Научная статья на тему 'Изучение творчества Ч. Диккенса в духовно-нравственном аспекте образования высшей школы'

Изучение творчества Ч. Диккенса в духовно-нравственном аспекте образования высшей школы Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
1090
94
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
БОГ / ИИСУС ХРИСТОС / НОВЫЙ ЗАВЕТ / РЕЛИГИЯ / БИБЛИЯ / ЕВАНГЕЛИЕ / МИЛОСЕРДИЕ / ПРЕСТУПЛЕНИЕ / ВОСПИТАНИЕ

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Шевелёва Татьяна Николаевна

В статье выделяется доминанта творчества Диккенса духовно-нравственная христианская основа, которая определяет специфику творчества писателя. Определяются основные и часто встречающиеся в романах Диккенса мотивы, отражающие аспект христианского идеала: мотив кротости, милосердия, всепрощения и мотивы, противоречащие ему: прелюбодеяния, корыстолюбия, гордыни, тщеславия, лжи.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The study of creativity Ch.Dikkens in spiritual and moral aspect of education of high school

The article deals with the common in the novels of Dickens theme reflecting aspect of the Christian ideal: motive of mildness mercy, forgiveness and motives contrary to him: fornication, covetousness, pride, vanity and lies.

Текст научной работы на тему «Изучение творчества Ч. Диккенса в духовно-нравственном аспекте образования высшей школы»

УДК 820(09)

Т.Н. ШЕВЕЛЁВА, кандидат филологических наук, доцент, НГПУ им. К.Минина (Мининский университет), Нижний Новгород, e-mail: tatyana.n .sheveleva@ gm ail. com

ИЗУЧЕНИЕ ТВОРЧЕСТВА Ч.ДИККЕНСА В ДУХОВНО-НРАВСТВЕННОМ АСПЕКТЕ ОБРАЗОВАНИЯ ВЫСШЕЙ ШКОЛЫ

T.N.Sheveleva

THE STUDY OF CREATIVITY CH.DIKKENS IN SPIRITUAL AND MORAL ASPECT OF EDUCATION OF HIGH SCHOOL

В статье выделяется доминанта творчества Диккенса - духовно-нравственная христианская основа, которая определяет специфику творчества писателя. Определяются основные и часто встречающиеся в романах Диккенса мотивы, отражающие аспект христианского идеала: мотив кротости, милосердия, всепрощения и мотивы, противоречащие ему: прелюбодеяния, корыстолюбия, гордыни, тщеславия, лжи.

Ключевые слова: Бог, Иисус Христос, Новый Завет, религия, Библия, Евангелие, милосердие, преступление, воспитание.

The article deals with the common in the novels of Dickens theme reflecting aspect of the Christian ideal: motive of mildness mercy, forgiveness and motives contrary to him: fornication, covetousness, pride, vanity and lies.

Keywords: God, Jesus Christ, New Testament, religion, Bible, Gospel, charity, crime, education.

Чарльз Диккенс (Charles Dickens, 1812-1870) принадлежит к тем писателям, которые вошли в сокровищницу мировой литературы.

Современное литературоведение уделяет большое внимание изучению этической направленности произведений, и, в том числе, воздействия христианских идей на творчество того или иного писателя [4, 6, 12, 13, 17, 23-26]. Мы стремимся через конкретный анализ творчества писателя приблизиться к пониманию важных элементов художественного мира Ч.Диккенса, глубокой этической направленности его творчества, в котором реализуется целостная система взглядов, отражающих представление писателя о сущности и роли человека в мире, о его моральных, нравственных принципах. В этой связи исследование романов Диккенса с позиций христианской морали актуально.

Восприятие и истолкование христианских мотивов в его творчестве представляет один из возможных путей изучения в высшей школе художественного мира английского романиста.

Христианский аспект исследования творческого наследия Диккенса позволяет глубже проникнуть во внутренний мир героев его произведений, выявить моральные принципы автора и их художественное воплощение. Взгляды Диккенса на христианство на протяжении его творческого пути оставались неизменными, главным критерием, которым он руководствовался в жизни, было Евангелие. В публицистике писателя большое место занимают его мысли о ценности Нового Завета, о его Божественной красоте и милосердии. Сам Диккенс был согласен с простым и ясным учением Христа. В своих произведениях великий романист убеждал читателей в возможности исправления мира путем соблюдения евангельских заповедей.

