Научная статья на тему '«Излюбленные люди» в российской провинции в эпоху прогресса'

«Излюбленные люди» в российской провинции в эпоху прогресса Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
18
1
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
прогресс / наука / общественная жизнь / уральский город / культура / общественный деятель / общественная организация / УОЛЕ / Пермский научно-промышленный музей / «излюбленные люди» / православие / progress / science / social life / Ural city / culture / public figure / public organization / Ural Society of Natural Science Lovers / Perm Scientific and Industrial Museum / “favorite people” / Orthodoxy

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Казакова-Апкаримова Елена Юрьевна

В данной статье анализируются социокультурные проявления прогресса, связанные с оживлением общественной жизни в уральском городе во второй половине ХIХ – начале ХХ века. Автор показывает, что носителями и выразителями прогрессивных идей являлись представители передовой общественности, прежде всего интеллигенции. В сфере гражданской деятельности в российской провинции появлялись научно-просветительские общества, крупнейшим из них на Урале было Уральское общество любителей естествознания (УОЛЕ). Литераторы показывали в своем творчестве тип людей, которым была близка идея добровольного и бескорыстного общественного служения на ниве просвещения и науки, благотворительности («излюбленные люди» в произведениях писателя Д.Н. Мамина-Сибиряка). Автор статьи подчеркивает значение личностного фактора в российской провинции, приводя примеры активной деятельности общественных работников в светских и религиозных общественных организациях.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Казакова-Апкаримова Елена Юрьевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

"FAVORITE PEOPLE" IN THE RUSSIAN PROVINCE IN THE ERA OF PROGRESS

This article analyzes the socio-cultural manifestations of progress associated with the revitalization of public life in the Ural city in the second half of the 19th early 20th century. The author shows that representatives of the advanced public, primarily the intelligentsia, were the carriers and exponents of progressive ideas. Scientific and educational societies appeared in the sphere of civic activities in the Russian provinces, the largest of that in the Urals was the Ural Society of Natural Science Lovers. The writers reconstructed in their work the type of people who were close to the idea of voluntary public service in the field of education and science, charity (“favorite people” in the heritage of the writer D.N. Mamin-Sibiryak). The author of the article emphasizes the importance of the personal factor in the Russian provinces, giving examples of the active work of public workers in secular and religious public organizations.

Текст научной работы на тему ««Излюбленные люди» в российской провинции в эпоху прогресса»

УДК: 94(47)

https://doi.org/10.24412/2226-2296-2022-1-27-32

I

«Излюбленные люди» в российской провинции в эпоху прогресса

Казакова-Апкаримова Е.Ю.

Институт истории и археологии УрО РАН, 620990, Екатеринбург, Россия ORCID: https://orcid.org/0000-0001-7852-3539, E-mail: Apkarimova@mail.ru

Резюме: В данной статье анализируются социокультурные проявления прогресса, связанные с оживлением общественной жизни в уральском городе во второй половине XIX - начале ХХ века. Автор показывает, что носителями и выразителями прогрессивных идей являлись представители передовой общественности, прежде всего интеллигенции. В сфере гражданской деятельности в российской провинции появлялись научно-просветительские общества, крупнейшим из них на Урале было Уральское общество любителей естествознания (УОЛЕ). Литераторы показывали в своем творчестве тип людей, которым была близка идея добровольного и бескорыстного общественного служения на ниве просвещения и науки, благотворительности («излюбленные люди» в произведениях писателя Д.Н. Мамина-Сибиряка). Автор статьи подчеркивает значение личностного фактора в российской провинции, приводя примеры активной деятельности общественных работников в светских и религиозных общественных организациях. Ключевые слова: прогресс, наука, общественная жизнь, уральский город, культура, общественный деятель, общественная организация, УОЛЕ, Пермский научно-промышленный музей, «излюбленные люди», православие.

Для цитирования: Казакова-Апкаримова Е.Ю. «Излюбленные люди» в российской провинции в эпоху прогресса // История и педагогика

естествознания. 2022. № 1. С. 27-32.

D0I:10.24412/2226-229B-2022-1-27-32

"FAVORITE PEOPLE" IN THE RUSSIAN PROVINCE IN THE ERA OF PROGRESS

Elena YU. Kazakova-Apkarimova

Institute of History and Archeology, Ural Branch of the Russian Academy of Sciences, 620990, Yekaterinburg, Russia ORCID: https://orcid.org/0000-0001-7852-3539, E-mail: Apkarimova@mail.ru

Abstract: This article analyzes the socio-cultural manifestations of progress associated with the revitalization of public life in the Ural city in the second half of the 19th - early 20th century. The author shows that representatives of the advanced public, primarily the intelligentsia, were the carriers and exponents of progressive ideas. Scientific and educational societies appeared in the sphere of civic activities in the Russian provinces, the largest of that in the Urals was the Ural Society of Natural Science Lovers. The writers reconstructed in their work the type of people who were close to the idea of voluntary public service in the field of education and science, charity ("favorite people" in the heritage of the writer D.N. Mamin-Sibiryak). The author of the article emphasizes the importance of the personal factor in the Russian provinces, giving examples of the active work of public workers in secular and religious public organizations.

