Научная статья на тему 'ИЗМЕНЕНИЕ ФЛУОРЕСЦЕНТНЫХ МАРКЕРОВ ОКИСЛИТЕЛЬНОГО СТРЕССА И ЭНДОТОКСИКОЗА В КРОВИ БОЛЬНЫХ С СИНДРОМОМ ЗАВИСИМОСТИ ОТ ПСИХОАКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ'

ИЗМЕНЕНИЕ ФЛУОРЕСЦЕНТНЫХ МАРКЕРОВ ОКИСЛИТЕЛЬНОГО СТРЕССА И ЭНДОТОКСИКОЗА В КРОВИ БОЛЬНЫХ С СИНДРОМОМ ЗАВИСИМОСТИ ОТ ПСИХОАКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ Текст научной статьи по специальности «Клиническая медицина»

CC BY
28
7
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
психоактивные вещества / опиоиды / психостимуляторы / окислительный стресс / эндогенная интоксикация / флуоресценция / psychoactive substances / opioids / psychostimulants / oxidative stress / endogenous intoxication / fluorescence

Аннотация научной статьи по клинической медицине, автор научной работы — Попова М. А., Любченко Д. А., Попов К. А., Губаз С. Г., Сторожук А. П.

В работе представлен анализ изменений флуоресцентных показателей крови, характеризующих состояние окислительного гомеостаза и эндотоксикоза, у больных с аддиктивными расстройствами, вызванными злоупотреблением наркотиков. Для проведения исследования были сформированы 3 группы испытуемых лиц мужского пола: здоровые добровольцы (1-я группа, n=15), основные группы были представлены больными с синдромом зависимости от опиоидов (2-я группа, n=12) или психостимуляторов (3-я группа, n=10). Кровь у испытуемых лиц забирали трижды: 1) до лечения; 2) после окончания дезинтоксикационного курса терапии; 3) после проведения курса реабилитации. В плазме крови определяли интенсивность собственной флуоресценции триптофанилов, флуоресценции зонда 1,8-АНС, уровень битирозина и флуоресцентных продуктов окислительных повреждений белков (FLOPs). В результате проведенных исследований в плазме крови больных 3-й группы был выявлен более высокий уровень FLOPs и битирозина, превышающий контрольные значения на 21-53%. На фоне дезинтоксикации уровень маркеров окислительного стресса в крови снижался, достигая контрольных значений в биожидкости больных 2-й группы, однако в крови больных 3-й группы оставался увеличенным даже после проведения реабилитации. На 3-м этапе наблюдения в плазме крови больных с синдромом зависимости от психостимуляторов уровень FLOP 400 оставался увеличенными на 38%. Собственная интенсивность флуоресценции ароматических аминокислот белков была снижена в плазме крови больных обеих основных групп на 12-13% только до начала лечения. При этом были выявлены низкие значения интенсивности флуоресценции 1,8-АНС в крови больных с синдромом зависимости от опиоидов на всех 3-х этапах наблюдения. В результате было показано, что оценка окислительного стресса и эндотоксикоза у больных наркологического профиля может проводиться с использованием флуоресцентных методик. На основании сохранения дисбаланса прооксидантно-антиоксидантной системы после реабилитационного курса следует рассмотреть возможность усиления медикаментозной терапии антиоксидантами, а для лабораторного мониторинга использовать определение FLOPs.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по клинической медицине , автор научной работы — Попова М. А., Любченко Д. А., Попов К. А., Губаз С. Г., Сторожук А. П.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

CHANGES IN OXIDATIVE STRESS AND ENDOTOXICOSIS FLUORESCENT MARKERS IN PATIENT’S BLOOD WITH PSYCHOACTIVE SUBSTANCES DEPENDENCE SYNDROME

The article presents an assessment of changes in fluorescent blood parameters that characterize the state of oxidative homeostasis and endotoxicosis in patients with psychoactive substance dependence syndrome. The study was performed with the participation of 3 groups of male subjects: the 1st group consisted of healthy volunteers (n=15), the 2nd group was represented by patients with opioid dependence syndrome (n=12), the 3rd group was represented by patients with psychostimulant dependence syndrome (n=10). Blood was taken from the subjects at the time of: 1) admission to the hospital; 2) completion of the detoxification course of therapy; 3) after the course of rehabilitation. In blood plasma, the intensity of the intrinsic fluorescence of tryptophanils, the fluorescence of the 1,8-ANC probe, the level of fluorescent products of oxidative damage to proteins (FLOPs), and bityrosine were determined. As a result of the studies in the blood plasma of patients of the 3rd group, a higher level of FLOPs and bityrosine was detected, exceeding the control values by 21-53%. The most significant decrease in the content of FLOPs in the blood plasma of patients of the 2nd group was observed already after the detoxification course of therapy, while in patients of the 3rd group, even after rehabilitation, the values of FLOP 400 remained increased by 38%. Evaluation of the tryptophanil fluorescence intensity demonstrated 12-13% lower values of the indicator only at the stage of admission of patients of groups 2-3 to the hospital. The analysis of probe fluorescence changes revealed low values of 1,8-ANS fluorescence intensity in the blood plasma of patients of the 2nd group at all stages of observation. As a result of the studies carried out, it was shown that the assessment of oxidative stress and endotoxicosis in patients with narcological profile can be carried out using fluorescent techniques. Based on the persistence of the imbalance of the prooxidant-antioxidant system after the rehabilitation course, the possibility of enhancing drug therapy with antioxidants should be considered, and for laboratory monitoring of the evaluation of the effectiveness of treatment, the definition of FLOPs should be used.

