Научная статья на тему 'К истории утверждения уставов императорского Московского университета и развитие системы управления университетом'

К истории утверждения уставов императорского Московского университета и развитие системы управления университетом Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1266
155
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МОСКОВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ / УСТАВ / ВРЕМЕННЫЕ ПРАВИЛА 1905 Г / ПОПЕЧИТЕЛЬ / РЕКТОР / СОВЕТ УНИВЕРСИТЕТА / ДЕКАН / ПРОФЕССОР / МИНИСТР НАРОДНОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ / АВТОНОМИЯ / UNIVERSITY OF MOSCOW / CHAPTER / TEMPORARY RULES OF 1905 / TRUSTEE / RECTOR / UNIVERSITY COUNCIL / DEAN / PROFESSOR / THE MINISTER OF NATIONAL EDUCATION / AUTONOMY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Максимова Виктория Михайловна

В современных условиях совершенствования системы высшего образования необходимо учитывать опыт управления университетами и пытаться воплотить уже опробованные идеи. В статье рассматриваются вопросы, связанные с созданием Московского университета, анализируются уставы, которые являлись законодательно-правовыми актами, определяющими учебную и научную жизнь университета, этапы деятельности, его состав и полномочия. Цель статьи рассмотрение проблемы развития системы и структуры управления Московским университетом на основе имеющейся историографии. Автором впервые проработана литература, в которой рассматривается роль уставов в развитии системы управления Московским университетом.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The history of the approval of the statutes of the Imperial Moscow University and development of the system of University management

In modern conditions, improving the system of higher education must take into account a century of experience of university management and try to implement the ideas have already been tested. The article discusses issues related to the creation of the Moscow University, analyzed the statutes, which were legislative acts defining the educational and scientific life of the university, the stages of activity, its composition and powers. The article aims at addressing the issue of system development and management structure Moscow University on the basis of the existing historiography. Author first worked literature that examines the role of charters in the development of control systems Moscow University.

Текст научной работы на тему «К истории утверждения уставов императорского Московского университета и развитие системы управления университетом»

Вестн. Моск. ун-та. Сер. 21. Управление (государство и общество). 2014. № 2

В.М. Максимова

К ИСТОРИИ УТВЕРЖДЕНИЯ УСТАВОВ ИМПЕРАТОРСКОГО МОСКОВСКОГО УНИВЕРСИТЕТА И РАЗВИТИЕ СИСТЕМЫ УПРАВЛЕНИЯ УНИВЕРСИТЕТОМ

В современных условиях совершенствования системы высшего образования необходимо учитывать опыт управления университетами и пытаться воплотить уже опробованные идеи. В статье рассматриваются вопросы, связанные с созданием Московского университета, анализируются уставы, которые являлись законодательно-правовыми актами, определяющими учебную и научную жизнь университета, этапы деятельности, его состав и полномочия. Цель статьи — рассмотрение проблемы развития системы и структуры управления Московским университетом на основе имеющейся историографии. Автором впервые проработана литература, в которой рассматривается роль уставов в развитии системы управления Московским университетом.

Ключевые слова: Московский университет, устав, Временные правила 1905 г., попечитель, ректор, Совет университета, декан, профессор, министр народного просвещения, автономия.

In modern conditions, improving the system of higher education must take into account a century of experience of university management and try to implement the ideas have already been tested. The article discusses issues related to the creation of the Moscow University, analyzed the statutes, which were legislative acts defining the educational and scientific life of the university, the stages of activity, its composition and powers. The article aims at addressing the issue of system development and management structure Moscow University on the basis of the existing historiography. Author first worked literature that examines the role of charters in the development of control systems Moscow University.

Key words: University of Moscow, the chapter, Temporary Rules of 1905, a trustee, a rector, University Council, a dean, a professor, the minister of national education, autonomy.

Московский университет — первый русский классический университет — учрежден по указу императрицы Елизаветы Пет-

Максимова Виктория Михайловна — аспирант кафедры политической истории факультета государственного управления МГУ имени М.В. Ломоносова; е-mail: vick.ribakova@yandex.ru

ровны в 1755 г. по плану М.В. Ломоносова и И.И. Шувалова. Академический университет, созданный при Петербургской академии наук в 1724 г., по своей организации не был похож на западноевропейские университеты, а образование в нем не соответствовало классическому университетскому уровню. Его главной задачей была подготовка кадров для Петербургской академии наук, но и тут были трудности — людей, подготовленных к слушанию лекций академических профессоров, не было. «При 17 профессорах — было всего только 8 студентов, а в 1731 году в университете не было ни одного студента»1.

Со дня своего существования и на протяжении пятидесяти лет Московский университет управлялся по «Проекту об учреждении Московского университета», подписанному 12 января 1755 г. императрицей Елизаветой Петровной. Московский университет состоял из трех факультетов: философского, юридического и медицинского. Обучение студентов начиналось с философского факультета, и после его окончания они могли остаться на одной из кафедр этого же факультета либо перейти на один из «вышних» факультетов — юридический или медицинский2. Минимальный срок обучения в университете, включая подготовительный курс на философском факультете, для студентов-юристов составлял 6 лет, для медиков — 7 лет3.

Для высшего управления университетом императрица назначила двух кураторов, для учебных и хозяйственных распоряжений — канцелярию во главе с директором. Первыми кураторами были И.И. Шувалов, который являлся одним из создателей Московского университета, и Л.Л. Блюментрост. Директор следил за соблюдением порядка в университете, распоряжался его доходами и представлял отчеты куратору. Совещательным органом для рассмотрения учебных дел стала Конференция профессоров университета, которая возглавлялась директором. Московский университет находился под покровительством императрицы и подчинялся непосредственно ведению Сената4.

В 1802 г. в ходе реформы государственного управления создается Министерство народного просвещения, в чьем ведомстве

1 Ферлюдин П. Исторический обзор мер по высшему образованию в России. Саратов, 1894. С. 4.

2 История Московского университета: В 2 т. / Под ред. М.Н. Тихомирова. М., 1955. Т. 1.С.31.

3 Документы и материалы по истории Московского университета второй половины XVIII в.: В 3 т. М., 1962. Т. III. С. 210.

4 Летопись Московского университета: В 3 т. / Авт.-сост. Е.В. Ильченко. М., 2004. Т. 1. С. 28.

отныне находился Московский университет, а позднее и другие университеты5. В рамках образовательной реформы 24 января 1803 г. были приняты «Предварительные правила народного просвещения», утверждавшие разделение страны на шесть учебных округов, во главе которых должны были встать университеты. Московскому университету было поручено руководить работой всех школ в подведомственном учебном округе.

«Проект об учреждении Московского университета» был создан как временный документ, и в дальнейшем планировалось создать полноценный устав, но данный вопрос до начала XIX в. так и оставался нерешенным6. «18 марта 1802 г. император Александр I поручил сенатору М.Н. Муравьеву, В.Н. Карази-ну, графу С.О. Потоцкому, академику Н.И. Фаусу и профессору Московского университета Ф.Г. Баузе приступить к выработке новых уставов Академии наук и Московского университета»7. Устав 1804 г. был написан в соответствии с теми пожеланиями, которые были высказаны кураторами Московского университета, разрабатывался его попечителем М.Н. Муравьевым, профессором Ф.Г. Баузе8.

Московский университет до начала XIX в. оставался единственным университетом в России и свое 50-летие он уже встретил в кругу Дерптского, Виленского, Казанского и Харьковского университетов. Устав 1804 г. был принят как устав Московского университета и с незначительными изменениями он был распространен на Казанский (1804) и Харьковский (1805) университеты, а позже на Санкт-Петербургский (1819) и Университет Св. Владимира в Киеве (1834)9.

Одновременно с уставом Александр I подписал Утвердительную грамоту Московского Императорского университета, в которой выражал признательность «нашему сему первому в России высшему Училищу»10 и даровал особые права и преимущества, одним из которых было возведение в «университетские степени»11.

5 См.: Волосникова Л.М., Чеботарёв Т.Н. Правовой статус университетов: история и современность. М., 2007. С. 75.

6 См.: Ершов А.Г. Влияние Московского университета на развитие государственной системы образования в России (1755 — середина XIX в.): Дисс. ... канд. ист. наук. М., 2003. С. 108.

7 Там же. С. 115.

8 Там же. С. 130.

9Летопись Московского университета: В 3 т. Т. 1. С. 11.