Keywords: progress, science, social life, Ural city, culture, public figure, public organization, Ural Society of Natural Science Lovers, Perm Scientific and Industrial Museum, "favorite people", Orthodoxy.

For citation: Kazakova-Apkarimova E.YU. "FAVORITE PEOPLE" IN THE RUSSIAN PROVINCE IN THE ERA OF PROGRESS. History and Pedagogy

of Natural Science. 2022, no. 1, pp. 27-32.

DOI:10.24412/222B-2296-2022-1-27-32

XIX век был веком научно-технического прогресса, столетием выдающихся научных изобретений и открытий, мимо которых не могли пройти литераторы. Сочувствие и восхищение перед успехами науки и прогрессом в культуре были свойственно, например, А.П. Чехову, который писал в одном из писем А.С. Суворину о веке «электричества и пара»: «Я с детства уверовал в прогресс и не мог не уверовать, так как разница между временем, когда меня драли, и временем, когда перестали драть, была страшная» [1]. Великий художник слова предвидел: «Очень возможно и очень похоже на то, что русские люди опять переживут увлечение естественными науками и опять материалистическое движение будет модным. Естественные науки делают теперь чудеса, и они могут двинуться, как Мамай, на публику и покорить ее своею массою, грандиозностью. Впрочем, все сие в руце Божией. А зафилософствуй - ум вскружится» [1]. Писатель не преувеличивал, о чем свидетельствуют успехи в естествознании на рубеже Х1Х-ХХ веков.

Категория прогресса требовала научного осмысления. Так, в 1912 году социолог Максим Ковалевский сообщал, что осенью в Риме должен был состояться съезд Международного

1 • 2022 История и педагогика естествознания

института социологии, посвященный понятию прогресса и его проявлениям в сфере науки и художественного творчества, в экономическом и политическом «укладах». Научный форум не состоялся по причине эпидемии, а война Италии с Турцией помешали воплощению в жизнь этой идеи и в последующее время. Ученые продолжали готовить доклады и публиковать соответствующие статьи, в частности, сам Ковалевский исследовал политический аспект данного вопроса. Ученый сделал предварительные замечания о взаимообусловленности научно-технического прогресса и экономического развития, важности фактора роста населения. В политико-правовом отношении исследователь находил проявление прогресса в расширении круга лиц, участвующих в политических выборах, писал о возможности личного воздействия на законодательную деятельность народных представителей, росте солидарности, самоопределении коллективных групп посредством участия в ассоциациях и временных или постоянных союзах (например, профессиональных, религиозных, благотворительных, научных, художественных) [2].

Михаил Осоргин видел проявление этих начал и в российской провинции, подчеркивая, что современное ему ис-

Р7

кусство отражало новую ступень прогресса человеческой жизни, отношение к которому было весьма амбивалентным. Писателя в первую очередь интересовала социокультурная сторона прогресса, то, на что позитивная наука была склонна скорее смотреть «как на известную, необходимую по ходу вещей, ненормальность биения пульса общественной жизни» [3]. Очевидец, побывав в родной Перми, подчеркивал развитие и рост общественной жизни в провинции. «Это сразу бросается в глаза приезжему, хорошо знакомому с жизнью города за многие предшествующие года, -- писал знаток и любитель своего края. - Чувство общественности проникает постепенно от центра к периферии, из более интеллигентных слоев в менее культурные уголки, если только, говоря о Перми, можно делать подобные разграничения ее населения по «кварталам» культурности» [3].

Несколько иронизируя, ссылаясь на пример одной наивной француженки, вероятно, приведенной в заблуждение гербом Пермской губернии, М. Осоргин отмечал: «За последние года в «далекой восточной окраине», где, по смутному представлению европейцев, по единственной улице города ходят белые (?) медведи, да еще с книгой на спине, завелись такие новшества, о каких и не мечтали лет 10 тому назад. Учреждаются общества с серьезными целями, читаются публичные лекции, справляются литературные поминки в дни годовщины отошедших в лучший мир русских писателей, смеют мечтать («Мечты, мечты! Где ваша сладость?!») о «народном дворце», стали следить за жизнью своего края, у газет явился новый круг читателей, дважды родился новый частный печатный орган и пр., и пр. В большинстве этих «новшеств» много недоконченности, наивности, подчас курьезов, но, тем не менее, они являются знамением времени и свидетельствуют о прогрессе» [3].

«Певец Урала» Д.Н. Мамин-Сибиряк в историческом очерке Екатеринбурга находил социокультурные проявления прогресса на локальном уровне, связанные с распадом раскольничьих структур, принятием единоверия в середине XIX века: «Мы не думаем приписывать такой крутой поворот исключительным успехам противораскольничьей миссии или деятельности преосвященного Аркадия - нет: причины лежали глубже, и крепкая вековыми устоями, сплоченная масса раскола пошатнулась в самых основаниях благодаря скрытой работе невидимых родников и подземных ключей. Широкая предприимчивость вывела вожаков из прежнего замкнутого состояния, явились новые культурные формы. ...Несомненно, это был прогресс, и, как всякое поступательное движение, он вершился за счет сделанного раньше пути» [4].

