Научная статья на тему 'К истории «Женского вопроса» в СССР в первые постреволюционные годы'

К истории «Женского вопроса» в СССР в первые постреволюционные годы Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
2925
562
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЖЕНСКИЙ ВОПРОС / WOMAN QUESTION / ЖЕНОТДЕЛ / АЛЕКСАНДРА КОЛЛОНТАЙ / ALEXANDRA KOLLONTAI / РЕВОЛЮЦИЯ 10917 ГОДА / REVOLUTION OF 1917 / ZHENOTDELS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Старуш Моника Ивановна

В статье рассматривается «женский вопрос» в Советской России в первые годы после революции 1917 года, которые отмечены растущим интересом в отношении положения женщин, определением их места в жизни, а также идеи Александры Коллонтай, которая дополнила советский дискурс общественности понятиями «свободный союз полов», «женская психология», «равенство полов» и др.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The article describes the situation of the "woman question" in Soviet Russia in the early years after the revolution of 1917. This era is marked by the growing interest in respect of the status of women, their place in life. With new ideas of the time, the most notable are probably those of Alexandra Kollontai, the Soviet public discourse is complemented by the concepts of "free union of the sexes", "feminine psychology", "sexual equality" and others. The first socio-political organizations the Zhenotdels are then created in order to organize women, to facilitate their daily life, and secondly, to promote the Bolshevik ideas in the wider circles of population. Feminist ideas prevailing in this period: some women held leadership positions, including in the government. Nevertheless, despite the promising start of the trend, the situation has cardinally changed in the late 1920s, with the arrival of Stalin to power.

Текст научной работы на тему «К истории «Женского вопроса» в СССР в первые постреволюционные годы»

.....

I I I ■ M I I I

Теория и история культуры 59

и традициям других культур. Человек вынужден их терпеть, не вступая в критическую дискуссию.

Низкий уровень характеризуется нежеланием личности вступать во взаимодействие с представителем других культур, опыт взаимодействия ребенка не выводит его на потребность в общении с представителями иных систем ценностей.

Воспитание толерантности выстраивалось на современных концепциях межкультурной коммуникации и поликультурного мира, основная идея которых состоит в преодоление этноцентризма на основе формирования идентичности, критического осмысления собственной

культурной традиции и выхода на конструктивный межкультурной диалог. В качестве духовно-нравственной основы данного качества рассматривался моральный принцип невмешательства в субъективную сферу другого человека, а в инструментальном плане - высокий уровень психической культуры, позволяющий сублимировать негативные чувства в понимающий и конструктивный диалог. Межкультурная толерантность есть устойчивое состояние личности, определяющее особый тип взаимодействия человека с другими людьми и их культурами, характеризующееся наличием в сознании значимого образца терпимого поведения с доминантной направленностью на его выполнение.

Примечания

1. Смирнов, В. Способствует ли российский федерализм решению национальных проблем? / В. Смирнов // Круглый стол [Электронный ресурс]. - Режим доступа: www.kennan.yar.ru.

А К ИСТОРИИ «ЖЕНСКОГО ВОПРОСА» А

В СССР В ПЕРВЫЕ ПОСТРЕВОЛЮЦИОННЫЕ ГОДЫ

М. И. Старуш

Женевский Университет

В статье рассматривается «женский вопрос» в Советской России в первые годы после революции 1917 года, которые отмечены растущим интересом в отношении положения женщин, определением их места в жизни, а также идеи Александры Коллонтай, которая дополнила советский дискурс общественности понятиями «свободный союз полов», «женская психология», «равенство полов» и др.

Ключевые слова: женский вопрос, женотдел, Александра Коллонтай, революция 10917 года.

The article describes the situation of the "woman question" in Soviet Russia in the early years after the revolution of 1917. This era is marked by the growing interest in respect of the status of women, their place in life. With new ideas of the time, the most notable are probably those of Alexandra Kollontai, the Soviet public discourse is complemented by the concepts of "free union of the sexes", "feminine psychology", "sexual equality" and others. The first socio-political organizations - the Zhenotdels - are then created in order to organize women, to facilitate their daily life, and secondly, to promote the Bolshevik ideas in the wider circles of population. Feminist ideas prevailing in this period: some women held leadership positions, including in the government. Nevertheless, despite the promising start of the trend, the situation has cardinally changed in the late 1920s, with the arrival of Stalin to power.

Key words: woman question, Alexandra Kollontai, Zhenotdels, the revolution of 1917.

1997-0803 ВЕСТНИК МГУКИ 5 (43) сентябрь-октябрь 2011 59-64

04_6aT6ey_e_e6eu666u.p65 59 1 01.12.2011, 14:51

.....

