Научная статья на тему 'К десятилетию кафедры истории славянских и балканских стран исторического факультета СПбГУ'

К десятилетию кафедры истории славянских и балканских стран исторического факультета СПбГУ Текст научной статьи по специальности «Всеобщая история»

CC BY
136
36
Поделиться
Область наук
Ключевые слова
СЛАВЯНОВЕДЕНИЕ / БАЛКАНИСТИКА / НАУЧНЫЕ КОНТАКТЫ / СОЗДАНИЕ КАФЕДРЫ / ИСТОРИЯ СЛАВЯНСКИХ СТРАН / ИСТОРИЯ БАЛКАНСКИХ СТРАН

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Якубский Владимир Александрович

В статье отмечается, что в дореволюционном Петербургском университете сложилась давняя традиция исторических славянских студий. Здесь трудись такие ученые, как В. Т. Ламанский, Н. И. Кареев и др. Однако в послереволюционные годы эти студии фактически оборвалсь. Попытки их возродить в 1940-е годы натолкнулись на ряд препятствий, прежде всего, на отсутствие специалистов. Лишь в середине ХХ в. трудами О. Е. Ивановой, С. М. Стецкевича, В. Н. Белановского и других ученых на историческом факультете нашего университета была открыта специализация по истории южных и западных славян. На ее базе в 2002 г. была открыта кафедра истории славянских стран (ее первый заведующий А. Ю. Дворниченко)

By the 10-Anniversary of the Chair of the History of Slavic and Balkan countries in the Department (Faculty) of History of SPbSU

The article denotes the development of Slavonic Historical Studies tradition in Saint-Petersburg University from prior times to our days. Making summary review of its preceding activity nobody must forget that Slavonic traditions in Historical (at the prior times Historical -Philological) Department took their beginnings much more before our days in XIX century. Though there was not any separate Chair of South and Western Slavs History in St. Petersburg Empire University, it didn't mean that Slavonic Historical Studies were neglected. It's quite enough to remind of the fact that such famous historians as V. I. Lamansky, N. I. Kareev and many others were teaching there for a long time. But studying Slavonic History was interrupted after the Revolution in 1917. The attempts to renew Slavonic Studies in 1940-s faced some diffi culties connected fi rst of all with the absence of experts. Only in the middle of the XX century specialization in the History of the South and Western Slavs was put into the foundation in the Department of History by the activity of O. E. Ivanova, S. M. Stetskevich, V. N. Belanovsky and many other scientists. On the base of this specialization the Chair of Slavonic Countries History was founded in the Historical Department in 2002.

Текст научной работы на тему «К десятилетию кафедры истории славянских и балканских стран исторического факультета СПбГУ»

Каредре истории славянских у ' и балканских стран исторического ракультета Санкт-Петербургского университета — 10 лет (2002-2012)

ББК 63.2, УДК 930

В. А. Якубский

К ДЕСЯТИЛЕТИЮ КАФЕДРЫ ИСТОРИИ СЛАВЯНСКИХ И БАЛКАНСКИХ СТРАН ИСТОРИЧЕСКОГО ФАКУЛЬТЕТА СПбГУ

Кафедре истории славянских и балканских стран, открытой на историческом факультете Санкт-Петербургского государственного университета в 2002 году, исполняется десять лет1. Подводя хотя бы предварительные итоги сделанному за это десятилетие, едва ли можно не вспомнить о том, что славистические традиции на историческом (а до того — историко-филологическом) факультете нашего университета берут свое начало задолго до наших дней, еще в позапрошлом веке.

В Санкт-Петербургском Императорском университете история южных и западных славян организационно никогда не выделялась — кафедры такой не было. Но это не значит, что исторической славистикой пренебрегали. Достаточно напомнить хотя бы о том, что на протяжении долгих лет здесь преподавали такие видные историки-слависты, как В. И. Ламанский, Н. И. Кареев и ряд других. Их трудами — и трудами ученых Москвы, Киева и иных наших университетских центров — был заложен прочный фундамент

1 О предыстории и первых годах работы кафедры см.: Аржакова Л. М Кафедра истории славянских и балканских стран // Исторический факультет Санкт-Петербургского университета. 1934-2001: Очерк истории. СПб., 2004. С. 262- 277.

Jubileum

отечественной исторической славистики. Правда, в послереволюционную пору, когда высшая школа стала объектом малоосмысленных экспериментов, славяноведческая тематика надолго исчезнет из учебных планов...

