Научная статья на тему 'Итальянский текст в прозе Л. Андреева'

Итальянский текст в прозе Л. Андреева Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

CC BY
150
38
Поделиться
Ключевые слова
Л. АНДРЕЕВ / ИТАЛЬЯНСКИЙ ТЕКСТ / РИМ / КАМПАНЬЯ / L. ANDREEV

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Бушмина И. В.

В статье рассматривается итальянский текст и его место в творчестве Л. Андреева. Анализ малой прозы («Призраки», «Губернатор», «День гнева», «Чемоданов») и романа «Дневник Сатаны» в соответствии с хронологией их написания позволяет проследить семантическую динамику образа Италии.

Похожие темы научных работ по литературе, литературоведению и устному народному творчеству , автор научной работы — Бушмина И.В.,

Italian text in the prose of L. Andreev

The article deals with the Italian text and its role in the works of L. Andreev. The analysis of short prose (“Ghosts”, “Governor”, “The Day of Wrath”, “Chemodanov”) and the novel “Satan’s Diary” in accordance with the time of their writing helps to reveal the semantic dynamics of the image of Italy.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Итальянский текст в прозе Л. Андреева»

Драфт: молодая наука

И.В. БУШМИНА (г. Кемерово, Россия)

УДК 821.161.1.3 (Андреев Л.)

ББК Ш33(2Рос=Рус)-8,444

ИТАЛЬЯНСКИЙ ТЕКСТ В ПРОЗЕ Л.АНДРЕЕВА

Аннотация. В статье рассматри вается и тальянски й текст и его место в творчестве Л. Андреева. Анали з малой прозы («При зраки», «Губернатор». «День гнева», «Чемоданов») и романа «Дневник Сатаны» в соответствии с хронологией их написания позволяет проследить семантическую динами ку образа Итал .

Ключевые слова: Л. Андреев, и тальянски й текст, Ри м, Кампанья.

В жизни и творчестве Л.Н. Андреева значительное место занимает Италия, которую он посещал четыре раза (19061, 1907, 1912 и 1914 гг.). В дневниках и письмах Л. Андреева отразились те яркие впечатления, которые оставила эта страна в душе писателя. Именно на основе этих впечатлений Р. Джулиани2 в своих исследованиях приход т к доказательству того, насколько знач мо это пространство для Андреева и в биографи и, и в творчестве. На наш взгляд, проблема отражения образа Италии в творчестве Л. Андреева заслуживает особого вн ман я.

На более ярко образ Итал отражен в так х про зведен ях, как «Призраки» (1904), «Губернатор» (1905), «День гнева» (1910), «Чемоданов» (1916), «Дневник Сатаны» (1919). Обратимся к их рассмотрению с целью выявления того, как Андреев отходит от восприятия данного пространства как географического и привносит в него новый художественный смысл.

Так, образ Италии в рассказе «Призраки» (1904) появляется, в первую очередь, через оп сан е пейзажей, зображенных на карт нах. У Егора Тимофеевича в комнате психиатрической лечебни цы было следующее: «...Развесил картинки, которые привез с собою, и большой фотограф ческ й портрет сына, умершего еще ребенком от д ф-тер та, тогда комната пр няла совсем уютный, даже праздн чный в д. А карт нк был так е: девушка с гусям на лугу, ангел, благо-

1 Важно отметить, что первый визит в Италию состоялся в сложный период жизни Л. Андреева: после смерти его первой жены, А.М. Велигорской, писатель уезжает именно туда, на остров Капри, к М. Горькому.

2 Благодар м Р. Джул ан за предоставленные матер алы сследован й «Леон д

Андреев в Р ме» ««Рогоносцы» Л. Андреева л не звестные стран цы острова

Капр ».