ш

К 1917 году в России сложились три идейных направления организаций, занимающихся вопросами положения женщин (14): либерально-демократическое (реформистское) - его сторонники ратовали за достижение равноправия женщин во всех сферах общественной жизни и рассматривали государственные реформы как способ осуществления такой задачи; социал-демократическое (пролетарское) - его приверженцы рассматривали женский вопрос с марксистско-ленинской «классовой» точки зрения, ратуя за равное общественное, политическое и гражданское положение мужчин и женщин, достичь которого помогла бы социалистическая революция; и национал-патриотическое, сторонники которого поддерживали официальную (до 1917-го года) концепцию о второстепенной роли женщин в обществе и считали вредными идеи о равноправии полов.

После Октября 1917 года, с приходом к власти большевиков, вполне логичным оказался тот факт, что из трех направлений организаций, занимающихся решением «женского вопроса», победителем вышло пролетарское. Оказавшись не у дел, лидеры побежденных направлений либо отошли от своей деятельности, либо эмигрировали.

Как же обстояло дело с победителями?

Пожалуй, наиболее яркими фигурами в пролетарском движении по вопросам женщин были Инесса Арманд и Александра Коллон-тай. Остановимся на них подробнее.

Инесса Арманд (1874-1920), возглавляла отдел работниц при ЦК РКП(б), позднее переименованный в Женотдел. В этот же период под псевдонимом Елена Блонина она опубликовала свои статьи в газете «Правда» и журнале «Коммунистка», а также несколько памфлетов, в которых выступала за равные права для женщин. В 1920 году руководила работой 1-й Международной конференции женщин-коммунисток (2).

Будучи, как и Коллонтай, одной из первых активных сторонниц женской эмансипации в новой республике, она посвятила много времени и сил решению «женского вопроса».

Однако единственный вариант статьи о любви, браке и семье, написанный ею в начале 1915 года, вызвал резкую критику со стороны Ленина: «свобода любви» - выражение, за которое ее критиковал Ленин (7), рассматривалась Арманд как свобода выбора партнера для брака, как брак по любви между двумя равными людьми (16). Вместе с тем, она чувствовала внутреннее противоречие по отношению к изменениям, которые происходили с женщиной после замужества: женщина, по ее убеждению, была призвана оставаться «человеком» (1, с. 247), а не становиться «самкой», подобно Наташе Ростовой, вышедшей замуж за Пьера Безухова (20).

После смерти Инессы Арманд, на пост руководителя Женотдела пришла Александра Коллонтай.

Эта фигура заслуживает отдельного внимания, так как и деятельность, и сама личность Коллонтай, несомненно, представляют интерес для исследуемой нами темы.

Александра Михайловна Коллонтай (1872-1952) родилась в Санкт-Петербурге в семье генерала (20). Получив домашнее образование, она в 16 лет сдала экстерном экзамен на аттестат зрелости за гимназический курс. В 1893 году вышла замуж, однако уже в 1897 года ушла от мужа, оставив себе его фамилию - Коллонтай. В годы вынужденной эмиграции (1908-1917) Коллонтай написала ряд статей по женскому вопросу, затрагивая такие проблемы, как «семья и домашний труд», «семейные отношения», «материнство», «сексуальность», «проституция» (9). Свои идеи она направляла, в частности, против западных феминисток среднего класса. Вернувшись из эмиграции, Коллонтай приняла активное участие в подготовке революции. На VI съезде РКП(б) она была избрана членом Центрального исполнительного Комитета Советов рабочих и солдатских депутатов, а после Октябрьской революции 1917 года - народным комиссаром государственного призрения в первом советском правительстве. В 1920 году, после смерти Арманд, Коллонтай оказалась во главе женотдела при ЦК РКП(б). В 1922 году Кол-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

04_öäT6ey_e_eöeüöö6ü.p65 60 1 01.12.2011, 14:51

.....

I I I ■ М I I I

Теория и история культуры

61

лонтай была назначена торговым советником в Норвегию, где в мае следующего года перешла в ранг главы полномочного и торгового представительства СССР, став, таким образом, первой женщиной-послом.

Коллонтай написала множество работ, посвященных «женскому вопросу», и хотя сама она не отождествляла себя с представителями феминизма (подразумевая под этим «буржуазный» феминизм (9)), она, несомненно, являлась одной из первых заметных фигур этого направления на российской почве.

В книге «Общество и материнство» (1916) она говорит о том, что общество должно признать необходимым охрану и обеспечение материнства путем государственного страхования, о том, что необходимо охранять женский труд, оплачивать декретные отпуска, создавать и расширять сети дошкольных учреждений.