Следующий шаг был связан с эпохой реформ, в частности развитием просвещения, например появлением в городе новых женских учебных заведений: «Школьное дело так шагнуло вперед, что уже одно это составляет крупную заслугу земского и городского самоуправления. Среднеу-чебные заведения тоже зажили совершенно новой жизнью, а екатеринбургская женская гимназия и реальное училище прямо могут называться земскими-городскими». «Дополнительной статьей этой плодотворной совместной деятельности, - указывал Мамин-Сибиряк, - явились заботы земства и города о разумной благотворительности, где эти учреждения также пошли рука об руку». Приметами нового времени стало появление целого ряда частных типографий и нескольких частных библиотек.

В 1880-х годах Екатеринбург имел уже три газеты: кроме «Екатеринбургской недели», действовали «Екатеринбургские епархиальные ведомости» и «Деловой корреспондент». Екатеринбургское земство организовало свою статистику по новому типу, что, без сомнения, в недалеком будущем даст богатые и единственные материалы для изу-

чения нашего благословенного Зауралья. Весной 1887 года была произведена однодневная перепись Екатеринбурга. Писатель фиксировал прогрессивные начинания: «Открыт нищенский комитет и предвидится открытие воспитательного дома на средства, пожертвованные купцом С. Петровым. Увеличилось число библиотек, открылось несколько новых типографий; появилась первая литография. Возникли два артистических кружка: музыкальный кружок и общество любителей драматического искусства. Даже организовалось общество охотников, устав которого уже утвержден [4].

В ряду благих начинаний, по убеждению Мамина-Сибиряка, более важное значение имело основанное в начале 70-х годов XIX века Уральское общество любителей естествознания, сгруппировавшее около себя небольшой кружок разрозненных провинциальных научных сил. Писатель подчеркивал, что были попытки основать отделения других обществ, как технического и содействия торговле и промышленности, но эти попытки закончились печально: возникавшие общества так и погибли в непосильной борьбе с равнодушием собственных членов. «Отсюда, - делал вывод современник, - прямое заключение, что Уральское общество любителей естествознания (УОЛЕ), отстоявшее свое существование. заслуживает особенного внимания». В подтверждение своих взглядов Мамин-Сибиряк ссылался на знаменитого географа Э. Роклю, упоминавшего в своем классическом труде «Земля и люди» Уральское общество любителей естествознания, «которое издает интересный сборник, содержащий статьи на русском и даже на французском языке по геологии, зоологии, ботанике и этнографии уральских стран» [4].

Современники не преувеличивали значение УОЛЕ. Достаточно сослаться на мнение специалиста Л.И. Зориной, посвятившей специальное научное исследование данной теме: «1870 год в истории Урала стал не просто отправной точкой в деятельности общества естествоиспытателей. Он явился датой рождения культурного феномена, значимость которого намного переросла рамки истории обычного любительского краеведческого движения. Среди многих десятков подобных обществ, созданных в разных городах России в конце XIX - начале XX века, УОЛЕ выделялось не только самой большой численностью своих рядов, но и размахом научно-исследовательской, собирательской, культурно-просветительской, издательской деятельности». Исследователь приводит убедительную аргументацию, указывая, что Уральское общество любителей естествознания успешно работало на протяжении более полувека, втянув в свои ряды почти 2,5 тыс. человек, создало прекрасный музей и богатую научно-краеведческую библиотеку; 40 томов «Записок» общества дали широкую картину культурной жизни края на протяжении довольно значительного исторического периода [5].

Один из представителей пермской общественности, ссылаясь на народника Лаврова, полагал, что только тот действительно служит прогрессу, кто вкладывает душу для распространения и укрепления цивилизации своего времени, занимаясь культурно-просветительской и благотворительной деятельностью [6]. На Урале действительно были люди, беззаветно преданные делу благотворительности и культуры в самом широком смысле.

Так, «дедушкой пермского прогресса» называли врача П.Н. Серебренникова, «светлой души человека-гражданина», созидателя начал общественности, «человека с молоточком в руках», «общественного деятеля в самом широком и благородном смысле этого слова». Современники свидетельствовали, что на протяжении нескольких десятилетий «в Перми не возникло ни одного общественного дела, ни одной общественной организации, преследующей те или

История и педагогика естествознания 1 ■ 2022

иные цели культуры и прогресса», в которых бы Павел Николаевич «не являлся бы инициатором или самым деятельным сотрудником». Особенно высоко оценили пермяки его труды в обществе «Народный дом» и Пермском научном музее. Павел Николаевич, избранный в 1899 году председателем совета музея, вместе с единомышленниками работал не покладая рук. Музей начал привлекать к себе интеллигентные элементы пермского общества, сделался «народным учреждением». «Огромное» значение личной деятельности Серебренникова как разумного и сердечного, идейного руководителя дало свои позитивные плоды [6].