10 Уставы Московского университета, 1755—2005 / Авт-.сост. Е.И. Гена. М., 2005. С. 134.

11 Там же. С. 135.

По Уставу 1804 г. в Московском университете было четыре отделения: нравственных и политических наук, физических и математических наук, врачебных, или медицинских наук, отделение словесных наук. Они объединяли 28 кафедр. Во главе каждого отделения стоял декан, который ежегодно избирался Советом университета и утверждался министром народного просвещения.

Устав 1804 г. предоставлял университетам широкую автономию, которая проявлялась в ежегодном избрании ректора из ординарных профессоров, в случае отсутствия ректора выбирался проректор. На всех членов университета распространялось право внутреннего суда. Согласно данному уставу Совет университета, состоявший из ординарных профессоров и возглавлявшийся ректором, являлся высшим органом управления: руководил учебной деятельностью, присуждал ученые степени и звания, а также ежегодно выбирал должностных лиц университета — ректора и деканов отделений12.

В условиях повсеместного нарушения принципов самоуправления и усиления государственного начала в университетах в лице попечителя на повестку дня встал вопрос о пересмотре принципов университетской жизни и закреплении их в новом университетском уставе. Принятию устава предшествовала почти десятилетняя подготовка. Все эти годы шла борьба профессуры российских университетов с Министерством народного просвещения, его чиновниками, попечителями учебных округов за автономию университетов.

В 1824 г. был создан Комитет для устройства учебных заведений при министре народного просвещения А.С. Шишкове, куда поступали проекты устава от всех университетских корпораций России13.

Проект нового устава представил и Московский университет. «Мнение Совета университета о новом уставе для Российских университетов» было составлено 25 июля 1825 г.14 Данный проект был основан на идее возвращения к либеральному Уставу 1804 г.

В период царствования Николая I в 1835 г. вступил в силу Общий устав Императорских Российских университетов, сокра-

12 См.: Маркин В.Л. Идущие впереди (студенты и преподаватели Московского университета в общественно-политической жизни России начала XX века). Йошкар-Ола, 2013. С. 40—41.

13 См.: Андреев А.Ю. Лекции по истории Московского университета 1755—1855. М., 2001. С. 196.

14ЦХД до 1917 года. Ф. 459. Оп. 1. Ед. хр. 2648. Л. 1—12.

тивший власть ректора и компетенции Совета университета, так как после изъятия у Совета судебных, полицейских, хозяйственных полномочий и лишения его права руководить делами учебного округа он оказался ограничен лишь учебными делами15. Устав распространил свое действие на Санкт-Петербургский, Московский, Харьковский, Казанский университеты и значительно изменил их структуру. Теперь университеты разделялись на три факультета — философский, состоящий из двух отделений, юридический и медицинский, которые включали в себя 34 кафедры. Кафедра богословия, церковной истории и церковного законодательства не принадлежала ни к одному из факультетов. Устав ограничивал автономию университета путем увеличения прав попечителя учебного округа, превращавшегося в его начальника, и уничтожения университетского суда. Однако сохранялась выборность ректора и деканов, которые избирались из ординарных профессоров сроком на 4 года. Университетское образование было направлено на обеспечение интересов государства и удовлетворение государственных нужд16.

В 1849 г. была отменена выборность ректора, теперь он назначался министром народного просвещения и утверждался императором, ограничивался и принцип выборности деканов факультета.

В период Великих реформ Александр II4 декабря 1862 г. учредил при Министерстве народного просвещения особую Комиссию из университетских профессоров и попечителей учебных округов с целью пересмотра действующего университетского устава и создания нового17.

Совет Московского университета представил в Ученый комитет Главного правления училищ мнение, в котором считает уместным «выражение высшее ученое и учебное учреждение заменить выражением: ученое и высшее учебное заведение»18.

Новый устав, утвержденный Александром II 18 июня 1863 г., действовал в Санкт-Петербургском, Московском, Харьковском,

15 См.: Новиков М.В., Перфилова Т.Б. Университетский устав 1835 г. // Ярослав. пед. вестн. 2012. № 3. Т. I. Гуманитарные науки. С. 12. URL: http://vest-nik.yspu.org/releases/2012_3g/06.pdf (дата обращения: 05.03.2013).

16 См.: Голованова В.Ф., Капралова Е.В. Политико-правовое регулирование высших учебных заведений в дореволюционной России // Вестн. Нижегород. ун-та им. Н.И. Лобачевского. 2011. № 4. С. 272. URL: http://www.unn.ru/pages/ issues/vestnik/99999999_West_2011_4/44.pdf (дата обращения: 11.01.2013).

17 Университетская реформа 1863 года в России / Сост. и авт. вступ. статей В.А. Томсинов. М., 2012. С. LXXI.

18 Замечания на проект Общего устава императорских российских университетов. Ч. 1. СПб., 1862. С. 243—244.

Казанском и Св. Владимира в Киеве университетах. В состав университета входили историко-филологический, физико-математический, юридический и медицинский факультеты. Устав предписывал 53 кафедры и 57 профессоров, что значительно превышало то количество, которое устанавливал университетский Устав 1835 г. Власть попечителя ограничивалась, а университетскому Совету доверялось формирование преподавательского кадрового состава, с согласия министра он мог «осуществлять изменения структуры факультетов: делить их на отделения, соединять и разделять кафедры, создавать ученые общества»19. Факультеты стали учебным органом, ректор — исполнительным, правление — хозяйственным и административным, инспектор — полицейским, особая комиссия профессоров — судебным20.

Автономия университетов была поводом для беспокойства правительства и консервативно настроенной части общества, которые считали, что «университетские свободы негативно влияют на молодежь»21. Активным противником Устава 1863 г. выступал профессор физики Московского университета Н.А. Любимов, который являлся единомышленником и проводником идей М.Н. Каткова, редактора газеты «Московские ведомости». Профессор Н.А. Любимов изложил в своей статье в февральском (1873) номере «Русского вестника» главные принципы намечавшейся реформы университетского образования, разработанные автором совместно с Катковым и графом Д.А. Толстым22, основой которых является необходимость пересмотра автономии, выборного начала и экзаменационного порядка. Н.А. Любимов был командирован в Санкт-Петербург для участия в университетской комиссии для создания устава23. Под председательством ректора Московского университета С.М. Соловьёва было собрано чрезвычайное заседание Совета университета, где было высказано порицание профессору Любимову за нанесенные университету оскорбления.

Император Александр III учел мнение противников университетской автономии ив 1884 г. принял очередной «Общий Устав Императорских Российских университетов», который распрост-

19 Донин А.Н. Реформы университетов и средней школы России: общественная мысль и практика второй половины XIX века: Дисс. ... канд. ист. наук. Саратов, 2003. С. 312.

20Уставы Московского университета. 1755—2005. С. 34.

21 Донин АН. Указ. соч. С. 374.

22 См.: Донин А.Н. Указ. соч. С. 379.

23 ЦХД до 1917 года. Ф. 418. Оп. 41. Ед. хр. 246. Л. 242.

ранялся на Санкт-Петербургский, Московский, Харьковский, Казанский, Св. Владимира, Томский и Новороссийский университеты. Университеты разделялись на четыре факультета — историко-филологический, физико-математический, юридический и медицинский. Факультет возглавлял декан, который избирался попечителем учебного округа и утверждался министром народного просвещения. Особенностью устава была строгая управленческая централизация, которая ликвидировала остатки автономии университета. Университеты подчинялись попечителю учебного округа, который имел право созывать Совет университета, правление и собрания факультетов, осуществлять связь университета с министерством. Общий устав весьма ограничивал в своих правах ректора и Совет университета. Ректор утверждался в должности министром народного просвещения сроком на четыре года24. В компетенцию Совета университета входило лишь «утверждение от имени университета в ученых степенях» и «ежегодное определение общего числа медалей, присуждаемых студентам и посторонним слушателям за сочинения»25.

Устав 1884 г. настолько сковывал Совет университета в учебных делах и вопросах управления, что профессора Московского университета во главе с С.Н. Трубецким высказались за необходимость введения автономии университета. По просьбе Николая II профессор С.Н. Трубецкой в июне 1905 г. подготовил «Записку о положении высших учебных заведений и о мерах к восстановлению академического порядка», положения которой были значительно учтены во Временных правилах об управлении высшими учебными заведениями, которые были утверждены Советом министров 27 августа 1905 г. и расширили полномочия ректора и Совета университета. Попечитель практически отстранялся от управления университетом. Ректор теперь не назначался, а выбирался профессорами университета, деканы и их секретари — собраниями факультетов. Ректором, избранным в соответствии с новыми правилами, стал профессор С.Н. Трубецкой26. Инспекция университетов перешла в подведомственность ректора, а студенческие дела стали рассматриваться профессорскими дисциплинарными судами. Неприкосновенность универ-

24Уставы Московского университета, 1755—2005. С. 247.

