Научная статья на тему 'К историографии истории землевладения и земельных отношений в Чувашском крае во второй половине XVI-XVIII веках'

К историографии истории землевладения и земельных отношений в Чувашском крае во второй половине XVI-XVIII веках Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
600
224
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «К историографии истории землевладения и земельных отношений в Чувашском крае во второй половине XVI-XVIII веках»

М.А. СУДАКОВ

К ИСТОРИОГРАФИИ ИСТОРИИ ЗЕМЛЕВЛАДЕНИЯ И ЗЕМЕЛЬНЫХ ОТНОШЕНИЙ В ЧУВАШСКОМ КРАЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ ХУ1-ХУШ ВЕКАХ

Вопросами землевладения и земельных отношений в национальных районах России феодального периода историки начали интересоваться еще в XIX в. Однако до второй половины XX в. специальных работ о структуре землевладения и земельных отношениях в Чувашском крае во второй половине XVI-XVIII вв. не появлялось.

Профессор Казанского университета Н.А. Фирсов в своей монографии «Положение инородцев Северо-Восточной России в Московском государстве», изданной в 1866 г., отмечает, что все земли «инородцев», находившихся в полной зависимости от Московской государственной власти, поступали в полную ее собственность. «Великий государь почитал себя полным собственником земель казанских... в той же мере, в какой был властелином в областях собственно московского княжения. Московская власть давала земли. кому хотела, и на условиях, какие признавала нужными, не спрашивая на то согласия у прежних обладателей». Служилое сословие «инородцев» должно было восстановить у новых властей право на владение землей за службу, а тяглые, черные люди - пользоваться государственными землями с условием платы ясака и других податей, несения всякого рода повинностей. В широких масштабах проводилась правительственная колонизация: раздача земель монастырям и церквам, русским светским вотчинникам и помещикам. Шла и вольная колонизация. Государство получало прибыль и через отдачу земель и угодий на оброк [1].

В первом разделе своей второй монографии Н.А. Фирсов рассматривает «Инородческое население области Средней Волги (татары, черемисы, мордва, чуваши и вотяки) в новой России до 1762 года». Автор исследует вотчиннопоместное землевладение служилых «иноверцев», а также русских помещиков, указывает на обеднение первых, сокращение их поместного землевладения вследствие перевода их в сословие государственных крестьян и приписки к выполнению лашманной повинности. В книге рассмотрено и общинное землевладение чувашских государственных (бывших ясачных) крестьян, с которого они платили подушную подать и оброк, несли всевозможные повинности [2].

Г.И. Перетяткович в книге «Поволжье в XV и XVI веках» исследует процесс распространения по Волге русского господства и колонизацию края во второй половине XVI в. В I главе монографии «Поволжье в XVII и начале XVIII века» рассматриваются русская колонизация Свияжского уезда, в который в XVI в. входило более половины чувашского населения правобережной Волги, колонизационная деятельность Троицкого и Богородицкого монасты-

рей в Свияжском уезде, землевладение в Тетюшском и других уездах Чувашского края, вотчины и поместья в Свияжском уезде, колонизация Тетюшского уезда в XVII в., постройка Симбирской черты и ее заселение [3].

Н.А. Рожков в монографии «Сельское хозяйство Московской Руси в XVI веке» указывает, что в 1565-1568 гг. в Свияжском уезде считалось всего 58520,4 дес. Поместья занимали 10322,4 дес. (17,6%), монастырские земли -1043,2 дес. (1,8%), церковные - 87 дес. (0,1%), земли царя - 21095,8 дес. (36, 1 %), татарские и чувашские земли - 25972 дес. (44,4%) [4].

Переходя к работам советского периода, нужно отметить брошюру Н.Н. Фирсова «Колонизация Волжско-Камского края и связанная с ней политика» [5]. Касаясь вопроса о монастырской колонизации, автор отмечает, что монастыри, округляя свои владения, становились очагами дальнейшей колонизации.