Показательно, что П.Н. Серебренникова интересовали самые передовые идеи своего времени, о чем свидетельствовала, например, его речь 5 января 1901 года «О научных заветах XIX века XX» [7]. Своими научными знаниями по анатомии врач охотно делился с пермской общественностью. Так, в 1901 году врач прочитал 14 лекций по анатомии для посетителей Пермского научно-промышленного музея. Для учителей был полезен его доклад на тему: «Летние детские колонии», прочитанный 6 мая 1901 года на Курьинской летней даче в летней колонии Богородицкого попечительства, а также лекции по школьной гигиене, озвученные им в июле того же 1901 года [7].

П.Н. Серебренников, будучи председателем Богородицкого попечительства, был частым лектором в Богородиц-ской школе во время воскресных чтений, там же проводил популярные гигиенические беседы о вреде алкоголизма, занимался устройством культурных развлечений для народа. Для этой и других воскресных школ Серебренников устраивал беседы по гигиене, находил время для лекций по гигиене и для Пермских бесплатных вечерних классов для рабочих, а также преподавал гигиену в Надеждинской общине сестер милосердия Российского общества Красного Креста. Неутомимый общественный работник выполнял обязанности попечителя училища слепых, оказывал помощь Пермскому дамскому попечительству о бедных, являлся бесплатным врачом Пермского общества печатников. Известно, что П.Н. Серебренников был не только исполнителем, а некоторое время и руководителем, а в дальнейшем - почетным членом Пермского музыкального кружка, помогая его работе путем устройства благотворительных концертов и вечеров [8].

Свои активисты были и в УОЛЕ. Писатель Д.Н. Мамин-Сибиряк, избранный действительным членом УОЛЕ за свои заслуги в краеведении, этнографии и археологии, считал своим долгом заметить, что «как учреждение этого общества, так и дальнейшее его существование было обязано главным образом неиссякаемой энергии его секретаря О.Е. Клера, который вложил в это дело всю свою душу». Мамин-Сибиряк выделял и других деятелей: «видное место занимал наш уральский ученый Н.К. Чупин, посвятивший всю свою жизнь изучению Урала, а потом молодой ученый-археолог М.В. Малахов, который являлся как бы созданием общества» [4].

Именно в Екатеринбурге в 1887 году состоялась знаменитая Сибирско-Уральская научно-промышленная выставка. Ее организовали члены Уральского общества любителей естествознания при помощи губернских и городских властей. Благодаря этому научно-промышленному смотру в экспозиционных залах была наглядно представлена обширная картина развития промышленности, науки и культуры края. Сибирско-Уральская выставка привлекла около 4 тыс. экспонентов из 32 губерний Российской империи и 6 иностранных государств; ее посетили около 80 тыс. зрителей, что более чем в два раза превышало численность жителей Екатеринбурга. В ходе подготовки выставки гласный городской думы и член УОЛЕ Г.Г. Казанцев подчеркивал,

1 • 2022 История и педагогика естествознания

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ИСТОРИЯ НАУКИ И ТЕХНИКИ Г, щ " Г

что для города выставка будет полезна, «так как привлечет значительное число посетителей, а самый город, не имея высшего учебного заведения, устроит музей, который будет иметь поэтому громадное значение» [9].

Современный исследователь С.А. Корепанова отмечает, что «новым в организации мероприятия было участие иностранцев, в основном ученых из Англии, Германии, Италии, Франции, Швеции, США. А 30 июля 1887 года для ознакомления с выставкой Екатеринбург посетила японская миссия» [9]. Об этом писала газета «Екатеринбургская неделя»: «Не имея времени на местах познакомиться со всеми производствами богатого Урала, японские путешественники весьма довольны тем обстоятельством, что екатеринбургская выставка вполне дает им точное, хотя и в миниатюре, понятие о развитии горнозаводской промышленности и о природных богатствах знаменитого на весь мир Урала» [9].

Д.Н. Мамин-Сибиряк подчеркивал историческое значение проведения Сибирско-Уральской научно-промышленной выставки 1887 года, представлявшей «в высшей степени знаменательное явление, как первая в таких больших размерах выставка, возникшая по почину маленького провинциального ученого общества и, наконец, как выставка, осуществившаяся сравнительно на ничтожные сродства». Писатель ссылался на мнение авторитетного и компетентного современника профессора Московского университета Д.Н. Анучина, посвятившего специальную статью Сибир-ско-Уральской выставке: «Подводя итоги, мы не должны забывать, что выставка была задумана и устроена бедным средствами и силами «Общества любителей», которому приходилось бороться со многими неблагоприятными условиями для ее осуществления; что это был первый опыт подобного рода за Уралом, опыт сравнительно грандиозный и который по самой обширности своего плана не мог не обойтись без недостатков и пробелов; что задача выставки содействовать ознакомлению русского общества с Уралом и Сибирью и созданию в Екатеринбурге настоящего научно-промышленного музея была задачей прекрасной и своевременной; что, наконец, это было одно из первых общественных предприятий, внесших жизнь и движение в Приуралье, соединив различные сословия и классы общества в работе для общей цели, заставившие оглянуться на себя и оценить свое хорошее и свое дурное, свои богатства и свою бедность. Приняв все это во внимание, нельзя не поблагодарить «Общество любителей» за его смелый почин и за его удачный опыт. Уральское общество может смело сказать: мы сделали, что могли» [4].