25 Там же. С. 253.

26 См.: Маркин В.Л. Московский университет: система управления в конце XIX — начале XX в. //Вестн. Моск. ун-та. Сер. 21. Управление (государство и общество). 2009. № 2. С. 155. URL: http://elibrary.m/item.asp?id=12921732 (дата обращения: 16.06.2013).

ситетских зданий позволила беспрепятственно устраивать митинги и собрания.

Вопросы утверждения университетских уставов и системы управления Московским университетом были предметом внимания многих исследователей. Историографическое изучение данной проблемы представляется возможным разделить на три этапа: до октября 1917 г., октябрь 1917 — середина 1980-х гг.; вторая половина 1980-х — 2000-е гг. Критериями периодизации служат изменения социально-политической и идеологической обстановки в обществе, расширение источниковой базы, развитие методологии и методов исторического исследования.

В историографии темы можно выделить два основных направления. К первому относятся исследования по истории российского университетского образования. Ко второму — работы, посвященные становлению и развитию Московского университета.

Значительным достижением дореволюционной историографии стало исследование системы российского высшего образования. Впервые критический анализ этой системы провел М.И. Сухомлинов27. Автором была последовательно изучена история создания Устава 1804 г., который был оценен как «либеральный», т.е. даровавший максимальную свободу для ученых и независимость от государства во внутреннем управлении университетом.

Следует отметить монографию П. Ферлюдина «Исторический обзор мер по высшему образованию в России»28, вышедшую в 1894 г., в которой автор рассматривает историю становления университетского образования, причем разделяя ее на периоды в соответствии с принятыми уставами, тем самым утверждая существование различных систем. Автор приходит к выводу о том, что с юридической точки зрения, первым в России считается именно Московский университет. Особенностью данной монографии является то, что в ней представлен сравнительный анализ уставов российских университетов 1804, 1835, 1863, 1884 гг. К ним же автор относит и императорский указ, подписанный Елизаветой Петровной 24 января 1755 г., о создании Московского университета.

В 1900 г. в «Историческом вестнике» была опубликована работа Б.Б. Глинского29, в которой автором было проведено иссле-

27 См.: Сухомлинов М.И. Материалы для истории образования в России в царствование Александра I. СПб., 1865; Он же. Исследования и статьи по русской литературе и просвещению: В 2 т. СПб., 1889.

28 См.: Ферлюдин П. Указ. соч.

29 См.: Глинский Б.Б. Университетские уставы (1755—1884) // Исторический вестн. 1900. № 1.

дование системы университетского образования с 1755 г. до конца XIX в. Это было сделано сквозь призму принятия университетских уставов, которые вносили серьезные изменения в жизнь университетов. Сравнивая уставы 1835 и 1863 г., исследователь отдавал предпочтение первому, считая, что тот упорядочил положение российских университетов.

В работе В.Е. Якушкина30 история российских университетов рассматривается исходя из последовательной смены этапов прогресса и реакции. Проще всего их увязать с принятием университетских уставов, что позволяет выявить четкую схему, разделившую уставы в XIX в. на две группы: Уставы 1804, 1863 и Уставы 1835, 1884 гг. Основным же критерием прогрессивности развития университетов служит, согласно автору, мера «академического самоуправления», которая предоставлена университетам.

Наиболее фундаментальным трудом в дореволюционной историографии университетского образования в России является «Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения. 1802—1902», который принадлежит перу С.В. Рождественского31. Заслугой автора является то, что в данной работе большое внимание уделяется системе управления образованием в России, которая представлена Министерством народного просвещения, правлением учебных округов и, что немаловажно, советами высших учебных заведений. В работе уделено внимание процессу подготовки и претворения в жизнь уставов университетов, рассматривается деятельность попечителей учебного округа и их вклад как в развитие университетов, так и всего высшего образования.

Книга публициста Г.А. Джаншиева «Из эпохи Великих реформ. Исторические справки» содержит очерк «Университетская автономия»32, который посвящен преобразованию университетов в 60-х гг. XIX в. По мнению Г.А. Джаншиева, университетский Устав 1863 г. предоставлял университетам значительную долю самоуправления, но далеко не все гарантии, которые рекомендовались лицами, делавшими замечания на проект, были учтены. Следует отметить, что исследователя волновал не столько сам

30 См.: Якушкин В.Е. Из истории русских университетов в XIX веке // Вестн. воспитания. 1901. № 7.

31 См.: Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения. 1802—1902. СПб., 1902.

32 См.: Джаншиев Г.А. Эпоха Великих реформ. Т. 1. М., 2008. Текст печатается по изданию: Джаншиев Г.А. Эпоха Великих реформ: Исторические справки. 9-е посмертное дополненное издание (1-е издание Литературного фонда). СПб., 1905.

устав и его реализация в жизни, сколько атмосфера общества, в котором он готовился.

П.Г. Виноградов33 в своей работе отмечал, что Устав 1884 г. ставил себе «одной из главных целей подчинить преподавание деятельному и постоянному контролю правительства»34. Автор оценивал Устав 1884 г. как проявление недоверия к университету со стороны правительства. П.Г. Виноградов последовательно отстаивал идею самоуправления университетских корпораций, которая была существенно урезана университетским Уставом 1884 г.

В 1913 г. выходят в свет статьи И.М. Соловьёва «Университетский вопрос в шестидесятых годах» и «Университетский вопрос во второй половине XIX века»35. Автор в своих работах уделил особое внимание полемике по университетскому вопросу. Хотелось бы отметить недостаток этих работ, который проявлялся в том, что Соловьёв идеализировал позицию правительства в отношении университетского образования, полагая, что оно прислушивается к общественному мнению.

Начало изучения истории Московского университета первой трети XIX в. было связано с празднованием 100-летнего юбилея университета. В 1855 г. была издана работа (единственная в дореволюционной историографии) под руководством профессора С.П. Шевырёва, рассматривавшая историю Московского университета в течение первых ста лет его существования36. Автором были изложены основные события и законодательные акты, которые играли существенную роль в развитии Московского университета. История Московского университета излагается через деятельность кураторов, а после образовательной реформы 1803—1804 гг. — попечителей.

В дореволюционной историографии особое внимание уделялось вопросам развития высшего образования, которые регулировали общие уставы университетов. Главным критерием при рассмотрении уставов выступало наличие университетской автономии. Существование отдельных университетов не привлекало особого внимания исследователей. В первые годы советской

33 См.: Виноградов П.Г. Россия на распутье: Историко-публицистические статьи / Сост. А.В. Антощенко. М., 2008.

34 Там же. С. 116.

35 См.: Соловьёв И.М. Университетский вопрос в шестидесятых годах // Вестн. воспитания. 1913. № 9; Он же. Университетский вопрос во второй половине XIX века // Три века. М., 1913. Т. 6. С. 213—216.

36 См.: Шевырёв С.П. История Императорского Московского университета, изданная к столетнему его юбилею. 1755—1855. Репринтное издание. М., 1998.

власти из сферы изучения практически исчезла университетская проблематика. Даже само существование университетов в этот период находилось под угрозой. В отличии от дореволюционной историографии в советское время значительное внимание уделялось не столько изучению системы российского высшего образования, сколько исследованию истории отдельных университетов. В частности, возрос интерес к изучению Московского университета.

Первоначально хотелось бы обратиться к работе В.И. Орлова «Студенческое движение Московского университета в XIX сто-летии»37, которая на первый взгляд может показаться не соответствующей теме. Автором был дан слабый анализ обстановки в стране в эпоху Великих реформ и обозначен односторонний подход к Уставу 1863 г., он был рассмотрен только с точки зрения постановлений, касающихся студенчества, что вызвало неправильную оценку всей реформы. Автор пытался доказать, что нет принципиальной разницы между уставами 1863 и 1884 г. и основной идеей Устава 1863 г. является автономия профессорской корпорации. Эта точка зрения выглядела неубедительной.