Текст научной работы на тему «ИЗМЕНЕНИЕ ФЛУОРЕСЦЕНТНЫХ МАРКЕРОВ ОКИСЛИТЕЛЬНОГО СТРЕССА И ЭНДОТОКСИКОЗА В КРОВИ БОЛЬНЫХ С СИНДРОМОМ ЗАВИСИМОСТИ ОТ ПСИХОАКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ»

УДК: 616.89-008:577 DOI: 10.29039/2224-6444-2023-13-2-39-45

ИЗМЕНЕНИЕ ФЛУОРЕСЦЕНТНЫХ МАРКЕРОВ ОКИСЛИТЕЛЬНОГО СТРЕССА И ЭНДОТОКСИКОЗА В КРОВИ БОЛЬНЫХ С СИНДРОМОМ ЗАВИСИМОСТИ ОТ ПСИХОАКТИВНЫХ ВЕЩЕСТВ

Попова М. А., Любченко Д. А., Попов К. А., Губаз С. Г., Сторожук А. П., Цымбалов О. В., Быков И. М. (мл)

ФГБОУ ВО «Кубанский государственный медицинский университет» МЗ РФ (ФГБОУ ВО КубГМУ), 350063, ул. Митрофана Седина 4, Краснодар, Россия

Для корреспонденции: Попов Константин Андреевич, кандидат медицинских наук, доцент кафедры фундаментальной и клинической биохимии, ФГБОУ ВО КубГМУ, e-mail: naftalin444@mail.ru

For correspondence: Konstantin A. Popov, PhD, Associate professor of the department of fundamental and clinical biochemistry, Kuban state medical university, e-mail: naftalin444@mail.ru

Information about authors:

Popova M. A., https://orcid.org/0000-0001-8206-6043 Lubchenko D. A., http://orcid.org/0000-0002-9207-4546 Popov K. A., http://orcid.org/0000-0002-3649-1361 Gubaz S. G., http://orcid.org/0009-0005-2661-3563 Storozhuk A. P., https://orcid.org/0000-0002-4936-0141 Tsymbalov O. V., https://orcid.org/0000-0002-6203-9272 Bykov I. M. (j-r)., http://orcid.org/0000-0002-9514-0836

РЕЗЮМЕ

В работе представлен анализ изменений флуоресцентных показателей крови, характеризующих состояние окислительного гомеостаза и эндотоксикоза, у больных с аддиктивными расстройствами, вызванными злоупотреблением наркотиков. Для проведения исследования были сформированы 3 группы испытуемых лиц мужского пола: здоровые добровольцы (1-я группа, n=15), основные группы были представлены больными с синдромом зависимости от опиоидов (2-я группа, n=12) или психостимуляторов (3-я группа, n=10). Кровь у испытуемых лиц забирали трижды: 1) до лечения; 2) после окончания дезинтоксикационного курса терапии; 3) после проведения курса реабилитации. В плазме крови определяли интенсивность собственной флуоресценции триптофанилов, флуоресценции зонда 1,8-АНС, уровень битирозина и флуоресцентных продуктов окислительных повреждений белков (FLOPs). В результате проведенных исследований в плазме крови больных 3-й группы был выявлен более высокий уровень FLOPs и битирозина, превышающий контрольные значения на 21-53%. На фоне дезинтоксикации уровень маркеров окислительного стресса в крови снижался, достигая контрольных значений в биожидкости больных 2-й группы, однако в крови больных 3-й группы оставался увеличенным даже после проведения реабилитации. На 3-м этапе наблюдения в плазме крови больных с синдромом зависимости от психостимуляторов уровень FLOP 400 оставался увеличенными на 38%. Собственная интенсивность флуоресценции ароматических аминокислот белков была снижена в плазме крови больных обеих основных групп на 12-13% только до начала лечения. При этом были выявлены низкие значения интенсивности флуоресценции 1,8-АНС в крови больных с синдромом зависимости от опиоидов на всех 3-х этапах наблюдения. В результате было показано, что оценка окислительного стресса и эндотоксикоза у больных наркологического профиля может проводиться с использованием флуоресцентных методик. На основании сохранения дисбаланса прооксидантно-антиоксидантной системы после реабилитационного курса следует рассмотреть возможность усиления медикаментозной терапии антиоксидантами, а для лабораторного мониторинга использовать определение FLOPs.

Ключевые слова: психоактивные вещества, опиоиды, психостимуляторы, окислительный стресс, эндогенная интоксикация, флуоресценция.

