовлетворения энергетических потребностей пакистанского государства. Российская сторона взяла на себя разработку технико-экономического обоснования этого магистрального газопровода (МГП) с перспективой его дальнейшей прокладки в индийском

направлении при условии снижения напряженности между Дели и Исламабадом. Строительство ирано-пакистанской части МГП планируется начать уже в 2019 г. Сдача его в эксплуатацию намечена на 2022-2023 гг. Из общей суммы значительных инвестиций, выделяемых Россией (14 млрд долл.), 10 млрд долл. будут затрачены на прокладку подводной газовой магистрали. Остальные средства из российских вложений в пакистанскую энергетику пойдут на строительство подземных хранилищ газа на территории порта Гвадар, являющегося центральным транспортно-энергетиче-ским звеном в КПЭК [Boost for cash-strapped...]. Надо сказать, что выгодное для Пакистана расширение энергетического присутствия России не вызывает возражений со стороны Китая. Он в целом признает инклюзивность этого изначально двустороннего китайско-пакистанского проекта и его возможную трансформацию в тройственный формат, как, например, уже наметившаяся перспектива расширения КПЭК в иранском и афганском направлениях с дальнейшим выходом на российские транспортные маршруты или недавно озвученные предложения инвестиционного подключения к нему Саудовской Аравии (свыше 20 млрд долл.), которая, безусловно, составит конкуренцию России на расширяющемся пакистанском энергетическом рынке и попытается вытеснить оттуда Иран.

В целом, можно констатировать, что в условиях динамично меняющегося миропорядка, усиления в последнее время экономического, политического и дипломатического давления США на Россию, Китай, Пакистан и Иран этот квартет государств-партнеров стремится выстраивать новый формат многопланового взаимовыгодного сотрудничества (транспортного, торгово-экономического, военно-технического, гуманитарного и др.), в том числе в рамках реализации КПЭК. Внешние геополитические факторы, повлекшие обострение их отношений с Вашингтонской администрацией президента Дональда Трампа, способствуют сближению внешнеполитических курсов Москвы, Поднебесной, Исламабада и Тегерана, расширению их межгосударственного взаимодействия как в формате двустороннего или четырехстороннего сотрудничества, так и на многосторонней основе на различных международных и региональных площадках, включая ШОС, куда Пакистан был принят полноправным членом в 2017 г. при активной поддержке России и Китая, а Иран может рассматриваться таковым уже в ближайшей перспективе. Думается, что их взаимовыгодное региональное взаимодействие при всех возможных внутренних и внешних вызовах и рисках в конечном итоге все же позволит им выйти на макрорегиональное сотрудничество Евразий-ско-континентального масштаба в соответствии с российской инициативой создания большого партнерства в Евразии, высказанной президентом РФ В.В. Путиным во время проведения Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ 2016).

Литература

Серенко И.Н. Китайско-пакистанский экономический коридор в афганском векторе межгосударственного взаимодействия //Восточная аналитик. - 2018. - № 3. -С. 98-104. [Serenko I.N. China-Pakistan Economic Corridor in the Afghan Vector of Interstate Relations// Eastern Analytics. - 2018. - № 3. - P. 98-104.]

Федорова И.Е. Китай - Иран. Особые отношения?//Иран в мировой политике. XXI век. - М., ИВ РАН. - 2017. - С. 214-221. [Fedorova I. Ye. China-Iran. Special Relations? // Iran in the World Politics. XXI Century. - M., IV RAN. - P. 214-221]

Boost for cash-strapped Pakistan as Russia plan to invest $14 billion in energy sector. http: https://www.financialexpress.com/economy/boost-for-cash-strapped-pakistan-as-russia-plans-to-invest-14-billion-in-energy-sector/1480194/

China looking forward to cooperation with Iran through CPEC. https://tribune.com.pk/ story/1201898/china-looking-forward-cooperation-iran-cpec/

Mohammad Zafar. Iran expresses desire to join CPEC. https://tribune.com.pk/ story/1910782/1-iran-expresses-desire-join-cpec/

Peerzada Salman. Cinema is given the atmost importance in Iran. https://www.dawn. com/news/1463446

PM Khan, COAS Gen Bajwa see off Saudi crown prince as royal visit comes to an end. https://www.dawn.com/news/1464594/pm-khan-coas-gen-bajwa-see-off-saudi-crown-prince-as-royal-visit-comes-to-an-end

Prime Minister Calls President Rouhani. http://pmo.gov.pk/news_details. php?news_id=954

Prime Minister Imran Khan received Mr. Javad Zarif, Minister for Foreign Affairs of the Islamic Republic of Iran, for a meeting. http://pmo.gov.pk/press_release_detailes. php?pr_id=2415

Record of Weekly Press Briefing by Spokesperson on 17 January 2019. http://www. mofa.gov.pk/pr-details.php

Saudi minister calls out Iran for 'accusing others' while being 'world's chief sponsor of terrorism'. https://www.dawn.com/news/1464583

Sistan-Balochistan: Suicide attack on RevolutionaryGuards kills 30.http://thebalochistan-post.net/2019/02/sistan-balochistan-suicide-attack-on-revolutionary-guards-kills-30/

Saudi minister calls out Iran for 'accusing others' while being 'world's chief sponsor of terrorism'. https://www.dawn.com/news/1464583

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.