Все же в первой половине 1930-х гг. наше высшее образование было, как известно, более или менее восстановлено в своих правах, и занятия на исторических факультетах постепенно стали приходить в норму. Правда, со славяноведением дело обстояло сложнее, чем с рядом других исторических дисциплин. Крайне остро стоял кадровый вопрос. После революции ряд видных специалистов эмигрировал из России. Так, профессор Петроградского университета, крупнейший наш знаток истории гуситского движения Н. В. Ястребов обосновался в Праге. Многие же из оставшихся на родине славистов за годы советской власти подверглись репрессиям — тем более, что за славистикой успела прочно утвердиться репутация оплота как научного, так и политического консерватизма, а то и реакции.

Правда, под влиянием перемен, происходивших в Европе, где нарастала угроза фашизма, отношение к исторической славистике в Советском Союзе заметно менялось. Когда, по мере приближения к концу 1930-х гг., в советской внутренней и внешней политике лозунги пролетарского интернационализма понемногу станут отходить на задний план, идея всеславянского единства, еще не так давно отождествляемая с великорусским шовинизмом и преследуемая, вновь становится политически и научно актуальной. Такая перемена не могла не сказаться и на высшей школе. В стране начинает возрождаться университетское славяноведение.

В Московском университете трудами возвращенного из вятской ссылки В. И. Пиче-ты и его коллег сравнительно быстро, уже в 1939 г., удалось создать кафедру истории южных и западных славян, которая станет одним из центров историко-славистических исследований в Советском Союзе. Однако в Ленинграде дело оказалось куда более трудным. Историков-славистов там практически не оставалось. Многие из них стали жертвами «академического дела» и других политических процессов. Так, в 1937 г. был по вздорному поводу изгнан из нашего университета, а вскоре арестован и расстрелян член-корреспондент Академии наук СССР, профессор кафедры истории Средних веков нашего исторического факультета В. Н. Бенешевич, непревзойденный знаток средневековой южнославянской письменности.

Как бы то ни было, летом 1941 г. ректор нашего университета подписал приказ об открытии на историческом факультете кафедры истории славян. Ее заведующим был назначен Н. С. Державин, и одно это уже говорит о шаткости замысла. Сейчас это имя полузабыто. В свое же время академик Николай Севастьянович Державин (1877-1953) был весьма видной фигурой в среде советской научной элиты. Когда в начале 1930-х гг. в Ленинграде был создан — очень недолговечный, вскоре прекративший свое существование — Институт славяноведения, Державина назначили директором.

Филолог-болгарист по образованию, ревностный (разумеется, только до появления сталинских статей по вопросам языкознания) приверженец Н. Я. Марра и его «нового учения об языке», он охотно выступал и в роли историка. Одну из двух своих Сталинских премий Державин получит за книгу «Славяне в древности» (1946) — чистокомпилятивный очерк, который зато был вполне созвучен политическим установкам послевоенной поры. Державинская четырехтомная «История Болгарии» (Москва, Ленинград, 1944-1948) носила более солидный характер, но и там преобладал пересказ трудов В. Златарского и других исследователей.

Преуспевавший на казенно-научном поприще Державин, насколько можно судить, особым уважением у современников не пользовался. Так, К. И. Чуковский аттестовал его в своем дневнике как «обывателя густопсового»2.

Трудно сказать, что могло бы на деле получиться из предписанной ректорским приказом 1941 г. славянской кафедры на историческом факультете ЛГУ Развивавшаяся еще в 30-е годы идея «вековой борьбы славянских народов против германского натиска на Восток» была на время отодвинута в тень после подписания в августе 1939 г. советско-германского пакта о ненападении, но с началом Великой Отечественной войны приобрела особую злободневность. Однако вскоре заботы военного времени заставили надолго забыть о проекте создания славянской кафедры на нашем факультете.

К тому времени как в 1943 г. приказом Наркомпроса университетам было предписано включить в учебные планы исторических факультетов большой лекционный курс «История южных и западных славян», Ленинградский университет уже был эвакуирован в Саратов. Там реализовать эту директиву оказалось непросто. Специалистов по истории славян в Саратове не нашлось. Поначалу думали пригласить кого-либо из москвичей, но потом все же обошлись своими силами.

