Научная статья на тему 'Из истории отечественного религиоведения: концепция прамонотеизма в русской духовно-академической философии'

Из истории отечественного религиоведения: концепция прамонотеизма в русской духовно-академической философии Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
109
9
Поделиться
Ключевые слова
ПРАМОНОТЕИЗМ / РУССКАЯ ДУХОВНО-АКАДЕМИЧЕСКАЯ ТРАДИЦИЯ / КУДРЯВЦЕВ-ПЛАТОНОВ / ЯЗЫЧЕСТВО / НЕЦИВИЛИЗОВАННЫЕ НАРОДЫ / ПАМЯТНИКИ ДРЕВНИХ РЕЛИГИЙ / МАКС МЮЛЛЕР / URMONOTHEISMUS / ACADEMIC THEOLOGICAL TRADITION / KUDRYAVTSEV-PLATONOV / HEATHENDOM / UNCIVILIZED PEOPLES / RECORDS OF ANCIENT RELIGIONS / MAX MULLER

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Захарова Ксения Михайловна

Статья посвящена прамонотеизму концепции, рассматривающей веру в единого Бога как первоначальную форму религиозного сознания, а последующее развитие религиозных представлений в язычестве как деградацию. Аргументы и факты в защиту концепции прамонотеизма можно разделить на четыре группы: 1) аргументы, апеллирующие к Библии; 2) свидетельства памятников древних народов; 3) свидетельства этнографов о племенах, находящихся на низких степенях развития цивилизации; 4) философские доказательства, в частности, то, согласно которому, идея единства была проще для сознания первобытного человека, чем идея множественности. Показано влияние Кудрявцева-Платонова, первого российского автора, обосновавшего концепцию прамонотеизма, на представителей дальнейшей духовно-академической традиции: архим. Хрисанфа (Ретивцева), Н. П. Рождественского, А. И. Покровского, А. И. Введенского, прот. Тимофея Буткевича, И. П. Николина и преподавателей богословских дисциплин в университетах: прот. Александра Клитина, прот. Иакова Галахова и прот. Николая Боголюбова. Также освещены российские рецепции и критика западных исследователей этой области. Кроме того, показано, насколько представители российской дореволюционной науки опередили западных ученых, в частности Э. Лэнга и В. Шмидта. Отмечена и критика концепции прамонотеизма в России и за рубежом и отношение к ней современных религиоведов.

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — Захарова Ксения Михайловна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

FROM THE HISTORY OF RUSSIAN RELIGIOUS STUDIES: THE CONCEPT OF URMONOTHEISMUS IN RUSSIAN ACADEMIC THEOLOGICAL PHILOSOPHY

This article is devoted to Urmonotheismus, a concept that views faith in one God as the initial form of religious consciousness and the subsequent development of religious ideas in paganism as degradation. Arguments and facts in support of the concept of Urmonotheismus can be divided into the four groups: 1) arguments that appeal to the Bible; 2) evidence of monuments of ancient peoples; 3) testimonies of ethnographers about tribes that are at primitive levels of development; 4) philosophical arguments, particularly the argument that the idea of unity was simpler for primitive man than the idea of plurality. The article shows the influence of Kudryavtsev-Platonov, the first Russian founder of the concept in question, on the representatives of the subsequent academic theological tradition, namely archimandrite Khrisanf (Retivtsev), N. P. Rozhdestvensky, A. I. Pokrovsky, A. I. Vvedensky, archpriest Timofey Butkevich, I. P. Nikolin, as well as on teachers of theological disciplines at universities: archpriest Alexander Klitin, archpriest Iakov Galakhov and archpriest Nikolay Bogolyubov. The article also discusses the Russian receptions and criticism of Western scholars in this sphere. Besides, the article shows how far ahead the representatives of the Russian pre-revolutionary science were of the Western scholars, e.g. A. Lang and W. Schmidt. Finally, the article deals with the criticism of the conception of Urmonotheismus in Russia and abroad as well as with the attitude of contemporary religious scholars to it.

Текст научной работы на тему «Из истории отечественного религиоведения: концепция прамонотеизма в русской духовно-академической философии»

Вестник ПСТГУ.

Захарова Ксения Михайловна, аспирант, ПСТГУ

Российская Федерация, 127051, г. Москва, Лихов пер., д.6, стр.1

xenzah@yandex.ru

ОЯСГО: 0000-0003-3455-6851

Из истории отечественного религиоведения:

КОНЦЕПЦИЯ ПРАМОНОТЕИЗМА В РУССКОЙ ДУХОВНО-АКАДЕМИЧЕСКОЙ ФИЛОСОФИИ

К. М. Захарова

Аннотация: Статья посвящена прамонотеизму — концепции, рассматривающей веру в единого Бога как первоначальную форму религиозного сознания, а последующее развитие религиозных представлений в язычестве как деградацию. Аргументы и факты в защиту концепции прамонотеизма можно разделить на четыре группы: 1) аргументы, апеллирующие к Библии; 2) свидетельства памятников древних народов; 3) свидетельства этнографов о племенах, находящихся на низких степенях развития цивилизации; 4) философские доказательства, в частности, то, согласно которому, идея единства была проще для сознания первобытного человека, чем идея множественности. Показано влияние Кудрявцева-Платонова, первого российского автора, обосновавшего концепцию прамонотеизма, на представителей дальнейшей духовно-академической традиции: архим. Хрисанфа (Ретивцева), Н. П. Рождественского, А. И. Покровского, А. И. Введенского, прот. Тимофея Буткевича, И. П. Николина и преподавателей богословских дисциплин в университетах: прот. Александра Клитина, прот. Иакова Галахова и прот. Николая Боголюбова. Также освещены российские рецепции и критика западных исследователей этой области. Кроме того, показано, насколько представители российской дореволюционной науки опередили западных ученых, в частности Э. Лэнга и В. Шмидта. Отмечена и критика концепции прамонотеизма в России и за рубежом и отношение к ней современных религиоведов.

Тема прамонотеизма имеет важную теоретическую значимость, поскольку данная концепция оппонирует очень распространенному у нас (и далеко не только у нас) линейному религиоведческому эволюционизму. В связи с этим данная проблема в последнее время освещается в отечественной периодике. Из новейших исследований хотелось бы выделить статью К. М. Антонова «Идеи Вильгельма Шмидта в истории российского религиоведения: полемика, апология, рецепция»1, посвященную известнейшему стороннику прамонотеизма2. В 2016 г. была опубликова-

1 Антонов К. М. Идеи Вильгельма Шмидта в истории российского религиоведения: полемика, апология, рецепция // «Наука о религии», «Научный атеизм», «Религиоведение»: актуальные проблемы научного изучения религии в России XX — начала XXI в. / К. М. Антонов, сост., предисл., ред. М., 2014. С. 148-166.

2 Шмидт Вильгельм, патер (1868-1954) — австрийский этнолог.

на статья В. А. Фурсова «Учение епископа Хрисанфа (Ретивцева) о первоначальном монотеизме и рецепция данного учения в творчестве В. С. Соловьева»3, в 2017 г. — статья А. А. Позднякова «Философия религии А. И. Введенского»4, в которой уделено внимание обоснованию прамонотеизма рассматриваемым мыслителем. В этом году состоялась защита кандидатской диссертации свящ. Антония Афанасьева «Богословский анализ критики религиоведческих концепций Вильгельма Шмидта (1868-1954)»5. Ее автор достаточно подробно разбирает развитие теории дореволюционными предшественниками пастора, ко многим из которых обращается впервые в постсоветском религиоведении.

К. М. Антонов свидетельствует, что прамонотеизм — концепция, рассматривающая веру в единого Бога как первоначальную форму религиозного сознания, а последующее развитие религиозных представлений в язычестве как деградацию, — обсуждалась большинством русских богословов и религиозных философов XIX в., обращавшихся к проблемам истории религии. В их числе Антонов называет А. С. Хомякова, О. М. Новицкого, архим. Хрисанфа (Ретивцева), В. Д. Кудрявцева-Платонова, В. С. Соловьева, С. С. Глаголева6. В силу требований к журнальной статье и того факта, что, в отличие от наследия других авторов, обращавшихся к этой теме, труды представителей духовно-академической школы не так глубоко изучены, в данной статье будут учтены только последние.

В связи с тем что профессор МДА Виктор Дмитриевич Кудрявцев-Платонов (1828—1891) (далее — Кудрявцев) был первым, кто посвятил теме первобытного единобожия отдельную работу («О единобожии как первоначальном виде религии рода человеческого» (1857)), а последующие мыслители во многом повторяли его аргументы, зачастую на него не ссылаясь, автор статьи ставит целью определить степень влияния его концепции на других анализируемых в работе мыслителей.