В послевоенное время выходят в свет «Очерки истории СССР». В ряде томов данного издания содержатся главы, из которых можно получить определенные сведения по интересующей нас теме [6]. Отмечается, что присоединение к Русскому государству земель, ранее входивших в Казанское ханство, дало в руки русских бояр и дворян много новых земельных владений, что содействовало укреплению феодального землевладения на территории Среднего Поволжья. Говорится, что захват земель нерусского многонационального крестьянства русскими помещиками вызывал протест со стороны трудящегося населения края. Применительно к XVII в. отмечается энергичная колонизаторская деятельность церкви. Касательно же XVIII в. указывается, что подавляющая часть татар, мордвы, чувашей и марийцев находилась в феодальной зависимости от самого русского государства; потеря же народами Поволжья своих земель называется наиболее характерной чертой их истории XVIII столетия. Показано, что ясачная земля уходила из рук ясачных крестьян разными путями: в результате прямого захвата русскими помещиками, отказа обнищавших ясачных от оброчных урочищ, заклада земли под заем для платежа подушных денег.

В 1961 г. издается работа Р.Г. Скрынникова «Опричная земельная реформа Ивана Грозного 1565 г.». Автор высказывает точку зрения о том, что ссылка в 1565 г. в Казанский край большой группы служилых людей высокого ранга - это «опричная земельная реформа». Он указывает на то, что в Казанском, Свияжском и Чебоксарском уездах вся местная администрация целиком была передана в руки самих опальных княжат [7]. Спустя два с лишним десятилетия В.Б. Кобрин подвергнет эту точку зрения критике, отмечая, что весьма неправдоподобным представляется факт отдачи Казанского края мнительным царем Иваном в руки тех, кого он подозревал в политической неблагонадежности. Еще более сомнительным историк считает то, что Грозный мог оставить политических ссыльных без всякого пригляда [8].

Нельзя обойти вниманием и материал, который содержится в книге М. Н. Тихомирова «Россия в XVI столетии» [9]. Ученый посвятил одну из глав книги истории «Горной стороны Волги и земель чувашей». Он отмечал, что русские феодалы после взятия Казани стали захватывать земли, ранее принадле-

жавшие феодалам казанским. Русское поместное землевладение стало быстро расти за счет земель, которые были оставлены местному населению: чувашам, татарам и мордве. Пашни и луга, находившиеся ранее во владении татар и чувашей, просто приписывались к поместным землям, переданным во владение русским служилым людям. Историк основывается при разработке этой темы на материалах писцовых книг по Свияжску.

В постсоветское время была опубликована статья А.Г. Бахтина [10], в которой историк, говоря о присоединении Поволжья и Приуралья к России, называет основным фактором, обусловившим это событие, не экономический, а политический фактор (боязнь возникновения антирусского мусульманского союза). Верстание на службу наталкивалось на недостаток пригодных для испомещения земельных массивов. По словам ученого, в течение всего XVI в. правительство пыталось решить земельный вопрос в указанных регионах путем перераспределения земель внутри класса светских и духовных феодалов и раздачей черных крестьянских и дворцовых земель. В то же время каких-либо планов разрешить проблему за счет завоевания и передачи помещикам земель в Среднем Поволжье и Приуралье никогда не существовало ни у правительства, ни у самого дворянства.

Необходимо упомянуть также работы Е.Н. Ошаниной, выходившие во второй половине 1950 - начале 1960-х годов [11]. Одна из статей была посвящена хозяйству помещиков Пазухиных в XVII-XVIII вв. Историк приходит к выводу, что их хозяйство можно считать типичным для средних помещиков Поволжья. В борьбе за землю Пазухины прибегали не только к методам феодального захвата, но и к купле, закладу, обмену. В условиях Поволжья значительно развивались рыночные связи поместья со всеми крупными городами края. Это сильно отличало хозяйство поволжских помещиков от хозяйства дворянина Безобразова, чьи поместья были расположены в центре страны. Владения С.И. Пазухина, одного из представителей этого рода, находились в пяти уездах. В Алатырском уезде с 1677 по 1707 г. его владения выросли со 129 до 622 четвертей, из которых закреплено было за ним отказными документами 558 четвертей. Всего же земли у названного помещика было 911 четв. в поле. В течение всей жизни он старался расширить свои владения. Подобная линия поведения характерна и для его сына, П.С. Пазухина. Автор статьи констатирует, что земельные владения замосковного служилого рода Пазухиных расширялись из Подмосковья в Кострому, оттуда в Алатырь. Закрепившись в Алатыре, они спускаются на юг, в Симбирский уезд, а в XVIII в. расширяют свои земельные владения в Саранском, Пензенском и Саратовском наместничествах.