Проведение выставки состоялось благодаря труду таких подвижников и энтузиастов, как П.М. Вологодский. Известно, что это был преподаватель-словесник из уездного женского училища [5]. Л.И. Зорина указывает на его вклад в энтомологическую коллекцию музея УОЛЕ [5]. Исследователь подчеркнула, что с необходимостью начать этнографические исследования на Урале УОЛЕ столкнулось уже в первый год своего существования. Именно П.М. Вологодскому на общем собрании 15 ноября 1871 года было поручено составить программу этнографических исследований. Подготовив вскоре такую программу, Павел Михайлович докладывал УОЛЕ: «Уральский край, несмотря на множество произведенных относительно его исследований, представляет, по своей обширности и богатой и разнообразной природе, богатую почву для этнографии и статистики». В журнале общества была опубликована его «Объяснительная записка к «Программе антропологии, этнографии и статистики». П.М. Вологодский одним из первых представил в УОЛЕ материалы по уральскому фольклору - «Две старинные песни, записанные со слов 60-летней крестьянки Полевского заво-

да Афанасьи Ушаковой в 1871 году». Они были напечатаны в журнале общества в 1874 году [5]. УОЛЕ некоторое время пользовалось этнографической картой Пермской губернии, составленной П.М. Вологодским [5].

Просматривая протоколы заседаний комиссии по вопросу устройства выставки в Екатеринбурге за 1884 год, можно видеть, что в числе прочих регулярно присутствовал действительный член УОЛЕ П.М. Вологодский. Вологодский участвовал «в прениях по поводу формирования гаранти-ровочного фонда» выставки [5]. Его активно привлекали, когда требовался скрупулезный подготовительный труд. Так, когда на заседании анализировался доставленный И.И. Симановым список промышленных фирм, способных экспонировать изделия на выставке, куда попали фирмы, облагаемые земским сбором, Вологодский заявил, что список можно пополнить, если обратиться к служащим, имеющим статистику, что ему и поручили [10]. На заседании 4 августа 1884 года Вологодскому поручено было заниматься подготовкой программы выставки по этнографическому отделу [10].

На другом заседании, 11 августа 1884 года, члены комиссии П.М. Вологодский, Н.А. Русских и Х.Я. Таль представили проект устава выставки [10]. В проекте устава Сибир-ско-Уральской научно-промышленной выставки Уральского общества любителей естествознания в Екатеринбурге в 1886 году формулировалась цель проведения данного мероприятия: «Для ознакомления публики с результатами научных исследований, с продуктами промышленности Сибири и Урала и с произведениями прочих частей России и заграницы, ввозимыми в пределы Сибири и ею потребляемыми, и для расширения музея Уральского общества любителей естествознания в Екатеринбурге устраивается в летнее время 1886 года Сибирско-Уральская промышленная выставка» [10]. 21 октября 1884 года происходило знакомство членов УОЛЕ с проектом устава, решено было: одобрить без изменений и представить на утверждение правительства, выразить комиссии, трудившейся над его составлением, искреннюю признательность Общества и поручить ей дальнейшую разработку вопросов, касающихся устройства предполагаемой выставки [10].

В дальнейшем немало полезных начинаний в ходе подготовки выставки было инициировано такими людьми, как П.М .Вологодский. Так, по поводу заявления П.М. Вологодского, Д.И. Лобанова и Н.А. Русских о «холоде и сырости, какие испытываются в помещении естественно-исторического отдела выставки и не только препятствуют занятиям в этом помещении, но и причиняют порчу шкафов и витрин, не говоря уже о коллекциях» было решено: просить архитектора Козлова распорядиться установить в этом помещении малаховскую или чугунную печь для устранения указанных неудобств [11].

Д.Н. Мамин-Сибиряк называл таких людей, как Вологодский, «излюбленными людьми». Доктор филологических наук И.А. Дергачев, одним из первых исследовавший цикл произведений писателя, посвященных им, писал, что данный тип людей, которые были на Урале в 80-90-е годы XIX века, был необходим в те периоды, когда бюрократическое управление должно смениться демократическим народовластием [12]. Филолог реконструирует этот тип человека интеллектуальной отданности обществу, активной жизненной позиции, наделенного чувством ответственности, связанного с бескорыстием: «.тот, кто трудится, побуждаемый зовом, велением, порывом своей души и благородным чувством общности с другими, не ищет награды ни в чем, кроме самого дела» [12].

Исследователь утверждает, что прототипом Аристарха Иваныча в произведении «Великий человек на малые

дела» был активный член УОЛЕ П.М. Вологодский, вложивший много труда в подготовку Сибирско-Уральской научно-промышленной выставки [12]. Действительно, если ближе познакомиться с деятельностью Вологодского, то в нем легко найти сходство с Аристархом Иванычем. Данный литературный персонаж также предстает человеком, которого любили привлекать к благим начинаниям, где требовался «даровой труд», «на него взваливали сначала подготовительную работу, потом исполнение и, наконец, ликвидацию».