CHANGES IN OXIDATIVE STRESS AND ENDOTOXICOSIS FLUORESCENT MARKERS IN PATIENT'S BLOOD WITH PSYCHOACTIVE SUBSTANCES DEPENDENCE SYNDROME

Popova M. A., Lubchenko D. A., Popov K. A., Gubaz S. G., Storozhuk A. P., Tsymbalov O. V., Bykov I. M. (j-r)

Kuban state medical university, Krasnodar, Russia

SUMMARY

The article presents an assessment of changes in fluorescent blood parameters that characterize the state of oxidative homeostasis and endotoxicosis in patients with psychoactive substance dependence syndrome. The study was performed with the participation of 3 groups of male subjects: the 1st group consisted of healthy volunteers (n=15), the 2nd group was represented by patients with opioid dependence syndrome (n=12), the 3rd group was represented by patients with psychostimulant dependence syndrome (n=10). Blood was taken from the subjects at the time of: 1) admission to the hospital; 2) completion of the detoxification course of therapy; 3) after the course of rehabilitation. In

blood plasma, the intensity of the intrinsic fluorescence of tryptophanils, the fluorescence of the 1,8-ANC probe, the level of fluorescent products of oxidative damage to proteins (FLOPs), and bityrosine were determined. As a result of the studies in the blood plasma of patients of the 3rd group, a higher level of FLOPs and bityrosine was detected, exceeding the control values by 21-53%. The most significant decrease in the content of FLOPs in the blood plasma of patients of the 2nd group was observed already after the detoxification course of therapy, while in patients of the 3rd group, even after rehabilitation, the values of FLOP 400 remained increased by 38%. Evaluation of the tryptophanil fluorescence intensity demonstrated 12-13% lower values of the indicator only at the stage of admission of patients of groups 2-3 to the hospital. The analysis of probe fluorescence changes revealed low values of 1,8-ANS fluorescence intensity in the blood plasma of patients of the 2nd group at all stages of observation. As a result of the studies carried out, it was shown that the assessment of oxidative stress and endotoxicosis in patients with narcological profile can be carried out using fluorescent techniques. Based on the persistence of the imbalance of the prooxidant-antioxidant system after the rehabilitation course, the possibility of enhancing drug therapy with antioxidants should be considered, and for laboratory monitoring of the evaluation of the effectiveness of treatment, the definition of FLOPs should be used.

Key words: psychoactive substances, opioids, psychostimulants, oxidative stress, endogenous intoxication, fluorescence.

В настоящее время в развитых и большинстве развивающихся стран наблюдается снижение абсолютного и относительного количества лиц, злоупотребляющих наркотическими веществами группы опиатов и опиоидов, хотя опийная наркомания по-прежнему сохраняет лидирующие позиции в структуре наркопатологии. На этом фоне наблюдается рост употребления более доступных психостимуляторов, арсенал которых кроме того постоянно пополняется новыми средствами, которые не сразу попадают в список наркотических веществ и на первых порах могут позиционироваться как легальные [1-3].

Лабораторные методы диагностики наркопатологии базируются на химико-токсикологическом определении субстрата наркомании или его метаболита в биологических жидкостях, поэтому сама постановка диагноза употребления наркотика сравнительно несложная задача. Более сложной задачей является установление развития зависимости и ее характеристик, проведение лабораторного мониторинга и оценка эффективности терапии и реабилитации, прогнозирование осложнений и рецидивирования заболевания [4-6]. Большая часть этих задач решается субъективными диагностическими подходами - клинической диагностикой, психологической оценкой и т.п. Объективизация диагностического подхода с использованием лабораторных методов в этом направлении представляется актуальной задачей. Универсальными патобио-химическими процессами, сопровождающими развитие заболеваний наркологического профиля, формирование химических аддикций, течение синдрома зависимости от психоактивных веществ, являются окислительный стресс и эндогенная интоксикация. Поэтому на наш взгляд перспективным является лабораторная оценка маркеров этих двух патологических процессов в крови больных, для чего можно использовать флуоресцентные методы [7-10]. Актуальность

исследования обусловлена двумя факторами: сохранением неблагоприятных тенденций распространения наркотиков в мире, несмотря на отдельные успехи наркологических служб и наркоконтроля; ограничениями возможностей лабораторной диагностики синдрома зависимости от психоактивных веществ.

Цель исследования - определение динамики изменений флуоресцентных маркеров окислительных модификаций белков и эндогенной интоксикации в плазме крови больных с химическими аддикциями.

