Научная статья на тему 'Из истории становления народного образования в Туркестане (конец ХIХ – начало ХХ века)'

Из истории становления народного образования в Туркестане (конец ХIХ – начало ХХ века) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
2359
223
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
таълим / янги усул мактаби / диний / мустамлака ҳудуд / манфаатлар / хорижий / муносабат / жараён / ғоя / образование / обучение / новометодники / мактабы / просветите- ли / реформирование / коренные / религиозные / образованность

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Джураев Д. У.

Мақолада XIX аср охири XX аср бошларида Туркистондаги ижтимоий-сиёсий вазият ҳамда унинг ўша вақтдаги таълим тизими билан боғлиқ жиҳатлари, Туркистон халқ таълимининг ташкил этилиши тарихига оид манбалар таҳлили келтирилган.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ТУРКИСТОНДА ХАЛҚ ТАЪЛИМИНИНГ ТАШКИЛ ЭТИЛИШИ ТАРИХИ (ХIХ АСР ОХИРИ – ХХ АСР БОШЛАРИ)

В статье проанализированы социально-политическая ситуация в Туркистане в конце ХIХ и начале ХХ веков, её особенности, связанные с системой образования того периода, а также сведения по истории организации народного образования Туркистана.

Текст научной работы на тему «Из истории становления народного образования в Туркестане (конец ХIХ – начало ХХ века)»

Джураев Д.У.,

старший научный сотрудник-соискатель Научно-исследовательского института педагогических наук Узбекистана имени Т.Н.Кары Ниязи, кандидат педагогических наук

ИЗ ИСТОРИИ СТАНОВЛЕНИЯ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ТУРКЕСТАНЕ (КОНЕЦ XIX -НАЧАЛО XX ВЕКА)

ДЖУРАЕВ Д.У. ТУРКИСТОНДА ХАЛК, ТАЪЛИМИНИНГ ТАШКИЛ ЭТИЛИШИ ТАРИХИ (XIX АСР ОХИРИ - ХХ АСР БОШЛАРИ)

Маколада XIX аср охири - XX аср бошларида Туркистондаги ижтимоий-сиёсий вазият хамда унинг уша вактдаги таълим тизими билан боFлик жихатлари, Туркистон халк таълимининг таш-кил этилиши тарихига оид манбалар тахлили келтирилган.

Таянч суз ва тушунчалар: таълим, янги усул мактаби, диний, мустамлака худуд, манфаатлар, хорижий, муносабат, жараён, Fоя.

ДЖУРАЕВ Д.У. ИЗ ИСТОРИИ СТАНОВЛЕНИЯ НАРОДНОГО ОБРАЗОВАНИЯ В ТУРКЕСТАНЕ (КОНЕЦ Х1Х - НАЧАЛО ХХ ВЕКА)

В статье проанализированы социально-политическая ситуация в Туркистане в конце XIX и начале XX веков, её особенности, связанные с системой образования того периода, а также сведения по истории организации народного образования Туркистана.

Ключевые слова и понятия: образование, обучение, новометодники, мактабы, просветители, реформирование, коренные, религиозные, образованность.

ДЖУРАЕВ Д.У. THE HISTORY OF ORGANIZING PEOPLE EDUCATION IN TURKESTAN (END 19TH - EARLY 20TH CENTURIES)

In article are analysed a socio-political situation in Turkistan at the end of XIX and the beginning of the XX centuries, her features connected with an education system of that period, and also the data on history of the organization of national education of Turkistan.

Keywords: public education, education system, new method, school reform, colonialists, indigenous people, education of the population, the needs of the time.

Реализация задач, стоящих перед современным образованием, требует эффективной, гибкой, модульной системы обучения и воспитания, опирающегося на наиболее передовые технологии и средства обучения.

Переход к внедрению личностно-ориенти-рованного обучения и воспитания, создание педагогических условий активизации профессионального развития и саморазвития педагога, повышение эффективного управления учебным процессом на основе новых информационных технологий является одним из путей решения существующих проблем в системе непрерывного образования.