Первым опытом обобщающего исследования по истории университетского образования стала книга А.С. Бутягина и Ю.А. Сал-танова «Университетское образование в СССР»38, вышедшая в 1957 г. Авторами были выделены наиболее прогрессивные черты дореволюционных российских университетов, такие, как общенаучная теоретическая база учебного процесса, установление связи между учебной и научной работой, ведущая роль лекции в учебном процессе, пропаганда научных знаний среди широких слоев населения, самоуправление и выборность руководящих органов университетов.

Истории подготовки и принятия самого реакционного устава в истории отечественных университетов посвящено фундаментальное исследование Г.И. Щетининой39. Автором исследуются предпосылки принятия устава, его содержание и последствия реализации. Г.И. Щетинина анализирует его положения, посвященные вопросам автономии вузов и академическим свободам, и проводит сравнительный анализ Устава 1884 г. и предшествовавших ему университетских уставов.

37 См.: Орлов В.И. Студенческое движение Московского университета в XIX столетии. М., 1934.

38 См.: БутягинА.С., СалтановЮ.А. Университетское образование в СССР. М., 1957.

39 См.: Щетинина Г.И. Университеты в России и Устав 1884 г. М., 1976.

Монографические исследования Р.Г. Эймонтовой40 посвящены истории подготовки и реализации университетского Устава 1863 г., они также позволяют сформировать представление о месте данного устава в эпохе Великих реформ.

Становление и развитие высшего образования рассматривается в книге В.П. Елютина, в которой немаловажная роль отведена и университетскому образованию. Автор отмечает, что первый общий университетский Устав 1804 г. являлся «самым демократическим за всю историю дореволюционной высшей школы»41. Новый николаевский Устав 1835 г. значительно урезал права университетов, что «послужило тормозом для их дальнейшего развития»42. В.П. Елютин уделяет внимание подготовке Устава 1863 г. и считает, что он отразил не все намечавшиеся мероприятия и даровал университетам «довольно призрачную инициативу и самостоятельность»43. По мнению автора, самым реакционным является Устав 1884 г., после введения которого «высшая школа оказалась зажатой в тиски»44.

Особое внимание в исследованиях В.Р. Лейкиной-Свирской45 уделено изучению русской интеллигенции второй половины XIX — начала XX в. Особо ценным в ее работах является раскрытие темы участия интеллигенции в общественно-политической борьбе и попытке создания собственных профессиональных организаций.

К 185-летнему юбилею университета в 1940 г. выходят «Очерки по истории Московского университета»46, в которых была заложена советская концепция, выражающаяся в том, что ученая корпорация представлялась выразителем интересов дворянского класса.

В 1953 г. выходит монография Н.А. Пенчко «Основание Московского университета»47, которая особо ценна тем, что была написана на большом количестве архивных материалов. Эта работа

40 См.: Эймонтова Р.Г. Русские университеты на грани двух эпох. От России крепостной к России капиталистической. М., 1985; Она же. Русские университеты на путях развития реформы. Шестидесятые годы XIX века. М., 1993.

41 Елютин В.П. Высшая школа общества развитого социализма. М., 1980. С. 87.

42 Там же. С. 89.

43 Там же. С. 97.

44Там же. С. 98.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

45 См.: Лейкина-Свирская В.Р. Интеллигенция в России во второй половине XIX века. М., 1971; Она же. Русская интеллигенция в 1900—1917 годах. М., 1981.

46 Очерки по истории Московского университета // Уч. зап. МГУ. История. Вып. 50. М., 1940.

47 См.: Пенчко Н.А. Основание Московского университета. М., 1953.

стала первой попыткой изучения основания Московского университета, в ней разбираются вопросы о проекте университета и роли Михаила Васильевича Ломоносова в его разработке.

Монография Л.И. Насонкиной48, вышедшая в 1972 г., воссоздает жизнь Московского университета от восстания декабристов до университетского Устава 1835 г. В своей работе автор приходит к мысли о том, что ректоры университетов вынуждены были послушно подчиняться попечителям учебных округов, которые проводили правительственную политику и чувствовали себя «хозяевами положения». Но порой, несмотря на такое давление сверху, ректоры вступали в конфликтное противостояние, защищая традиции и устои своих университетов.

К двухсотлетию Московского университета Издательство МГУ выпустило ряд юбилейных изданий. Среди них выделяется фундаментальный труд «История Московского университета»49 в двух томах, первый том которого был посвящен истории университета с его основания до Октябрьской революции. Авторы работы обращают наше внимание на то, что Московский университет по Уставу 1804 г. становился «автономным учреждением, управляемым на основе коллегиальности»50, но фактически находился во власти попечителя учебного округа. В 1835 г. принимается новый устав, который по сравнению с предыдущим был «шагом назад», и автономия университета «фактически уничтожалась»51. Вплоть до 1860-х гг. учебная деятельность университета была «скованажелезными тисками университетского Устава 1835 г.»52. В контексте Великих реформ в 1863 г. принимается новый устав, даровавший университетам автономию. Права Совета университета были расширены, что являлось «бесспорно положительным явлением»53.

В 1979 г. была предпринята первая попытка изложить историю Московского университета в виде летописи. «Летопись Московского университета»54 была приурочена к празднованию 225-летнего юбилея университета. Книга была разделена на две части: в первой части рассматривалась история Московского университета с года его основания и до Октября 1917 г., вторая отра-

48 Насонкина Л.И. Московский университет после восстания декабристов. М., 1972.

49 История Московского университета. Т. 1.

50 Там же. С. 79.

51 Там же. С. 115.

52 Там же. С. 255.

53 Там же. С. 256.

54 Летопись Московского университета. М., 1979.

жала события с ноября 1917 г. Следует отметить, что за пределами работы осталось множество фактов, которые сыграли важную роль в истории университета, поскольку они отбирались в соответствии с принципом партийности.

Подводя общие итоги изучения темы в советской историографии, необходимо отметить, что исследователями на более высокий научный уровень было поднято освещение роли студентов и преподавателей Московского университета в революционных событиях начала XX в. Большинство работ было посвящено отдельным периодам в истории российского университетского образования, в научный оборот было введено большое количество архивных материалов и мемуарных свидетельств по анализируемой проблематике. Однако для ряда исследователей было характерно невнимание к дореволюционным работам, что порой приводило к фактическим ошибкам.

В постсоветской современной историографии возросли внимание и интерес к изучению темы истории образования: появились статьи в научных журналах, были защищены диссертационные работы и написаны монографии. Переоценка многих достижений университетского образования в дореволюционный период и изучение перспектив высшей школы в Российской Федерации стали возможны в связи с разрушением СССР и отказом от марксистско-ленинской идеологии.

Должного внимания заслуживают работы А.Е. Иванова55, в которых представлены подробная история всех российских университетов, их организационное устройство и деятельность, подготовка кадров, система научной аттестации, их финансирование, правовое положение, социальный и национальный состав профессорской корпорации и студентов, их численность, система подготовки профессорско-преподавательского состава, его общественно-политический облик.

В 1995 г. выходит работа «Высшее образование в России: Очерк истории до 1917 г.»56, в которой наиболее полное и законченное описание получило университетское строительство в России в XIX в., рассматриваемое через поочередную смену реформ и контрреформ. В книге можно прочитать, что «на протяжении XIX в. четырежды — по числу правлений императоров — сменяются реформы и контрреформы в высшем образовании. Царизм то отступает, то вновь переходит к атаке на относительно незави-

55 См.: Иванов А.Е. Высшая школа России в конце XIX — начале XX века. М., 1991.

56 Высшее образование в России: Очерк истории до 1917 года / Ред. В.Г. Кинелев. М., 1995.

симое высшее образование. Руководствуясь стремлением примирить непримиримое — государственность и науку — четырежды в XIX в. реконструировали высшую школу»57. Положение, которое сложилось в университетах в 80—90-е гг. XIX в., свидетельствовало о полной несостоятельности правительства руководить наукой и образованием с помощью бюрократических методов для подчинения политическим целям.

В 1998 г. публикуется работа В.А. Змеева «Эволюция высшей школы Российской империи»58, в которой особое внимание уделяется открытию и становлению Московского университета, разработке и претворению в жизнь университетских уставов 1863 и 1884 г. В одной из глав своего исследования В.А. Змеев формулирует тезис о том, что Устав 1884 г. сумел обеспечить укрепление высшей школы за счет ограничения ее автономии.