МАТЕРИАЛЫ И МЕТОД

Для проведения наблюдательного клинического исследования на базе Клиники ФГБОУ ВО КубГМУ Минздрава России, ГБУЗ Краевой наркологический диспансер МЗ КК, г. Краснодар и лаборатории кафедры фундаментальной и клинической биохимии ФГБОУ ВО КубГМУ Минздрава России были сформированы 3 группы испытуемых лиц. Здоровые волонтеры, у которых однократно забирали венозную кровь, составили контрольную группу (1-я группа, п=15). В основные группы были включены больные с синдромом зависимости от разных групп психоактивных веществ: опиоидов (2-я группа, п=12) и психостимуляторов (3-я группа, п=10). Все больные 2-3-й групп были представлены мужчинами 20-40 лет, характеризовались 2-й стадией синдрома зависимости, средним реабилитационным потенциалом. Кровь из кубитальной вены в объеме 5-6 мл забирали в пробирки с натриевой солью ЭДТА на момент: 1 - поступления больных в стационар в стадии обострения синдрома зависимости перед началом дезинтоксикационно-стабилизационно-го лечения; 2 - окончания дезинтоксикационного курса терапии (15-17 дней с момента поступления); 3 - после проведения реабилитационно-противорецидивного курса лечения (5-6 месяцев после начала наблюдения).

В плазме крови испытуемых лиц всех 3-х групп определяли ряд флуоресцентных маркеров, характеризующих состояние белков, а именно показатели интенсивности собственной и зондо-вой флуоресценции, которые можно рассматривать как маркеры конформационных перестроек макромолекул. Такие перестройки конформации могут быть обусловлены изменением состава белково-лигандных комплексов при связывании с малыми молекулами-субстратами эндотоксико-за или могут быть инициированы оксидативны-ми повреждениями. Для определения выраженности окислительных модификаций белков также определяли ряд флуоресцентных продуктов (plasma fluorescent oxidation products, FLOPs) и остатков битирозина. Лабораторные измерения выполняли с использованием спектрофлуориме-тра СМ 2203 (Солар, Беларусь) при постоянной температуре 250С. Интенсивность собственной флуоресценции измеряли при условии X возбуждения 280 нм и X испускания 330 нм. В качестве флуоресцентного зонда, связывающегося с белками плазмы крови, использовали 1-анилино-8-нафталинсульфоновую кислоту (1,8-АНС), интенсивность флуоресценции которого измеряли при условии X возбуждения 380 нм и X испускания 490 нм [11, 12]. Для определения FLOPs использовали следующие параметры Хвозб / Хисп: 320/420; 360/420; 400/475 [13, 14]. Отдельные показатели были обозначены по соответствующим длинам волн возбуждения флуоресценции: FL0P320, FL0P360 и FL0P400. Определение содержания остатков битирозина также выполняли флуоресцентным методом с характеристиками Хвозб / Хисп: 310/410 нм [15; 16].

Исследование было одобрено Независимым Этическим Комитетом при ФГБОУ ВО КубГМУ Минздрава России (протокол № 96 от 29 января 2021 г.), выполнено с соблюдением этических принципов, принятых в Хельсинской Декларации ВМА (2013) и Федеральном законе Российской Федерации № 323-ФЗ от 21 ноября 2011 г. «Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации». Все испытуемые лица, включенные в работу, подписали добровольное информируемое согласие, наличие которого никак не отражалось на оказании помощи всем пациентам в соответствии со стандартами оказания медицинской помощи. Настоящее исследование проведено по дизайну наблюдательного без каких-то вмешательств в лечебно-диагностический процесс, кроме дополнительного сбора крови по описанной выше схеме.

Статистическую обработку данных проводили с использованием StatPlus версия 7 (AnalystSoft Inc., США) и Excel (Microsoft, США). Для определения методики статистического анализа про-

водили оценку соответствия распределения выборок показателей нормальному закону путем расчета критерия Шапиро-Уилка. Малый объем выборок пациентов и в большинстве случае отличие их распределения от нормального закона обусловило использование непараметрического критерия Краскела-Уоллиса с попарным сравнением при необходимости по критерию Манна-Уитни. Для сравнения показателей больных внутри одной группы на отдельных этапах наблюдения выполняли с использованием критерия Уилкоксона. Различия считали статистически значимыми при уровне р<0,05. Данные в таблицах приведены в формате: медиана (1-й/3-й квартили).

РЕЗУЛЬТАТЫ И ОБСУЖДЕНИЕ

Определение флуоресцентных маркеров окислительных модификаций белков подтвердило более высокий уровень интенсивности свободнора-дикальных процессов у больных с изученными формами наркопатологии в плазме крови. Так на этапе поступления в стационар и до начала терапевтических мероприятий у больных 2-й группы интенсивность флуоресценции FLOPs была увеличена относительно контрольных цифр на 18-31%, концентрация битирозина - на 20% (таблица 1). Более высокий уровень окислительного стресса выявлен при анализе флуоресцентных продуктов повреждений белков в крови больных 3-й группы. В этом случае содержание FLOPs в плазме крови на 21-53% контрольные цифры, концентрация битирозина была увеличена на 53% относительно контроля.