Реализация целенаправленной политики в области образования как приоритетного направления социально-экономического и духовно-культурного развития общества логически привела к принятию Национальной модели и программы по подготовке кадров. Данная модель устанавливает и требует решения указанной проблемы на системном уровне, во взаимодействии и одновременной ответственности всех субъектов управления в достижении необходимого качества образования - от государства и общества до педагога и учаще-гося1.

Вполне естественно, что каждое государство должно быть заинтересовано в развитии образования, придании этой сфере приоритетной государственной значимости. Стратегия создания и развития целостной системы подготовки кадров в Республике Узбекистан предусматривает обеспечение потребности общества и государства в квалифицированных конкурентоспособных специалистах. Указанная стратегия строится на основе системно-структурного подхода и реализуется посредством основополагающих принципов, главных направлений и условий, которые способствуют построению и эффективному функционированию Национальной модели подготовки кадров.

Но современное образование становится все более сложной системой, ему приходится функционировать в динамично изменяющемся мире, предъявляющем к нему возрастающие требования. При этом не надо забывать исто-

1 Курбанов Ш., Сейтхалилов Э. Управление качеством образования. - Т.: «Шарк», 2004. -С. 9.

рический опыт становления педагогического образования. Из истории известно, что колонизаторы, завоеватели всех времен всячески использовали систему образования населения своей колонии в ходе пропаганды государственной колонизаторской политики, потому что образование является неразрывной составной частью любого общества, показателем его культуры и основой прогресса. В качестве связущего звена оно обеспечивает единство и преемственность социального опыта, духовно-нравственных и культурных традиций, прогрессивное развитие общества в направлении интересов государства.

Государство, где образование почётно, статусно и имеет передовые научные позиции, становится независимым и прогрессивным во всех отношениях2.

Изучая историю педагогики нашей страны можно сделать вывод, что если образование в XIX - ХХ веках в Туркестане строилось по принципу «образование на всю жизнь», то сегодня мы говорим об утверждении образования как образа жизни человека в соответствии с его индивидуальными и личностными особенностями и с учетом требований современного общества к качеству человеческого капитала. Это означает, что не только студенты, но и преподаватели должны, прежде всего, научиться учиться. В этой связи актуальной становится подготовка не просто педагога, а учителя, являющегося для учащихся проводником в мире знаний.

Как показывает история, во второй половине Х1Х века среди народов, находившихся под влиянием ислама, началось движение за реформу традиционных мусульманских школ. В царской России в конце Х1Х века движение за реформу мусульманских школ проявилось среди тюркоязычных народов Крыма, Поволжья, Азербайджана и Туркестана. Эта потребность была необходима, прежде всего, тем, что содержание обучения в этих школах уже не от-

2 Цой М.Н., Джураев Р.Х. Современные технологии совершенствования обучения, - Т.: «Сано стандарт», 2010. -С. 9.

вечало требованиям нового времени, потребностям капиталистического общества. Один из основоположников реформированных макта-бов Махмудходжа Бехбудий, понимавший насколько Туркестан отстал в своем развитии, с завистью пишет об университете и высших учебных заведениях Бейрута, где преподаются немецкий, французский, английский языки, где работают преподаватели французы и англичане, есть химические лаборатории, а в медицинских «дар-уль-фунунах» - операционные. «Здесь учится молодежь из всех стран мира, кроме Туркестана», - восклицает с горечью Бехбудий. Его поражают библиотеки, их содержимое, большое количество журналов и га-зет1.

Религия имеет строго нормативный характер, ей присущ догматизм. Поэтому религиозные требования рано или поздно вступают в противоречие с непрерывным развитием свободомыслия (свобода и свободомыслие допускаются лишь в той степени, как позволяет религия). Когда в Туркестане свободомыслие (под ним мы подразумеваем, прежде всего, творческое, плодотворное мышление) исчерпало возможности развития, предоставленные ему исламом, в художественном и научном мышлении общества начался застой, традиционализм взял верх. Строгая нормативность ислама также предопределила стабильность и застой обычаев и традиций2.

Отмечается и влияние революции 19051907 годов на развитие народного образования у коренного населения Туркестана. Потребность в реальных знаниях и в реформе крайне устарелых старометодных мактабов стало чувствоваться, особенно под влиянием данной революции, широкими кругами. С 1905 года быстро растёт сеть школ, открываемых учителями-новометодниками в противовес старометодным мактабам. Росло число учителей новометодников из коренного населения Средней Азии и вместе с тем точнее определялась идея обучения на родном языке.