Данный тип деятеля противопоставляется другому -«кто вздумал благое начинание и кто погреет около него руки тем или другим путем». Писатель показывает тип исполнителя, собирающего пожертвования, составителя проектов нового устава, человека, ведущего бухгалтерию, наконец, человека, владеющего словом и готового написать корреспонденцию о благом начинании [12]. Писатель называет его неисправимым идеалистом, считающим себя реалистом [12]. Тип «великого человека на малые дела», исполнителя Аристарха Иваныча, на голову которого были свалены промахи и неудачи по итогам проведения выставки, противопоставляется тем деятелям, которым были благосклонно розданы «маленькие достоинства и успехи» [12].

Наконец, не менее интересны мысли самого писателя по поводу науки в провинции. Д.Н. Мамин-Сибиряк через размышления Аристарха Иваныча проводит мысль, что «кустарная наука» делает «ценный вклад в настоящую науку», тогда как в столицах на провинциальных исследователей порой смотрят свысока [12]. Неумение ценить труд провинциалов возмущало писателя. Дистанция между провинциальной наукой и столичной показана им сквозь призму личных взаимоотношений: «Излюбленный провинциальный человек невзлюбил сразу важничавшего ученого» [12]. Автор «Излюбленных людей» устами своего персонажа показывает, что провинция имела свой голос: «Не надо нам вашего столичного ума - будем жить по-своему, и конец тому делу» [12].

В другом произведении Мамина-Сибиряка «Наш многоуважаемый.», по убеждению Дергачева, речь идет о литературных персонажах, прототипами которых стали пермские археологи-любители, оставившие яркий след в истории Прикамья (А.Е. и А.А. Теплоуховы, Н.Н. Новокрещенных). Писатель показал размах работы провинциальных ученых и двойственное отношение к ним столичных специалистов, с одной стороны, величавших периферийных коллег «наш многоуважаемый.», а с другой - обирающих их коллекции. Писатель подчеркнул родовой интерес семьи к археологии [12].

К знаменитому роду Теплоуховых принадлежал и Ф.А. Теплоухов, первый почетный член Пермского научно-промышленного музея. Будучи сыном «патриарха лесоводства в России» [13], исследователь продолжал эту линию научной работы. Интерес к окружающей природе проявился у него с самого детства. Особенно в ту пору он увлекался птицами, насекомыми и растениями. Выпускник Пермской гимназии продолжил обучение в Тарантской королевской лесной академии (в Саксонии).

Благодаря профессору ботаники доктору Генриху Мори-цу Вилькому он пристрастился к ботанике. В честь своего учителя Теплоухов назвал фиалку, открытую им в окрестностях села Ильинского. Он путешествовал по Европе, изучая лесное хозяйство в европейских странах. В дальнейшем продолжил учебу в Петровско-Разумовской лесной и сельскохозяйственной академии в Москве. В то время занимался исследованием климата и флоры Алтая. С учетом итоговых экзаменов и золотой медали за сочинение, посвященное короедам в лесах средней полосы России, Теплоухов был выпущен из академии со званием кандидата лесоводства.

История и педагогика естествознания 1 ■ 2022

В последующее время он трудился лесничим в Пермском имении Строгановых, продолжив дело отца, А.Е. Те-плоухова. Уделил внимание лесоустроительным работам и подготовке квалифицированной лесной стражи, устроив в селе Ильинском специальную лесную школу. Привлекая к делу молодежь, Теплоухов занялся искусственным лесоразведением в Пермском крае, где беспорядочные лесозаготовки на протяжении десятилетий значительно нарушили естественный баланс. В начале 1880-х годов осуществлялись посадки хвойных деревьев в Билимбаевском и Очер-ском округах.

Деятельность Ф.А. Теплоухова не осталась незамеченной. Министр земледелия и государственных имуществ А.С. Ермолов при посещении Урала в 1895 году заметил успехи искусного лесовода, а в следующем году лесное хозяйство Пермского имения графа Строганова, представленное на Всероссийской художественно-промышленной выставке, удостоилось высшей награды - золотой медали [14].

Охрана лесов стала делом всей жизни Теплоухова. Речь идет и об охране от самовольных порубок, пожаров, насекомых. И.Г. Остроумов, исследователь биографии Ф.А. Теплоухова, подчеркивал: «Его дарования и горячая любовь к природе и к лесу в особенности создали в лице Ф.А. Теплоухова выдающегося лесовода, которым Урал может справедливо гордиться» [14]. Теплоухов был известным специалистам по ивам, исследуя соприкосновение сибирских и европейских видов на Урале. Результаты исследований были частично показаны им в научных публикациях.