За чтение курса взялась О. Е. Иванова, до того читавшая лекции по методике преподавания истории. Ольга Ефимовна знала польский язык, интересовалась исторической проблематикой — и сумела в скором времени разработать свой курс истории южных и западных славян периода феодализма (по принятой тогда периодизационной схеме — до конца XVIII века). Более полутора десятилетий, как в Саратове, так и после возвращения нашего университета в Ленинград, доцент кафедры истории средних веков О. Е. Иванова читала первую, так сказать, «феодальную» часть курса «История южных и западных славян». Лекции по новой и новейшей истории региона поделили между собой занимавшийся новейшей историей Польши У. А. Шустер и болгарист В. Н. Белановский — сотрудники кафедры истории Нового времени.

В послевоенные годы к идее создания славянской кафедры на историческом факультете нашего университета долго не возвращались. Но южно- и западно-славянская тематика постепенно разрабатывалась. Ее многократно касались в своих печатных трудах и лекционных курсах русисты В. В. Мавродин и В. И. Легкий, византиновед М. В. Левченко, медиевист О. Л. Вайнштейн и другие ученые.

На кафедре истории Средних веков под руководством профессора О. Л. Вайнштейна, в ту пору увлеченного историей Тридцатилетней войны, над славянскими темами трудились два аспиранта. С. М. Стецкевич — на польском, В. М. Алексеев — на чешском материале рассматривали социально-экономическое состояние общества в кризисном XVII веке3. Впрочем, С. М. Стецкевич вскоре перешел на кафедру новой истории, где защитил кандидатскую диссертацию, посвященную отзвукам первой русской революции в польских землях.

В. М. Алексеев в недолгом времени лишится научного руководителя, когда в разгар «борьбы с космополитизмом» профессора О. Л. Вайнштейна уволят с нашего факультета (а министерство направит его на работу в Среднюю Азию). Все же Алексеев под началом А. Д. Люблинской завершил свой труд и в 1953 г. успешно защитил диссертацию «Аграрные отношения в Чехии и Моравии с середины XV до начала XVII века:

2 Чуковский К. И. Дневник: 1930-1969. М., 1995. С. 138.

3 Не мешает отметить, что еще в предвоенные годы под руководством О. Л. Вайнштейна Г. И. Иодко подготовил кандидатскую диссертацию «Немецкая колонизация в Силезии в ХШ-ХГУ вв.». Защита состоялась в 1941 г., уже после начала войны. Молодой исследователь погиб в блокадном Ленинграде.

Jubileum

К вопросу о социально-экономических предпосылках Белой Горы». После этого он получил назначение в Петрозаводский университет.

Вообще аграрная проблематика, надо сказать, займет значительное место в работах ленинградских славистов. В частности, на истории польского крестьянства сконцентрировала свое внимание О. Е. Иванова. Позднее к этой же теме обратился В. А. Якубский, на собственном опыте (он в 1958 г. защитил кандидатскую диссертацию «Промышленное развитие Краковской земли с конца XV в. до середины XVII в.») убедившийся в скудости и монотонности имеющихся в распоряжении историка публикаций материалов по истории средневекового польского города.

Говоря об успехах славистских штудий на историческом факультете нашего Университета, не приходится закрывать глаза на то, что обрыв старой, дореволюционной традиции и обращение советских исследователей преимущественно к трудным темам из социально-экономической истории региона, ранее мало привлекавшей внимание российских славистов, не могли не сказаться на содержании лекций и публикаций. Наглядное представление об уровне и характере славистических занятий на нашем факультете послевоенных лет способны дать выпушенные в 1957 г. Ленинградским отделением Учебно-педагогического издательства «Очерки истории южных и западных славян». Авторский коллектив книги — В. Н. Белановский, О. Е. Иванова, В. И. Ивашкевич, С. М. Стецкевич, Г. П. Чеканова, В. А. Якубский — в своих главах не поднимался выше простого описания событий и явлений. Он строго придерживался при этом традиционно-шаблонной трактовки, скажем, таких сложных, внутренне противоречивых явлений, как «второе издание крепостного права» в Восточной Европе или так называемая «немецкая колонизация».

Все же занятия историей зарубежного славянства на нашем факультете постепенно налаживались. Тому в немалой мере способствовали крепнущие контакты с коллегами, работавшими на кафедре истории южных и западных славян Московского университета и в академических институтах. В частности, О. Е. Иванова приняла участие в написании «Истории Польши», издаваемой Институтом славяноведения АН СССР. В работе над аналогичной «Историей Болгарии» участвовал В. Н. Белановский. Ряд разделов в «Истории крестьянства в Европе: Период феодализма» и в «Истории Европы» подготовил В. А. Якубский. Позднее С. М. Стецкевич и В. А. Якубский включатся в работу над «Краткой историей Польши с древнейших времен до наших дней», которую готовил Институт славяноведения и балканистики.