Известно, что с популярностью открывания новометодных школ, различные политические и религиозные течения стали искать свои вы-

1 Бехбудий М. Саёхат хотиралари. // «Ойна», 1914, 48-сон.

2 Эркаев А.П. Духовность и развитие. - Т.: «Маънавият», 2008. -С. 130.

годы из создавшегося условия, то есть хотели определить и направить обучение в этих школах в сторону своих интересов. Так случилось и с новометодными мактабами, которые в значительной части являлись просветительскими. Организаторы этих мактабов стремились реформировать структуру народного образования. Были и организаторы другой части ново-методных мактабов, которые находились, особенно после буржуазной революции в Турции в 1908 году, под влиянием политических мечтаний пантюркизма.

Таким образом, массу новометодных макта-бов Туркестана следует дифференцировать на просветительские и пантюркистские, ввиду недостаточной определенности термина «джа-дидские».

На этом общем фоне было немало оттенков. Одни новометодные мактабы организовывались группами состоятельных лиц, другие открывались на свой риск учителями. Следовательно, общее направление части этих макта-бов зависело от их хозяев; в других случаях оно определялось только учителем.

В конце XIX и в первом десятилетии ХХ века было очень мало учителей, которые могли бы обучать школьников современным знаниям на языке народов Средней Азии. В то же время на данной территории проживало много татар Поволжья, язык которых был понятен коренным народам и уже в последней четверти Х1Х века были успехи в обучении детей. В этих условиях первыми учителями новометодных мактабов в Туркестане сделались поволжские татары и педагоги из крымских татар. Основные учебники по общеобразовательным предметам в новометодных мактабах Туркестана применялись преимущественно казанского издания на татарском языке, так как соответствующей учебной литературы на среднеазиатских языках было очень мало. Ориентировка на татарский язык как «общетюркский» исходила, прежде всего, из кругов татарской буржуазии, которые считали Среднюю Азию ареной приложения своих капиталов, а в «единстве» тюркских народов искали поддержку своей конкуренции с более сильным российским капитализмом.

Новометодные мактабы открывались обычно в городах или в крупных селениях торгово-промышленного значения. Из национально-

ЗАМОНАВИЙ ТАЪЛИМ / СОВРЕМЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ 2017, 1

стей Средней Азии до Октябрьской революции только узбекский и таджикский народы имели в своем составе значительную массу городского населения. Таким образом, в новометодных мактабах края у учителей татар могли учиться преимущественно дети узбеков и таджиков. Небольшие домашние школы новометодного направления встречались в аулах казахской кочевой знати. Один из таких новометодных мактабов открыт в 1908 году в Шарсуу мана-пом (кочевой феодал) Шабданом Джантаевым. Назывался он «Мадраса-и-Шабдания». Преподавателями там работали два преподавателя татарской национальности, обучившиеся в но-вометодном медресе в Уфе1.

Среди татарской интеллигенции имелось течение «просветителей», которые видели в Средней Азии место применения своих знаний и сил. Молодёжь, ехавшая по окончании ново-методных татарских медресе просвещать тур-кестанцев, была убеждена в универсальной пригодности татарского языка для преподавания всем «тюркоязычным» детям.

Открытие первого новометодного мактаба в Самарканде (1893 г.) связано с именем известного педагога просветителя Исмаилбея Гаспринского, занимавшегося издательской и просветительской деятельностью среди крымских татар. В историческом архиве Узбекистана хранятся документы, свидетельствующие, что Гаспринский добивался, чтобы реформой средневековых мактабов в Туркестане занялась царская администрация. Когда это было отвергнуто, Гаспринский по приглашению узбекских просветителей поехал в Самарканд и проявил инициативу на месте2.

Ответственный за организацию народного образования в Туркестанском крае инспектор народных училищ Н.П. Остроумов выразил изумление, что Гаспринский, не имеющий официального служебного положения, осмелился представить свое мнение «по такому важному в русском государственном смысле вопросе». Отсюда можно точно представить отношение завоевателей к представителям на-

1 Бендриков К.Е. Очерки по истории народного образования в Туркестане (1865-1924 гг.). - М.: АПН, 1960. -С. 251.