В другой статье Е.Н. Ошанина анализировала процесс заселения Среднего Поволжья в XVII в. Она отмечала, что в 20-х годах XVII в. начался новый (после XVI в.) поток дворянской колонизации. В этот период в интересах укрепления юго-восточных границ правительство переселяло служилых людей на засечные черты. Характер наделения здесь землей приводил к тому, что некото-

рые слои служилых людей по прибору приравнивались впоследствии к мелким помещикам, а не становились однодворцами, как на южных окраинах. Заселение шло по горизонталям засечных черт: сначала Алатырско-Арзамасской, затем Карсунско-Симбирской и, наконец, Сызранской. Е.Н. Ошанина пишет, что в просмотренных ей документах по двум районам Алатырского уезда и по некоторым смежным уездам упоминаются 92 фамилии и около 200 помещиков. Среди них стольников было всего 7 человек. Еще меньше было крупных феодалов, хотя, конечно, и они проникали на эту окраину. Основная же масса помещиков этих мест - мелкие дворяне с небольшими поместьями, по 4-5 крестьянских дворов в первой половине XVII в., и не более 20-30 дворов в конце века. Таково было основное ядро служилых людей, первых поселенцев Алатырского и соседних уездов. Историк рассматривает также вопросы о монастырской и крестьянской колонизации. Последняя называется наиболее значительной и решающей для освоения и заселения юго-восточной окраины государства, так как именно трудом крестьян и посадских людей осваивался этот край и приводился в культурное состояние.

Определенный интерес представляет книга Я.Е. Водарского «Дворянское землевладение в России в XVII - первой половине XIX в.» [12]. В работе приводятся итоги писцовых книг и расчетов землевладения во второй четверти XVII в. (в тыс. десятин). Помимо этого, делаются весьма существенные выводы о социально-экономических процессах, происходивших в XVIII в., утверждается, что в Среднем Поволжье (равно как в Центральном черноземном районе, Новороссии и Южном Приуралье) был самый большой процент (40 %) захваченных земель.

Если говорить о проблеме ясачного обложения, то стоит назвать статьи В.Д. Димитриева «О ясачном обложении в Среднем Поволжье» («Вопросы истории». 1956. № 12) и «К вопросу о ясаке в Среднем Поволжье» («Ученые записки ЧНИИ». Чебоксары, 1958). Первая из числа упомянутых работ была впоследствии переиздана [13]. Автор отмечал, что ясачная земля - это тяглая земля; она являлась собственностью феодального государства. Правительство выступало против перехода данных земель в руки частных феодальных собственников; впрочем, запреты власти на этот счет часто не соблюдались. В.Д. Димитриев доказал, что ясачные платежи в рассматриваемом регионе во второй половине XVI - первой четверти XVIII вв. не являлись данью. Они были, с одной стороны, феодальной рентой (денежный и хлебный ясаки взимались с площади обрабатываемой земли), с другой — государственным налогом. Ясачные крестьяне Среднего Поволжья, кроме ясачных платежей, вносили в казну и оброчные платежи, а также сборы «с иноверческих свадеб», конские, нотариальные, таможенные и другие пошлины.