Истории российских университетов первой половины XIX в. посвящена четырехтомная монография Ф.А. Петрова59. Начальной датой исследования нужно считать 1804 г., когда был принят устав, и тем самым было положено начало университетского образования. Завершается работа 1848 г., когда правительство Николая I перешло к открытой реакции в области просвещения. Особо ценен труд Ф.А. Петрова тем, что в нем большая роль отведена Московскому университету, становлению университетской корпорации и ее роли в развитии системы внутреннего самоуправления. В этом четырехтомном издании проводится глубокий анализ университетских уставов 1804 и 1835 г. и их многочисленных проектов, вводится в научный оборот целый комплекс архивных материалов.

Отдельная работа Ф.А. Петрова, вышедшая в 1997 г., посвящена изучению роли преподавателей-иностранцев в развитии системы внутреннего самоуправления в Московском университете60.

А.И. Аврусу удалось проследить историю российских университетов вплоть до становления университетской системы в Российской Федерации. Он утверждал, что по Уставу 1804 г. «университеты получали большую автономию и невиданную в тогдашней России демократию при решении своих внутренних вопросов»61.

57 Там же. С. 64.

58 См.: Змеев В.А. Эволюция высшей школы Российской империи. М., 1998.

59 См.: Петров Ф.А. Российские университеты в первой половине XIX века. Формирование системы университетского образования: В 4 кн. М., 1998—2000.

60 См.: Петров Ф.А. Немецкие профессора в Московском университете. М., 1997.

61 АврусА.И. История российских университетов. М., 2001. С. 14.

Но данный устав не соответствовал окружающей действительности. Исследователь, рассматривая Устав 1863 г., приходит к выводу о том, что «он носил в значительной степени компромиссный характер»62, и многие предложения, поступавшие в ходе разработки, не были учтены. Автор отмечает, что Временные правила по управлению университетами, принятые 27 августа 1905 г., не отменяли Устав 1884 г., но восстанавливали самостоятельность университетского Совета, выборность ректора и деканов.

Труд академика РАН профессора В.И. Жукова63 посвящен анализу истоков, традиций, состояния, перспектив и противоречий российского образования, взаимоотношений высшей школы и высшей власти в условиях радикальных либерально-демократических реформ. Автор попытался изучить современные проблемы высшего образования, причину которых он видит в истории развития университетов во второй половине XIX в. Особая роль в становлении и развитии высшего образования принадлежит Московскому университету, который «утвердился в качестве флагмана российского образования»64. Тенденция к превращению университетов в автономные стала намечаться еще в первой половине XIX столетия, но усилилась в ходе либеральных реформ 60—80-х гг. XIX в.

К истории гражданской активности российской профессуры XIX—XX вв. обращается Д.Г. Горин65. Он считает, что именно в первой четверти XIX в. профессура оформляется в профессиональную группу и начинает осознавать свою особую идентич-ность66. По мнению автора, университетская автономия является одновременно следствием и условием гражданской активности «ученого сословия»67. Устав 1863 г. был направлен против всевластия в университете правительственных чиновников — попечителей учебных округов68, а университеты в свою очередь становились полноправными самоуправляющимися учреждениями69. Разочарование, вызванное уставом 1884 г., подтолкнуло интеллектуалов к радикальным выводам, вследствие чего в 1905 г. была опубликована «Записка 342 ученых», в которой утверждалось: «Акаде-

62 Там же. С. 28.

63 См.: Жуков В.И. Российское образование: истоки, традиции, проблемы. М., 2001.

64 Там же. С. 160.

65 См.: Горин Д.Г. Интеллектуалы и свобода. Опыт научного сообщества в дореволюционной России. М., 2012.

66 Там же. С. 43.

67 Там же. С. 62.

68 Там же. С. 69.

69 Там же. С. 71.

мическая свобода несовместима с современным государственным строем»70. Долгожданная автономия, хоть и весьма ограниченная, была дарована университетам Высочайшим указом 27 августа 1905 г. Всю дореволюционную историю российских университетов Горин рассматривает как историю борьбы университетских интеллектуалов за автономию71.

В 2012 г. публикуется очередной том серии «Великие реформы», в котором содержатся статьи и документы, отражающие подготовку, реализацию и значение университетского Устава 1863 г. для дальнейшего развития университетского образования в России. Особо ценно то, что кроме университетской реформы 1863 г. во вступительных статьях В.А. Томсинов72 дает характеристику университетского образования в XVIII столетии и первой половине XIX в.

В постсоветской историографии внимание исследователей стали привлекать вопросы, касающиеся истории подготовки и разработки отдельных университетских уставов73. По мнению М.В. Новикова и Т.Б. Перфиловой, после принятия первого устава университеты получили автономию и «возможности широкого просветительского воздействия на общество»74. Сама идея университетского Устава 1804 г. была противоречива. С одной стороны, император Александр I хотел совместить в нем свои республиканские мечтания, в которых были отражены демократические образцы западноевропейского образования, с другой — утвердить российское государственное регулирование с бюрократическим произволом и вседозволенностью власти в системе образования.

70 Там же. С. 73.

71 Там же. С. 74.

72 Университетская реформа 1863 года в России.

73 См.: Волосникова Л.М. Университетский устав Российской империи 1804 г.: режим академической свободы // История государства и права. 2006. № 4. С. 15—22; Она же. Университетский Устав Российской империи 1863 года — режим академической свободы // История государства и права. 2006. № 5. С. 13—15; Новиков М.В., Перфилова Т.Б. Создание системы университетского образования в России и Устав 1804 г. // Ярослав. пед. вестн. 2012. № 1. Т. I. Гуманитарные науки. URL: http://vestnik.yspu.org/releases/2012_1g/06.pdf (дата обращения: 11.01.2013); Они же. Университетский Устав 1835 г.; Попов О.В. Из истории подготовки общего устава российских университетов 1835 года // Российские университеты в XVIII—XX веках. Воронеж, 1998. Вып. 3. С. 42—56; Аблязов К.А. Устав университетов 1884 г.: история подготовки и характеристика его основных положений // Вестн. Саратов. гос. социально-экономического ун-та. 2006. № 12. URL: http://www.seun.rU/content/nauka/5/4/doc/12_2006.pdf (дата обращения: 09.12.2013).

74 Новиков М.В., Перфилова Т.Б. Создание системы университетского образования в России и Устав 1804 г. С. 19.

Авторы подробно анализируют основные положения устава российских университетов 1835г., который «отразил в своем содержании глубокую, давно подготавливавшуюся в правительственных сферах перемену во взглядах на предназначение университетов как научных и учебных заведений, на пределы университетского самоуправления, на объем и направленность университетского образования»75. В статье справедливо замечено, что «автономия университетов, которая по Уставу 1804 г. ущемлялась Министерством народного просвещения и попечителем, становилась еще более ограниченной»76.

Особый научный интерес представляет статья О.В. Попова77, в которой анализируется Устав 1835 г., и что характерно для этой работы, автор отказался от традиционной его оценки. Исследователь отмечает, что создание устава вызвано необходимостью той исторической эпохи; анализируя проекты и положения устава, он выделяет положительные принципы, заложенные в этом документе, и отходит отпонимания Устава 1835 г. как реакционного.

Т.Н.Харламова78 в своем исследовании подробно рассмотрела подготовку и принятие Устава 1884 г. и отразила вузовскую реформу 80-х гг. и Общего Устава 1884 г. в советской и современной литературе. Автор отмечает, хотя университетский Устав 1884 г. главной задачей ставил правительственный контроль над профессорами и образованием, ему все же удалось улучшить организацию учебной деятельности университетов.

В статье «Российская высшая школа (проблемы изучения ее истории)»79 предпринимается попытка проследить процесс отечественного университетского строительства, начиная с эпохи Петра I, как единый процесс в динамике трех без малого столетий с учетом данных современного обществознания. Авторы статьи рассматривают развитие отечественной высшей школы как неуклонное и поэтапное вхождение в мировое университетское сообщество.

В современной литературе рассматривают историю университетов «в системе координат западных ценностей, главными из ко-

75 Новиков М.В., Перфилова Т.Б. Университетский устав 1835 г. С. 11—12.

76 Там же. С. 12.

77 См.: Попов О.В. Указ. соч.

78 См.: Харламова Т.Н. Университетская реформа в России 80-х годов XIX века и ее продолжение в начале XX века: Дисс.... канд. ист. наук. М., 2010.