2 Центральный Государственный архив Узбекистана,

Ф. 47, д. 947, С перепиской о туземных школах, 1892.

родов своей колонии. Люди были отдалены от решения судьбы своего народа.

На предложение Гаспринского реформировать мусульманские школы Туркестана Остроумов отвечает, что вопрос о реорганизации мусульманских школ в Туркестанском крае стоит на очереди и будет решен на месте «без указаний господина Гаспринского, компетентность которого Министерством народного просвещения в этом вопросе ещё не признана». Продолжив своё мнение, он утверждает, что: «В деле образования инородцев в России нам нужны указания русского члена Министерства народного просвещения, а не инородца-татарина, с горячностью отстаивающего неприкосновенность инородческого быта со всеми его особенностями». По словам Остроумова, в истории не было примера, чтобы дело сближения «покоренных инородцев с завоевателями вверялось самим же инородцам». «Это было бы абсурдом!» - восклицает Остроумов и указывает, что сильным примером в этом случае должна служить Германия, где онемечение познанских славян и других покоренных народностей ведется настойчиво, систематически, без указания самих инородцев и потому сопровождается иными результатами, чем в России3.

Это мнение ответственного чиновника по организации народного образования в Туркестане. От такого отношения к образованию «покоренных народов» не составляет труда догадаться о направлении организации учебных заведений края. Кроме этого, он рекомендует для ускорения обрусения туркестанских народов усилить колонизацию Средней Азии. В заключение он советует отнестись к Гаспринско-му осторожно. По его мнению, Гаспринский представляет из себя вожака «младотатарской партии» в России и силится распространить свое влияние даже и на туркестанских туземцев. К его сожалению, как он заявляет, он успевает в этом. Единомышленники у него есть и в Ташкенте. Колонизаторы без стеснения считали себя полноправными хозяевами завоёванных земель. А коренное население Туркестана обзывалось туземцами на своей земле. И отношение к ним было как к «инородцам».

3 Бендриков К.Е. Очерки по истории народного образования в Туркестане (1865-1924 гг.). - М.: АПН, 1960. -С. 254.

Созванное при главном инспекторе Н.П. Остроумове в 1909 году совещание выработало проект об открытии новометодных мактабов, главные параграфы которых утвердил генерал-губернатор Туркестанского края А.В.Самсонов в 1912 году. Во втором параграфе этих правил было отмечено, что «Необходимо наблюдать, чтобы в новооткрываемые школы назначались учителя туземцы одного племени с учащимися в открываемых школах детьми». Этим пунктом запрещалось учителям татарам принимать в свои школы детей узбеков, казахов, таджиков, киргизов и других народов Туркестана, а, с другой стороны - в узбекских, таджикских, туркменских и других мактабах учителями не могли быть татары1.

Приведенные факты достаточно показывают, что за новометодными школами стояли нарождавшаяся национальная буржуазия Средней Азии и связанные с ней круги интеллигенции. Новометодное движение ратовало за обновление средневековых религиозных школ, за внесение в них современных светских знаний, за улучшение организационно-методической стороны. Чтобы подготовить узбекской буржуазии грамотных служащих торгово-промышленного дела, в учебные планы новометодных мактабов их организаторы вносили арифметику, чтение и письмо на родном языке, элементы естествознания и географии. Однако главное внимание все же уделялось религии. Татары-просветители тоже хотели обучать детей Туркестанского края не только светским предметам, но и обучать их мусульманской грамоте. Поэтому царские чиновники сильно сопротивлялись открытию татарами новометодных мактабов. Руководство Ферганской области во главе военного губернатора области дал указание главному инспектору училищ, что, не следует вообще допускать татар к преподаванию в мусульманских школах Туркестанского края и Ферганы в особенности.