Христианские мотивы во многом определяют проблематику, поэтику, атмосферу книг Диккенса и жанровую специфику некоторых из них («рождественские» повести). Проблемы добра и зла, награды и возмездия, всегда интересовавшие писателя, особенно остро встают перед ним в 40-50-е годы, определившие перелом в сознании писателя. Диккенс, для которого, по мнению Н.П. Михальской, моральный принцип является «важнейшим

структурообразующим началом» романов [16], в ряде литературных работ предстает как исследователь нравственных грехов и пороков: гордыни, тщеславия, ложной святости [2, 21].

Творчество Диккенса с начала выхода его первых романов находилось в центре внимания критики. В 30-60-е годы XX века исследователи его творчества (И.М.Катарский, В.В.Ивашева и др.) воспринимали писателя как создателя крупных социальных полотен, отразивших конфликт эпохи. Эти работы не утратили своей ценности благодаря важности поставленных проблем, богатству фактического материала; безусловно, Диккенс - критик современной ему действительности, обличитель социальной несправедливости. Диккенсоведение, особенно отечественное, много сделало для раскрытия этого аспекта художественного мира писателя. Однако немалую роль в его мировосприятии играло христианское учение, но эта сторона миропонимания писателя либо воспринималась как проявление слабой позиции Диккенса, либо игнорировалась.

Наше время (к.ХХ - н.ХХ1 вв.) ознаменовалось новым прочтением Диккенса с учетом прежних достижений. В работах последних десятилетий, посвященных творчеству Диккенса, обозначены новые акценты его творчества: гуманизм и человеколюбие писателя, его стремление к достижению духовного единства при помощи нравственных ценностей, которые несут в себе правду, добро и красоту, твердая вера в возможность духовного возрождения человека, глубокая убежденность в необходимости гуманного и морального совершенствования общества.

Изучение творчества Ч.Диккенса (в аспекте духовно-нравственном) в высшей школе следует начать с разговора о его публицистике, которая позволяет судить о том, что писатель воспринимал моральные ценности - добро, совесть, честь - как основные критерии человеческой жизни, ее назначения. Следуя сам заповедям Христа, Диккенс прививал любовь к христианскому учению и своим детям; именно для них в 1849 году он пишет «рассказы об Иисусе Христе» («Жизнь нашего Господа Иисуса Христа»), призванные зародить в юных читателях идеалы добра и света, которыми пронизано Евангелие - образец непреходящей духовности и нравственности.

Вера в человека пронизывает все статьи, речи и письма Диккенса. Его публицистика направлена если не на уничтожение, то на ослабление пороков общества. Писатель хотел быть судьей жизни с позиции высших идеалов человечности. В «Речи на банкете в его честь» (1842) Диккенс определил свое кредо: «Я верю - и хочу внушить эту веру другим, что прекрасное существует...что наш долг - освещать ярким лучом презрения и ненависти, так, чтобы все могли...видеть...любую подлость, фальшь, жестокость» [7].

Во многих романах Диккенса присутствует тема Рождества. Следующий аспект рассмотрения творчества Диккенса - воплощение «рождественских» принципов в его творчестве.

«Рождественская» философия Диккенса, пронизанная идеями Нового Завета, диаметрально противоположна английской философии утилитаризма, представителями которой назовем И.Бентама (1748-1832) и Т.Мальтуса (1766-1834). Исходное положение теории Бентама - убеждение в том, что личный интерес выше всякого другого интереса. Человек по самой своей природе эгоист: каждый человек себе самому - самое близкое существо. Стремясь к собственной пользе, он способен принести пользу и другому человеку, потому что польза - это то, что приносит «благодеяние, выгоду, удовольствие, добро или счастие» и не допускает «вред, страдание, зло и несчастие» [3]. И, тем самым, себялюбие, считает Бентам, - основной фактор общественной жизни и гарантия удовлетворения общих потребностей. Противником философии пользы выступил писатель и моралист, философ и историк, критик и переводчик Томас Карлейль (1795-1881), литературная деятельность которого имела существенное значение для становления этических и эстетических принципов Ч.Диккенса. Исходный момент в философии Карлейля - нравственная природа человека.

Теория утилитаризма резко расходится с гуманистической философией Ч.Диккенса, который проповедовал те моральные ценности, которые в противовес философии эгоизма

должны были служить источником всеобщего блага и взаимопонимания. Диккенс характеризует свою «рождественскую» философию как «бодрый взгляд на жизнь, беспощадное препарирование ханжества, добродушие ... теплое, сердечное, щедрое, веселое, любящее отношение ко всему, что связано с Семейным Очагом» [9].