Драфт: молодая наука

словляющий город, и мальчик-и тальянец» [Андреев 1990: 74]. Показательно, что именно подборка таких картин становится причиной гордости главного героя: портрет умершего сына, изображение мальчика-итальянца, гусей, которые по легенде спасли Рим, ангел, который благословляет город. Через картины отражается тесная связь не только в сознан душевнобольного героя, но у всех героев между смертью, горем и благодатью Господней, спасением, что подчеркивает символически й образ Италии.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Помимо комнаты Егора Тимофеевича образ Италии реализуется через героиню Марию Астафьевну. Для автора важно то, что Мария Астафьевна в период размышлений о любви к доктору Шевыреву си -дела именно у итальянского окна: «Кроме трех жилых комнат, в мезонине была четвертая, совершенно пустая, с огромным итальянским окном, занимавшим почти целую стену. Все окно состояло из мелких разноцветных стекол в узорчатой сетке деревянного переплета было сделано архитектором для красоты; и снаружи было действительно крас во, но внутр создавалось что-то беспокойное, неопределенное, раздражающее» [Андреев 1990: 84]. Создается ощущение, что комната была создана специально для этого окна, так как никаких предметов в ней как будто не было. Противоречивость этого описания подчеркивается тем, что, несмотря на внешнюю красоту в тражного стекла, за ним кроется ужас: «Особенно противно было желтое: как бы хорош и ярок н был день, оно делало его мрачным, пр зрачным, зловещ м, угрожающ м какою-то бедою, намекающ м на какое-то страшное преступлен е. И станов лось тоскл во, не вер лось, что доктор Ше-вырев сделает ее своею женою. Если бы не это стекло, она давно объ-ясн лась бы с н м; каждый раз Мар я Астафьевна давала клятву не смотреть в окно... И соседство этого окна с кабинетом доктора тревожило ее, как какая-то близкая, но несознаваемая опасность» [Андреев 1990: 84]. Желтый цвет не несет для героини радости и света, а пугает болезненностью мрачностью. Именно окно отделяет героев от светлого и счастливого будущего, являясь препятствием для объяснений. В нем заложена д хотом я ж зн смерт . В рассказе появлен е образа тальянского окна связано менно с неоднозначностью, неразреш мо-стью соед нен ем двух прот воположных начал.

Есл в рассказе «Пр зрак » образ Итал появляется достаточно размыто, то в повести «Губернатор» (1905) он присутствует три жды и более явно. Петр Иль ч, губернатор, отдавш й пр каз о расстреле ра-боч х, глубоко переж вает последств я этого поступка: «И как м странным путям шла эта мысль: подумает он о своем давнем путе-шеств по Итал , полном солнца, молодост песен, вспомн т ка-

Драфт: молодая наука

кого-нибудь итальянского нищего - и сразу станет перед ним толпа рабочих, выстрелы, запах пороха, кровь» [Андреев 1990: 100]. Находясь в состоян тяжелого эмоц онального потрясен я экз стенц -ального кризиса, главный герой пытается уйти от душевных мук через воспом нан я менно тальянского пространства. По сут , Итал я в сознан губернатора ассоц руется с беззаботностью существован я.

Второй раз пространство Итал появляется через зображен е лунного пейзажа, которое видит герой, проходя по своему кабинету. Показательно, что карт на в с т не ровно, а кр во, что говор т о покачнувшемся м ре губернатора. Ранее он не замечал этого, а в пылу переж ван й ощущает раздражен е от беспорядка разрух в не де-альном окружающем м ре. Пр том Итал я как воплощен е д лл че-ского пространства является некой константой по отношен ю к зме-няющемуся м ру людей: «Откуда-то являл сь, ход л твердым прямым шагам , а над н м боком в сел тальянск й пейзаж, устра-вал пр емы, даже танцы, а потом куда-то счезал » [Андреев 1990: 107]. Все суетное уход т, а вечное смотр т на н х равнодушно. В данной фразе мы в д м, как «выламывается» этот образ з м ра губернатора: после оп сан я людей неож данно появляется «а над н м », которое выстра вается менно как страт рованное, оппоз ц онное начало. Как было отмечено И.П. Захариевой, образные построения андреевского реал зма прон заны пространственным оппоз ц ям , которые пр бл жают его художественный ст ль к с мвол зму, двоем р ю. Подобное тяготен е к «абстракц ям» выражается в творчестве Андреева в новых образных формах [Захариева 2002: 7-8].

Так, Петр Иль ч наход тся в оппоз ц к своему окружен ю. Близкие уговаривают его уехать в отпуск и скрыться от глаз «Закона Мст теля», а также подчерк вают, что когда обстановка успоко тся, то «сюда и итальянская опера прибудет» [Андреев 1990: 137]. Предполагаемая встреча с Итал ей связана с возвращен ем героя в пр выч-ный, спокойный м р, где для него нет н какой опасност : «Мы будем слушать, а их превосходительство пусть себе гуляют на здоровье!» [Андреев 1990: 137]. Таким образом, в рассказе с пространством Ита-л связаны мот в покоя, гармон , что по сут своей связано с пространством Эдема. В итальянской опере, в путешествии в эту страну, в тальянском пейзаже скрывается попытка героев уйт от опасной, неспокойной действ тельност желан е ж ть.