Не меньшее значение имели установившиеся тесные связи со львовскими коллегами — сотрудниками созданной на исходе 1945 г. на историческом факультете Львовского университета кафедры истории южных и западных славян, во главе которой стоял профессор Д. Л. Похилевич, великолепный знаток западно-украинской и польской истории.

Активизации славистских занятий на нашем факультете весьма способствовал переход в Университет, на кафедру новой и новейшей истории С. М. Стецкевича (который после защиты своей кандидатской диссертации некоторое время преподавал в Педагогическом институте имени Герцена). С. М. Стецкевичем совместно с В. А. Якубским был заново разработан общий курс истории южных и западных славян, а также обновлена тематика спецкурсов и спецсеминаров.

Со временем факультетская славистика окрепла настолько, что на исходе 1950-х годов Ученый Совет исторического факультета санкционировал создание Межкафе-дрального сектора истории южных и западных славян. Сектор, объединивший пятерых сотрудников кафедры истории Средних веков и кафедры новой и новейшей истории,

возглавил В. Н. Белановский. После его кончины руководство сектором перейдет к С. М. Стецкевичу. Обязанности секретаря сектора приняла на себя ученица Беланов-ского Л. А. Маркарянц.

Решение Ученого Совета, так сказать, легализовало существовавшее уже не один год содружество славистов двух кафедр, придало ему официальный статус. Еще важнее было то, что Совет также постановил открыть на факультете специализацию по истории южных и западных славян. В скором времени, опираясь на опыт славянских кафедр Москвы и Львова, был разработан учебный план новой специализации. Разумеется, гораздо больше сил и времени потребовала подготовка предусматриваемых планом новых курсов. Прежде всего, таких принципиально важных для подготовки специалистов, а вместе с тем сложных и к тому же недостаточно разработанных на региональном материале дисциплин, как источниковедение и историография. Неоценимую помощь здесь оказали А. Д. Люблинская, В. В. Мавродин, другие сотрудники факультета и Ленинградского отделения Института истории АН СССР.

Значительное место в работе сектора заняла целевая аспирантура. Под руководством профессоров С. М. Стецкевича и В. А. Якубского в 1970-1990-х гг. были подготовлены и защищены кандидатские диссертации сотрудниками Петрозаводского, Кемеровского, Красноярского и некоторых других наших университетов, а также высших учебных заведений Варшавы и Софии.

Давнюю идею создания самостоятельной кафедры славяноведения, идею в принципе всеми одобряемую, но каждый раз, когда дело доходило до претворения ее в жизнь, отодвигаемую на будущее, реализовал в 2002 году А. Ю. Дворниченко. Созданная и возглавленная им кафедра истории славянских и балканских стран уже самим своим названием подчеркивала, что в основу выделения изучаемых в рамках кафедры объектов был положен не этнический, а регионально-типологический принцип. Впрочем, на деле этнический, точнее сказать, лингвистический фактор все же не мог здесь не сказаться. Xотя бы потому, что литература и источники на албанском, румынском, венгерском языках доступны мало кому из наших славистов-балканистов.

Достаточно оперативно и, как представляется, удачно, был разработан учебный план новой специализации, в котором, наряду со страноведческими курсами, видное место по праву заняли источниковедение, историография, вспомогательные исторические дисциплины. Поскольку большинство предметов специализации не было обеспечено учебной литературой (да и в наши дни положение мало в чем изменилось), членами кафедры была издана целая серия учебно-методических пособий. Среди них нельзя не назвать сравнительно большое по объему (почти пять печатных листов) и содержательное «Введение в источниковедение истории южных и западных славян» (СПб., 2006), подготовленное Л. М. Аржаковой. Оно примечательно, в частности, тем, что здесь, в отличие от изданного Московским университетом «Источниковедения истории южных и западных славян: Феодальный период» (М., 1999), основное внимание уделено методам исследовательской работы с различными видами исторических памятников.