Итак, Кудрявцева по праву можно назвать автором первого отечественного обоснования теории прамонотеизма, опирающегося на исследование памятников всех древних религий и новейших свидетельств этнографов о верованиях нецивилизованных народов.

Следует отметить, что идея появилась не в отечественной мысли. Кудрявцев из числа предшествовавших ему сторонников теории прамонотеизма упоминает Ф. В. Й. Шеллинга, Ф. Г. Крейцера (1771—1858), цитирует «Историю язычества» К. Ф. А. Вуттке (1819—1870). Однако известно, что до них подобные взгляды выражал Лессинг («Воспитание человеческого рода», 1780)7, которого Кудрявцев упоминал только в «Пантеизме» (1881).

3 Фурсов В. А. Учение епископа Хрисанфа (Ретивцева) о первоначальном монотеизме и рецепция данного учения в творчестве В. С. Соловьева // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2016. № 4 (66). Ч. 1. С. 192-195.

4 Поздняков А. А. Философия религии А. И. Введенского // Контекст и рефлексия: философия о мире и человеке. 2017. Т. 6. № 2А. С. 218-236.

5 Афанасьев А. А. Богословский анализ критики религиоведческих концепций Вильгельма Шмидта (1868-1954). Автореф. дис. ... канд. богословия. СПб., 2018.

6Антонов. Указ. соч. С. 151.

7 Лессинг Г. Воспитание человеческого рода // Лики культуры: Альманах / М. Левина, пер. М., 1995.

Целью работы Кудрявцева является критика атеистических и материалистических концепций первоначальной формы религии, которые он возводит к идеям Юма. И хотя эволюционистское направление религиоведения появилось позднее, его основоположником можно считать последнего. В связи с этим внимание Кудрявцева сосредоточено скорее не на разработке положений собственной концепции, а на аргументации в ее пользу.

Поскольку обоснование прамонотеизма служит библейской апологетике, концепция Кудрявцева представляет собой практически исключительно толкование Священного Писания. Первая религия представляла собой «чистое познание истинного Бога»8, «которое было следствием естественной близости человека к Богу»9. Но в связи с грехопадением человек оказался лишен непосредственного Божественного воздействия — источника религии, из-за чего последняя не могла повсеместно сохраняться в первозданной чистоте. Поэтому Бог избрал Авраама и его народ для хранения истинной веры до пришествия Того, кто ее восстановит, — Христа. Как позднее было показано Кудрявцевым в работах серии «Из чтений по философии религии» (1879-1889), когда человек оказался лишенным возможности непосредственного общения с Богом, оставалась потребность в этом, которая побуждала искать Его, руководствуясь собственными догадками и истолкованием явлений окружающего мира. Однако ни одна из появившихся таким образом форм религии не могла окончательно удовлетворить стремления человека к Богу истинному, единому, признанием которого завершилась история развития язычества, пришедшего к самоотрицанию10.

Так как эволюционисты обосновывали свою теорию данными исторических памятников, в том числе пытаясь найти следы первоначального политеизма в Библии, Кудрявцев показывает, что хотя в Священном Писании, которое было древнее всех известных к середине XIX в. письменных памятников язычества (Веды, Авеста и др.)11, Бог обозначается именем Е1оЫш, имеющим окончание множественного числа, с ним никогда не соединялось понятие о множественности божественных существ12.

Продолжая критику эволюционистов, Кудрявцев приводит свидетельства в пользу того, что в преданиях всех известных в его время народов сохранилось представление о почитании Единого Бога. Так, он упоминает утверждение Геродота, что пеласги, родоначальники греков, не знали имен отдельных богов, приносили жертву всем богам в совокупности, тогда как другие обитатели Греции — карийцы, лидяне, аркадяне — не знали идолов13. Орфические гимны содержат учение о первой причине всего — Зевсе, единой силе, от которой произошел весь мир и все боги. Платон называет очень древним учение о том, что Бог заключает в себе начало и конец всего сущего и всем управляет14. Он же утверждал, что учение о происхождении всех вещей из единого духовного начала существо-

8 Кудрявцев-Платонов В. Д. Сочинения. Сергиев Посад, 1892. Т. 2. Вып. 2. С. 9.

9 Там же. С. 9-10.

10 Там же.

11 Там же. С. 9.

12 Там же. С. 14-15.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13 Там же. С. 23.

14 Платон. Собрание сочинений: В 4 т. М., 1994. Т. 4. С. 168.

вало в Греции до Ксенофана15. Автор книги о мире, приписываемой Аристотелю, называет древним преданием учение о происхождении вещей от Бога и Его промысле, распространяющемся на весь мир16.

Египетское религиозное учение во главу и основание всего ставит понятие о едином начале всего сущего. По приводимому Кудрявцевым свидетельству Ям-влиха, в системе египетского вероучения говорится о едином первоверховном Божестве, причине мира, нерожденном, бессмертном17.

Воспоминание о едином Божестве, которому поклонялись издревле, сохранялось у финикийцев в представлении о главном Божестве — Эле, называемом первосуществом, вечностью, отцом вечности, безначальным устроителем мира, который управляет ими. Из сравнения религий Финикии, Ассирии, Халдеи, ханаанских и аравийских племен следует, по Кудрявцеву, что первоначальной формой религии всех этих народов был монотеизм. Имя Бога у них имело сходное звучание — Эль, Бэл, Ваал. На основании этого Кудрявцев заключает, что монотеизм был первоначальной религией на территории всей Западной Азии18.

Согласно Кудрявцеву, Заратустра не изобретал новую, а восстановил и преобразовал древнюю религию, которую нашел в состоянии упадка. Основные верования, излагаемые в Авесте, восходят к более далеким временам. Персидская религия есть поклонение единому божеству Ахура-Мазде (Ормузд, Армазд). Анхра-Майнью (Ариман, Анхриман) не пользовался религиозным почитанием, отношение к нему последователей зороастризма ограничивается борьбой против него, причем вражда и презрение к нему сильней страха. Происхождение и Ормузда, и Аримана в свою очередь возводили к высшему единому началу всего, отождествляемому с беспредельным временем, которое называли Зурван Акарана (Zeruane-Akerene). Геродот, Ксенофонт, Аристотель, Евсевий говорят о едином начале всего как отличительном учении персов во времена, предшествовавшие Заратустре19.

Кудрявцев приводит свидетельства Конфуция, что древние китайцы поклонялись единому верховному Божеству, которое называли Ксан-ти, что значит «высочайший владыка»20, и Тацита, что германцы не строили храмов, не имели идолов, потому что были убеждены в том, что небесные существа слишком возвышенны, для того чтобы их можно было заключить в стенах храмов или изобразить в человеческом облике21.

В заключительном разделе работы Кудрявцев приводит свидетельства современных ему исследователей народов, находящихся на примитивной стадии развития общества, и письменных памятников древних. Так, в работах Г. Т. Кол-брука (1765—1837) упоминаются письменные памятники Индии, показываю-

15 Платон. Сочинения: В 4 т. СПб., 2007. Т. 2. С. 370.

16 Aristoteles Graece ex recensione Immanuelis Bekkeri. B., 1831. Vol. 1. P. 856. Рус. пер.: Псевдо-Аристотель. О мире / И. И. Маханьков, пер. URL: http://ancientrome.ru/antlitr/psdarist/pax_f. htm (дата обращения: 27.09.18).

17 Кудрявцев-Платонов. Указ. соч.

18 Там же. С. 32-33.

19 Там же. С. 39-42.

20 Там же. С. 50.

21 Там же. С. 55.

щие, что первоначально там имело место почитание единого верховного начала. По свидетельству Й. Крафта22, древнегерманские племена признавали бытие единого верховного Существа, Творца богов, мира и людей. Его имя — «Отец всего» (Alfadir, All-vater, Alfadir-Odhin). Также он называется Surtur, то есть «тайный», «сокровенный». Следы единобожия у древних кельтов и эфиопов указывает Р. Кедворт (1617—1688)23. Предание о единой первопричине всего, отце всех прочих богов и всего мира, сохраняется у нецивилизованных народов, обитающих по берегам Африки, и у малайских племен, населяющих острова ИндоКитайского архипелага и Океании, о чем свидетельствуют Дж. Леланд (1503— 1552)24, Й. Крафт и К. Риттер (1779-1859)25. Согласно Й. Гёрресу (1776-1843)26, одно верховное божество как главу других богов признают обитатели Сибири, тунгусы, остяки27, буряты, камчадалы. Дюмон-Дюрвиль свидетельствует, что у готтентотов и обитателей Новой Зеландии сохранились воспоминания о едином верховном Начале, хотя ему противопоставляется равносильное злое начало28. По свидетельству И. Г. Мюллера (1800—1875)29, все племена Америки признают верховное владычество единого Бога. Последний указывает на сходство имени Бога мексиканцев — Teotl — с латинским Deus, греческим 0£0ç и санскритским Deva. Кудрявцев, судя по этому, предполагает их родственными30.