79 См.: Олесеюк А.И., Олесеюк Е.В., Харламова Т.Н. Российская высшая школа (проблемы изучения ее истории) //Вестн. МГУ им. М.А. Шолохова. Педагогика и психология. 2009. № 1. URL: http://cyberleninka.ru/article/n/rossiys-kaya-vysshaya-shkola-problemy-izucheniya-ee-istorii (дата обращения: 11.08.2013).

торых являются университетская автономия и академическая свобода»80, а государство выступает лишь как противоборствующая университетам сила, но исследователи приходят к тому, что «сложившаяся на этой основе образовательная политика на протяжении двух столетий, как правило, последовательно проводилась русскими императорами»81.

Авторы считают, что первым уставом Московского университета нельзя считать Общий Устав российских университетов 1804 г., как это было отмечено в «Летописи Московского университета», подготовленной к 250-летнему юбилею. В доказательство авторы указывают на то, что существовать в течение пятидесяти лет без устава университет не мог. Первым уставом они называют «Проект», который был утвержден указом Елизаветы в 1755 г.: «...именно этот устав регламентировал деятельность университета в продолжение полувека, т.е. значительно дольше, чем остальные университетские уставы России, на каждый из которых история отвела сроки, колеблющиеся около 30 лет»82. Авторы отходят от «традиционной версии маятникообразного колебания по схеме "реформа—контрреформа"» и сводят четыре университетских устава в единый процесс реформирования высшей школы, который был начат Александром I. В статье утверждается, что Николай I, принимая Устав 1835 г., хотел вернуться на путь, который был избран Петром I, «путь строительства русской высшей школы с опорой на государство как учредителя и гаранта российского высшего образования». Университеты переживали бурный рост не в 60—70-е гг. XIX в., а в начале XIX столетия, когда были открыты пять главных университетов России.

О.В. Терещенко83 провела комплексное изучение истории классического университета в России XIX—XX вв. Автор охарактеризовала основные положения Устава 1863 г., отмечая, что «устав наделял университетскую корпорацию широкими академическими правами, студенчество оставалось практически бесправным»84. В отличие от этого последующий Устав 1884 г. «полностью ликвидировал самостоятельность университетских советов»85.

В постсоветской современной историографии исследователи стали уделять внимание вопросам правового регулирования

80 Там же. С. 8.

81 Там же. С. 9.

82 Там же. С. 19—20.

83 См.: Терещенко О.В. Становление и развитие классического университета в России XIX—XX вв.: Дисс.... канд. ист. наук. Ставрополь, 2002.

84Там же. С. 79.

85 Там же. С. 80.

высших учебных заведений в дореволюционной России, регламентированного законодательными актами Российской империи.

В XIX в. в российских университетах сложилась стабильная организационная структура. Форму правления университета можно было охарактеризовать как линейно-функциональную. В подчинении ректора университета сверх факультетов находились «составные части университетского управления: 1) университетский Совет; 2) правление университета; 3) университетский суд и 4) инспектор»86.

Е.В. Капралова и В.Ф. Голованова87 разделяют историю российских высших учебных заведений в дореволюционный период на этапы, которые связаны с принятием уставов.

Раскрыть процесс изменений правового статуса университета, его структуру и систему управления на основе уставов удалось В.В. Захарову88. Важнейшим элементом автономного правового статуса автор считает университетский суд, которому подведомственны профессора и студенты.

Интересна позиция И.Ю. Ташбековой89, которая считает, что одним из важнейших нормативных актов начала XX в., который внес достаточно серьезные изменения в деятельность высших школ Российской империи, явились Временные правила об управлении высшими учебными заведениями ведомствами Министерства народного просвещения 27 августа 1905 г. Данным правовым актом университетам возвращалась автономия при решении вопросов внутреннего управления90.

Внимание исследователей стали привлекать вопросы правового положения ректора (директора) и своеобразие его полномочий91. Для этого авторы работ проанализировали акты, которые устанавливали порядок образования органов управления университетами в Российской империи в период с 1755 по 1917 г.

86 Пястолов С., ШатинА. Российский университет: становление структуры управления // Высшее образование в России. 2004. № 3. С. 163.

87 См.: Голованова В.Ф, Капралова Е.В. Указ. соч.

88 См.: Захаров В.В. Основные этапы эволюции правового статуса университета в России (историко-юридический аспект) //Ученые записки: Электронный науч. журн. Курского гос. ун-а. 2013. № 1 (25). URL: http://www.scienti-fic-notes.ru/pdf/029-019.pdf (дата обращения: 11.08.2013).

89 См.: Ташбекова И.Ю. Правовые основы высшего образования Российской империи во второй половине XIX — начале ХХ века // Вестн. Владимир. юрид. ин-та. 2012. № 1 (22). С. 197—205.

90 Там же. С. 203.

91 См.: Томсинов В.А. Ректор университета в Западной Европе и Российской империи: Исторические заметки // Законодательство. 2009. № 4. С. 90—95; Черных Н.В. Правовое регулирование статуса ректора университета в Российской империи // Право и образование. 2011. № 12. С. 44—51.

Попыткой систематизированного изложения основных биографических материалов о всех ректорах Московского университета стала работа «Ректоры Московского университета. Биографический словарь»92.

Роль и место института попечительства в становлении и развитии российских университетов в первой половине XIX в. было раскрыто в исследовании О.И. Завгородней93. По мнению автора, попечительство играло особую роль в управлении Московским университетом и каждый из попечителей оставил заметный след в его истории.

История Московского университета в период с 1803 по 1812 г. рассматривается в работе А.Ю. Андреева, в которой раскрывается роль первых попечителей и ректоров в формировании системы университетского самоуправления и показывается деятельность ученой корпорации94. Автор раскрывает историю Московского университета в контексте развития общественной и культурной жизни России начала XIX в.

Курс «Лекций по истории Московского университета»95 знакомит с историей Московского университета в первые 100 лет его существования. В работе рассматривается как учебная, так и научная деятельность университета. Автор, давая характеристику Уставу 1804 г., приходит к мысли о том, что устав придал Московскому университету характер и статус европейских высших учебных заведений. Однако часто было трудно найти границу между благожелательной опекой попечителя и произвольным вмешательством во внутренние дела университета.

«Лекции...» содержат утверждение, что университетский Устав 1835 г. представлял собой компромисс между автономией для корпорации ученых и подчинением университета самодержавно-бюрократическому государству.

Попыткой изучения истории Московского университета на фоне развития русской культуры стала коллективная монография «Университет для России». В создании этого труда принимали участие Ф.А. Петров, А.Ю. Андреев, В.В. Пономарёва и Л.Б. Хо-

92 Ректоры Московского университета: Биографический словарь / Сост. В.В. Ремарчук. М., 1996.

93 См.: Завгородняя О.И. Попечительство в истории университетов России первой половины XIX в.: Дисс. ... канд. ист. наук. М., 2007.

94 См.: Андреев А.Ю. Московский университет в общественной и культурной жизни России начала XIX века. М., 2000.

95 См.: Андреев А.Ю. Лекции по истории Московского университета 1755—1855.

рошилова96. Таким образом, в 90-е гг. XIX — начале XXI в. появился ряд исследований с новым взглядом на историю высшего образования в России.

«Летопись Московского университета: 1755—2005»97 была посвящена 250-летнему юбилею и стала второй попыткой изложения истории Московского университета по годам. В трехтомное издание было внесено более 700 изменений и новых фактов. «Летопись...» представляет собой фундаментальное исследование, которое дает полное и достоверное представление о событиях, происходивших в истории университета.

В монографии Е.Ю. Горбуновой98, посвященной вкладу благотворителей и меценатов в развитие Московского университета в 1755—1917 гг., рассказывается о людях, чья поддержка способствовала превращению Московского университета в ведущее культурно-просветительское учреждение России.

Комплексное исследование особенностей становления и развития системы управления высшими, средними и начальными учебными заведениями и подготовки педагогических кадров в России в первой трети XIX в. на примере учебных заведений Московского учебного округа провел Д.А. Захаратос99. Им была исследована деятельность попечителей Московского учебного округа и их влияние на управление университетом, средними и начальными учебными заведениями, а также уточнены факторы развития системы управления Московским университетом.

А.Г. Ершовым100 был изучен вклад Московского университета и его значение для развития образования в России с 1755 г. до середины XIX в. Исследователь уделил особое внимание деятельности Московского университета во главе учебного округа, его влиянию на формирование единого университетского пространства и развитие культуры.