В процессе лечения наблюдалось снижение анализируемых маркеров окислительного стресса (таблица 1). Наиболее существенное снижение содержания FLOPs в плазме крови больных 2-й группы наблюдалось уже после дезинтоксикаци-онного курса терапии. В этом случае отмечалось снижение содержания продуктов оксидативных модификаций биомолекул до уровня значений соответствующих показателей здоровых волонтеров 1-й группы. Только концентрация битиро-зина оставалась такой же увеличенной, как и на этапе поступления больных в наркологический диспансер. Особенностью данного маркера является сравнительно высокая стабильность, что делает его удобным для лабораторной оценки хронического прооксидантно-антиоксидантного дисбаланса. В крови больных 3-й группы даже после дезинтоксикационного курса терапии оставались увеличенными изученные маркеры окислительного стресса. Так уровень FLOPs на 2-м этапе наблюдения был увеличен на 10-44%, сохранялась увеличенная на 34% относительно контроля концентрация остатков битирозина в плазме крови больных 3-й группы. После про-

Примечание: * - статистически значимые отличия (р<0,05) от соответствующего показателя контрольной группы.

Таблица 1

Изменение уровня маркеров цитолитического синдрома у крыс после ишемически-реперфузионного

повреждения печени и проведения коррекции

Группы, № Этап наблюдения Исследуемые маркеры окислительных повреждений

FLOP320, ед. фл./мл FLOP360, ед. фл./мл FLOP400, ед. фл./мл Битирозин, ед. фл./мл

1(контроль) 1 61,3 (57,4 / 63,5) 118,6 (109,4 / 124,2) 101,6 (96,7 / 103,8) 42,5 (38,4 / 44,6)

2 1 76,0* (74,3 / 82,1) 139,9* (135,2 / 146,8) 132,1* (125,4 / 136,0) 51,0* (48,8 / 54,2)

2 63,4 (60,2 / 66,7) 123,0 (118,4 / 127,0) 106,3 (103,3 / 111,2) 50,3* (45,2 / 53,0)

3 62,0 (58,5 / 64,6) 115,4 (111,4 / 118,3) 105,3 (101,4 / 108,3) 45,5 (42,1 / 47,0)

3 1 85,2* (81,5 / 88,7) 143,0* (133,9 / 147,4) 156,4* (147,5 / 162,0) 65,2* (62,1 / 67,5)

2 74,4* (70,1 / 75,8) 130,5* (126,6 / 133,4) 146,1* (141,8 / 151.4) 56,8* (54,6 / 58,4)

3 65,8* (63,2 / 67,7) 120,4 (113,5 / 124,3) 140,2* (128,4 / 145,5) 46,3 (42,3 / 48,4)

ведения реабилитационных мероприятий в течение 4-6 месяцев и дезинтоксикационного курса терапии в плазме крови больных с опиоидной зависимостью значения флуоресцентных маркеров окислительных модификаций макромолекул находились в пределах контрольных уровней. В тоже время в крови больных с синдромом зависимости от психостимуляторов после реабилитации оставались увеличенными на 38% значения FLOP400.

В качестве косвенных маркеров эндогенной интоксикации рассматривали флуоресцентные показатели конформационного состояния белков, такие как интенсивность собственной флуоресценции ароматических аминокислот (прежде всего остатков триптофана) и флуоресценции зонда 1,8-АНС в белковом окружении. Изменения рассматриваемых показателей могут быть индуцированы рядом факторов, среди которых выделяются окислительные повреждения и изменениями конформации вследствие связывания с низкомолекулярными лигандами - потенциальными субстратами эндотоксико-за. При этом оценка интенсивности флуоресценции триптофанилов показала сниженные на 12-13% значения данного показателя только на этапе поступления больных основных групп для проведения дезинтоксикационного курса лечения (таблица 2). Анализ изменений зондовой флуоресценции позволил получить более цен-

ную информацию практически на каждом этапе наблюдательного исследования. Особенно это было характерно для больных 2-й группы, в плазме которых были выявлены низкие значения интенсивности флуоресценции 1,8-АНС на всех 3-х этапах наблюдения.

Таким образом, в ходе проведенных исследований получены данные свидетельствующие о наличии изменений белков плазмы крови больных с синдромом зависимости от психоактивных веществ. Более выраженные изменения, отражающие оксидативные модификации белков плазмы крови, выявлены в крови больных с патологическим пристрастием к наркотикам группы психостимуляторов, тогда как в крови больных с опиоидной зависимостью выявлены более выраженные изменения конформации белков, индуцированные связыванием с другими лигандами-субстратами эндотоксикоза. Развитие окислительного стресса на фоне наркомании может быть обусловлено рядом факторов: прямое и косвенное действие психоактивных веществ, а также формирование сопутствующей патологии респираторного тракта и сердечно-сосудистой системы. Так потенциально одним из ключевых механизмов индукции окислительного стресса опиоидами является подавление дыхательного центра с гипоксией и реоксигенацией. Психостимуляторы, такие как кокаин, индуцируют образование и накопление активных форм кислорода

Таблица 2

Изменение уровня маркеров цитолитического синдрома у крыс после ишемически-реперфузионного

повреждения печени и проведения коррекции

Этап наблюдения Интенсивность флуоресценции

Группы, № Триптофанилов, ед. фл./мг белка Зонда 1,8-АНС, ед. фл./мг белка

1 (контроль) 1 19,8 (18,9/20,4) 70,6 (65,4/75,4)

1 17,3 (16,5/18,1)* 60,3 (57,6/64,0)*

2 2 19,2 (18,5/19,7) 65,1 (62,5/67,4)*

3 18,8 (18,2/19,4) 63,8 (61,5/66,9)*

1 17,4 (16,6/18,2)* 58,7 (55,2/62,8)*

3 2 19,0 (18,3/19,8) 70,4 (65,5/73,4)

3 19,4 (18,4/20,0) 68,9 (66,8/72,3)

Примечание: * - статистически значимые отличия (р<0,05) от соответствующего показателя контрольной группы.