Опираясь на упомянутые факты, Кудрявцев делает следующий простой, но новаторский вывод: «Религиозные воспоминания о едином Боге, сохранившиеся у племен диких, важны потому, что указывают на понятие о единстве Божием как на основное и первоначальное выражение идеи Божества в духе человеческом»31.

Идеи Кудрявцева по существу их содержания развивал архимандрит Хрисанф (Ретивцев) (1832—1883). Будучи уже ректором СПбДС, в 1872 г. он издал 1-й том труда «Религии Древнего мира в их отношении к христианству», где приводятся практически те же свидетельства и аргументы, что и у Кудрявцева, однако архимандрит Хрисанф на него не ссылается. Как и Кудрявцев, архимандрит Хрисанф излагает учения и исследования Ф. В. Й. Шеллинга, К. Ф. А. Вуттке и Г. Ф. Крейцера. Также он упоминает «Воспитание человеческого рода» Г. Э. Лессинга, использует труды А. С. Хомякова, Х. К. И. Бунзена (1791—1860), Ф. М. Мюллера (1823-1900), К. О. Мюллера (1797-1840), М. А. Кастрена (1813-1852), Олдентор-па, Я. Гримма, Ф. Г. Велькера (1784-1868), Бразура, Х. Ф. Петцольда (1743-1788),

22 Kraft J. Religionsgeschichte und Religionsphilosophie. Stuttgart, 1847. S. 168.

23 Cudworth R. The true intellectual system of the universe, wherein all the reason and the philosophy of atheism is confuted. L., 1678. Vol. 1. P. 701-703.

24 Demonstrations Évangeliqués. Petit-Montrouge, 1843. Vol. 3. P. 744.

25 Ritter С. Die Erdkunde im Verhältniss zur Natur und zur Geschichte des Menschen. B., 1822. Bd. 1. S. 313-317.

26 Görres J. J. Mythengeschichten der asiatischen Welt. Heidelberg, 1810. S. 54.

27 Остяки — обобщающий экзоэтноним народов, проживающих в Сибири: ханты, ке-тов (также енисейские остяки), югов (также сымские остяки), селькупов (также остяки-самоеды).

28Дюмон-Дюрвиль Ж. Путешествие вокруг света. М., 1837. Ч. 9. С. 186, 187, 326, 328.

29 Müller J. G. Geschichte der amerikanischen Urreligionen. Basel, 1855. S. 102.

30 Кудрявцев-Платонов. Указ. соч. С. 47-57.

31 Там же. С. 59.

работу О. М. Новицкого «О развитии древних философских учений в связи с развитием языческих верований», «Православно-догматическое богословие» архимандрита Макария (Булгакова), сочинение И. А. Чистовича «Древнегреческий мир и христианство в отношении к вопросу о бессмертии и будущей жизни человека», работы по истории буддизма В. П. Васильева, архимандрита Нила (Исаковича) и материалы о религиях Востока, собранные членами Российской духовной миссии в Пекине.

Строя концепцию прамонотеизма, архимандрит Хрисанф обращается не только к Библии, но и стремится найти другие причины появления и исчезновения многобожия: «Религия язычества от начала до конца своего существования есть не что иное, как бесплодное стремление выйти из этих узких и тесных пределов разрозненной народной жизни. Она развивается и процветает, пока живет в этой сфере, но вместе с тем, как являются попытки на ее обобщение, она погибает безвозвратно, и ее место заступает религия общечеловеческой истины»32. Рим принимал все языческие культы, но этим их обесценил до полного ниспровержения. Также на протяжении всей истории язычества наблюдается стремление человека освободиться от оков конечной природы, подняться над ней33.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Язычество представляет собой пантеизм, оно начинается с поклонения отдельным явлениям природы при смутном сознании присутствия Божества во всей природе. В своем развитии оно прошло через обожествление всех форм природы и, не удовлетворившись ни одной из них, пришло к пониманию того, что «божества нет в мире природы и бытия ограниченного»34.

Далее архимандрит Хрисанф разбирает альтернативные теории первоначальной формы религии. Как и Кудрявцев, он начинает с Юма, но также отмечает, что теорию последнего разрабатывал Кант, положивший начало идеально-пантеистическим воззрениям. Еще большее развитие концепция Юма нашла у Гегеля.

Архимандрит Хрисанф более подробно, чем Кудрявцев, разбирал учение Шеллинга, склонявшегося к признанию первой религии монотеистической35. Но первый не мог согласиться с немецким мыслителем, что «этот монотеизм вовсе не был теизмом, т. е. не заключал в себе идеи о едином верховном Божестве в смысле бесконечного духа»36, чему противоречит тот факт, что еврейская религия возникла первоначально в подлинно монотеистическом виде.

В дальнейшей традиции — у Конта и Фейербаха — воззрения на первоначальную религию изменились ненамного, по сравнению с таковыми представителей немецкой классической философии. Архимандрит Хрисанф видит причину ошибочности всех альтернативных теорий в том, что они исходили из пантеизма или материализма. Но «если человек есть создание и образ бесконечного духа»37, то благодаря последнему он первоначально имел истинную религию, как это указано в Библии.

32 Хрисанф (Ретивцев), архим. Религии древнего мира в их отношении к христианству. СПб., 1873. Т. 1. С. 11.

33 Там же. С. 14.

34 Там же. С. 28.

35 Там же. С. 41.

36 Там же. С. 41-42.

37 Там же. С. 46.

В подтверждение своей позиции архимандрит Хрисанф также приводит свидетельства существования монотеистических тенденций в религиях всех известных в то время народов. «Среди самого языческого политеизма мы находим несомненные исторические следы понятий о едином Боге»38. Но идея верховного Божества в том виде, обнаруживающаяся в религиозных системах язычества позднейшей эпохи, не исключает политеистического воззрения. Поэтому для нас важен следующий аргумент, приводимый архимандритом Хрисанфом, что если со временем политеизм усложняется, увеличивается количество богов, то, вероятно, первоначальной была вера в одного Бога39.

Далее архимандрит Хрисанф приводит те же аргументы, что и Кудрявцев. Зевс в орфических гимнах изображается единым первоначальным творцом всего сущего, от которого произошли боги и люди. Зороастризм изначально не знал того резкого дуализма, какой мы встречаем в написанных в позднейшее время частях Авесты. Ахура-Мазда представлялся, по-видимому, единым Творцом мира. Древнегерманские племена признавали бытие единого верховного существа, творца богов и людей, которого называли ВиПиг, что значит «тайный». Его природа считалась сокровенной, недоступной для человеческого познания. По мнению архимандрита Хрисанфа, на эти понятия о божестве нельзя с уверенностью указывать как на следы первоначального единобожия в истинном смысле. Но следует учесть, что в древнейших памятниках язычества высказывалась идея, что боги вообще — явление позднейшее40.

Следует отметить, что архимандрит Хрисанф, развивая идеи Кудрявцева, использовал больше исторического материала. Так, он приводит цитату из Вед: «Боги пришли после, чем явилось творение. Кто же знает, откуда они? Только тот, от которого произошла эта широкая вселенная»41. Древние этруски признавали единого верховного бога и называли его Тина, т. е. сокровенной, таинственной силой. Славяне-венеды также верили в Бога, от которого произошли другие боги. У африканских племен есть представление о едином высшем Боге, который предоставил всю свою власть детям — созданным Им фетишам. У новозеландцев также имелось понятие о высшем верховном существе, живущем над облаками и называемом ими отцом. Обитатели островов Южного океана также не лишены понятий о едином верховном божестве. Таитяне и их соседи признают высшее божество, превосходящее всех других богов. У азиатских не-

38 Хрисанф (Ретивцев). Указ. соч. С. 49.

39 Там же. С. 51.

40 Там же. С. 52.

41 Там же. Архим. Хрисанф подразумевал знаменитые стихи позднего гимна Ригведы. Современный перевод:

Кто воистину знает, кто здесь провозгласит, Откуда родилось, откуда это творение?

Далее боги (появились) посредством сотворения этого (мира).

Так кто же знает, откуда он возник?

Откуда это творение возникло,

Было ли оно создано или же нет -

Кто надзирает за этим (миром) на высшем небе,

Только он знает или же не знает

(Ригведа. Мандалы X. 129. 6-7 / Я. Елизаренкова, изд. М., 1999. С. 286).

цивилизованных народов есть та же идея единого верховного Бога. У камчадалов Кутка — творец земли и неба, самоеды42 считают верховного Бога недоступным для человека, за Него на человека действуют подчиненные Ему духи. Карианы (в Биармии43) называют высшее Существо Отцом вечным, всемогущим. Остяки и вогулы (манси) также имели понятие о верховном Боге44.