К Рождеству у Диккенса было особое отношение. Еще в «Очерках Боза» он славит его как праздник добрых чувств и прощения всех обид. Рождественская ночь предстает как особый период, когда размывается граница между реальным и волшебным, когда в мире зла и несправедливости возможны чудеса и перемены, и, наконец, когда законы социальной несправедливости перестают действовать, уступая место любви и милосердию.

Отдельная тема изучения творчества Диккенса - отражение христианских принципов в образной системе, композиции, поэтике романов писателя. Цель занятий, посвященных данному аспекту, - проследить эволюцию Диккенса-гуманиста, понимание им проблемы добра и зла на начальном и финальном этапах его творчества, обозначить те моральные ценности, которые он выявил в своих героях и которым следовал сам.

В соответствии с христианским учением Диккенс воспринимал мир как арену столкновения двух начал: добра и зла. Душа отдельного человека также может быть полем схватки доброго и злого начал; этот конфликт и лег в основу его романов.

Своих героев писатель делит по этическому принципу - ему прежде всего интересно не занимаемое героем общественное место, а его отношение к окружающим людям. К числу как отрицательных, так и положительных могут быть отнесены герои, стоящие на разных ступенях социальной лестницы: добрые коммерсанты Чирибль и клерк Ньюман Ногс («Жизнь и приключения Николаса Никкльби», 1839), Флоренс и Уолтер Гэй («Домби и сын», 1848); злодеи Сайкс и джентльмен Монкс («Приключения Оливера Твиста», 1838), Квилп и Брасс («Лавка древностей», 1841) и др.

Зло в представлении писателя имеет двоякий характер - оно воплощается в символических образах и в качествах отдельных героев (индивидуальное проявление зла -мысли, поступки). Зло, изображенное в символической форме (или общественное зло), -государственные учреждения, враждебные человеческой природе и являющиеся орудиями насилия и угнетения. С горечью и иронией автор размышляет о «жизни» в этих попечительских учреждениях в «Очерках Боза» и романе «Приключения Оливера Твиста». Другая ипостась зла в творчестве раннего Диккенса носит «метафизический» характер (Е.Гениева), ее носителями становятся отдельные герои.

Резкое разделение героев у молодого Диккенса отражает идейную направленность романов. Жизнь - вечная борьба добра и зла, и преодоление зла возможно только путем морального воздействия на героев-злодеев, которые никогда не остаются без должного возмездия, и природа словно принимает участие в наказании: Сквирс («Жизнь и приключения Николаса Никкльби») погибает на глазах «ревущей толпы», в городе, похожем на огромного дракона, изрыгающего пламя из пасти; карлик Квилп («Лавка древностей») тонет в грязной бурлящей реке. Наказание злодеев в более поздних романах Диккенса («Жизнь и приключения Мартина Чезлвита», 1844) претерпевает эволюцию: их гибель, в отличие от предопределенной роком гибели ранних злодеев, обусловлена житейскими обстоятельствами: Джонас гибнет от яда, Пексниф разоряется и становится нищим.

Положительные персонажи и раннего, и позднего Диккенса в общей сложности олицетворяют различные аспекты христианского идеала. Среди них одни отличаются покорностью и преданностью: Смайк («Жизнь и приключения Николаса Никкльби»), Берта («Сверчок за очагом»), кузнец Джо («Большие надежды»), другие - милосердием, великодушием и гуманностью в сочетании с решительностью: Николас («Жизнь и приключения Николаса Никкльби»), Нелл, Кит («Лавка древностей»), Флоренс («Домби и сын»), Эми («Крошка Доррит») [18].

Один из аспектов изучения творчества Диккенса - художественный анализ часто встречающихся в романах писателя грехов, которые Библия классифицирует как смертные (гордыня, сребролюбие, тщеславие, зависть, чревоугодие, гнев, уныние).

Выбор между добром и злом, а соответственно, между Богом и сатаной, был, как известно, предоставлен свободной воле человека. Искуситель, зная это, возбуждает в первых людях порочные страсти, принятые называть «смертными грехами». Один из самых распространенных в романах писателя грехов - гордыня, производное от гордости и имеющее отрицательную коннотацию в русском языке. Проблему гордыни Диккенс решает в двух аспектах: реальном и ирреальном. Если в романе «Домби и сын» для гордеца Домби стимулом к моральному перерождению были «удары» судьбы, то проблема гордыни Редлоу («Одержимый, или Сделка с Призраком») решается в философско-сказочном ключе. Ученый понимает «неправильность» своей жизни благодаря волшебству Призрака.

Гордыне, как основному греху, порождающему другие, Библия противопоставляет главные добродетели: кротость, любовь, смирение.