вследствие стимуляции а- и в -адренорецепторов, а также ферментативного или неферментативного катаболизма катехоламинов [5; 17; 18].

Таким образом, полученные данные указывают на перспективу оценки флуоресцентных маркеров окислительного стресса и эндогенной интоксикации в лабораторном мониторинге нар-копатоологии, а также на наличие некоторых отличий патобиохимии синдрома зависимости от опиоидов и психостимуляторов, обуславливающих дифференцированный подход к анализу этих двух нозологических форм. Сохранение метаболических нарушений даже после проведения 6-ти месячного реабилитационного курса может свидетельствовать о высокой стабильности патобиохимических изменений у больных наркологического профиля или о недостатке медикаментозного компонента терапии после проведения стандартного дезинтоксикацион-ного курса. В этом направлении может быть перспективна антиоксидантная коррекция, что, однако требует проведения отдельного клинического исследования. Тем не менее можно выделить ряд работ, в которых показано эффективное снижение генерации активных форм кислорода и интенсивности окислительного стресса, индуцированного наркотиками, при использовании антиоксидантов [19;20].

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате проведенных исследований подтверждена значительная роль окислительного стресса и эндогенной интоксикации в развитии патобиохимических нарушений у больных с химическими аддиктивными расстройствами. Показано, что оценка данных метаболических изменений может проводиться с использова-

нием флуоресцентных методик определения продуктов окислительных повреждений белков (FLOPs), битирозина, собственной и зондовой флуоресценции белков плазмы крови. На основании сохранения дисбаланса прооксидантно-антиоксидантной системы после реабилитационного курса следует рекомендовать усилить медикаментозную терапию средствами анти-оксидантной направленности действия, а для лабораторного мониторинга использовать определение FLOPs.

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.

Conflict of interest. The authors have no conflict of interests to declare.

Финансирование. Исследование выполнено при финансовой поддержке Кубанского научного фонда в рамках научного проекта № МФИ-20.1/117.

Funding. The research was carried out with the financial support of the Kuban Science Foundation as part of a scientific project No. MFI-20.1/117.

ЛИТЕРАТУРА

1. Compton W. M., Wargo E. M., Volkow N. D. Neuropsychiatry Model of Addiction Simplified. Psychiatr Clin North Am. 2022; 45(3):321-334. doi:10.1016/j.psc.2022.05.001.

2. Olsen Y. What Is Addiction? History, Terminology, and Core Concepts. Med Clin North Am. 2022;106(1):1-12. doi:10.1016/j. mcna.202L08.001.

3. Wang G. S., Hoyte C. Novel Drugs of Abuse. Pediatr Rev. 2019;40(2):71-78. doi: 10.1542/ pir.2018-0050.

4. Gonidi M., Tselenti A., Plerou A. Biomarkers as a Different Approach in Prevention and Treatment

of Drug Addiction (Preliminary Study). Adv Exp Med Biol. 2020;1195:151-154. doi:10.1007/978-3-030-32633-3_20.

5. Graziani M., Sarti P., Arese M., Magnifico M. C., Badiani A., Saso L. Cardiovascular Mitochondrial Dysfunction Induced by Cocaine: Biomarkers and Possible Beneficial Effects of Modulators of Oxidative Stress. Oxid Med Cell Longev. 2017;2017:3034245. doi: 10.1155/2017/3034245.

6. Juchnowicz D., Dzikowski M., Rog J., Waszkiewicz N., Karakula K. H., Zalewska A., Maciejczyk M., Karakula-Juchnowicz H. Pro/ Antioxidant State as a Potential Biomarker of Schizophrenia. J Clin Med. 2021;10(18):4156. doi:10.3390/jcm10184156.

7. Быков И. М., Любченко Д. А., Попов К. А., Денисова Я. Е., Столярова А. Н., Попова М. А. Маркеры окислительного стресса у пациентов с синдромом зависимости от опиоидов и психостимуляторов. Инновационная медицина Кубани. 2020;4(20):20-26. doi:10.35401/2500-0268-2020-20-4-20-26.

8. Bayazit H., Dulgeroglu D., Selek S. Brain-Derived Neurotrophic Factor and Oxidative Stress in Cannabis Dependence. Neuropsychobiology. 2020;79(3):186-190. doi: 10.1159/000504626.

9. Hirsch G. E., Jaskulski M., Hamerski H. M., Porto F. G., da Silva B., Aita C. A. M., Kroker K., de Bem Silveira G., Silveira P. C. L., Santos G. T., Klafke J. Z., Viecili P. R. N. Evaluation of oxidative stress and brain-derived neurotrophic factor levels related to crack-use detoxification. Neurosci Lett. 2018;670: 62-68. doi:10.1016/j.neulet.2018.01.044.