Как и Кудрявцев, архимандрит Хрисанф использовал для подтверждения своей позиции свидетельства И. Г. Мюллера о нецивилизованных племенах Америки и замеченное последним сходство имен Бога: мексиканского ТеоИ, латинского Deus, греческого 0£б;, санскритского Deva и славянского Диво. Архимандрит Хрисанф, исходя из этого, утверждал, что они произошли от одного корня45.

Общий вывод архимандрита Хрисанфа состоит в том, что религия должна была изначально появиться в истинном виде, иначе не было бы основания для ее теней и ложных форм46. Таким образом, архимандрит Хрисанф более подробно, чем Кудрявцев, разрабатывал концепцию прамонотеизма, в отличие от него критиковал пантеистические воззрения как основания конструирования непосредственно истории религии.

В число тех, кто развивал концепцию прамонотеизма, входил профессор СПбДА Николай Павлович Рождественский (1840-1882). В 1884 г., уже после его смерти, был опубликован курс основного богословия, в котором он упоминал вышерассмотренные работы Кудрявцева и архим. Хрисанфа, ссылался на западных исследователей (Крейцера, Ф. Шпигеля (1820-1905), К. Р. Лепсиуса (1810-1884), Г. М. Эберса (1837-1898), Э. Шрадера (1836-1908), М. Дункера (1811-1865), Гримма, Отфрида Миллера, Ф. М. Мюллера).

Как и упомянутые представители духовно-академической школы, Рождественский продолжает полемику с эволюционистами, в числе которых называет не только их предшественников — Юма и Гегеля, но и непосредственно Дарвина, Тейлора, Леббока, Шультце. Он также находит основание прамонотеизма в Библии, поскольку книги древнее ее не было известно в XIX в. По его мнению, учение о том, что первоначальная религия состояла в почитании единого истинного Бога, принадлежит к числу основных учений Священного Писания47. Этот монотеизм был высшей, по сравнению с последующими, формой религии, «не полным, однако же истинным богопознанием и богопочтением»48, хотя и

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

42 Самодийцы, самоеды — общее название коренных малочисленных народов России: ненцев, энцев, нганасан, селькупов и ныне исчезнувших саянских самодийцев (камасин-цев, койбал, моторов, тайгийцев, карагасов и сойотов), говорящих (или говоривших) на языках самодийской группы, образующих вместе с языками финно-угорской группы уральскую языковую семью.

43 Биармия, или Бьярмия, или Бьярмаланд (норв. Bjarme1and) — историческая область на севере Восточной Европы. Предположительно располагалась на территории Северной Карелии, Кольском полуострове и в бассейне Северной Двины.

44 Хрисанф (Ретивцев). Указ. соч. С. 52-54.

45 Там же. С. 55.

46 Там же. С. 60.

47 Рождественский Н. П. Христианская апологетика: Курс основного богословия, читанный студентам в 1881/2 учебном году. Посмертное издание СПбДА / А. Предтеченский, изд. СПб., 1884. Ч. 1. С. 251.

48 Там же. С. 248.

не являлся «продуктом философского умозрения»49, потому что был результатом «непосредственного созерцания Бога в первобытном невинном состоянии человека»50. Это была вера в единого, истинного, живого и личного Бога. Рождественский полемизировал с Ф. M. Mюллером, считавшим первобытной формой религии «генотеизм», или «катенотеизм», — превозношение то одного, то другого бога над другими51. Несмотря на то что почти во всех языческих религиях можно найти следы только искаженного монотеизма, «трудно признать такого рода однобожие типом первобытной религии. Именем генотеизма скорее может быть названа не первоначальная, а уже более или менее искаженная и потемнен-ная форма первоначального монотеизма»52.

В развитие позиции архимандрита Xрисaнфa Рождественский утверждал, что «по одному из общепризнанных психологических законов более сложные представления и понятия развиваются в нашем сознании из первоначальных более простых»53.

Дополняя обоснования концепции прамонотеизма, Рождественский приводит и новые фактические данные. Геродот, Ксенофонт, Страбон свидетельствуют, что персы и пеласги не создавали изображений богов. Евсевий Кесарийский приводит слова знаменитого драматурга Софокла (496/5—406 до н. э.) о том, что учение о едином Боге, владычествующем над небом и землей, является древнейшим54. (Однако прот. П. Преображенский отмечал, что Евсевий цитировал стихи лже-Софокла55). Как на источники сведений о первоначальной религии персов и египтян, Рождественский ссылается на П. Болена (1796—1840)56 и Л. Ф. А. Mори (1817—1892)57, труды которых не упоминали его предшественники.

Рождественский повторяет аргумент архимандрита Xрисaнфa о происхождении имен Божества от одного корня в языках индейцев и арийских языках, однако к последним ошибочно относит китайский. «Первоначальным языком этих народов считается санскритский язык, на котором божество называется словом "Devas", корень которого филологи находят в санскритском глаголе div — светить, сиять, блистать»58. У австралийцев есть представление о Едином Отце всего, бушмены59 верят в невидимого Бога, господствующего над всем, готтентоты60

49 Рождественский. Указ. соч. С. 248.

50 Там же.

51 Там же. С. 254.

52 Там же. С. 256.

53 Там же. С. 257.

54 Там же. С. 261.

55 Сочинения святого Иустина, философа и мученика / Прот. П. Преображенский, изд. M., 1891. С. 423.

56 Bohlen P. Das alte Indien, mit besonderer Rücksicht auf Aegypten. Königsberg, 1830. T. 1. S. 145.

57 MauryA. Des travaux modernes sur l'Egypte. P., 1855.

58 Рождественский. Указ. соч. С. 265.

59 Бушмены — собирательное название, применяемое к нескольким коренным южноафриканским народам охотников-собирателей, говорящих на койсанских языках и относимых к капоидной расе.

60 Готтентоты (кой-коин; самоназвание: khaa, khaasen) — этническая общность на юге Африки.

признают бога всех богов, о чем свидетельствуют Ф. Т. Вайтц (1821—1864) и Ж.-Л.-А. Катрфаж (1810—1892) (отметим, что на последнего ссылался и Кудрявцев в «Историческом доказательстве бытия Божия»61). По мнению Вайтца, «мы, правда, не можем назвать негров монотеистами, однако же можем утверждать о них, что они стоят на границе монотеизма, хотя их религия и смешана с множеством грубых суеверий»62. И хотя большинство племен имеет двоякое или троякое имя Бога, это означает множественность только Его свойств.

Как видно из вышесказанного, Рождественский продолжил традицию защиты прамонотеизма приведением не только фактических данных, но и обращением к законам мышления. В заключение он утверждает, что монотеистические элементы в религиях нецивилизованных народов не могли быть результатом философских размышлений, поскольку эти элементы отрывочны в их верованиях и не возведены в принцип63.

Традицию анализа проблемы прамонотеизма в русской духовно-академической философии продолжал и профессор МДА Александр Иванович Покровский (1873—1940). Еще в магистерской диссертации «Библейское учение о первобытной религии. Опыт библейско-апологетического исследования» (1899) он развивал критику эволюционистов, утверждавших, что первобытна была самая грубая и несовершенная из религий. Он отмечал, что хотя не у всех современных ему нецивилизованных народов сохранялись монотеистические представления, эти племена не могут считаться идентичными первобытным, так как, в отличие от последних, спустились с уровня цивилизации к состоянию дикости. К тому же, по свидетельству О. Цокклера, «прямое наблюдение процесса религиозной депривации с решительно выраженной склонностью к фетишизму установлено окончательно, но нигде и никогда не наблюдалось противоположного явления, т. е. самостоятельного возникновения чистой, духовной, в особенности монотеистической религии из грубого фетишизма»64.

Первым в ряду элементов, составляющих религию, Покровский называет Откровение.

Хотя каждая религия заявляет притязание на монополию божественного откровения, «все исторически известные религии древности»65 прошли путь деградации от высших и более чистых к низшим и менее совершенным формам. Покровский видит причину этого в том, что религия первоначально имела сравнительно чистую и высокую форму; следовательно, она должна была быть открыта человеку извне66. Согласно толкованию Библии Покровского, политеизм появился в результате того, что человечество утратило духовную тонкость религиозного восприятия, поэтому не могло больше созерцать Бога, как в первобытные времена67.

61 Кудрявцев-Платонов. Указ. соч. Т. 2. Вып. 3. С. 364—396.

62 Waitz T. Antropologie der Natürvolker. Leipzig, 1860. Bd. 2. S. 167.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

63 Рождественский. Указ. соч. С. 272.