Рассмотрение христианской проблематики романов Диккенса невозможно без разговора о поэтике, о роли библейской символики, образности и христианской обрядности. Изучение библейской символики в творчестве Диккенса позволило нам прийти к выводу о том, что четкой иерархии христианской модели мира (рай, ад) в романах писателя нет, хотя представления о местах Божьего воздаяния (рае) и Божьей каре (ада) присутствуют в мыслях героев и определяют их поступки. В диккенсовских романах противопоставлены два взаимосвязанных типа ада: внутренний (духовный) и внешний (жизненные обстоятельства).

В романах писателя мы видим аллюзии Страшного Суда, Всемирного Потопа, Эдема, Божественного младенца и др. Кроме того, писатель дает анализ важных таинств в жизни человека - крещения, венчания, отпевания. Наличие христианской обрядности в творчестве Диккенса мы объясняем тем, что она помогает выявлению моральных качеств героев, определению их нравственных ценностей, более глубокого постижения особенностей поэтики автора.

Обряды крещения и отпевания тесно связаны у Диккенса. Так, крестины в ряде его произведений из праздника превращаются в унылое «мероприятие», чему способствует окружение: угрюмые хмурые гости («Крестины в Блумсбери»), мучения в приютах («Приключения Оливера Твиста»), мрачная атмосфера и вид церкви («Домби и сын»).

Обряды венчания в романах Диккенса разделим на три группы: браки, получившие благословение свыше, браки, заведомо обреченные на крах, и браки, запланированные, но в последнюю минуту по каким-либо причинам не состоявшиеся. Венчания по обоюдному согласию (точнее, по любви) проходят в скромной обстановке, но все они проникнуты искренностью и сердечностью: венчание Флоренс Домби и Уолтера Гэя («Домби и сын»), Пегготи и Баркиса («Жизнь Дэвида Копперфилда, рассказанная им самим»), Эми Доррит и Артура Кленнема («Крошка Доррит»).

Описанию венчаний героев, которые по тем или иным причинам, чаще по расчету, вступают в брак, посвящено в романах Диккенса несколько строк: Домби и Эдит («Домби и сын»), Луизы Грэдграйнд и Баундерби («Тяжелые времена»), Лэмла и Софронии («Наш общий друг»). Такие браки не приветствуются автором, потому и изображаются просто как свершившийся факт, без неповторимого диккенсовского восхищения и умиления. При описании таких венчаний велика роль сатиры.

В романах Диккенса-урбаниста важную роль играет не только церковное учение, но и сами церковные здания [8]. В одних романах это скромные и тихие места, где герои находят счастье (Флоренс и Уолтер, Пегготи и Баркис) или успокоение (Нелл Трент). Но вместе с тем это и здания, поражающие своим великолепием и роскошью, где царствует холод, бездушие и фальшь (Эдит и Домби). Однако центральным образом собор становится в последнем романе Диккенса «Тайна Эдвина Друда» (1870), где он является неоднозначным символом: с одной

стороны, построенный на болоте, он производит устрашающее впечатление, с другой стороны, он играет роль судьи, восстановителя справедливости.

Итак, художественный анализ сюжета, структуры и системы персонажей романов Диккенса, выявляющий христианские мотивы в его творчестве, позволяет сделать вывод о том, что писатель никогда не отступал от следования законам Евангелия, что и нашло отражение в его мировосприятии, картине мира, созданной им, положительном идеале.

ЛИТЕРАТУРА

1.Аветова, Т. Ю. Роль интертекстуальности в создании художественного образа: (На материале романа Ч. Диккенса «Наш общий друг») / Т.Ю. Аветова // Интертекстуальные связи в художественном тексте. - СПб.: Образование, 1993. - С. 67-76.

2.Альманах «Русского Дома Диккенса»: «Рождественская философия» Чарльза Диккенса в контексте мировой культуры/ под ред. Н. Л. Потаниной- Вып.1. - Тамбов: ТГУ им. Г.Р.Державина, 2006. - 189 с.

3.Бентам, И. Избранные сочинения / И.Бентам. - СПБ.: Русская книжная торговля, 1867.- 748 с.

4. Бетина, Ю. В. Библейские мотивы в письмах Ч. Диккенса / Ю.В.Бетина // Традиции русской словесности и современность. - Тамбов: ТГУ им. Г.Р.Державина, 2010. - С. 16-20.

5.Боборыкина, Т. А. Художественный мир повестей Чарльза Диккенса: монография / Т.А.Боборыкина. - СПб.: Гиппократ, 1996. - 137 с.