В работе Е.Э. Семериковой рассматривается деятельность ректора Московского университета профессора С.Н. Трубецкого и дается характеристика его взглядов на вопрос, касающийся университетской автономии. С.Н. Трубецкой, который был одним

96 Университет для России / Под ред. В.В. Пономарёвой, Л.Б. Хорошило-вой. Т. 1, 2. М., 1997, 2001.

97 Летопись Московского университета: В 3 т.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

98 См.: Горбунова Е.Ю. Благотворители и меценаты в истории Московского университета / Под ред. В.И. Тропина. М., 2008.

99 См.: Захаратос Д.А. Московский учебный округ в 1804—1835 гг.: создание государственной системы образования, управление и подготовка педагогических кадров: Дисс.... канд. ист. наук. М., 2003.

100 См.: Ершов А.Г. Указ. соч.

из авторов резолюции Совета Московского университета, всегда горячо выступал против университетского Устава 1884 г., который, по его мнению, лишив университеты самостоятельности, тем самым способствовал разжиганию политических страстей в высших учебных заведениях101. Среди профессуры отношение к Уставу 1884 г. было различным, но преобладающими были критический настрой и стремление к возвращению университетской автоно-мии102. Огромное значение имела деятельность С.Н. Трубецкого и либеральной профессуры Московского университета в борьбе «против полицейской системы образования»103. 27 августа 1905 г. были приняты Временные правила об управлении высшими учебными заведениями Министерства народного просвещения. Однако эта автономия была неполной и не отменяла бюрократическую опеку государства над высшей школой.

В своем диссертационном исследовании И.А. Наместникова104 считает, что Советы университетов были фактически превращены в придаточную инстанцию по учебным делам между факультетом и попечителем. Даже годовой торжественный акт Совет назначал только с согласия попечителя105.

Профессор Московского университета С.Н. Трубецкой призывал срочно признать автономию университетов, и именно его по праву все современники называли лидером либеральной профессуры в борьбе за автономию вузов и теоретиком университетской автономии106. 27 августа были Высочайше одобрены Временные правила об управлении высшими учебными заведениями. Первый параграф предоставлял Совету университета и факультетам право избирать ректора и его помощника, а также деканов и секретарей факультетов из числа ординарных профессоров107.

В своей диссертационной работе В.Л. Маркин108 рассмотрел участие студентов и преподавателей Московского университета в общественно-политической жизни России на рубеже XIX—XX вв. На основе комплекса архивных документов автор выявил основ-

101 См.: Семерикова Е.Э. С.Н. Трубецкой и университетский вопрос в России в конце XIX — начале XX века: Дисс.... канд. ист. наук. Саратов, 2004. С. 19.

102 Там же. С 18.

103 Там же. С. 14.

104 См.: Наместникова И.А. Трубецкой и Московский университет: Дисс.... канд. ист. наук. М., 2000.

105 Там же. С. 34.

106 Там же. С. 110.

107 Там же. С. 204.

108 См.: Маркин В.Л. Студенты и преподаватели Московского университета в общественно-политической жизни России начала XX века: Дисс. ... канд. ист. наук. М., 2009.

ные причины антиправительственной деятельности преподавателей, профессоров и студентов и борьбы за автономию университета. Исследователь рассматривает Устав 1884 г. как «закономерный итог правительственной политики в области образования». Именно данный устав «отменил автономию высшей школы»109. Либеральная профессура Московского университета после введения Устава 1884 г. боролась за восстановление автономии университета, но следует отметить, что она «не отделяла проблему свободы высшей школы от свободы общества в целом»110. Продолжением диссертационного исследования стал выход в 2013 г. монографии «Идущие впереди»111, особой ценностью которой является анализ нормативно-правовых актов, по которым функционировал Московский университет с начала своего существования до начала XX в.

Многие авторы занимались исследованием университетских уставов 1804, 1835, 1863 и 1884 г., но большинство из них давали лишь одностороннюю оценку и общую характеристику основных положений уставов. Однако в современной историографии появляются исследования, в которых авторы отошли от устоявшихся точек зрения на университетские уставы и систему управления университетами.

Система высшего образования на протяжении всего дореволюционного периода часто подвергалась изменениям, которые были вызваны принятием университетских уставов, регулировавших жизнь университета. Уставы университетов закрепляли статус органов управления (Совет университета, правление), определяли порядок назначения лиц, принадлежащих к университету (ректор, попечитель учебного округа, деканы факультетов, профессора), а также правила поступления в университет и аттестации учащихся. В ходе реформирования высшего образования ключевым инструментом является государственное регулирование учебными заведениями и проведение в них политики государства. Государство принимало университетские уставы, которые являлись законодательно-правовыми актами, устанавливали состав и порядок образования органов управления российскими университетами и определяли их полномочия.

Московский университет до начала XIX в. находился под покровительством самой императрицы Елизаветы Петровны и подчинялся непосредственно Сенату. С приходом к власти Алек-

109 Там же. С. 41—42.

110Там же. С. 66.

111 См.: Маркин В.Л. Идущие впереди...

сандра I в 1804 г. был утвержден устав Московского университета, даровавший автономию университетам, но на практике возможности самоуправления были ограниченны, да и власть попечителя учебного округа была существенной.

Первый университетский Устав 1804 г. постоянно нарушался, и принятие Устава 1835 г. было вызвано развитием системы университетского образования в стране. Московский университет фактически был подчинен попечителю учебного округа, что сопровождалось ограничением самоуправления.

Многие авторы приходят к мнению о том, что Устав 1863 г., дарованный Александром II, возвращал к принципам университетского Устава 1804 г., предоставляя университетам автономию, но не стоит забывать, что роль профессорской корпорации усилилась, а ректор был наделен лишь представительскими функциями.

Устав 1884 г., утвержденный в ходе контрреформ Александром III, отменял выборное начало в университетах, а попечитель учебного округа становился фактическим «начальником» университета. Устав не отменялся, но был приостановлен в 1905 г. в связи с начавшейся забастовкой высших учебных заведений, а именно 27 августа, когда были приняты Временные правила по управлению университетами, возрождавшие выборность ректора и деканов, а также расширявшие права Совета университета.

Временные правила стали результатом борьбы студентов и профессорской корпорации Московского университета за восстановление автономии университетов. Они действовали в период революции, но во время Третьеиюньской монархии постоянно подвергались нарушениям. Одним из таких событий стало решение, принятое министром народного просвещения Л.А. Кас-со и правительством во главе с П.А. Столыпиным, о временном запрещении собраний в высших учебных заведениях. В случае нарушения запрета на градоначальников возлагалась обязанность принимать с помощью полиции меры для восстановления порядка. После обострения дел в университете ректор Московского университета А.А. Мануйлов принял решение об отставке. Министр народного просвещения Л.А. Кассо не только освободил ректора университета А.А. Мануйлова, помощника ректора М.А. Мензбира и проректора П.А. Минакова от административных должностей, но и запретил им заниматься научной и преподавательской деятельностью в университете112. В знак солидарности с уволенными руководителями университета подали

112 Там же. С. 120.

прошения об отставке около ста113 ведущих профессоров и приват-доцентов Московского университета. Университетский Устав 1884 г. действовал до Февраля 1917 г., а после Октябрьской революции 1917 г. начался новый, советский период развития Московского университета.

Список литературы

АблязовК.А. Устав университетов 1884 г.: история подготовки и характеристика его основных положений // Вестн. Саратов. гос. социально-экономического ун-та. 2006. № 12. URL: http://www.seun.ru/con-tent/nauka/5/4/doc/12_2006.pdf (дата обращения: 09.12.2013).

АврусА.И. История российских университетов. М., 2001.

Андреев А.Ю. Лекции по истории Московского университета 1755—1855. М., 2001.

Андреев А.Ю. Московский университет в общественной и культурной жизни России начала XIX века. М., 2000.

Бутягин А.С., Салтанов Ю.А. Университетское образование в СССР. М., 1957.

Вернадский В.И. 1911 год в истории русской умственной культуры // Ежегодник газеты «Речь». СПб. 1912.

Виноградов П.Г. Россия на распутье: Историко-публицистические статьи / Сост. А.В. Антощенко. М., 2008.

Волосникова Л.М. Университетский устав Российской империи 1804 г.: режим академической свободы // История государства и права. 2006. № 4.

Волосникова Л.М. Университетский устав Российской империи 1863 года — режим академической свободы // История государства и права. 2006. № 5.

Волосникова Л.М., Чеботарев Г.Н. Правовой статус университетов: история и современность. М., 2007.