64 Zöckler O. Kritische Geschichte der Askese. Frankfurt am Main, 1863.

65 Покровский А. И. Библейское учение о первобытной религии. Свято-Троицкая Сергие-ва лавра, 1901. С. LVII.

66 Там же.

67 Там же. С. LVII-LVIII.

Покровский дополнил делавшиеся его предшественниками опровержения мнения, согласно которому библейское имя Бога Е1оЫш может пониматься как указание на множественность богов: это имя всегда служило обозначением одного божества, о чем свидетельствует тот факт, что в Библии так назван Хамос, бог моавитян, Дагон филистимлян и др.68 Множественное число могло использоваться как в качестве р1игаШ majestatis Беу та£ш1иШш8, аналогичного самодержавному «мы», так и в качестве р1игаШ intensitatis — выражения полноты божественной природы и множественности ее свойств69.

Покровский строил доказательство теории прамонотеизма, исходя из тезиса о единстве рода человеческого, который он подтверждал сходствами имеющихся у всех народов легенд о сотворении мира, грехопадении, первом братоубийстве и изобретении ремесел согрешившим братом, появлении многоженства у потомков последнего, потопе. Покровский особенно акцентировал наличие подобных легенд у китайцев, как наиболее удаленного территориально народа от евреев.

В вышедшей в 1900 г. статье «Критический разбор эволюционной теории первобытной религии» Покровский отмечал, со ссылкой на авторитетного философа религии Отто Пфлейдерера: «Теория первобытного фетишизма начинает утрачивать свой кредит в среде серьезных ученых, которые рассматривают его не как изначальную форму религии, а как "вырождение и отцвет возвышенных общих представлений"»70. К числу противников этой теории относятся Ф. М. Мюллер, О. Пфлейдерер (1839-1908), К. Р. Э. Гартман (1842-1906), Н.-Д. Фюстель де Куланж (1830-1889), Мен-де-Биран (1766-1824), К. Ф. А. Вут-тке (1819-1870), Л. де Ружмонт (1847-1921), В. Г. Ф. К. Баудисин (1789-1878), Ф.-В. Штраус (1809-1899) и О. Цокклер (1833-1906).

В статье того же года «Библия как основной источник для изучения первобытной религии» Покровский указывал, что даже некоторые эволюционисты, в частности Мензис и Шантепи де ля Соссе, признавали Библию авторитетным источником сведений о первобытной религии71.

Покровский отрицал противоречие Библии науке, на которое любили указывать эволюционисты: «Библия общим ходом своего повествования устанавливает то же самое, в особенности, например, в истории каинитов (культурно-материальный прогресс)»72. Наука признает, что история человечества не всегда шла неуклонно по пути прогресса, поэтому не противоречит Библии73.

Таким образом, мы видим, что Покровский в большей мере, чем предшествующие авторы, обращался к авторитетам и мнению ведущих исследователей.

В разработке идеи прамонотеизма участвовал непосредственный ученик Кудрявцева Алексей Иванович Введенский (1861-1913). В 1891 г. он защитил в МДА диссертацию «Вера в Бога, ее сущность и происхождение». Хотя в ней нет раздела, посвященного первобытной религии, в речи перед защитой он утверж-

68 Покровский. Указ. соч. С. 16.

69 Там же.

70 Там же. С. 481.

71 Там же. С. 183.

72 Там же. С. 188.

73 Там же.

дал, что в Ригведе, которая считалась памятником языческой веры, можно обнаружить «следы первобытного этического монотеизма»74. А уже в докторской диссертации «Религиозное сознание язычества. Опыт философской истории естественных религий» (1902) Введенский рассматривал причины последовательной замены одних форм религии другими. Поскольку, по его мнению, религия «есть свободно-сознательный союз Бога с человеком и человека с Богом»75, и «в язычестве человек стремится к Богу», но «он никогда не удовлетворяется теми формами, в которые все снова и снова облекает это свое стремление»76. При этом человек, лишенный непосредственного божественного воздействия, не может иметь ни истинной идеи Бога, ни адекватных средств для ее выражения77. Язычество, не знающее истинного Бога, но нуждающееся в Нем, стремилось изобразить Его таким, каким хотелось, чтобы Он был78. Не имея определенного представления, «мифотворящая фантазия»79 стремится создать понятный, конкретный образ80. Не удовлетворяясь им, она ищет другой, который ждет та же участь, и подобное происходит в течение всего мифотворческого процесса81.

Исходя из данных воззрений, Введенский пытался решить вопрос о форме первоначального монотеизма: последний мог пониматься как развитый или зачаточный (генотеизм), откровенный или «естественный». Введенский утверждал, что социологи и историки, полагавшие, что религия появилась не без содействия Бога, в число которых включал и себя, являлись сторонниками высоты и чистоты первоначального монотеизма. Поэтому Введенский считал, что во всех «великих исторических религиях»82, к которым он относил индийскую, персидскую, китайскую и египетскую, политеистические представления следует рассматривать как прибавление, появившееся в результате «позднейшего разложения»83. Предположения эволюционистов о первоначальном политеизме, который пытались обнаружить даже у евреев, являются, с его точки зрения, необоснованной гипотезой84. «Признание низших форм религиозного сознания началом религиозного процесса»85 несовместимо «ни со строгими требованиями логики, ни с бесспорными фактами религиозной истории человечества»86.

Таким образом, в концепции Введенского заметно вполне объяснимое влияние Кудрявцева.

74 Введенский А. И. Речь перед защитой диссертации «Вера в Бога, ее происхождение и основание» // Прибавления к творениям святых Отцов. 1891. Ч. 47. Кн. 2. (1-я пагинация). С. 476.

75 Он же. Религиозное сознание язычества. Опыт философской истории естественных религий. М., 1902. Т. 1. С. 98.

76 Там же. С. 103.

77 Там же. С. 123.

78 Там же. С. 122.

79 Там же. С. 118.

80 Там же.

81 Там же. С. 129.

82 Там же. С. 156.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

83 Там же.

84 Там же.

85 Там же. С. 162.

86 Там же.

Труды Кудрявцева и архимандрита Хрисанфа оказали влияние на исследование прот. Тимофея Буткевича (1854-1925), профессора Харьковского университета. Новизна его работы «Религия, ее сущность и происхождение» (1-й том — 1902) состояла в расширении круга западных исследователей, к которым обращались русские мыслители. Наравне с Ф. М. Мюллером Буткевич упоминал Гартмана, считавшего, что боготворение духов или «демонизм никогда не может развиться самостоятельно из первоначального безрелигиозного состояния»87.

Буткевич также приводил новые фактические сведения: африканцы верят, что Морунго, великий дух, создавший все вещи, живет над звездами. У племен, которых считали фетишистами, — ваника88 (Wanika), кимбундов89 (Kimbunda), мпонгве90 (M'pongwe), йеву91 и кру92, — путешественники и антропологи находят первоначальные монотеистические верования93.

Идею представителей русской духовно-академической философии о том, что Библия — древнейший исторический памятник, развивал в «Курсе основного богословия или апологетики» (первое издание — 1904) Иван Петрович Николин (1867-?), преподаватель Вифанской духовной семинарии. Он также обращал внимание на то, что в гимнах индийских Вед, египетских священных текстах просвечивает мысль о едином верховном Существе, возвышенном над всеми богами природы94. По мнению Николина, в религии Божество должно пониматься как личность, с которой человек находится в непосредственном общении, поэтому первоначальная религия должна была быть откровенной, как это показано в Библии. Следовательно, первой из религий появилась совершеннейшая — монотеистическая95.

Обратимся к традиции преподавания богословских дисциплин в университетах. Следует отметить, что в ней не было единогласной поддержки теории прамонотеизма. Прот. Александр Клитин (1860-1919), выпускник МДА, в работе «История религии (Опыт историко-богословского исследования)» (1910) отвергал логические попытки решения рассматриваемого вопроса, утверждая: «Там, где история молчит, ничего не может сказать никакая самая изобретательная философия»96.

Прот. Иаков Галахов (1865-1938), выпускник Казанской духовной академии, в работе «О религии. Богословско-философское исследование» (первое издание

87 Hartmann E. Ausgewählte Werke. Leipzig, 1888. Bd. 5. S. 97.

88 Ваника — племя в Восточной Африке.

89 Кимбунды (кимбунду) — народ, проживающий в Анголе.

90 Мпонгве — народ, принадлежащий к группе банту. Проживают в Габоне (среднее и нижнее течения реки Огове) и пограничных районах Экваториальной Гвинеи.

91 Еве — племя, проживающее к западу от реки Бенуэ.

92 Кру — народ, населяющий прибрежную часть Либерии и западные районы Кот-д'Ивуар.

93 Буткевич Т. А. Религия, ее сущность и происхождение (обзор философских гипотез). Харьков, 1902. Кн. 1. С. 254.