Как пишет о нем современник, «по специальности натуралист, по профессии лесовод» Ф.А. Теплоухов, бережно храня отцовские коллекции, в частности археологическую, в дальнейшем продолжил собирание древностей и стал известным археологом [14]. Сын пополнил коллекцию отца, сотрудничая с лесничими (например, И.Я. Кривощековым), с народными учителями, с торговцами и промышленниками, а также путем раскопок. Научной систематизации и обработке коллекции ученый посвятил цикл статей. Занимался популяризацией своих научных результатов, например в 1894 году на археологической выставке в Перми прочитал лекцию, посвященную «пермской чуди» [14].

Немало сделал Теплоухов для приобщения населения Пермского края к сохранению древностей. Во введении к одной из своих публикаций каталога древностей пермской чуди ученый вспоминал то время, когда в Пермской губернии, как и в других местностях, публика в большинстве своем смотрела на предметы доисторической культуры исключительно как на курьезные вещи, и если они не представляли ценности по своему материалу, она не придавала им никакого значения. Радовался, что эти времена прошли.

ИСТОРИЯ НАУКИ И ТЕХНИКИ Ml щ ® Г

Исследователь указывал на тот факт, что благодаря усилившемуся со временем интересу к изучению древностей не только более интеллигентные слои публики, но и многие земледельцы стали смотреть на свои находки иначе. Теперь их дарили в музеи, так пополнялся и Пермский научно-промышленный музей [15].

Российские и заграничные научные ассоциации, признавая несомненные заслуги Ф.А. Теплоухова на ниве науки, избирали его своим действительным членом: Лесное общество в Санкт-Петербурге, Императорское общество испытателей природы при Московском университете, Общество естествоиспытателей в Казани, Археологическое общество в Москве, Финляндское общество археологии, Финно-угорское общество в Гельсингфорсе, Пермский статистический комитет. Русский ученый поддерживал научные контакты с иностранными специалистами. Ф.А. Теплоухов был почетным членом УОЛЕ и Пермского научно-промышленного музея. Немало полезного сделал он для своего края, будучи гласным губернского и уездного земств [14].

Благодаря роду Теплоуховых село Ильинское Пермского уезда, где находилось Главное управление пермскими имениями графа Строганова, стало культурным уголком в российской провинции. Здесь Ф.А. Теплоухов принимал экскурсантов, знакомил со своими коллекциями и природой, читал лекции [14].

В заключение важно подчеркнуть, что во второй половине XIX - начале XX века современники фиксировали социокультурные проявления прогресса, связанные с оживлением общественной жизни в уральском городе, с возрастанием интереса к естествознанию и историческому прошлому. Носителями и выразителями прогрессивных идей являлись представители передовой общественности, прежде всего интеллигенции. В сфере гражданской деятельности на Урале в рассматриваемое время появлялись научно-просветительские общества и организации. Крупнейшим из них на Урале было Уральское общество любителей естествознания (УОЛЕ) с богатым музеем и значительной библиотекой. В Перми успешно функционировал научно-промышленный музей.

Литераторы показывали в своем творчестве тип людей, которым была близка идея добровольного и бескорыстного общественного служения на ниве просвещения и науки, благотворительности («излюбленные люди» в произведениях писателя Д.Н. Мамина-Сибиряка). Исторические источники свидетельствуют, что значение личностного фактора в российской провинции трудно переоценить, что подтверждают яркие примеры активной деятельности общественных работников в светских и религиозных общественных организациях Урала на благо любимого края.

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

I. Чехов А.П. Письмо А.С. Суворину (27 марта 1894 г. Ялта // Чехов А.П. Полн. собр. соч. и писем: в. 30 т. Письма: в 12 т. Т. 5. Письма (март 1892-1894). М.: Наука, 1977. С. 283-284. Ковалевский М. Прогресс // Вестник Европы, 1912. Т. 47. С. 225-260. Осоргин М. Московские письма. Пермь: Изд-во Перм. ун-та, 2003. 208 с.

Мамин-Сибиряк Д.Н. Город Екатеринбург // Очерки истории Урала. Екатеринбург, 1996. Вып. 1. С. 40-41, 48-50, 53. Зорина Л.И. Уральское общество любителей естествознания. 1870-1929. Из истории науки и культуры Урала / Уч. зап. Свердловского областного краеведческого музея. Екатеринбург: Банк Культурной Информации, 1996. Т. 1. 208 с. Краткий отчет Пермского научно-промышленного музея за 1916 год. Пермь, 1917. С. 19-20.

Отчет Пермского научно-промышленного музея за 1901 год в связи с кратким очерком одиннадцатилетней (1890-1900) деятельности Пермской Комиссии Уральского общества любителей естествознания. Пермь, 1902. С. 71-77. Отчет Пермского научно-промышленного музея за 1902 год. Пермь, 1903. С. 48-60.

Корепанова С.А. У истоков традиции. К 120-летию Сибирско-Уральской научно-промышленной выставки // Вестник Урал. отд. РАН, 2007. № 3 (21). С. 3, 7.

10. Записки Уральского общества любителей естествознания. Екатеринбург, 1885. Т. VIII. Вып. 1. С. 14-51.

II. Записки Уральского общества любителей естествознания. Екатеринбург, 1887. Т. 10. Вып. 2. С. 129. 12.Мамин-Сибиряк Д.Н. Именинник. Пермь: Пермское книжное изд-во, 1989. 319 с.