Указанной теме была посвящена, кроме того, статья Г.Н. Айплатова [14]. В ней рассматриваются проблемы ясачного землевладения в Среднем Поволжье в XVII в. Автор приходит к выводу, что марийские, чувашские и другие крестьяне, как владельческие, так и черносошные, не являлись собственника-

ми обрабатываемой земли. Верховным собственником являлось феодальное государство. Непосредственным распорядителем земли выступала волость. Петровские указы 1719-1724 гг. закрепили те отношения, которые были унаследованы от XVII в. Систему феодальных отношений. существовавшую в Среднем Поволжье, по мысли автора, можно вполне обоснованно назвать государственным феодализмом.

Проблемам феодального землевладения в Казанской епархии посвящена работа Ю.Н. Иванова [15]. Историк выделяет в процессе формирования вотчины Казанского архиерейского дома три этапа; показывает, что во второй половине XVII в. увеличение земель Казанской кафедры, несмотря на решение Земского собора 1648-1649 гг., приобретает большой размах путем разного рода обменов, прикрывавших в большинстве случаев покупку или заклад.

Статья В.Д. Димитриева «Порецкая вотчина Алатырского уезда в XVII -начале XVIII веков» вышла в 2002-2003 гг. [16]. В работе рассматривается история данной вотчины, являвшейся в Среднем Присурье крупным хозяйством, принадлежавшим приближенным к царской фамилии сановникам, а одно время членам этой фамилии и дворцовому ведомству. Документы, послужившие источниковой базой, исследованы впервые. Автор доказывает, что наблюдалось постепенное аграрное и ремесленно-промысловое развитие вотчины. Но, несмотря на привилегированное положение вотчины, социальноэкономическое состояние большой части крепостного ее крестьянства было отнюдь не самым лучшим. Хотя имущественная дифференциация оброчных крестьян, в которые в основном занимались ремесленной, промысловой и торговой деятельностью, была в данной вотчине довольно существенной, доля бобылей, бедных и нищих крестьян была значительна. Но, как отмечает автор, по другим источникам известно, что положение крепостных у мелких и даже средних помещиков было гораздо хуже, чем в рассмотренной вотчине.

Переходя к историографии аграрной истории Чувашского края, необходимо отметить вышедшие в 1958 г. «Материалы по истории Чувашской АССР». В этой книге содержатся работы, охватывающие весь интересующий нас временной промежуток. Статья В.А. Нестерова посвящена событиям II половины XVI - начала XVII вв. [17]. Историк пишет, что введение русской государственной системы управления, сопровождавшееся строительством русских городов в Среднем Поволжье и поселением в них и вокруг них больших масс русского населения различной социальной принадлежности, вызвало к жизни с первых лет присоединения данной области к России земельный вопрос. Автор статьи подчеркивает, что утверждение в средневолжских уездах русского феодально-крепостнического землевладения и создание нерусского военно-служилого класса в равной мере ударили по интересам ясачного нерусского крестьянства, резко уменьшив размеры его землевладения при одновременном повышении его повинности перед казной. Говоря о путях формирования в Среднем Поволжье групп зависимого крестьянства во II половине XVI - начале XVII вв., Нестеров выделял несколько вариантов: 1) помещики могли перевести сюда крестьян из своих старых вотчин и поместий;

2) помещики могли втянуть крестьян или других лиц в кабальные отношения путем различных договорных ссудных и порядных записей и превратить их затем в крепостных людей; 3) правительство могло жаловать земли, населенные крестьянами; 4) помещики путем разных льгот привлекали на поселение в своих владениях сходцев, т.е. людей, сошедших от старого тягла в центрально-русских городах и уездах и сбежавших в Среднее Поволжье. Кроме того, историк выясняет различия, имевшиеся между тарханами, сотниками, служилыми новокрещенами и служилыми татарами (чувашами, марийцами), проживавшими на Горной стороне.

В том же сборнике статей была опубликована работа Н.Р. Романова «Чувашия в XVII веке.» [18]. В ней отмечается, что в XVII столетии в Чувашском крае существовали следующие формы феодальной собственности на землю: помещичья, церковно-монастырская и государственная (ясачные, посадские и казенные земли). Временем наибольшей активности в смысле пожалования помещикам земель и крестьян называется II четверть столетия. Определенное место в статье занимает рассмотрение хода помещичьей и церковно-монастырской колонизации. Показана эволюция положения тарханов. Подробно разбирается вопрос о землевладении и повинностях ясачных крестьян.