В своих идеях о женском вопросе Кол-лонтай идет вслед за марксистами, утверждавшими полное равенство между полами и освобождение женщины от «кухонного рабства»; одна из ее идей - социальная утопия об обществе, где семьи не существует, так как она теряет свои функции еще при капитализме. Ее основы исчезают, поскольку исчезает экономическая зависимость женщины от мужчины, общее хозяйство семьи и необходимость заботы о детях.

В работах «Семья и коммунизм» (1920) и «Тезисы о коммунистической морали в области брачных отношений» (1921) Коллонтай говорит, в частности, о том, что при коммунизме женщина будет полностью освобождена от домашнего труда и заботы о детях. Умело организованная сфера общественного обслуживания, а также хорошее воспитание и образование, данное детям опытными педагогами, будет тому способствовать. Таким образом, задача родителей сводилась к рождению здорового ребенка и занятию им на первых порах. Коллонтай все так же настаивает на независимости женщины от мужчины: заботиться о матери и ребенке должно государство (9).

Коллонтай считала, что исчезновение

любых семейных обязанностей создаст почву для новой формы общения между мужчиной и женщиной. В идеале, это - «любовь-товарищество» - моногамный союз, основанный на трех положениях: «1) равенства во взаимных отношениях <...> 2) взаимное признание прав другого <...> 3) товарищеская чуткость» (9). В таком браке нет места «домашнему рабству», женским страхам остаться без поддержки мужа одной, с детьми. Такие отношения, по мнению Коллонтай, должны быть гораздо более счастливыми, чем устаревшая брачная модель прошлого.

«Надо распахнуть перед женщиной широкие врата всесторонней жизни, - говорит Коллонтай в работе «Любовь и новая мораль» (1918), - надо закалить ее сердце, надо бронировать ее волю. Пора научить женщину брать любовь не как основу жизни, а лишь как ступень, как способ выявить свое истинное Я. Пусть и она, подобно мужчине, научится выходить из любовного конфликта не с помятыми крыльями, а с закаленной душою.<...> Уже брезжит свет, уже намечаются новые женские типы так называемых "холостых женщин", для которых сокровища жизни не исчерпываются любовью» (9).

Теории Коллонтай распространялись и на область любовно-сексуальных отношений. Ее перу принадлежат термины «крылатый эрос» и «бескрылый эрос» (9), где первый означает половые отношения при наличии душевных эмоций, а второй - те же отношения, но основанные сугубо на телесном влечении. На период революции она считала более целесообразным последние, поскольку отношения, удовлетворяющие эротическое желание, позволяют без помех концентрироваться на основной деятельности, в то время как «крылатый эрос» явно отвлекает строителей будущего от главного дела. Коллонтай считала воздержание вредным, поскольку правильное удовлетворение потребностей человека входит в понятие здоровья. Сексуальное освобождение она рассматривала как один из значительных атрибутов революционного процесса; здоровая же сексуальность обознача-

04_6аТбёу_ё_ё6ёй66би-р65 61 01-12.2011, 14:51

.....

I I I ■ М I I I

лась ею как важное качество новой женщины коммунизма. Идеальным она считает союз, основанный на равенстве, взаимопризнании прав другого и товариществе (9).

Благодаря работам Коллонтай, марксистский дискурс (в принципе, далекий от постановки «женского вопроса» как такового) пополнился понятиями «свободный союз полов», «дружба», «любовь», «психология женщины».

Женщине Коллонтай отводила, фактически, лидирующую роль на пути к социализму. Она считала, что в развивающемся новом обществе мужчинам только предстояло учиться жить по-новому, в то время как женщины займут положение ведущего; они же будут использовать государственно-партийные механизмы для достижения целей феминизма. Вероятно, поэтому Коллонтай боролась за женотделы, которые могли до какой-то степени влиять на государственной политику в отношении эмансипации (13).

В чем же заключалась работа женотделов?

В ноябре 1918 года был созван Первый Всероссийский съезд работниц и крестьянок России. Вопросы равноправия женщин, их гражданских и юридических прав, материнства как социальной функции, поставленные на съезде, послужили основой для деятельности будущих женотделов.

В том же году, по решению ЦК РКП(б) при губкомах были созданы комиссии по пропаганде и агитации среди женщин, преобразованные в 1919 году в женские отделы, или женотделы, в популярной для тех времен манере сокращения. В женотделе ЦК РКП(б) работали А. Коллонтай, И. Арманд, Л. Менжинская, А. Артюхина, К. Николаева, С. Смидович и др.