В конце 1910 года пристав г. Коканда пригласил татарских учителей и прочёл им распоряжение инспектора народных училищ о том, что учителя татары не имеют права заниматься преподаванием в мечетных мактабах среди

нетатарского населения. После прочтения пристав предложил им подписаться под этим распоряжением. Учителя отказались подписаться, попросив объяснить, на основании какого закона издано данное распоряжение. На это полицейский чиновник сказал учителям: «Дайте подписку о том, что вам прочтено это распоряжение, и вы знаете его содержание». Татарские учителя подписались. Затем пятидесятникам было объявлено, что с 1 января 1911 года татарские мугалимы должны закрыть свои мактабы: если бы они открыли их и продолжали заниматься, то пятидесятники должны закрыть эти школы2.

Были попытки со стороны царских специалистов по устройству народного образования, которые предлагали использовать создаваемые в крае новометодные мактабы в системе осуществления своей колонизаторской политики. Один из специалистов по устройству школьного дела края С.М. Граменицкий заявляет, что он не видит в этих школах «ничего зловредного». По его убеждению надо только выработать правила для их открытия, подчинить их к этим правилам и наблюдать за их исполнением. По его мнению, задача русской правительственной власти должна заключаться не в том, чтобы пересечь это естественное движение, а внести общее образование в мусульманские мактабы, - но надо помочь им найти правильные формы и достигнуть наилучших результатов3. Отсюда можно ещё раз убедиться в значимости школ в устройстве государства.

По мнению царских руководителей в регионе, передовые исламисты, мечтающие путем выработки новых форм жизни вернуть мусульманству его прежнее могущество, обеспечить ему прогресс, возбудить в нем угасшую идею солидарности и единства как политического, так и религиозного, отлично сознают, что для осуществления этих стремлений и планов необходимо вывести мусульманские народы, прежде всего, из состояния невежества. «Поэтому реформаторы мусульманской жизни и стремятся взять в свои руки школы и надлежащей постановкой учебно-воспитательного

1 Бендриков К.Е. Очерки по истории народного образования в Туркестане (1865-1924 гг.). - М.: АПН, 1960. -С. 280.

2 Там же, с. 280.

3 Там же, с. 277.

ЗАМОНАВИЙ ТАЪЛИМ / СОВРЕМЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ 2017, 1

дела создать сильных и просвещенных борцов за идеалы ,..»1.

Со стороны колонизаторов были и предостережения от создаваемой ситуации в регионе. Некоторые царские чиновники, ответственные за организацию народного образования в регионе изучив ситуацию пришли к выводу, что «Школа есть основа создания в будущем единого государства» (Идею взяли из одной записки преподавателя новометодного макта-ба). Чиновники даже полагали, что татарские и узбекские джадиды при помощи новометод-ных мактабов непременно создадут в России свою мусульманскую империю, если царское правительство не примет своевременно необходимых мер2.

Новометодное движение привело к реформе обветшалых мусульманских школ в Туркестане снизу. О реформе их сверху на протяжении полувека царской власти в Туркестане велось немало разговоров общего характера. Одним из немногих конкретных предложений со стороны царских чиновников был проект Наливкина, относящийся к первой половине 90-х годов. Наливкин делал упор на реформу действующих медресе. В результате колонизаторской политики Туркестан так же, как и большинство стран Востока, чтобы перейти на новую ступень социального прогресса, в конечном счете был вынужден пережить страдания и унижения колониализма3.

К сожалению, инициаторы новометодных школ испытывали сопротивление с двух сторон. Отношение к новометодным мактабам со стороны духовенства края тоже было в основном отрицательным. Например, реакционное духовенство Бухары давало новометодной школе такую политическую оценку: «... она противна духу шариата. В первый год ученики начинают читать газеты, на второй год потребуют свободы и на третий год свергнут его ве-

1 Отчет по ревизии Туркестанского края, произведенный по величайшему повелению сенатором гофмейстером графом К.К. Паленом, вып. VI. Учебное дело, СПб. 1910. -С. 134.

2 Бендриков К.Е. Очерки по истории народного образования в Туркестане (1865-1924 гг.). - М.: АПН, 1960. -С. 274.

3 Эркаев А.П. Духовность и развитие. - Т.: «Маънави-

ят», 2008. -С. 126.

личество с трона и заключат его в тюрьму»4. От этих высказываний нетрудно догадаться об отношении к образованности своего народа со стороны Туркестанских ханств.