Статья о Чувашии в первой половине XVIII в. для данного сборника была написана В. Д. Димитриевым [19]. Заметное место в работе занимает рассмотрение вопроса о структуре землевладения и земельных отношениях. Указывается, что в начале XVIII в. в связи с учреждением регулярной армии были прекращены пожалования за военную службу, а поэтому и в пределах Чувашии увеличение помещичьего землевладения происходило преимущественно за счет захватов крестьянских земель. Автор говорит также о преобладании в крае мелкого и среднего помещичьего землевладения.

Статья о Чувашии второй половины XVIII в. вышла из-под пера П.Г. Григорьева [20]. В ней, в частности, отмечается, что по данным Генерального межевания более 80% земель края являлись собственностью феодального государства, около 10% - собственностью помещиков. При этом констатируется, что последние обладали самыми плодородными землями в крае.

В 1959 г. была опубликована монография В.Д. Димитриева «История Чувашии XVIII века.» [21]. III глава исследования посвящена проблемам землевладения. Историк указывает на то, что в Чувашии из всех видов угодий преобладали леса (52,0% всей земельной площади) и пахотные земли (38,0%). Говорится, что в начале XVIII в. феодальному государству принадлежало более 85% всей земельной площади Чувашии, в том числе около 25% находилось в непосредственном распоряжении казны (леса, оброчные угодья и проч.), более 60% - во владении чувашских, русских, татарских и мордовских государственных крестьян. Около 8% всей земельной площади являлось собственностью русских помещиков, около 4% - собственностью монастырей, церквей и архиерейских домов, более 1% - дворцового ведомства. Около 2%

земли принадлежало служилым чувашам, татарам и мелким служилым людям из русских. В дальнейшем это соотношение несколько изменилось. Отмечается рост дворянского землевладения в течение XVIII столетия, а также резкое сокращение площади земель служилых людей. Детально рассматривается вопрос об уменьшении площади общинного землевладения государственных крестьян края. Разбирается также вопрос о крестьянских повинностях.

В вышедшей в свет в 1966 г. «Истории Чувашской АССР» [22] мы также находим материал по нашей теме. Относительно XVII в. говорится о наличии в крае следующих видов феодальной собственности на землю: помещичьей, церковно-монастырской, дворцовой и государственной (ясачные, посадские, казенные земли). Стоит заметить, что по сравнению с давней статьей Н.Р. Романова здесь выделяется дворцовая собственность на землю. В связи с анализом хода Генерального межевания говорится о том, что данное мероприятие проводилось для укрепления дворянского землевладения. Вместе с тем в книге имеются определенные расхождения со статьей П.Г. Григорьева, упомянутой выше (они касаются вопроса о структуре земельных угодий в крае). Второе издание «Истории Чувашской АССР» вышло в 1983 г.; текст подвергся некоторой переработке [23].

Изданная в 1986 г. книга В.Д. Димитриева «Чувашия в эпоху феодализма.» содержит, помимо прочих, статьи «К вопросу о сложных общинах в Чувашии», «К вопросу о заселении юго-восточной и южной частей Чувашии» (ранее она была издана в «Ученых записках ЧНИИ» в 1956 г.) и «Чувашия в конце XVIII - начале XIX вв.» [24]. В первой статье делается вывод о том, что сложные общины (т.е. общины, состоящие из нескольких селений) возникали у ясачных, государственных крестьян; в помещичьих селениях их не могло быть. К образованию данного вида общин вело выделение выселков от материнских селений. Во второй работе анализируется процесс заселения чувашскими крестьянами «дикого поля» в конце XVI-XVII вв. Разбирается вопрос об условиях получения переселенцами права на владение участками в диком поле (крестьяне должны были платить оброк или нести ясачное тягло за землю). Автор отмечает также факт участия в колонизации юговосточной и южной частей Чувашии татарских и мордовских крестьян, служилых татар, русских помещиков. В последней статье подробно освещен вопрос о структуре землевладения в Чувашии в период проведения в крае Генерального межевания. Общинное землевладение государственных крестьян составляло 63,78% от общей площади земель, казенные земли - 23,19%, помещичьи земли - 11,45%, дворцовые (удельные) - 0,93%, монастырские, церковные, городские, купеческие и мещанские, вместе взятые, - всего 0,65%. Приводятся сведения о структуре земельных угодий, приходившихся на конкретные виды землевладения. Имеются данные о земельной обеспеченности крестьян разных категорий.