10. Sommerfeld-Klatta K., Lukasik-Gl^bocka M., Zielinska-Psuja B. Oxidative stress and biochemical indicators in blood of patients addicted to alcohol treated for acute ethylene glycol poisoning. Hum Exp Toxicol. 2022;41:9603271211061502. doi: 10.1177/09603271211061502.

11. Козин С. В., Кравцов А. А., Туроверов К. К., Фонин А. В., Чихиржина Е. В., Малыш-ко В.В., Моисеев А.В., Чуркина А.В. Изменение функциональной активности пероксидазы хрена и бычьего сывороточного альбумина в средах с различным изотопным 2Ш1^составом. Биофизика. 2020;65(2):229-236. doi: 10.31857/ S0006302920020039.

12. Kuznetsova I. M., Sulatskaya A. I., Povarova O. I., Turoverov K. K. Reevaluation of ANS binding to human and bovine serum albumins: key role of equilibrium microdialysis in ligand - receptor binding characterization. PLoS ONE. 2012;7(7):e40845. doi: 10.1371/journal.pone.0040845.

13. Huang F., Shen X., Zhang Y., Vuong A. M., Yang S. Postprandial changes of oxidative stress biomarkers in healthy individuals. Front

Nutr. 2022;30(9):1007304. doi: 10.3389/ fnut.2022.1007304.

14. Kehm R., Baldensperger T., Raupbach J., Höhn A. Protein oxidation - Formation mechanisms, detection and relevance as biomarkers in human diseases. Redox Biol. 2021;42: 101901. doi: 10.1016/j.redox.2021.101901.

15. Bykov I. M., Popov K. A., Lubchenko D., Popova M., Filippov F., Stolyarova A., Denisova Y. A., Domenyuk D. A. Markers of endogenous intoxication and oxidative stress in patients with opioid dependence syndrome. Archiv EuroMedica. 2020;10(4):23-25. doi: 10.35630/2199-885X/2020/10/4.4.

16. Krivosova M., Gondas E., Murin R., Dohal M., Ondrejka I., Tonhajzerova I., Hutka P., Ferencova N., Visnovcova Z., Hrtanek I., Mokry J. The Plasma Levels of 3-Hydroxybutyrate, Dityrosine, and Other Markers of Oxidative Stress and Energy Metabolism in Major Depressive Disorder. Diagnostics (Basel). 2022;12(4):813. doi: 10.3390/diagnostics12040813.

17. Andersson D. C., Fauconnier J., Yamada T., Lacampagne A., Zhang S. J., Katz A., Westerblad H. Mitochondrial production of reactive oxygen species contributes to the ß-adrenergic stimulation of mouse cardiomycytes. J Physiol. 2011;589(Pt 7):1791-801. doi: 10.1113/jphysiol.2010.202838.

18. Thornton C., Grad E., Yaka R. The role of mitochondria in cocaine addiction. Biochem J. 2021;478(4):749-764. doi:10.1042/BCJ20200615.

19. Vergeade A., Mulder P., Vendeville-Dehaudt C., Estour F., Fortin D., Ventura-Clapier R., Thuillez C., Monteil C. Mitochondrial impairment contributes to cocaine-induced cardiac dysfunction: prevention by the targeted antioxidant MitoQ. Free Radical Biology & Medicine. 2010;49(5):748-756. doi:10.1016/j.freeradbiomed.2010.05.024.

20. Ooi S. L., Green R., Pak S. C. N-Acetylcysteine for the Treatment of Psychiatric Disorders: A Review of Current Evidence. Biomed Res Int. 2018;2018:2469486. doi: 10.1155/2018/2469486.

REFERENCES

1. Compton W. M., Wargo E. M., Volkow N. D. Neuropsychiatric Model of Addiction Simplified. Psychiatr Clin North Am. 2022; 45(3): 321-334. doi: 10.1016/j.psc.2022.05.001.

2. Olsen Y. What Is Addiction? History, Terminology, and Core Concepts. Med Clin North Am. 2022;106(1):1-12. doi:10.1016/j. mcna.2021.08.001.

3. Wang G.S., Hoyte C. Novel Drugs of Abuse. Pediatr Rev. 2019;40(2):71-78. doi: 10.1542/ pir.2018-0050.

4. Gonidi M., Tselenti A., Plerou A. Biomarkers as a Different Approach in Prevention and Treatment

of Drug Addiction (Preliminary Study). Adv Exp Med Biol. 2020;1195:151-154. doi:10.1007/978-3-030-32633-3_20.

5. Graziani M., Sarti P., Arese M., Magnifico M. C., Badiani A., Saso L. Cardiovascular Mitochondrial Dysfunction Induced by Cocaine: Biomarkers and Possible Beneficial Effects of Modulators of Oxidative Stress. Oxid Med Cell Longev. 2017;2017:3034245. doi: 10.1155/2017/3034245.