«Несомненно, деятельность женотделов направлялась во многом на пропаганду и агитацию городских и сельских жительниц за новый строй. Во многих городах Советской России были открыты женотделы. Воспитание «работниц и крестьянок в духе коммуниз-ма,<...> деятельное участие <работниц> во всех формах и видах революционной борьбы,

как на фронте, так и в тылу, как путем агитации и пропаганды, так и путем непосредственной вооруженной борьбы» (5) - таковы были первые и основные идеологические установки новой политики. Шла речь и об «освобождении» женщин: так, Ленин указывал, что «втянуть женщину в общественно-производительный труд, вырвать ее из "домашнего рабства", освободить ее от подчинения - отупляющего и принижающего - вечной и исключительной обстановки кухни, детской - вот главная задача» (8).

Однако уделялось внимание и более конкретным задачам: женотделы пытались решить проблемы, связанные с охраной материнства, женского труда, законодательством аборта, а также вопросы закрепощенности и неравенства женщин, в том числе занимающихся проституцией (18).

Женотделы участвовали в организации субботников, помощи раненым красноармейцам, открывали общественные столовые, детские интернаты.

Идея женской эмансипации была составной частью общественно-политической программы партии; неудивительно, что ее внедрение в жизнь контролировалось государством. Женотделы выполняли эту функцию: их сеть была создана среди партийных органов на местах - они контролировали и организовывали женское движение. В женотдел входили, как правило, заведующий, инструктор и секретарь.

Проект по «раскрепощению» женщин не был принят массами с тотальным воодушевлением. Речь прежде всего идет о мужчинах, которые не считали женщин способными к самостоятельной общественно-политической деятельности. Эта проблема особенно актуально стояла в деревне. Мужья отказывались пускать жен на собрания или не разрешали им выступать (20).

Однако и сами женщины нередко относились отрицательно к агитации советской власти. Это можно объяснить тем, что такие коммунистические идеи, как атеизм, ликвидация семьи плохо воспринимались женщинами,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

04_öäT6ey_e_§öeüöö6ü.p65 62 1 01.12.2011, 14:51

.....

ш

Теория и история культуры 63

воспитанными в патриархальном, религиозном духе. В этом смысле показательны данные по Тверской губернии, приведенные в упомянутой выше работе Н. Козловой, которые вполне отражают положение вещей на тот момент во всей России. Так, например, на Кузнецовской фабрике Корчевского уезда Тверской губернии в 1920 году были зарегистрированы 31 церковный и 4 гражданских брака, 25 церковных и 1 гражданская панихида, 104 крещения и 1 гражданская регистрация новорожденных (5).

К тому же сама политика советской власти, основанная на классовом принципе, не допускала активной деятельности женщин непролетарского происхождения. Изначально дорогу давали лишь трем категориям женщин: крестьянкам, работницам и домохозяйкам (женам рабочих). Классовый принцип ощущался во всем: в подборе кадров в советские учреждения, в нормах представительства на конференции и в общем отношении к женщинам. Вплоть до начала 1920-х годов, когда властями, наконец, была осознана необходимость задействовать представительниц интеллигенции (учительниц, медработниц, советских служащих и др.), женотделами издавались постановления, предписывающие «не вливать интеллигенток в делегатские собрания» (5).

Однако такое отношение к женскому вопросу чувствовалось не только среди населения, но зачастую и в самих партийных организациях, призванных осуществлять работу в этом направлении. Их представители, особенно на местах, порой не считали такую работу нужной и важной. Как сообщал Тверской губ-ком и уездные власти, «деятельность женотделов и их роль в общепартийной работе не уяснена широкими партийными массами» (5),

«женотделы оторваны от рабочих масс» (5).

Во-первых, среди множества безграмотных женщин было трудно найти подходящую для кадровой работы, к тому же с приемлемым социальным происхождением и коммунистическим настроем. Во-вторых, традиционное устройство быта и патриархально-домостроевское воспитание не способствовали переходу женщины в ряды «борцов за коммунизм». Наконец, ряд идей социалистического хозяйства плохо зарекомендовал себя на деле: например, детские учреждения (ясли, приюты и т.п.) нередко оказывались очагами распространения болезней. Все это вкупе порождало «ликвидаторские настроения»: так, в ряде мест женотделы были распущены или преобразованы в подотделы Агитпрома, Политпросвета и других отделов (20).

Но поскольку многие вопросы по освобождению женщин, поднятые правительством, так и не были решены в первые годы советской власти, в начале 1920-х годов встал вопрос о целесообразности сохранения женотделов.