94 Николин И. П. Курс основного богословия или апологетики. Сергиев Посад, 1914. С. 74.

95 Там же. С. 72.

96 Клитин А. М., прот. История религии: Опыт историко-богословского исследования. Одесса, 1910. С. 61.

1-й части — 1911) ссылался на Кудрявцева, Введенского и Глаголева. Он утверждал, что «число богов, вначале небольшое, не сокращалось, а размножалось до тех пор, пока не было положено предела этому размножению решительным сознанием несостоятельности политеизма. Поэтому мы вправе думать, что если бы история получила возможность раскрыть более ранние эпохи, она увидела бы там, в глубине веков, самую простейшую форму религии в виде монотеизма»97. Также «мы не знаем, почему бы представление о едином Боге для человека могло быть труднее, чем представление о многих богах»98. Вероятнее предположить развитие от простого к сложному — от представления о единстве к представлению о множественности.

Галахов отмечал и тот факт, что если религия предполагает взаимодействие субъекта и объекта (что было замечено еще Кудрявцевым в диссертации «Религия, ее сущность и происхождение» (1870-1871)), то благодаря объективному источнику религии — воздействию Божества на человека — первобытная религия должна была быть чистым представлением о Боге — монотеизмом99.

Также Галахов кратко упоминает фактические данные. Геродот, Платон, Аристотель, Ямвлих, Прокл, Юлиан Отступник, Симплиций старались доказать, что учение о Едином Боге было изначально у язычников. Исторические исследования установили существование в древних религиях следов монотеизма. Свидетельства многих путешественников указали присутствие у многих нецивилизованных народов следов единобожия100. В книге Бытия человек изображен знающим единого Бога101.

Однако, исходя из вышеприведенного, Галахов не делал однозначного вывода об истинности теории прамонотеизма и призывал согласиться с Ф. М. Мюллером в том, что в первобытные времена не было «ни настоящего единобожия, ни настоящего многобожия»102.

К последним упоминаниям в дореволюционной России темы прамонотеизма можно отнести защищенную прот. Николаем Боголюбовым (1872-1934) в 1915 г. в МДА докторскую диссертацию «Философия религии». Боголюбов приводил некоторые свидетельства о наличии у индейцев представлений о высшей силе, от которой произошли все другие силы103, однако в заключительном разделе работы, посвященном «спиритуалистической пантеистической религии»104, разновидности которой появились у индийцев и греков, критиковал Введенского, утверждая, что «странно пытаться найти в ведийской или какой-либо другой натуралистической религии и воспоминание о первоначальном Божественном откровении. Думать, что среди отпавшего от Бога человечества могла некото-

97 Галахов И., прот. О религии. Богословско-философское исследование. Томск, 1914. Ч. 1. С. 206.

98 Там же. С. 207.

99 Он же. Религиоведение: богословско-философское исследование. М., 2008. С. 167.

100 Он же. О религии... С. 206.

101 Там же. С. 208.

102 Там же. С. 209.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

103 Боголюбов Н. Философия религии. К., 1915. С. 203-204.

104 Там же. С. 356-454.

рое время сама собой сохраняться более или менее чистая мысль о Боге, значит, слишком внешне понимать религию»105.

Историк религии и апологет профессор МДА Сергей Сергеевич Глаголев (1865-1937) написал на диссертацию Боголюбова критическую рецензию, которая выходила в трех выпусках. Во втором из них он отмечал, что внешнее понимание религии скорее выражается в мнении самого Боголюбова, считавшего, что вследствие разрыва с Богом у человека должны исчезнуть воспоминания об этом союзе и внутреннее чувство связи с Ним106. При этом Глаголев не решался признать, что какая-либо конкретная форма является первоначальной религией: «...поскольку наши познания заходят в древность, мы встречаемся со всеми известными нам типами религий: пандемонизмом, политеизмом, пантеизмом, монотеизмом. И рядом с этими воззрениями всегда существовал атеизм — не как незнание Бога, а как отрицание существующих религиозных форм»107.

Таким образом, в нашей статье было показано, что первое в духовно-академической традиции обращение в специальном исследовании к теме прамоно-теизма принадлежит Кудрявцеву, которого игнорировали как некоторые его современники, так и нынешние исследователи до последнего времени. Возможно, это обусловлено тем, что первое обращение Кудрявцева к этой теме обнаружено в его магистерской диссертации, которая еще не принесла ему известности в его время и не вошла в историю. Тем не менее прамонотеизм, хотя и не претерпевал значительных модификаций, был популярен вплоть до конца дореволюционного периода.

Также была определена следующая связь богословских предпосылок концепции с историческими аргументами: последние использовались для подтверждения первых и в то же время могли являться их источником, примером чего служит Библия, различные толкования которой использовались как для того, чтобы показать ее противоречивость эволюционистами, так и чтобы опровергнуть их мнение сторонниками прамонотеизма.

Обоснования теории прамонотеизма можно разделить на четыре группы: 1) аргументы, апеллирующие к Библии; 2) свидетельства памятников древних народов; 3) свидетельства этнографов о племенах, находящихся на низких степенях развития цивилизации; 4) философские доказательства, в частности то, согласно которому идея единства была проще для первобытного человека, чем идея множественности. Как мы видели, Кудрявцев в равной мере развивал первые три группы, а последующие исследователи сосредоточивали свое внимание преимущественно на одной какой-то группе аргументов. Так, Покровский искал прежде всего объяснения библейского имени Бога. Архим. Хрисанф и Рождественский упоминали свидетельства как о древних, так и о современных им нецивилизованных народах. Буткевич обращался преимущественно к современным, отставшим от цивилизации народам, в то время как Введенский и Ни-

105 Боголюбов. Указ. соч. С. 369.

106 Глаголев С. С. Критика: [Рец. на] Боголюбов Н. Философия религии: Ч. 1. Историческая. Т. 1. Киев, 1915 // Богословский вестник. 1916. Т. 1. № 1. С. 186.

107 Он же. Критика: [Рец. на] Боголюбов Н. Философия религии: Ч. 1. Историческая. Т. 1. Киев, 1915 // Богословский вестник. 1915. Т. 3. № 9 (1-я пагинация). С. 218.

колин, наоборот, интересовались исключительно древними. Галахов апеллировал в первую очередь к логике, к которой также обращались архим. Хрисанф, Рождественский и Введенский.

В советский период критики-атеисты не могли обойти концепцию прамоно-теизма стороной, так как на ней строилось историческое доказательство бытия Божия. В трудах первого поколения представителей «воинствующего безбожия» (Е. Ярославского, И. Скворцова-Степанова, А. В. Луначарского) разрабатывалась теория первоначального безрелигиозного состояния108. Поскольку русские мыслители использовали те же факты, что и впоследствии В. Шмидт, следует сказать, что советский религиовед И. А. Крывелёв отмечал установленные учеными неправильное истолкование этнографических данных и прямые фальсификации в сочинениях австрийского исследователя109. Однако, как мы видели, факты, приведенные рассматриваемыми мыслителями, на которые позднее ссылался Шмидт, не допускают неоднозначного понимания.

Обращение к концепции прамонотеизма в духовно-академической традиции, безусловно, было предпринято в апологетических целях. Возможно, в связи с этим оно считалось необъективным и не было принято мировым религиоведением, в котором господствовал эволюционизм до появления работ Э. Лэнга и В. Шмидта. Следует отметить, что идеи последнего были подвергнуты критике по тем же причинам. Так, по мнению К. Рудольфа (1922—2014), «нет сомнений, что Шмидт использовал теорию культурных кругов для исторического доказательства бытия Бога. Его теория прамонотеизма сразу приобрела дурную славу среди этнологов, поскольку всем было очевидно, что она в гораздо большей степени служит целям католической теологии, чем целям непредвзятого исследования»110. Хотя данное замечание трудно назвать конструктивным опровержением теории, современное российское религиоведческое общество в большинстве поддерживает подобную критику, поскольку, вероятно, считается, что использование РПЦ в поддержку своего авторитета определенных религиоведческих трудов может компрометировать последние111.

Содержательной в собственном смысле можно назвать только судьбоносную критику, предпринятую Р. Петтаццони в работе «Бог. Становление и развитие монотеизма в истории религий. Небесное существо в верованиях первобытных народов»112. По свидетельству священника А. Афанасьева, итальянский религиовед на основании тщательного исследования современных ему нецивилизованных народов утверждал, что в первоначальном представлении Высшее Существо

108Антонов. Указ. соч. С. 154.

109 Крывелёв И. А. Прамонотеизма теория // Советская историческая энциклопедия / Е. М. Жуков, ред. Т. 11. С. 523-524.