Результаты проведения Генерального межевания в Чувашском крае (с точки зрения изменений в социальной структуре землевладения) представлены в статье В.В. Тимофеева [25]. Автор утверждает, что перераспределение в ходе проведения Генерального межевания на территории современной Чувашии затронуло свыше 91 тыс. дес. различных земель, или около 5,7% всей территории края; многие категории крестьян лишились части необходимых им угодий.

Материал по интересующей нас проблеме представлен также в работах по истории других республик Среднего Поволжья. Мы остановимся преимущественно на коллективных трудах. Так, в «Очерках истории Мордовской АССР» (под ред. В.Н. Бочкарева, К.В. Кудряшова и др.) [26] применительно к истории второй половины XVI - начала XVII вв. указывается на рост помещичьего землевладения, а также говорится о податном обложении и повинностях крестьян (отсутствует ясность в вопросе о ясаке, отмечается, что мордовские крестьяне, помимо ясака, должны были уплачивать разнообразные оброки и подати, среди которых фигурирует посопный хлеб; т.е. последний не включается авторами в состав ясака). О дальнейшем увеличении экономической мощи помещиков говорится и в главе о XVII веке. Наряду с этим отмечается и сокращение площади крестьянской земли (к концу XVII в. она убавилась на 20-25 % на душу по сравнению с переписью 1646 г.) В связи с рассмотрением хода Генерального межевания делается акцент на то, что наибольшее количество земельных тяжеб в этот период было вызвано захватнической политикой монастырей.

«История Мордовской АССР» [27] представляет собой учебник для исторических факультетов вузов. Основные тенденции социально-экономического развития края прослеживаются, но фактологическая сторона не очень богата, что можно объяснить характером упомянутого издания.

Дворцовой мордве Алатырского уезда в XVII в. посвящен труд М.В. Биленко [28]. Используя писцовые и переписные книги, она основательно изучила историю землевладения и землепользования указанной категории крестьян. Разработан также и вопрос о ренте. XVII в. называется периодом роста значения денежной ренты у дворцовой мордвы уезда (переломным моментом в характере повинностей крестьян именуются 70-е годы столетия).

Касаясь вопроса о разработке нашей проблематики в Татарстане, следует выделить «Историю Татарской АССР» [29]. В данной книге можно найти результаты изучения хода русской колонизации территории бывшего Казанского ханства во второй половине XVI и в XVII в. (XVII столетие называется временем, когда в Татарии окончательно сложились поместно-вотчинное, поместно-монастырское, дворцовое и ясачное землевладения; самым значительным было ясачное землепользование). Отмечается уменьшение количества земли у татар-ясачников во второй половине XVII в., а также возрастание ясачных платежей. Вопросы, связанные с аграрной историей, освещены и в главе о Татарии XVIII в. Второе издание книги также содержит богатый

материал по привлекающей наше внимание теме. Подробно разбирается вопрос о ясаке в XVII в.; выделяются причины роста помещичьего землевладения в XVIII в.: 1) пожалования из казенных земель, 2) ограбление нерусского населения.

В «Очерках истории Марийской АССР» [30] прописаны тонкости взимания ясака в крае (утверждается, что во второй половине XVI в. марийцы платили сначала ясак в том же размере, что и «прежним казанским царем», а затем ясак начал взиматься, исходя из того, «чтоб казне не было порухи» (убытка)). Касаются авторы труда и темы помещичье-монастырской колонизации края (говорится о том, что первыми русскими землевладельцами в регионе были стрельцы и чиновники приказной администрации). В фокусе внимания историков находится и вопрос о земельных отношениях в XVIII в.