Создав кафедру истории славянских и балканских стран, наладив ее работу, А. Ю. Дворниченко, которому обязанности декана исторического факультета оставляли мало времени на славянско-балканские дела, вскоре, в 2003 г., передал руководство нашей кафедрой В. П. Денисенко. Недолгий период руководства кафедрой Владимира Павловича (он скоропостижно скончался летом 2006 г.) остался в памяти его коллег, как время спокойной, конструктивной работы. Время тем более памятное, что вскоре, совпав по времени с приходом к руководству кафедрой А. И. Филюшкина (2006), на-

Jubileum

чался охвативший всю Россию период коренной перестройки нашей системы высшего образования — период, конца которому пока не видно...

Несмотря на трудности, с которыми сталкивается сейчас наша высшая школа, кафедра, пополнившаяся за счет недавно защитивших кандидатские диссертации Д. Е. Алимова и А. С. Кибиня, продолжает свою работу. К числу ее успехов, думается, можно отнести, прежде всего, создание в 2007 г. своего журнала — к настоящему времени вышло уже 10 номеров «Петербургских славянских и балканских исследований».

Данные о статье:

Статья написана в рамках проекта Темплана СПбГУ, Мероприятие 7, Проект 5.23.1108.2011: «Актуальные проблемы истории Европы: империостроительство, политогенез, межнациональные контакты и конфликты».

Автор: Якубский Владимир Александрович, доктор исторических наук, заслуженный профессор Санкт-Петербургского государственного университета, Санкт-Петербург, Россия, yakubsky@yandex.ru

Заголовок: К десятилетию кафедры истории славянских и балканских стран исторического факультета СПбГУ

Резюме: В статье отмечается, что в дореволюционном Петербургском университете сложилась давняя традиция исторических славянских студий. Здесь трудись такие ученые, как В. Т. Ламанский, Н. И. Кареев и др. Однако в послереволюционные годы эти студии фактически оборвалсь. Попытки их возродить в 1940-е годы натолкнулись на ряд препятствий, прежде всего, на отсутствие специалистов. Лишь в середине ХХ в. трудами О. Е. Ивановой, С. М. Стецкевича, В. Н. Белановского и других ученых на историческом факультете нашего университета была открыта специализация по истории южных и западных славян. На ее базе в 2002 г. была открыта кафедра истории славянских стран (ее первый заведующий - А. Ю. Дворниченко)

Ключевые слова: славяноведение, балканистика, научные контакты, создание кафедры, история славянских стран, история балканских стран

Литература, использованная в статье:

Аржакова, Лариса Михайловна. Кафедра истории славянских и балканских стран // Исторический факультет Санкт-Петербургского Университета. 1934-2001: Очерк истории. Санкт-Петербург: Издательство С.-Петербургского университета, 2004. С. 262-278.

Information about the article:

The author acknowledges Saint-Petersburg State University for a research grant № 5.23.1108.2011.

Author: Yakubsky, Vladimir, Doctor of Historical Science, Professor of St.-Petersburg State University, St.-Petersburg, Russia, yakubsky@yandex.ru

Title: By the 10-Anniversary of the Chair of the History of Slavic and Balkan countries in the Department (Faculty) of History of SPbSU.

Abstract: The article denotes the development of Slavonic Historical Studies tradition in Saint-Petersburg University from prior times to our days. Making summary review of its preceding activity nobody must forget that Slavonic traditions in Historical (at the prior times - Historical -Philological) Department took their beginnings much more before our days - in XIX century.

Though there was not any separate Chair of South and Western Slavs History in St. Petersburg Empire University, it didn’t mean that Slavonic Historical Studies were neglected. It’s quite enough to remind of the fact that such famous historians as V. I. Lamansky, N. I. Kareev and many others were teaching there for a long time. But studying Slavonic History was interrupted after the Revolution in 1917. The attempts to renew Slavonic Studies in 1940-s faced some difficulties connected first of all with the absence of experts. Only in the middle of the XX century specialization in the History of the South and Western Slavs was put into the foundation in the Department of History by the activity of O. E. Ivanova, S. M. Stetskevich, V. N. Belanovsky and many other scientists. On the base of this specialization the Chair of Slavonic Countries History was founded in the Historical Department in 2002.

Key words: Slavonic Studies, Balkan Studies, scientific contacts, Chair of Slavonic Countries History foundation.

References:

Arzhakova, Larisa Mihaylovna. Kafedra istorii slavyanskih i balkanskih stran, in Istoricheskiy fakul’tet Sankt-Peterburgskogo Universiteta. 1934-2001: Ocherk istorii. St.-Petersburg: Izdatel’stvo St.-Peterburgskogo universiteta, 2004. S. 162-277.