6. Боборыкина, Т. А. Рождественская песнь в прозе: (Святочный рассказ с приведениями) / Т.А.Боборыкина // Типология жанров и литературный процесс. - СПб., 1994. - С. 16-23.

7.Диккенс, Ч. Собр.соч.: в 30 т. / Ч.Диккенс. - М.: Государственное издание художественной литературы, 1957-1963. - Т.ХХУШ. - 583 с.

8.Богданова, О. Ю. Пейзажная образность в романах Ч. Диккенса в контексте ценностно-эстетических приоритетов писателя / О.Ю.Богданова // Классические и неклассические модели мира в отечественной и зарубежной литературах. - Волгоград: Волгоградский гос. университет, 2006. - С.655-661.

9.Диккенс, Ч. Собр.соч.: в 30 т. / Ч.Диккенс. - М.: Государственное издание художественной литературы, 1957-1963. - Т.ХХ1Х. - 423 с.

10.Боровикова, Л. Диккенс и детство / Л.Боровикова // Истина и жизнь. - № 7/8. — М., 2005. -С.38-45.

11.Бурова, И. И. Этические основы рождественских повестей Диккенса / И.И.Бурова // Литература в контексте культуры. - СПб., 1998. - С. 113-120.

12. Козлова, Г. А. Христианский идеал Ч. Диккенса в произведениях 40 - 60-х годов (публицистика, рассказы, письма) / Г.А.Козлова // Наследие В. В. Кожинова в контексте научной мысли рубежа ХХ-ХХ1 веков. - Армавир: РИО АГПА, 2010. - С. 44-49.

13.Кончакова, С. В. Концепт «семья» в поздних романах Ч. Диккенса / С.В.Кончакова// Лингвострановедение: сб. статей в 2-х частях. - Ч. 1. - М.:МГИМО (У) МИД России, 2004. — С. 72-79.

14.Коротаева, О. О. Функции детских образов в творчестве Шекспира и Диккенса / О.О.Коротаева // Anglistica. - М., 1996. - Вып. 2. - С. 68-91.

15.Левин, С. А. «Игра в бога» по-английски: от Диккенса - к Фаулзу / С.А.Левин // Проблема национальной идентичности в литературе и гуманитарных науках ХХ века. - Воронеж: ЦЧКИ, 2000.- С. 85-88.

16.Михальская, Н.П. Нравственно-эстетический идеал и система авторских оценок в романе Диккенса «Домби и сын» / Н.П.Михальская // Науч.докл.высш.школы. Филол. науки. - №5. -М.:Грамота, 1978. - С.95-103.

17. Мураткина, Е.Л. Лев Толстой и Чарльз Диккенс: Духовные интенции художественных открытий: автореф. дис. ... доктора филол. наук / Е.Л.Мураткина. - СПб., 2007. - 43 с.

18.Тугушева, М.П. Чарльз Диккенс: Очерк жизни и творчества: [для старшего школьного возраста]: монография / М. П. Тугушева. - М.:Книга,1979. - 180 с.

19.Селитрина, Т. Л. Преемственность литературного развития и взаимодействие литератур: учеб. пособие / Т.Л.Селитрина. - М.: Высш. шк., 2009. - 290 с.

20.Цвейг, С. Три мастера: [Бальзак, Диккенс, Достоевский] / С. Цвейг - М.:Астрель, 2011. -1024 с.

21.Урнов, М.В. Неподражаемый Чарльз Диккенс - издатель и редактор: монография / М.В.Урнов. - М.: Книга, 1990. - 286 с.

22.Черномазова, М. Ю. Готические мотивы в цикле «Рождественские рассказы» Ч. Диккенса/ М.Ю.Черномазова // Вестник Вятского государственного гуманитарного университета. - № 1(2). - Киров: Вят. ГГУ, 2009.- С. 165-169.

23.Шапкина, А. В. Особенности религиозных взглядов А. К. Дойла и «Рождественская философия» Ч. Диккенса («Голубой карбункул») / А.В.Шапкина // Альманах «Русского Дома Диккенса».

- Тамбов: ТГУ им. Г.Р.Державина, 2006. - C. 62-65.

24.Gold J. Charles Dickens: Radical moralist / J. Gold. - Minneapolis: University of Minnesota Press, 1972, p.289.

25.Larson J.L. Dickens and the broken scripture/ J.L. Larson. - Georgia: University Of Georgia Press, Athens, 1985. - 367 p.

© Шевелёва Т.Н., 2014

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.