Противоположная ситуация отражается в рассказе «День гнева» (1910). Несмотря на то, что события рассказа не имеют точной географ ческой пр вязанност , станов тся понятно, что аллегор ческое по-вествован е связано с тальянск м текстом. Главный герой, Джеро-

Драфт: молодая наука

нимо Пасканья, «сицилийский бандит, убийца, грабитель, преступник», поет гимн свободе и революции, гимн Судному дню, Дню гнева (от лат. - Dies Irae). Имя же главного героя, Джеронимо, связано с пророком Иеремией в итальянской транскрипци и. Иеремия - ветхозаветный пророк, обличавший иудеев за отступление от Истинного Бога и поклонение идолам, предрекая им бедствия и опустошающую войну. По сути, Джеронимо в «Дне гнева» выполняет те же функции, пророчествуя, что падут вновь стены тюрьмы наступ т день свободы справедл вост .

Показательно также, что в XIX веке Сицилия - один из важнейших в Италии центров революционного дви жения, арена буржуазных революций 1820 и 1848 гг. и восстания сельскохозяйственного пролетар ата крестьянской бедноты в конце века. Имя одного з персонажей рассказа также связано с революц онным дв жен ем - Джузеппе. По всей видимости, это аллюзия к известному Джузеппе Гарибальди, почт вся ж знь которого связана с революц онным дв жен ям .

Особое внимание стоит обратить на то, что рассказ представлен как «свободная песня о грозных днях справедливости и кары». Немаловажное место в рассказе зан мает од н з ключевых мот вов для творчества Л. Андреева - мотив танца. Джеронимо отмечает, что в честь «праздн ка» торжества свободы справедл вост герой соб ра-ется танцевать тарантеллу, народный тальянск й танец с нарастающим ритмом. В Итали и существовало представление, что во время этого танца происходит очищение человека, выплеск негативного. В «Дне гнева» отражается, по сут , судьба человечества с его стремлен ем сброс ть цеп стать свободным. Образ Итал подсвеч вает дею апокал пт чност дв жен я стор человечества.

В повести «Чемоданов» (1916) открывается новая грань образа Италии. Перед читателем появляется герой, который по велению Рока странствует по миру «в поисках счастья» и самоопределения. Рожденный в одном из городов Сибири, он попал в Тифлис, Африку, Неаполь, исходил всю Италию, путешествовал в Швейцарию, Францию, Марсель, Алжир, Москву и, наконец, вернулся в Сибирь. Таким образом, географ ческ путь странств й главного героя образует знак беско-нечност . Итал я наход тся в центре этого знака связана с Роком, бесконечно довлеющим над героем. Важно, что герой изначально является с ротой, подброшенным в чемодане, отсюда про схожден е его фамили и. Т ак, образ Итали и и ее место в странствиях главного героя раскрывает бесконечность пут ос ротевшего человечества в по-сках смысла ж зн , предназначен я борьбы с Роком, который ведет человека.

Драфт: молодая наука

Особое место в творчестве Л. Андреева занимает роман «Дневник Сатаны» (1919). Все события, которые происходят в романе, связаны с Италией. Сатана, вочеловечившийся в теле американского миллиарде-ра-филантропа Генри Вандергуда, попадает в Италию, на просторы Кампаньи и затем - в Рим. Пространство в «книге итогов» [Московки -на 2005] насыщено мифопоэтическим подтекстом. Это не реальное пространство, а символ того, что не дает покоя автору на протяжении всего творчества. Свой приход на землю Сатана объясняет следующим образом: «Мне стало скучно... в аду, и Я пришел на землю, чтобы лгать и играть <...> Моими подмостками будет земля, а ближайшей сценой Рим» [Андреев 1996: 120]. В романе символически разворачи -вается Р м как театральное пространство, насыщенное культурно-стор ческ м образам .

Во-первых, главный герой попадает в рел г озно-м ст ческую атмосферу, которая перекликается с Откровением Иоанна Богослова, тем самым сюжет «драмы» актуал з рует апокал пт ческ е мот вы. Показательна с туац я въезда Сатаны в город его вос-пр ят е Р ма как проклятого страшного места. Герой чувствовал «запах Нерона и крови», железа, огня. Знаменательно, что все образы, которые всплывают в памяти Вандергуда-Сатаны: Нерон, Цезарь, гладиаторские бои - связаны с насилием. А символика железа огня ассоц руется с адск м пространством, напом ная о геенне огненной.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Смену субъектной реал зац Сатаны-Вандергуда в постановке

апокал пс ческой пьесы от реж ссера к мар онетке предсказывает неож данно открывающееся в своем бытовом аспекте пространство Р ма. Вечный город встречает вочеловеч вшегося героя не декорац -ям к «драме», а р тмом современного города: «Когда-то это было вечным городом, а теперь это л шь большой город, чем он больше, тем он дальше от вечност » [Андреев 1996: 151].