Центрами панисламизма царская администрация в Туркестане издавна привыкла считать медресе. После Андижанского восстания в 1898 году административный надзор за сетью медресе был усилен. После революции 1905 года внимание царской охранки переключается на революционное движение и на сеть новометодных мактабов. В то же время наиболее дальновидные представители колонизаторов подвергают пересмотру свое отрицательное отношение к старым мактабам и медресе и стараются найти в этих в этих школах союзников для борьбы с новометодными мактабами.

Новометодное направление в Туркестанском крае распространилось к 1917 году довольно широко на мусульманские мактабы, но очень слабо задело медресе. Здесь не было создано ни одного новометодного медресе того типа, который в Татарстане и Башкирии выполнял функции учительских семинарий.

В период колониализма предпринимались усиленные попытки внушить нашему народу чувство национальной неполноценности. С этой целью наши национальные герои были объявлены кровожадными. Большинство имен великих учёных, литераторов и других деятелей национальной культуры замалчивалось, а если некоторые и упоминались, то вскользь, в дозированном виде. Культурное наследие подверглось частью уничтожению, частью вывозу, частью запрету по идеологическим соображениям. До народа доходили лишь крохи. Наша национальная гордость была растоптана. Царизм пытался внушить нам, что для всеобщей грамотности Туркестану потребуется 4600 лет, что без России мы не сможем добиться про-гресса1.

Исходя из вышеизложенного, можно сделать вывод, что царская Россия для укрепления колонизаторской политики в крае воспользовалась организацией народного образования в своих целях. Джадиды, хорошо понимавшие роль народного образования в борьбе с колонизаторами, всячески старались реформиро-

4 Бендриков К.Е. Очерки по истории народного образования в Туркестане (1865-1924 гг.). - М.: АПН, 1960. -С. 266.

вать, прежде всего, народное образование. В этом им существенно помогли просветители татарской школы педагогики, которые внесли существенный вклад в становление и развитие новометодных школ, что способствовало повышению уровня образованности не только детей, но и в целом народа Туркестанского края.

К сожалению ответственные за организацию народного образования в регионе были заинтересованы в неграмотности населения своего владения. Они всячески сопротивлялись реформированию системы народного образования, исходя из своих собственных интересов. Но они не догадывались, что неграмотный народ легче завоевать, легче использовать в интересах завоевателей. В результате такой политики ханства Туркестанского края лишились всего государства, превратились в колонию.

Извлекая урок из истории можно сделать вывод, что не только в конце Х1Х и в первом десятилетии ХХ века, но и во все времена развитие образования является гарантом стабильности общества и сильного государства, так как образование является неразрывной составной частью любого общества, показателем его культуры и основой прогресса. В качестве связущего звена оно обеспечивает единство и преемственность социального опыта, духовно-нравственных и культурных традиций, прогрессивное развитие общества. И поэтому сегодня как никогда образование несет ответственность за судьбу государства.

Процветание страны неразрывно связано со всесторонним совершенствованием каждой отдельно взятой личности: прогресс обеспечивают всесторонне развитые люди.

Литература:

1. Бендриков К.Е. Очерки по истории народного образования в Туркестане (18651924 гг.). - М.: АПН, 1960. -С. 251-254.

2. Бехбудий М. Саёх,ат хотиралари. // «Ойна», 1914, 48-сон.

3. Курбанов Ш., Сейтхалилов Э. Управление качеством образования. - Т.: «Шарк», 2004. -С. 9.

4. Отчет по ревизии Туркестанского края, произведенный по величайшему повелению сенатором гофмейстером графом К.К. Паленом, вып. VI. Учебное дело. - СПб. 1910. -С. 134.

5. Центральный Государственный архив Узбекистана, Ф. 47, д. 947, С перепиской о туземных школах, 1892.

6. Цой М.Н., Джураев Р.Х. Современные технологии совершенствования обучения. - Т.: «Сано стандарт», 2010. -С. 9.

7. Эркаев А.П. Духовность и развитие. - Т.: «Маънавият», 2008. -С. 130.

1 Эркаев А.П. Духовность и развитие. - Т.: «Маънавият», 2008. -С. 146.

ЗАМОНАВИЙ ТАЪЛИМ / СОВРЕМЕННОЕ ОБРАЗОВАНИЕ 2017, 1

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.