6. Juchnowicz D., Dzikowski M., Rog J., Waszkiewicz N., Karakula K. H., Zalewska A., Maciejczyk M., Karakula-Juchnowicz H. Pro/ Antioxidant State as a Potential Biomarker of Schizophrenia. J Clin Med. 2021;10(18):4156. doi:10.3390/jcm10184156.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. Bykov I. M., Lubchenko D. A., Popov K. A., Denisova YA. YE., Stolyarova A. N., Popova M.A. Oxidative stress markers in patients suffering from opioid and psychostimulant dependence syndrome. Innovative medicine of Kuban. 2020;4(20):20-26. doi: 10.35401/2500-0268-2020-20-4-20-26.

8. Bayazit H., Dulgeroglu D., Selek S. Brain-Derived Neurotrophic Factor and Oxidative Stress in Cannabis Dependence. Neuropsychobiology. 2020;79(3):186-190. doi: 10.1159/000504626.

9. Hirsch G. E., Jaskulski M., Hamerski H. M., Porto F. G., da Silva B., Aita C. A. M., Kroker K., de Bem Silveira G., Silveira P. C. L., Santos G. T., Klafke J. Z., Viecili P. R. N. Evaluation of oxidative stress and brain-derived neurotrophic factor levels related to crack-use detoxification. Neurosci Lett. 2018;670:62-68. doi:10.1016/j.neulet.2018.01.044.

10. Sommerfeld-Klatta K., Lukasik-Gl^bocka M., Zielinska-Psuja B. Oxidative stress and biochemical indicators in blood of patients addicted to alcohol treated for acute ethylene glycol poisoning. Hum Exp Toxicol. 2022;41:9603271211061502. doi: 10.1177/09603271211061502.

11. Kozin S. V., Kravtsov A. A., Churkina A. V., Malyshko V. V., Turoverov K. K., Fonin A. V., Chikhirzhina E. V., Moiseev A. V. Changes in the Functional Activity of Horseradish Peroxidase and Bovine Serum Albumin in Media with Different Isotope 2H/1H Compositions. Biophysics. 2020;65(2):195-201. doi:10.1134/ S0006350920020098.

12. Kuznetsova I. M., Sulatskaya A. I., Povarova O. I., Turoverov K. K. Reevaluation of ANS binding

to human and bovine serum albumins: key role of equilibrium microdialysis in ligand - receptor binding characterization. PLoS ONE. 2012;7(7):e40845. doi: 10.1371/journal.pone.0040845.

13. Huang F., Shen X., Zhang Y., Vuong A.M., Yang S. Postprandial changes of oxidative stress biomarkers in healthy individuals. Front Nutr. 2022; 30(9): 1007304. doi: 10.3389/fnut.2022.1007304.

14. Kehm R., Baldensperger T., Raupbach J., Höhn A. Protein oxidation - Formation mechanisms, detection and relevance as biomarkers in human diseases. Redox Biol. 2021;42: 101901. doi: 10.1016/j.redox.2021.101901.

15. Bykov I. M., Popov K. A., Lubchenko D., Popova M., Filippov F., Stolyarova A., Denisova Y. A., Domenyuk D. A. Markers of endogenous intoxication and oxidative stress in patients with opioid dependence syndrome. Archiv EuroMedica. 2020;10(4):23-25. doi: 10.35630/2199-885X/2020/10/4.4.

16. Krivosova M., Gondas E., Murin R., Dohal M., Ondrejka I., Tonhajzerova I., Hutka P., Ferencova N., Visnovcova Z., Hrtanek I., Mokry J. The Plasma Levels of 3-Hydroxybutyrate, Dityrosine, and Other Markers of Oxidative Stress and Energy Metabolism in Major Depressive Disorder. Diagnostics (Basel). 2022;12(4):813. doi: 10.3390/diagnostics12040813.

17. Andersson D. C., Fauconnier J., Yamada T., Lacampagne A., Zhang S. J., Katz A., Westerblad H. Mitochondrial production of reactive oxygen species contributes to the ß-adrenergic stimulation of mouse cardiomycytes. J Physiol. 2011;589(Pt7):1791-801. doi: 10.1113/jphysiol.2010.202838.

18. Thornton C., Grad E., Yaka R. The role of mitochondria in cocaine addiction. Biochem J. 2021;478(4):749-764. doi:10.1042/BCJ20200615.

19. Vergeade A., Mulder P., Vendeville-Dehaudt C., Estour F., Fortin D., Ventura-Clapier R., Thuillez C., Monteil C. Mitochondrial impairment contributes to cocaine-induced cardiac dysfunction: prevention by the targeted antioxidant MitoQ. Free Radical Biology & Medicine. 2010;49(5):748-756. doi:10.1016/j.freeradbiomed.2010.05.024.

20. Ooi S. L., Green R., Pak S. C. N-Acetylcysteine for the Treatment of Psychiatric Disorders: A Review of Current Evidence. Biomed Res Int. 2018;2018:2469486. doi: 10.1155/2018/2469486.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.