В аспекте ант ном ческ х отношен й между прошлым насто-ящ м сто т обрат ть вн ман е на то, как воспр н маются в конце III части Сатаной музе и, которые являются неотъемлемой частью Ри -ма. Истор ческое пространство время становятся показателем чело-вечност . Музей, как осколок прошлого, в котором мерцает ст на, оценен лишь падшим ангелом. Желание сохранить, уберечь Ватикан, музе пр ход т менно Сатане, пост гшему вел ч е человеческого духа, а люд не пон мают важност сохранен я культурноисторических ценностей. Музеи как бы распахивают пространство и время, открывают божественный замысел, а утрата в ден я человека «как венца творен я» - закрывает.

Драфт: молодая наука

В данном контексте показательны зображен я пространства Р -ма Кампань . Катастроф ческ й взрыв главного героя с наступлен -ем ночи происходит в кабинете Магнуса, расположенном в доме Сата-ны-Вандергуда. Пространство сужается по воле Магнуса. Несмотря на то, что эта комната меет окно, за которым свет т луна, возн кает ощущен е закрытого пространства, которое в свою очередь связано с л шен ем Сатаны уже обретенного смысла ж зн . В п к разговора, открывающего замысел Магнуса, Сатана хочет вырваться з этого пространства: «. Может быть, мы поедем на автомоб ле в Кампа-нью?» [Андреев 1996: 231]. На протяжении всего романа именно с Кампаньей связана любовь Сатаны к его Мадонне, Мари и. Только на просторах Кампань Сатана ощущает свободу любовный трепет. Рим, как современный Вавилон, связан в романе с убийством человеком обманом. Последняя фраза, пов сшая без ответа, обращена не только к главному герою: «Ты зачем пр шел сюда? Играть, ты говор л? Пр думать какую-н будь новую злую гру, где мы плясал бы под твою музыку? . теперь земля выросла больше не нуждается в твоих талантах» [Андреев 1996: 246]. Отказ Сатане в нужности и акту-альност его «талантов» в современном Р ме возвращает к теме театра. Сатану л шают даже статуса мар онетк - он вынос тся за пределы действа, его «талант» не востребован. Реж ссер-Магнус отказывает Сатане-Вандергуду в любой поз ц по отношен ю к земной ж зн выбрасывает его в «мусорный ящ к». Так, образ Р ма, как Вечного города, меет свой культурно- стор ческ й ореол, реал зованный в романе. Главный герой, попадая менно в Вечный город, обретает теряет смысл человеческой ж зн . По сут , автор с самого начала зображает Р м как пространство, представляющее собой деальную декорац ю для апокал пс ческого событ я.

Таким образом, мы видим, что Италия в творчестве Л.Н. Андреева не только занимает одно из ключевых мест, но и представлена как семант ческ усложненная с стема образов. Однако в дальнейшем семантическая роль итальянских образов увеличивается. Т ак, в рассказе «Пр зрак » образ тальянского пространства достаточно размыт неоднороден выполняет л шь факультат вную функц ю. В друг х произведениях мы видим усложнение семантического наполнения этого образа. В повести «Губернатор» и в рассказе «День гнева» реализуются два прот воположных воспр ят я образа этого пространства. Если в «Губернаторе» Италия соотносится с пространством Эдема, то в «Дне гнева» она же способствует разв т ю апокал пт ческ х мот -вов. В рассказе «Чемоданов» итальянский текст выполняет иную роль, являясь центром ж зненного пут главного героя, гон мого Роком.

Драфт: молодая наука

Все эт смысловые л н сходятся в романе «Дневн к Сатаны», становясь тогом разв т я художественного образа Итал . Так м образом, в творчестве Л. Андреева Италия представляется как универсальная модель м роздан я, которая отрывает ст нный замысел человеческого существован я с его д хотом ей вечным вопросам .

ЛИТЕРАТУРА

Андреев Л.Н. Собрание сочинений: В 6 т. Т. 2. Рассказы; Пьесы. 19041907 [Редкол.: И. Андреева, Ю. Верченко, В. Чуваков; Сост. и подгот. текста Е. Желеловой; Коммент. А. Богданова]. - М., 1990.

А ндреев Л.Н. Собрание сочинений: В 6 т. Т. 6 Рассказы; Повести; Дневник Сатаны; Романы; 1916-1919; Пьесы 1916; Статьи. [Редкол.: И. Андреева, Ю. Верченко, В. Чуваков; Сост. подгот. текста В. Александрова В. Чувако-ва; Коммент. Ю. Чирва и В. Чувакова]. - М., 1996.

Захариева И.П. Символизм и своеобразие русского реализма XX века // Русская литература XX-XXI вв.: направления и течения: Вып. 6. - Екатеринбург, 2002. - С. 3-13.

Московкина И.И. Между «pro» и «contra»: координаты художественного ми ра Леонида Андреева. - Харьков, 2005.

© Бушмина И.В., 2013