В «Истории Марийской АССР» [31] аграрная проблематика разработана глубже. Появляется параграф, посвященный непосредственно структуре землевладения в конце XVII - I четверти XVIII вв. (в нем, в частности, констатируется, что в Марийском крае, в отличие от ряда соседних районов, помещичье землевладение не получило широкого распространения и в начале XVIII в. сосредоточивалось в основном в Приветлужье; 2/3 всех земель края в упомянутый период находилось в пользовании марийских ясачных крестьян).

Стоит назвать и работу А.Г. Иванова «Очерки по истории Марийского края XVIII века» [32]. В ней обстоятельно освещена история владельческой, а также государственной марийской деревни. Вскрыта специфика общинного землевладения марийцев, связанная с наличием у них простых и сложных общин. Автор также обращает внимание на довольно медленное вытеснение традиционного способа ясачного землепользования установленным в 1724 г. землепользованием по душам мужского пола с периодическими переделами.

Итак, интересующая нас проблематика нашла отражение на страницах ряда трудов отечественных историков различных поколений. Наряду с общими для региона явлениями выявлялись особенности отдельных территорий. Изучались как правовой, так и социально-экономический аспекты темы. Последний наиболее активно исследовался в советское время. Эта тенденция не угасает в историографии до сих пор.

Литература

1. Фирсов Н. А. Положение инородцев Северо-Восточной России в Московском государстве. Казань, 1866. С.77-92, 156-157, 161, 163, 168, 169, 179-181, 242, 247, 256, 258.

2. Фирсов Н.А. Инородческое население прежнего Казанского царства в новой России до 1762 года и колонизация закамских земель в это время. Казань, 1869. С. 1-130.

3. Перетяткович Г.И. Поволжье в XV и XVI веках (Очерки из истории края и его колонизации). М., 1877. С. 231- 271; Он же. Поволжье в XVII и начале XVIII века (Очерки из истории колонизации края). Одесса, 1882. С. 1-80.

4. Рожков Н.А. Сельское хозяйство Московской Руси в XVI веке. М., 1899. С. 374.

5. Фирсов Н.Н. Колонизация Волжско-Камского края и связанная с ней политика. Общий обзор. Казань, 1930.

6. Очерки истории СССР. Период феодализма. Конец XV в. - начало XVII в. М.: Изд-во АН СССР, 1955; Очерки истории СССР. Период феодализма. XVII в. М.: Изд-во АН СССР, 1955; Очерки истории СССР. Период феодализма. Россия во второй четверти XVIII в. Народы СССР в первой половине XVIII в. М.: Изд-во АН СССР, 1957; Очерки истории СССР. Период феодализма. Россия во второй половине XVIII в. М.: Изд-во АН СССР, 1956.

7. Скрынников Р.Г. Опричная земельная реформа Ивана Грозного 1565 г. // Исторические записки, 1961. Т. 70. С. 242.

8. Кобрин В.Б. Власть и собственность в средневековой России. М.: Мысль, 1985.

9. ТихомировМ.Н. Россия в XVI столетии. М.: Изд-во АН СССР, 1962.

10. Бахтин А.Г. Причины присоединения Поволжья и Приуралья к России // Вопросы истории. 2001. № 5. С. 52-72.

11. Ошанина Е.Н. Хозяйство помещиков Пазухиных в XVII — XVIII веках // Вопросы истории. 1956. № 7. С. 84-92; Она же. К истории заселения Среднего Поволжья в XVII в. // Русское государство в XVII веке. Новые явления в социально-экономической, политической и культурной жизни. Сб. статей. М.: Изд-во АН СССР, 1961. С. 50-74.

12. Водарский Я.Е. Дворянское землевладение в России в XVI — первой половине XIX веков. М.: Наука, 1988.

