Научная статья на тему 'К МЕТОДИКЕ ГИГИЕНИЧЕСКОГО РЕГЛАМЕНТИРОВАНИЯ ХИМИЧЕСКИХ БЛАСТОМОГЕНОВ В РАЗЛИЧНЫХ СРЕДАХ'

К МЕТОДИКЕ ГИГИЕНИЧЕСКОГО РЕГЛАМЕНТИРОВАНИЯ ХИМИЧЕСКИХ БЛАСТОМОГЕНОВ В РАЗЛИЧНЫХ СРЕДАХ Текст научной статьи по специальности «Промышленные биотехнологии»

CC BY
5
1
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Гигиена и санитария
Scopus
ВАК
CAS
RSCI
PubMed
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «К МЕТОДИКЕ ГИГИЕНИЧЕСКОГО РЕГЛАМЕНТИРОВАНИЯ ХИМИЧЕСКИХ БЛАСТОМОГЕНОВ В РАЗЛИЧНЫХ СРЕДАХ»

использован в радиологических лабораториях. Чувствительность метода можно значительно (на 1—2 порядка) повысить за счет предварительного озоления или радиохимического выделения 1291.

ЛИТЕРАТУРА. Гусев Н. Г., Ковалев Е. Е., Осанов Д. П. и др. Защита от излучения протяженных источников. М., 1961. — К и м е л ь Л. Р., Машкович В. П. Защита от ионизирующих излучений. Справочник. М., 1972. — Плотников Р. И., Пшеничный Т. А. Флюоресцентный рентгенорадио-метрический анализ. М., 1973.

Поступила 28/VII 1977 г.

Дискуссии и отклики читателей

УДК 614.7:615.277.4:541-074

Б. А. Курляндский, Н. И. Невзорова

К МЕТОДИКЕ ГИГИЕНИЧЕСКОГО РЕГЛАМЕНТИРОВАНИЯ ХИМИЧЕСКИХ БЛАСТОМОГЕНОВ В РАЗЛИЧНЫХ СРЕДАХ

Московская городская санэпидстанция

Принятие решения о возможности гигиенического регламентирования химических бластомогенных агентов выдвигает на первый план разработку методических подходов к его практической реализации.

В последние годы опубликован ряд фундаментальных работ, теоретически и практически обосновывающих методику установления ПДК химических бластомогенных агентов (Шабад Л. М., 1966; С. В. Миллер и соавт.; И. В. Саноцкий и соавт.; Н. Я. Янышева; Г. Б. Плисс; Г. Н. Заева и соавт.; Н. Н. Литвинов; В. А. Книжников; Г. И. Сидоренко и Н. Н. Литвинов, и др.). В качестве основного методического подхода к гигиеническому регламентированию большинство авторов рекомендуют установление минимальных действующих доз и концентраций химических бластомогенных агентов в хроническом опыте, поиск недействующих доз (концентраций) и введение коэффициентов запаса, обеспечивающих известную степень надежности установления ПДК.

Вместе с тем обоснование допустимого содержания химических канцерогенов имеет ряд особенностей, существенно отличающих регламентацию этих веществ во внешней среде от гигиенического нормирования по токсичности. По нашему мнению, специфика заключается в следующем: неотвратимость летального исхода в случае возникновения опухоли; более существенная социально-гигиеническая роль степени опасности (вероятности эффекта) для бластомогенов различной силы по сравнению с критериями опасности по общетоксическим показателям; отсутствие единого мнения о порого-вости действия химических бластомогенных агентов; практическая невозможность (по соображениям безопасности и техническим причинам) проведения ингаляционных затравок животных чрезвычайно сильными и сильными канцерогенами (преимущественно аэрозолями); значительно более длительные сроки изучения экспериментального бластомогенеза по сравнению с определением токсичности.

Перечисленные особенности в значительной мере и определяют подходы к гигиенической регламентации бластомогенов в различных средах на основании опыта, накопленного при гигиеническом нормировании веществ по общей токсичности и отдаленным последствиям.

4*

99

Таблица 1

Ориентировочные ПДК в зависимости от класса бластомогенной опасности

Класс опасности ПДК в рабочей зоне, мг/м' ПДК в атмосферном воздухе мг/100 м' ПДК в воде водоемов. мг/л

1-й (чрезвычайно опасные) 0,0001 0,0001 0,000 005

2-й (сильно опасные) 0,001 0,001 0,000 05

3-й (умеренно опасные) 0,01 0,01 0,0005

4-й (малоопасные) 0,1 0,1 0,005

Подходя к установлению степени опасности химических бластомогенов, следует указать, что при всех неоспоримых достоинствах классификация бластомогенов Л. М. Шабада (1966, 1971) обладает, на наш взгляд, двумя недостатками, затрудняющими ее применение в процессе предупредительного санитарного надзора. Так, в качестве критерия «чрезвычайной опасности» в этой классификации используется способность вещества вызывать опухоли у человека, что исключает возможность относить к этому классу соединения, обладающие даже самой высокой бластомогенной активностью в опытах на животных, но в отношении которых нет данных наблюдений на людях. Второй отрицательный момент — отсутствие количественной аргументации границ между классами и количественных характеристик классов. Кроме того, сама по себе способность индуцирования опухолей у человека с количественных позиций не является достаточным аргументом для определения степени опасности. Примером в этом отношении может служить ви-нилхлорид, вызывающий опухоли у людей, но относящийся по разработанной нами количественной четырехразрядной классификации (Б. А. Кур-ляндский и соавт., 1976) не к чрезвычайно, а к умеренно опасным канцерогенам.