13.Оборин В.А. Теплоухов Александр Ефимович. URL: https://e.gorkilib.ru/taxonomy/term/2605 (дата обращения 09.01.2022). 14.Отчет Пермского музея за 1904 год. Пермь / Пермский научно-промышленный музей, 1905. 66 с.

15.Древности пермской чуди, принадлежащие Пермскому научно-промышленному музею / Сост. почетный член музея Ф.А. Теплоухов // Материалы по изучению Пермского края. Пермь / Пермский научно-промышленный музей, 1905. Вып. II. С. 219-221.

1 •2022

История и педагогика естествознания

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

И

REFERENCES

1. Chekhov A.P. Pis'mo A.S. Suvorinu (27 marta 1894 g. Yalta Chekhov A.P. Poln. sobr. soch. i pisem: v. 301. Pis'ma: v 12 t. T. 5. Pis'ma (mart 1892-1894) [Letter from A.S. Suvorin (March 27, 1894, Yalta. Chekhov A.P. Complete collection of works and letters: in 30 volumes. Letters: in 12 volumes. Vol. 5. Letters (March 1892 - 1894)]. Moscow, Nauka Publ., 1977. pp. 283-284. Kovalevskiy M. Progress. Vestnik Yevropy, 1912, vol. 47, pp. 225-260 (In Russian). Osorgin M. Moskovskiye pis'ma [Moscow letters]. Perm, Perm. un-ta Publ., 2003. 208 p.

Mamin-Sibiryak D.N. City of Yekaterinburg. Ocherkiistorii Urala. Yekaterinburg, 1996, no. 1, pp. 40-41, 48-50, 53 (In Russian). Zorina L.I. Ural'skoye obshchestvo lyubiteley yestestvoznaniya. 1870-1929. Iz istorii nauki ikul'tury Urala. Uchenyye zapiski Sverdlovskogo oblastnogo krayevedcheskogo muzeya [Ural Society of Natural Science Lovers. 1870-1929. From the history of science and culture of the Urals. Scientific notes of the Sverdlovsk Regional Museum of Local Lore]. Yekaterinburg, Bank Kul'turnoy Informatsii Publ., 1996. 208 p. Kratkiy otchet Permskogo nauchno-promyshlennogo muzeya za 1916 god [Brief report of the Perm Scientific and Industrial Museum for 1916]. Perm, 1917. pp. 19-20.

Otchet Permskogo nauchno-promyshlennogo muzeya za 1901 god v svyazi s kratkim ocherkom odinnadtsatiletney (1890-1900) deyatel'nosti Permskoy Komissii Ural'skogo obshchestva lyubiteley yestestvoznaniya [Report of the Perm Scientific and Industrial Museum for 1901 in connection with a brief outline of the eleven-year (1890-1900) activity of the Perm Commission of the Ural Society of Natural Science Lovers]. Perm, 1902. pp. 71-77.

Otchet Permskogo nauchno-promyshlennogo muzeya za 1902 god [Report of the Perm Scientific and Industrial Museum for 1902]. Perm, 1903. pp. 48-60.

Korepanova S.A. At the origins of tradition. To the 120th anniversary of the Siberian-Ural Scientific and Industrial Exhibition. Vestnik Ural'skogo otdeleniya RAN, 2007, no. 3 (21), pp. 3, 7 (In Russian).

Zapiski Ural'skogo obshchestva lyubiteley yestestvoznaniya, 1885, vol. VIII, no. 1, pp. 14-51 (In Russian). Zapiski Ural'skogo obshchestva lyubiteley yestestvoznaniya, 1887, vol. 10, no. 2, p. 129 (In Russian). Mamin-Sibiryak D.N. Imeninnik [Birthday boy]. Perm, Permskoye knizhnoye Publ., 1989. 319 p.

Oborin V.A. TeploukhovAleksandr Yefimovich (Teploukhov Alexander Efimovich) Available at: https://e.gorkilib.ru/taxonomy/term/2605 (accessed 09 January 2022).

Otchet Permskogo muzeya za 1904 god [Report of the Perm Museum for 1904]. Perm, Permskiy nauchno-promyshlennyy muzey Publ., 1905. 66 p.

Drevnosti permskoy chudi, prinadlezhashchiye Permskomu nauchno-promyshlennomu muzeyu [Antiquities of the Perm Chud belonging to the Perm Scientific and Industrial Museum]. Trudypo izucheniyu Permskogo kraya [Proc. of the study of the Perm region]. Perm, 1905, pp. 219-221.

ИНФОРМАЦИЯ ОБ АВТОРАХ / INFORMATION ABOUT THE AUTHORS

Казакова-Апкаримова Елена Юрьевна, д.и.н., доцент, в.н.с., истории и археологии УрО РАН.

Институт Elena YU. Kazakova-Apkarimova, Dr. Sci. (Hist.), Assoc. Prof., Leading

Researcher, Institute of History and Archeology, Ural Branch of the Russian Academy of Sciences.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.