Высшее образование в России: Очерк истории до 1917 года / Ред. В.Г. Кинелев. М., 1995.

Глинский Б.Б. Университетские уставы (1755—1884) // Исторический вестн. 1900. № 1.

Голованова В.Ф., Капралова Е.В. Политико-правовое регулирование высших учебных заведений в дореволюционной России // Вестн. Нижегород. ун-та им. Н.И. Лобачевского. 2011. № 4. URL: http:// www.unn.ru/pages/issues/vestnik/99999999_West_2011_4/44.pdf (дата обращения: 11.01.2013).

Горбунова Е.Ю. Благотворители и меценаты в истории Московского университета / Ред. В.И. Тропин. М., 2008.

Горин Д.Г. Интеллектуалы и свобода. Опыт научного сообщества в дореволюционной России. М., 2012.

113 Вернадский В.И. 1911 год в истории русской умственной культуры // Ежегодник газеты «Речь». СПб., 1912. С. 335.

Джаншиев Г.А. Эпоха Великих реформ. Т. 1. М., 2008.

Документы и материалы по истории Московского университета второй половины XVIII в.: В 3 т. Т. III. М., 1962.

Донин А.Н. Реформы университетов и средней школы России: общественная мысль и практика второй половины XIX века: Дисс. ... канд. ист. наук. Саратов, 2003.

Елютин В.П. Высшая школа общества развитого социализма. М., 1980.

Ершов А.Г. Влияние Московского университета на развитие государственной системы образования в России (1755 — середина XIX в.): Дисс.... канд. ист. наук. М., 2003.

ЖуковВ.И. Российское образование: истоки, традиции, проблемы. М., 2001.

Завгородняя О.И. Попечительство в истории университетов России первой половиныXIXв.: Дисс.... канд. ист. наук. М., 2007.

Замечания на проект Общего устава императорских российских университетов. Ч. 1. СПб., 1862.

Захаратос Д.А. Московский учебный округ в 1804—1835 гг.: создание государственной системы образования, управление и подготовка педагогических кадров: Дисс.... канд. ист. наук. М., 2003.

Захаров В.В. Основные этапы эволюции правового статуса университета в России (историко-юридический аспект) // Ученые записки: электронный науч. журн. Курского гос. ун-та. 2013. № 1 (25). URL: http:// www.scientific-notes.ru/pdf/029-019.pdf (дата обращения: 11.08.2013).

Змеев В.А. Эволюция высшей школы Российской империи. М., 1998.

Иванов А.Е. Высшая школа России в конце XIX — начале XX века. М., 1991.

История Московского университета: В 2 т. / Под ред. М.Н. Тихомирова. Т. 1. М., 1955.

Лейкина-Свирская В.Р. Интеллигенция в России во второй половине XIX века. М., 1971.

Лейкина-Свирская В.Р. Русская интеллигенция в 1900—1917 годах. М., 1981.

Летопись Московского университета. М., 1979.

Летопись Московского университета: В 3 т. / Авт.-сост. Е.В. Ильченко. М., 2004.

Маркин В.Л. Идущие впереди (студенты и преподаватели Московского университета в общественно-политической жизни России начала XX века). Йошкар-Ола, 2013.

Маркин В.Л. Московский университет: система управления в конце XIX — начале XX в. // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 21. Управление (государство и общество). 2009. № 2. URL: http://elibrary.ru/item.asp?id=12921732 (дата обращения: 16.06.2013).

Маркин В.Л. Студенты и преподаватели Московского университета в общественно-политической жизни России начала XX века: Дтес. ... канд. ист. наук. М., 2009.

Морозов А.Г. Разработка реформ образования в России в конце XIX — начале XX в.: правительственная политика и общественно-педагогическое движение: Дтес. ... канд. ист. наук. Саратов, 2011.

Наместникова И.А. Трубецкой и Московский университет: Дтес.... канд. ист. наук. М., 2000.

Насонкина Л.И. Московский университет после восстания декабристов. М., 1972.

Новиков М.В., Перфилова Т.Б. Создание системы университетского образования в России и Устав 1804 г. //Ярослав. пед. вестн. 2012. № 1. Т. I. Гуманитарные науки. URL: http://vestnik.yspu.org/releases/2012_1g/ 06.pdf (дата обращения: 11.01.2013).

Новиков М.В., Перфилова Т.Б. Университетский устав 1835 г. // Ярослав. пед. вестн. 2012. № 3. Т. I. Гуманитарные науки. URL: http:// vestnik.yspu.org/releases/2012_3g/06.pdf (дата обращения: 05.03.2013).

Олесеюк А.И., Олесеюк Е.В., Харламова Т.Н. Российская высшая школа (проблемы изучения ее истории) // Вестн. МГУ им. М.А. Шолохова. Педагогика и психология. 2009. № 1. URL: http://cyberleninka.ru/ article/n/rossiyskaya-vysshaya-shkola-problemy-izucheniya-ee-istorii (дата обращения: 11.08.2013).

Орлов В.И. Студенческое движение Московского университета в XIX столетии. М., 1934.

Очерки по истории Московского университета // Уч. зап. МГУ. История. Вып. 50. М., 1940.

Пенчко Н.А. Основание Московского университета. М., 1953.

Перковская Г.А. Развитие исторического образования в университетах России во второй половине XVIII — начале XX в.: Дисс. ... канд. ист. наук. Ставрополь, 2005.

Петров Ф.А. Немецкие профессора в Московском университете. М., 1997.

Петров Ф.А. Российские университеты в первой половине XIX века. Формирование системы университетского образования: В 4 кн. М., 1998—2000.

Попов О.В. Из истории подготовки общего устава российских университетов 1835 года // Российские университеты в XVIII—XX веках. Вып. 3. Воронеж, 1998.

Пястолов С., Шатин А. Российский университет: становление структуры управления // Высшее образование в России. 2004. № 3.

Ректоры Московского университета: Биограф. словарь / Сост. В.В. Ре-марчук. М., 1996.

Рождественский С.В. Исторический обзор деятельности Министерства народного просвещения. 1802—1902. СПб., 1902.

Семерикова Е.Э. С.Н. Трубецкой и университетский вопрос в России в конце XIX — началеXX века: Дисс.... канд. ист. наук. Саратов, 2004.

Соловьёв И.М. Университетский вопрос в шестидесятых годах // Вестн. воспитания. 1913. № 9.

Соловьёв И.М. Университетский вопрос во второй половине XIX века // Три века. Т. 6. М., 1913.

Сухомлинов М.И. Материалы для истории образования в России в царствование Александра I. СПб., 1865.

Сухомлинов М.И. Исследования и статьи по русской литературе и просвещению: В 2 т. СПб., 1889.

Ташбекова И.Ю. Правовые основы высшего образования Российской империи во второй половине XIX — начале ХХ века // Вестн. Владимир. юрид. ин-та. 2012. № 1 (22).

Терещенко О.В. Становление и развитие классического университета в России XIX—XX вв.: Дисс.... канд. ист. наук. Ставрополь, 2002.

Томсинов В.А. Ректор университета в Западной Европе и Российской империи: Исторические заметки // Законодательство. 2009. № 4.

Университет для России / Под ред. В.В. Пономаревой, Л.Б. Хоро-шиловой. Т. 1, 2. М., 1997, 2001.

Университетская реформа 1863 года в России / Сост. и авт. вступ. статей В.А. Томсинов. М., 2012.

Уставы Московского университета, 1755—2005 / Авт.-сост. Е.И. Гена. М., 2005.

Ферлюдин П. Исторический обзор мер по высшему образованию в России. Саратов, 1894.

Харламова Т.Н. Университетская реформа в России 80-х годов XIX века и ее продолжение в начале XX века: Дисс. ... канд. ист. наук. М., 2010.

Черных Н.В. Правовое регулирование статуса ректора университета в Российской империи // Право и образование. 2011. № 12.

Шевырёв С.П. История императорского Московского университета, изданная к столетнему его юбилею. 1755—1855. Репринтное издание. М., 1998.

Щетинина Г.И.Университеты в России и Устав 1884 г. М., 1976.

Эймонтова Р.Г. Русские университеты на грани двух эпох. От России крепостной к России капиталистической. М., 1985.

Эймонтова Р.Г. Русские университеты на путях развития реформы. Шестидесятые годы XIX века. М., 1993.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Якушкин В.Е. Из истории русских университетов в XIX веке // Вестн. воспитания. 1901. № 7.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.