Определение 4 классов опасности (1-й — чрезвычайно опасные, 2-й — сильно опасные, 3-й — умеренно опасные, 4-й — малоопасные) позволяет сформулировать позиции в отношении гигиенической регламентации бластомогенов в зависимости от класса опасности. Так, в отношении чрезвычайно опасных канцерогенов единственно приемлемым должно быть их запрещение, за исключением тех случаев, когда присутствие этих веществ во внешней среде неизбежно [например, бенз(а)пирен ]. Что касается бластомоген-ных агентов 2-го класса, то также необходимо стремиться к их изъятию из сферы контакта с человеком, допуская в отдельных, диктуемых потребностью научно-технического прогресса случаях эти вещества в производство при обязательном установлении ПДК по специфическому показателю. Вещества 3-го класса могут быть допущены в производство после установления ПДК по показателю бластомогенеза. Вещества 4-го класса предлагается регламентировать на основании принятых подходов к гигиеническому нормированию при условии, что ПДК будет не выше, чем для чрезвычайно опасных по другим лимитирующим показателям вредности веществ.

Большую техническую сложность представляет также поиск минимальных действующих доз и концентраций в связи с отсутствием критериев отбора исследуемых концентраций (доз) по кратковременному эффекту, таких, как Е050, ЕК&о. 1лтас, 1лгаР(|.

Предельная сложность и опасность проведения хронических ингаляционных затравок с чрезвычайно сильными, сильными и даже умеренно сильными канцерогенами заставляют изыскивать отличающиеся от традиционных пути их гигиенической регламентации, не связанные с проведением ингаляционного эксперимента.

Имеющиеся в нашем распоряжении собственные экспериментальные данные, а также обширные литературные материалы позволяют рекомендовать оптимизацию подхода к проведению онко-гигиенического эксперимента по его длительности и методике обоснования ПДК.

На основании установленных ПДК для бенз(а)-пирена в 3 средах и считая их максимально достижимыми не только для этого вещества, но и для других чрезвычайно сильных канцерогенов, предлагается использовать их в качестве универсальных ПДК для всех бластомогенных веществ этого класса.

Исходя из существования логарифмической зависимости доза — эффект в канцерогенезе (Б. А. Курляндский и Н. И. Невзорова; Druckrey), можно предложить следующие ориентировочные ПДК в зависимости от класса бластомогенной опасности (табл. 1).

Установление класса опасности в онко-гигиеническом эксперименте следует проводить, ориентируясь в основном на методические указания Комитета по профилактике бластомогенных воздействий путем ежедневного в течение года введения вещества животным двух видов per os на уровне максимальных переносимых доз и накожных аппликаций на мышах.

Онко-гигиеническому эксперименту должно предшествовать изучение острой токсичности и кумулятивных свойств вещества по принятым методикам. Переносимые дозы следует выбирать с прогнозированием минимальной летальности подопытных животных в результате токсического воздействия (А. А. Голубев; Б. М. Штабский и Ю. С. Каган; С. А. Шиган).

Что касается длительности эксперимента, то при ее определении целесообразно исходить из рассчитанной нами средней продолжительности латентного периода для веществ различных классов бластомогенной опасности в экспериментах на мелких лабораторных грызунах (табл. 2).

Методика определения средней длительности латентных периодов заключалась в первоначальном расчете класса опасности по формуле (Курляндский Б. А. и соавт., 1976) и последующем вычислении средней длительности для представителей каждого класса. Для расчетов были использованы результаты исследований бластомогенной активности 6 канцерогенов 1-го класса, 25 канцерогенов 2-го класса, 11 канцерогенов 3-го класса, 21 канцерогена 4-го класса, как по собственным, так и по литературным данным.

Как следует из приведенных в табл. 2 данных, для выявления бластомогенной активности веществ 1-го и 2-го классов достаточно 1 года, для веществ 3-го класса — 1V2 лет. Большинство веществ 4-го класса также проявляют бластомогенные свойства в пределах 1V2 лет.

Сказанное позволяет рекомендовать в качестве срока наблюдения при годичной ежедневной затравке (за исключением выходных дней) lVj года от дня первого введения. Решение о продлении длительности затраЕКИ до 2 лет может быть принято в том случае, если исследуемое вещество принадлежит к новому химическому классу, имеет канцерогенные аналоги или если на вскрытии у спонтанно погибших животных обнаруживаются предраковые изменения.

Нами также рекомендуется при отсутствии видимых опухолей для решения вопроса о продлении эксперимента за пределы 1х/2 лет забивать 25% животных, доживших до этого срока, с целью поиска у них изменений, позволяющих предположить бластомогенную активность.