110 Rudolf K. Kulturkreiselehre // The Encyclopedia of Religion. 1986. Vol. 8. P. 398.

111 Красников А. Н. Методологические проблемы религиоведения: Учеб. пособие. М., 2007; Шахнович М. М. Этос истории науки: о реконструкции российского религиоведения советского периода // Государство, религия, церковь в России и за рубежом. 2015. № 1 (33). С. 185-197; Элбакян Е. С. Современное российское религиоведение — в горе и в радости // Религиоведческие исследования. M., 2015. № 1 (11). С. 191-199.

112 Pettazzoni R. Dio. Formazione e sviluppo del monoteismo nella storia delle religioni. L'essere celeste nelle credenze dei popoli primitive. R., 1922.

являлось персонификацией неба, к которой сторонники прамонотеизма ошибочно применяли «категории христианских традиций при определении образов и функций верховных существ»113. Петтаццони видел причину зарождения монотеизма в отвержении религиозным лидером всех других богов с целью уверить в существовании единого бога, указывая на то, что в иудаизме, христианстве и исламе «провозглашению единого Бога всегда сопутствует отрицание всех других богов»114. Тем не менее Петтаццони утверждает, что и «эволюционистский скептицизм и прамонотеистическая экзальтация ныне уже отвержены наукой»115.

Однако в отечественном религиоведении интерес к концепции прамонотеизма возобновился после полувекового перерыва. Так, в 1968 г. в МДА была защищена кандидатская диссертация протоиерея Александра Меня «Элементы монотеизма в дохристианских религиях и философии». В первых двух томах семитомной работы «История религии. В поисках Пути, Истины и Жизни»116 он ссылался как на западных мыслителей (Шеллинга, Макса Мюллера, Шмидта), так и на многих духовно-академических (Буткевича, Введенского, Глаголева, Кудрявцева-Платонова, Рождественского, Тихомирова). Современный историк религии А. Б. Зубов отмечает, что хотя в наше время никто не принимает рассматриваемую теорию в полном объеме, отдельные ее положения имеют сторонников117, к которым относится он сам. Конечно, в работах представителей духовно-академической школы мы не можем найти достаточных оснований для принятия теории прамонотеизма на современном уровне развития науки. Тем не менее нельзя отрицать тот факт, что дореволюционные исследователи собрали огромный материал, соответствовавший уровню развития науки XIX в. и достаточный если не для того, чтобы опровергнуть противоречащие гипотезы, то, по крайней мере, для того, чтобы поставить их под сомнение. Зубов утверждает, что в современном религиоведении существуют только два направления: «Одни ученые вовсе отказались искать какой-либо смысл в религиозной жизни человечества»118, в то время как только теистическая или историко-феноменологическая традиция ставит своей целью «изучение проявлений божественного в истории человечества»119. Следовательно, современное понимание, согласно которому если прамонотеизм не может быть доказан, эволюционизм тем не менее не принимается, было заложено еще в духовно-академической традиции. Также не следует забывать о том, что она уделяла большее внимание этнографическим данным, чем другие направления русской философии, обращавшиеся к изучению религий. Изучение духовно-академической традиции важно и для того, чтобы

113 Афанасьев А., свящ. Критика Р. Петтаццони в отношении концепции прамонотеизма

B. Шмидта // Христианское чтение. 2017. № 1. С. 146.

114 Pettazzoni. La formation du monothéisme // Revue de l'histoire des religions. 1923. Vol. 88. P. 196.

115 Афанасьев. Указ. соч. С. 149.

116 Мень А. В. История религии. В поисках Пути, Истины и Жизни: В 7 т. М., 1991—1992.

117 Зубов А. Б. Прамонотеизма теория // Большая российская энциклопедия. 2015. Т. 27.

C. 385.

118 Он же. История религий. Книга первая: Доисторические и вне-исторические религии: Курс лекций. М., 1997. С. 18.

119 Там же. С. 20.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

не идти теми путями ее представителей, которые признаются ошибочными как противниками концепции прамонотеизма, так и ее сторонниками.

Ключевые слова: прамонотеизм, русская духовно-академическая традиция, Кудрявцев-Платонов, язычество, нецивилизованные народы, памятники древних религий, Макс Мюллер.

Список литературы

Антонов К. М. Идеи Вильгельма Шмидта в истории российского религиоведения: полемика, апология, рецепция // «Наука о религии», «Научный атеизм», «Религиоведение»: актуальные проблемы научного изучения религии в России XX — начала XXI в. / К. М. Антонов, сост., предисл., ред. М., 2014. С. 148-166. Афанасьев А., свящ. Критика Р. Петтаццони в отношении концепции прамонотеизма

B. Шмидта // Христианское чтение. 2017. № 1. С. 144-151.

Афанасьев А. А. Богословский анализ критики религиоведческих концепций Вильгельма

Шмидта (1868-1954): Автореф. дис. ... канд. богословия. СПб., 2018. БоголюбовН. Философия религии. К., 1915.

Буткевич Т. А. Религия, ее сущность и происхождение: Обзор философских гипотез. Харьков, 1902. Кн. 1.

Введенский А. И. Религиозное сознание язычества: Опыт философской истории естественных религий. М., 1902. Введенский А. И. Речь перед защитой диссертации «Вера в Бога, ее происхождение и основание» // Прибавления к творениям святых Отцов. 1891. Ч. 47. Кн. 2 (1-я пагинация).

C. 476.

Галахов И., прот. О религии. Богословско-философское исследование. Томск, 1914. Галахов И., прот. Религиоведение: богословско-философское исследование. М., 2008. Глаголев С. С. Критика: [Рец. на] Боголюбов Н. Философия религии: Ч. 1. Историческая.

Т. 1. Киев, 1915 // Богословский вестник. 1915. Т. 3. № 9 (1-я пагинация). С. 91-222. Глаголев С. С. Критика: [Рец. на] Боголюбов Н. Философия религии: Ч. 1. Историческая.

Т. 1. Киев, 1915 // Богословский вестник. 1916. Т. 1. № 1. С. 186. Дюмон-Дюрвиль Ж. Путешествие вокруг света. М., 1837.

Зубов А. Б. История религий. Книга первая: Доисторические и вне-исторические религии: Курс лекций. М., 1997. Зубов А. Б. Прамонотеизма теория // Большая российская энциклопедия. 2015. Т. 27. С. 385.

Клитин А. М., прот. История религии: Опыт историко-богословского исследования. Одесса, 1910.

Красников А. Н. Методологические проблемы религиоведения: Учеб. пособие. М., 2007. Крывелёв И. А. Прамонотеизма теория // Советская историческая энциклопедия /

Е. М. Жуков, ред. Т. 11. С. 523-524. Кудрявцев-Платонов В. Д. Сочинения. Сергиев Посад, 1892.

Лессинг Г. Воспитание человеческого рода // «Лики культуры»: Альманах / М. Левина, пер. М., 1995.

Мень А. В. История религии. В поисках Пути, Истины и Жизни: В 7 т. М., 1991-1992. Николин И. П. Курс основного богословия или апологетики. Сергиев Посад, 1914. Платон. Собрание сочинений: В 4 т. М., 1994. Платон. Сочинения: В 4 т. СПб., 2007.

Поздняков А. А. Философия религии А. И. Введенского // Контекст и рефлексия: философия о мире и человеке. 2017. Т. 6. № 2А. С. 218-236.

Покровский А. И. Библейское учение о первобытной религии. Свято-Троицкая Сергиева лавра, 1901.

Ригведа. Мандалы / Я. Елизаренкова, изд. М., 1999.

Рождественский Н. П. Христианская апологетика. Курс основного богословия, читанный студентам в 1881/2 учебном году. Посмертное издание СПбДА / А. Предтеченский, изд. СПб., 1884.

Сочинения святого Иустина, философа и мученика / Прот. П. Преображенский, изд. М., 1891.

Фурсов В. А. Учение епископа Хрисанфа (Ретивцева) о первоначальном монотеизме и рецепция данного учения в творчестве В. С. Соловьева // Исторические, философские, политические и юридические науки, культурология и искусствоведение. Вопросы теории и практики. 2016. № 4 (66). Ч. 1. С. 192-195.

Хрисанф (Ретивцев), архим. Религии древнего мира в их отношении к христианству. СПб., 1873.

Шахнович М. М. Этос истории науки: о реконструкции российского религиоведения советского периода // Государство, религия, церковь в России и за рубежом. 2015. № 1 (33). С. 185-197.

Элбакян Е. С. Современное российское религиоведение — в горе и в радости // Религиоведческие исследования. M., 2015. № 1 (11). С. 191-199.

Aristoteles Graece ex recensione Immanuelis Bekkeri. B., 1831. Vol. 1. P. 856. Рус. пер.: Псевдо-Аристотель. О мире / И. И. Маханьков, пер. URL: http://ancientrome.ru/antlitr/psdarist/ pax_f.htm (дата обращения: 27.09.18).