13. Димитриев В.Д. О ясачном обложении в Среднем Поволжье // Вопросы истории. 1956. № 12. С. 107-115.

14. Айплатов Г.Н. Ясачное землевладение в Среднем Поволжье в XVII в. // Материалы по истории сельского хозяйства и крестьянства СССР. М.: Наука, 1974. Сб. 8. С. 95-111.

15. Иванов Ю.Н. Феодальное землевладение в Казанской епархии (вторая половина XVI-XVII вв.): Автореф. дис. канд. ист. наук. Казань, 1982.

16. Димитриев В.Д. Порецкая вотчина Алатырского уезда в XVII - начале XVIII веков // Вестник Чувашского университета. 2002. № 1. С.11-26; 2003. № 1. С. 3-39.

17. Нестеров В.А. Чувашия в составе Русского государства во второй половине XVI и начале XVII веков // Материалы по истории Чувашской АССР. Чебоксары: Чув. гос. изд-во, 1958. Вып. 1. С. 129-149.

18. Романов Н.Р. Чувашия в XVII веке. Участие чувашского народа в крестьянской войне под предводительством С.Т. Разина // Там же. С. 150-207.

19. Димитриев В.Д. Чувашия в первой половине XVIII века // Там же. С. 222-302.

20. Григорьев П.Г. Из истории Чувашии второй половины XVIII века. Чувашский край в крестьянской войне 1773-1775 годов // Там же. С.303-332.

21. Димитриев В.Д. История Чувашии XVIII века (До Крестьянской войны 1773-1775 годов). Чебоксары: Чув. гос. изд-во, 1959.

22. История Чувашской АССР. С древнейших времен до Великой Октябрьской социалистической революции. Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1966. Т. 1.

23. История Чувашской АССР. С древнейших времен до Великой Октябрьской социалистической революции. Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1983. 2-е изд. Т. 1.

24. Димитриев В.Д. К вопросу о сложных общинах в Чувашии // Чувашия в эпоху феодализма (XVI - начало XIX вв.). Чебоксары: Чув. кн. изд-во, 1986. С. 270-283; Он же. Чувашия в конце XVIII - начале XIX веков (По материалам Генерального межевания). С. 384-452. Он же. К вопросу о заселении юго-восточной и южной частей Чувашии // Ученые записки ЧНИИ. Чебоксары, 1956. Вып. XIV. С. 173-218.

25. Тимофеев В.В. Изменения в социальной структуре землевладения в Чувашии в ходе Генерального межевания (конец XVIII - начало XIX века) // Исследования по дореволюционной истории Чувашии. Сб. статей. Чебоксары: Изд-во НИИЯЛИЭ, 1991. С. 31-43.

26. Очерки истории Мордовской АССР. Саранск: Морд. кн. изд-во, 1955.

27. История Мордовской АССР. С древнейших времен до наших дней. Саранск: Изд-ие Морд. гос. ун-та, 1979.

28. Биленко М.В. Дворцовая мордва Алатырского уезда в XVII веке по писцовым и переписным книгам. Автореферат дисс. на соиск. степ. кандидата исторических наук. М, 1980.

29. История Татарской АССР (С древнейших времен до наших дней). Казань: Тат. кн. изд-во, 1968; История Татарской АССР. Казань: Тат. кн. изд-во, 1980. 2-е изд.

30. Очерки истории Марийской АССР (с древнейших времен до Великой Октябрьской социалистической революции). Йошкар-Ола: Изд-во Мар. НИИЯЛИ, 1965.

31. История Марийской АССР. Йошкар-Ола: Мар. кн. изд-во, 1986. Т.1.

32. Иванов А.Г. Очерки по истории Марийского края XVIII века. Йошкар-Ола: Мар. кн. изд-во, 1995.

СУДАКОВ МИХАИЛ АЛЕКСАНДРОВИЧ родился в 1980 г. Окончил Чувашский государственный университет. Аспирант кафедры источниковедения и архивоведения Чувашского университета. Занимается изучением аграрной истории Чувашского края второй половины ХУТ-ХУШ вв.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.