Предлагая описанные методические подходы, мы не отвергаем возможности использования традиционных методов установления ПДК химических веществ применительно к бластомогенам, особенно в тех случаях, когда в контакт с ними вовлекаются значительные контингента людей. Предлагаемая методическая схема позволит, по нашему мнению, существенно упрос-

Таблица 2

Средняя длительность латентного периода для веществ различных классов бластомогенной опасности (М±т)

Класс опасности Средняя длительность латентного периода, дни

1-Й 194±37,5

2-й 304±22,8

3-й 400±39,4

4-й 566±32,9

тить и сократить исследование бластомэгенной активности веще ств с целью гигиенической регламентации. Приведенные материалы не каса ются гигиенической регламентации уровня химических бластомогенов в продуктах питания.

ЛИТЕРАТУРА. Голубев А. А., Люблина Е. И., Т о л о -кТо н ц е в Н. А. и др. — В кн.: Количественная токсикология. Л., 1973, с. 164. — 3 а е в а Г. Н., Тимоф невская Л. А., Федорова В. И. и др. — В кн.: Вопросы гигиенического нормирования при изучении отдаленных последствий воздействия промышленных веществ. М., 1972, с. 130—141. — Книжников В. А. — Гиг. и сан., 1975, № 3, с. 96—100. — Курляндскнй Б. А. и др. — Вопр. онкол., 1976, № 7, с. 67—71. — К у р л я н д с к и и Б. А., Невзорова Н. И.— Там же, 1977. № 9, с. 59—63. —Литвинов Н. Н. — Гиг. и сан., 1973, № 3, с. 95—102. — Миллер С. В., К а ц н е л ь с о н Б. А., В е л и ч к о в -с к и й Б. Т. — Там же, 1969, Лг 3, с. 84—87. — П л и с с Г. Б. — В кн.: Вопросы гигиенического нормирования отдаленных последствий воздействия промышленных веществ. М., 1972, с. 141 —146. — С а н о ц к и й И. В., Т и м о ф и е в с к а я Л. А. Фоменко В. Н. — В кн.: Принципы и методы установления предельно допустимых концентраций вредных веществ в воздухе производственных помещений. М., 1970, с. 98—100. —Сидоренко Г. И., Литвинов Н. Н. — Гиг. и сан., 1977, № 2, с. 82—88. — Ш а б а д Л. М. — Там же, 1966, № 11, с. 18—24. — Ш а -б а д Л. М. — В кн.: Канцерогенные вещества во внешней среде. М., 1971, с. 3.'— Ш а б а д Л. М. — Гиг. и сан., 1971, № 10. с. 92—95. — Ш и г а н С. А. — Там же, 1976, № 11, с. 15—20. —Штабский Б. М., Каган Ю. С. — Там же, 1974, № 3, с. 65—67. — Янышева Н. Я. — Там же, 1972, № 1, с. 90—93. — D г и -с k г е у Н., Schildback A., S с h от a h 1 D., et al. — Arzheimittel Forsch., 1963, Bd. 13, S. 841—848. — Druckrey H. — Union int Contre le Camer. Monograph seri., 1967, v. 7, p. 60—78.

Поступила 31/1 1978 г.

УДК 613.632:548.8+615.916-13.015.13Ц049.3)

А. Т. Гончаров

0 СТАТЬЕ ПРОФ. А. В. РОЩИНА «ПРОБЛЕМА СООТНОШЕНИЙ МЕЖДУ

ДОЗОЙ И ЭФФЕКТОМ В ТОКСИКОЛОГИИ МЕТАЛЛОВ» 1

Казанский медицинский институт им. С. В. Курашова

Статья проф. А. В. Рощина весьма своевременна, поскольку поднимает актуальную проблему гигиенического нормирования металлов, широко распространенных и в промышленности, и в быту. Теоретические и практические вопросы, затрагиваемые автором, помогут найти наиболее правильные пути установления предельно допустимых доз и концентраций металлов в объектах внешней среды. Понятия «критический орган», «критическая концентрация», которые подробно рассматриваются в статье, должны стать (после их уточнения) основополагающими в теории и практике гигиенического нормирования металлов.

Выявление точных количественных соотношений между дозой и эффектом — самый ответственный и самый трудный этап гигиенического нормирования. Следует особо подчеркнуть, что при гигиеническом нормировании металлов и их соединений в объектах внешней среды узко токсикологический подход неприемлем, так как металлы могут быть не только вредными, но и полезными для организма. Еще в 1935 г. акад. А. П. Виноградов высказал весьма рациональную мысль о том, что «отрицать физиологическую роль какого-либо из 92 химических элементов в отношении того или иного организма у нас нет основания и тем более тогда, когда данный элемент в нем постоянно встречается». Как показывают многочисленные данные, соединения металлов — непременная составная часть живых организмов. Тело человека и животных содержит определенное количество металлов; они всегда обнаруживаются в пищевых продуктах, воде, а нередко и в воздухе.

1 Гиг. и сан., 1977, № 5, с. 66.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.