Таким образом, в первые постреволюционные годы «женский вопрос» позиционировался как один из насущных. Сам факт того, что женщины в СССР могут и занимают руководящие должности на равных с мужчинами был беспрецедентен для России. Теории Кол-лонтай, вкупе с фактом организации женотделов, не могли не вызывать энтузиазма у большой части женского населения страны. Эмансипационные лозунги типа «Долой кухонное рабство!», «Даешь новый быт!», отражали атмосферу эпохи. Несомненно, все это являлось и частью мощной пропагандистской программы большевиков, однако трудно было переоценить новизну и прогрессивность этих идей для России.

Примечания

1. Арманд, И. Статьи, речи, письма / И. Арманд. - М.: Политиздат, 1975.

2. Большая Советская Энциклопедия (БСЭ). - 3-е изд. - М.: Советская энциклопедия, 1970.

3. Бородинa, А. Баба или товарищ? Идеал новой советской женщины в 20-х-30-х годах / А. Бородина, Д. Бородин // Женские гендерные исследования в Тверском государственном университете. - Тверь, 2000.

04_6аТбёу_ё_ё6ёй66би.р65 63 1 01.12.2011, 14:51

.....

I I I ■ M I I I

4. Козлова Л. Комплектование Института красной профессуры, 1920-е годы / Л. Козлова // Социологический журнал. - 19978. - №4 / РАН, Ин-т социологии, Моск. шк. социал. и полит. наук [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.nir.ru/socio/scipubl/sj/4kozlov.htm

5. Козлова, H. Женотделы в контексте эмансипаторского проекта большевиков / Н. Козлова // Женские и гендерные исследования в Тверском государственном университете [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://tvergenderstudies.ru/docs/bk04ar10.rtf

6. Курганов. И. Женщины и коммунизм / и. Курганов. - Нью-Йорк, 1968.

7. Ленин, В. Инессе Арманд / В. Ленин // Сочинения. - 4-e изд. - M., Государственное издательство политической литературы, 1950. - Т. 35.

8. Ленин, В. К международному дню работниц / В. Ленин // Сочинения. - 4-e изд. - M., Государственное издательство политической литературы, 1950. - Т. 30.

9. Марксистский феминизм. Коллекция текстов А.М. Коллонтай. - Тверь: Феминист Пресс-Россия, 2003.

10. Рябова, Т. Мужественность и женственность в политическом дискурсе современного российского общества / Т. Рябова // Гендерные исследования. - 2004. - № 11-12 / Харьковский центр гендерных исследований [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://www.ivanovo.ac.ru/alumni/riabova/masculine_feminine.htm

11. См.: http://www.a-z.ru/women_cd1/html/borodini.htm

12. Советская Историческая Энциклопедия. - М.: Советская энциклопедия, 1964.

13. Успенская, В. А. Коллонтай: радикальный проект женской эмансипации / В. Успенская // Александра Коллонтай: теория женской эмансипации в контексте российской гендерной политики. - Указ. соч. -С. 11-28.

14. Хасбулатова O. Женское движение в России (вторая половина XIX - начало ХХ века) / O. Хасбулатова, H. Гафизова. - Ивановo: ФГУП Изд. Иваново, Иван. гос. Ун-т, 2003.

15. Чегодаева, М. Соцреализм. Мифы и реальность / М. Чегодаева. - М.: Захаров, 2003.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

16. Чикалова, И. И. Арманд и А. Коллонтай: феминизм, коммунизм и женский вопрос в послереволюционной России / И. Чикалова // Александра Коллонтай: теория женской эмансипации в контексте российской ген-дерной политики. - Указ. соч. - С. 82-104.

17. Юкина, И. История женщин России. Женское движение и феминизм в 1859-1920-е годы. Материалы к библиографии / И. Юкина. - СПб.: Алетейя, 2003.

18. Яковлева, Г. Из истории женского движения в первые годы советской власти на материале Витебской губернии / Г. Яковлева, А. Дулов // Иной взгляд. - 2000. - № 2 / Минский центр гендерных исследований ЭНВИЛА [Электронный ресурс]. - Режим доступа: http://envila.by.iatp.org.ua/g centre/ano ther2/ article29.html

19. Kelly, C. Reflning Russia. Advice Literature, Polite Culture, and Gender from Catherine to Yeltsin / C. Kelly. - Oxford: University Press, 2001.

20. Stites, R. The Women's Liberation Movement in Russia. Feminism, Nihilism and Bolshevism 1860-1930 / R. Stites. - Princeton: Princeton University Press, 1978.

04_ôàîôèy_è_êôëûôôôû.p65 64 1 01.12.2011, 14:51

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.