Bohlen P. Das alte Indien, mit besonderer Rücksicht auf Aegypten. Königsberg, 1830.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Cudworth R. The true intellectual system ofthe universe, wherein all the reason and the philosophy of atheism is confuted. L., 1678.

Demonstrations Évangeliqués. Petit-Montrouge, 1843.

Görres J. J. Mythengeschichten der asiatischen Welt. Heidelberg, 1810.

Hartmann E. Ausgewählte Werke. Leipzig, 1888.

MauryA. Des travaux modernes sur l'Egypte. P., 1855.

Müller J. G. Geschichte der amerikanischen Urreligionen. Basel, 1855.

Pettazzoni R. Dio. Formazione e sviluppo del monoteismo nella storia delle religioni. L'essere celeste nelle credenze dei popoli primitive. R., 1922.

Pettazzoni R. La formation du monothéisme // Revue de l'histoire des religions. 1923. Vol. 88. P. 192-229.

Kraft J. Religionsgeschichte und Religionsphilosophie. Stuttgart, 1847. S. 168.

Ritter С. Die Erdkunde im Verhältniss zur Natur und zur Geschichte des Menschen. B., 1822.

Rudolf K. Kulturkreiselehre // The Encyclopedia of Religion. 1986. Vol. 8. P. 398.

Waitz T. Antropologie der Natürvolker. Leipzig, 1860.

Zöckler O. Kritische Geschichte der Askese. Frankfurt am Main, 1863.

Vestnik Pravoslavnogo Sviato-Tikhonovskogo

gumanitarnogo universiteta.

Seriia I: Bogoslovie. Filosofiia. Religiovedenie.

2018. Vol. 79. P. 77-97

DOI: 10.15382/sturI201879.77-97

Ksenia Zakharova, Postgraduate student, St. Tikhon Orthodox University Lihov per., 6-1, Moscow, 127051, Russian Federation xenzah@yandex.ru

ORCID: 0000-0003-3455-6851

From the History of Russian Religious Studies: the Concept of Urmonotheismus in Russian Academic Theological Philosophy

K. Zakharova

Abstract: This article is devoted to Urmonotheismus, a concept that views faith in one God as the initial form of religious consciousness and the subsequent development of religious ideas in paganism as degradation. Arguments and facts in support of the concept of Urmonotheismus can be divided into the four groups: 1) arguments that appeal to the Bible; 2) evidence of monuments of ancient peoples; 3) testimonies of ethnographers about tribes that are at primitive levels of development; 4) philosophical arguments, particularly the argument that the idea of unity was simpler for primitive man than the idea ofplurality. The article shows the influence of Kudryavtsev-Platonov, the first Russian founder of the concept in question, on the representatives of the subsequent academic theological tradition, namely archimandrite Khrisanf(Retivtsev), N. P. Rozhdestvensky, A. I. Pokrovsky, A. I. Vvedensky, archpriest Timofey Butkevich, I. P. Nikolin, as well as on teachers of theological disciplines at universities: archpriest Alexander Klitin, archpriest Iakov Galakhov and archpriest Nikolay Bogolyubov. The article also discusses the Russian receptions and criticism of Western scholars in this sphere. Besides, the article shows how far ahead the representatives of the Russian pre-revolutionary science were of the Western scholars, e.g. A. Lang and W. Schmidt. Finally, the article deals with the criticism of the conception of Urmonotheismus in Russia and abroad as well as with the attitude of contemporary religious scholars to it.

Keywords: Urmonotheismus, academic theological tradition, Kudryavtsev-Platonov, heathendom, uncivilized peoples, records of ancient religions, Max Muller.

Antonov K. M. (2014) "Idei Vil'gel'ma Shmidta v istorii rossiiskogo religiovedeniia: polemika, apologiia, retseptsiia" ["Ideas ofWilhelm Schmidt in the History of Russian Religious Studies: Polemic, Apology, Reception", in K. M. Antonov (ed.) «Nauka o religii», «Nauchnyi ateizm», «Religiovedenie»: aktual'nye problemy nauchnogo izucheniia religii v Rossii 20 — nachala 21 v. ["Religious Science", "Scientific Atheism", "Religious Studies": Topical Issues in the Scientific Study of Religion in Russia in the 20th — early 21st Centuries"]. Moscow, pp. 148— 166 (in Russian).

Afanas'ev A., priest (2017) "Kritika R. Pettatstsoni v otnoshenii kontseptsii pramonoteizma V. Shmidta" ["R. Pettazzoni's Criticism of W. Schmidt's Conception of Urmonotheism"]. Khristianskoe chtenie. 2017, vol. 1, pp. 144—151 (in Russian).

References

Afanasyev A. (2018) Bogoslovskiy analiz kritiki religiovedcheskikh kontseptsiy Wilgelma Shmidta (1898—1954) [Theological Analysis of the Critique of Religious Concepts by Wilhelm Schmidt (1898-1954)]. Saint-Petersburg.

Elbakian E. S. (2015) "Sovremennoe rossiiskoe religiovedenie — v gore i v radosti" ["Modern Russian Religious Studies — in Trouble and in Joy"]. Religiovedcheskie issledovaniia. 2015, vol. 1 (11), pp. 191-199 (in Russian).

Elizarenkova Ia. (ed.) (1999) Rgveda. Moscow (in Russian).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Fursov V. A. (2016) "Ucheniye yepiskopa Khrisanfa (Retivtseva) o pervonachal'nom monoteizme i retseptsiya dannogo ucheniya v tvorchestve V. S. Solov'yeva" [The doctrine of Bishop Chrysanth (Retivtsev) about the initial monotheism and the reception of this doctrine in the works of V. S. Solovyov]. Istoricheskiye, filosofskiye, politicheskiye i yuridicheskiye nauki, kul'turologiya i iskusstvovedeniye. Voprosy teorii ipraktiki. 2016, vol 4 (66), pp. 192-195.

Galakhov I., archpriest (2008) Religiovedenie: bogoslovsko-filosofskoe issledovanie [Religious Studies: Theological and Philosophical Research]. Moscow (in Russian).

Krasnikov A. N. (2007) Metodologicheskieproblemy religiovedeniia [Methodological Problems of Religious Studies]. Moscow (in Russian).

Kryvelev I. A. "Pramonoteizma teoriia" ["Theory of Urmonotheism"], in E. M. Zhukov (ed.) Sovetskaia istoricheskaia entsiklopediia [Soviet Historical Encyclopaedia], vol. 11, pp. 523-524 (in Russian).

Lessing G. (1995) "Vospitaniye chelovecheskogo roda" [Education of the human race]. "Liki kul'tury": Al'manakh. Moscow, 1995, pp. 479-499.

Men' A. V. (1991-1992) Istoriia religii. V poiskakh Puti, Istiny i Zhizni [History of Religion. In Search of the Way, Truth and Life]. Moscow (in Russian).

Pettazzoni R. (1922) Dio. Formazione e sviluppo del monoteismo nella storia delle religioni. L'essere celeste nelle credenze deipopoliprimitive. Rome.

Pettazzoni R. (1923) "La formation du monothéisme". Revue de l'histoire des religions. 1923, vol. 88, pp. 192-229.

Platon. Sobranie sochinenii [Plato. Collected Works]. Moscow, 1994 (in Russian).

Platon. Sochineniia [Plato. Works]. St Petersburg, 2007 (in Russian).

Pozdnyakov A. A. (2017) "Filosofiya religii A. I. Vvedenskogo" [The A. I. Vvedensky's Philosophy of Religion]. Kontekst i refleksiya: filosofiya o mire i cheloveke [Context and reflection: philosophy about the world and man]. 2017, vol. 6.2A, pp. 218-236.

Rudolf K. (1986) "Kulturkreiselehre", in The Encyclopedia of Religion, vol. 8, p. 398.

Shakhnovich M. M. (2015) "Etos istorii nauki: o rekonstruktsii rossiiskogo religiovedeniia sovetskogo perioda" ["Ethos of the History of Science: On the Reconstruction of the Russian Religious Studies of the Soviet Period"]. Gosudarstvo, religiia, tserkov' vRossii iza rubezhom. 2015, vol. 1 (33), pp. 185-197 (in Russian).

Zubov A. B. (1997) Istoriia religii. Kniga pervaia: Doistoricheskie i vne-istoricheskie religii: Kurs lektsii [History of Religion. Book 1: Prehistoric and Non-Historic Religions: Lectures] Moscow (in Russian).

Zubov A. B. (2015) "Pramonoteizma teoriia" ["Theory of Urmonotheism"], in Bol'shaia rossiiskaia entsiklopediia [Large Russian Encyclopaedia]. 2015, vol. 27, p. 385 (in Russian).