Научная статья на тему 'История лакунологии: истоки, пути становления и развития'

История лакунологии: истоки, пути становления и развития Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
1337
239
Поделиться
Ключевые слова
ТЕОРИЯ ЛАКУН / МЕТОД УСТАНОВЛЕНИЯ ЛАКУН / ЛАКУНОЛОГИЯ / ПРОБЕЛ / ЛИНГВОКУЛЬТУРЕМА / LACUNA THEORY / METHOD OF LACUNAS DEFINITION / LACUNOLOGY / GAP / LINGUOCULTURHEME

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Дашидоржиева Баирма Владимировна

В статье автор проводит теоретический обзор направлений поиска лакун и выявляет три этапа становления лакунологии как самостоятельной науки: первый этап характеризуется разработкой теории лакун и этнопсихолингвистических основ лакун, второй этап исследованием лакун в сопоставительной лингвистике. Третий этап становления лакунологии рассматривается как интеграция лингвистических, этнопсихолингвистических, лингвокультурологических и философских направлений исследований лакуны.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Дашидоржиева Баирма Владимировна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

HISTORY OF LACUNOLOGY: ITS SOURCES, WAYS OF ITS FORMATION AND DEVELOPMENT

In the article the author conducts the theoretical analysis of search of lacunas trends and finds out three stages in formation of lacunology as a separate science: the first stage is characterized by the development of lacuna theory and by the ethnic and psycholinguistic bases of lacunas, the second stage is characterized by lacuna researches in comparative linguistics. The third stage of lacunology formation is considered as an integration of linguistic, ethno psycholinguistic, linguoculturological and philosophical trends of lacuna researches.

Текст научной работы на тему «История лакунологии: истоки, пути становления и развития»

Сведения об авторах Порозов Роман Юрьевич - кандидат культурологии, доцент кафедры культурологии Уральского государственного педагогического университета, г. Екатеринбург, e-mail: culture@e1.ru.

Data on authors Porozov Roman Yurevich - candidate of culture studies, associate professor, department of culture studies, Ural State Pedagogical University, Yekaterinburg, email: culture@e1.ru.

У ДК 410 Б.В. Дашидоржиева

ИСТОРИЯ ЛАКУНОЛОГИИ: ИСТОКИ, ПУТИ СТАНОВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯ

В статье автор проводит теоретический обзор направлений поиска лакун и выявляет три этапа становления лакунологии как самостоятельной науки: первый этап характеризуется разработкой теории лакун и этнопсихолингвистических основ лакун, второй этап - исследованием лакун в сопоставительной лингвистике. Третий этап становления лакунологии рассматривается как интеграция лингвистических, этнопсихолингвистических, лингвокультурологических и философских направлений исследований лакуны.

Ключевые слова: теория лакун, метод установления лакун, лакунология, пробел, лингвокультурема.

B.V. Dashidorzhieva

HISTORY OF LACUNOLOGY: ITS SOURCES, WAYS OF ITS FORMATION AND DEVELOPMENT

In the article the author conducts the theoretical analysis of search of lacunas trends and finds out three stages in formation of lacunology as a separate science: the first stage is characterized by the development of lacuna theory and by the ethnic and psycholinguistic bases of lacunas, the second stage is characterized by lacuna researches in comparative linguistics. The third stage of lacunology formation is considered as an integration of linguistic, ethno psycho-linguistic, linguoculturological and philosophical trends of lacuna researches.

Keywords: lacuna theory, method of lacunas definition, lacunology, gap, linguoculturheme.

В современной науке все нагляднее просматриваются интеграция и дифференциация научных отраслей, дисциплин, проблемных областей. Анализируя интегративность науки, отмечаем, что в центре научного знания находится лакунология - наука о лакуне, ее типах, функциях и способах ее элиминирования.

Этнопсихолингвистические исследования Ю.А. Сорокина можно рассматривать как первую предпосылку становления лакунологии как самостоятельной науки. Весь путь становления и развития лакунологии может быть представлен тремя большими периодами (этапами).

Первый этап - с середины XX в. - может быть назван психолингвистическим. Этот период, прежде всего, представлен именами самого Юрия Александровича Сорокина и Ирины Юрьевны Марковиной. Вклад этих лингвистов-мыслителей в формирование лакунологии определяется, прежде всего, кругом тех проблем, которые они рассматривали: восприятие и интерпретация инокультурного текста, понятие лакуны, классификация лакун, способы элиминирования лакун. Однако это были первые попытки первого научного осмысления феномена лакуны. Полнота раскрытия собственно этнопсихо-лингвистических аспектов этих проблем аргу-

ментируется Ю.А. Сорокиным в его труде «Смысловое восприятие текста и библиопсихология (на материале восприятия текста научно-популяционной литературы)» (1973 г.) на основе глубокого и системного анализа этого периода формирования теории лакун.

Само понятие «лакунология», по свидетельству исследователей, вошло в научный оборот с появлением в 1977 г. раздела Ю.А. Сорокина «Метод установления лакун как один из способов выявления специфики локальных культур» в книге «Национально-культурная специфика речевого поведения». Более того, именно Ю.А. Сорокин ввел в научный обиход современное научное понятие «лакуна» как следствие неполноты и/или избыточности опыта лингвокультурной общности, вследствие чего не всегда возможно дополнить опыт одной лингвокультурной общности опытом другой. Он рассматривает лакуну как явление, принадлежащее коннотации, понимаемой как набор традиционно разрешенных для данной локальной культуры способов интерпретации фактов, явлений и процессов вербального поведения. Там же были введены понятия вербальной и невербальной субкультур. Под вербальной субкультурой Ю.А. Сорокин понимает некоторую совокупность речевых со-

стояний поведения носителя языка или некоторого текста, обладающую кинесическими и ког-нитивно-эмотивными характеристиками [11, с. 121]. В своем исследовании, опираясь на высказывания А. Л. Чижевского, Л.Н. Гумилева о невербальной субкультуре, Ю.А. Сорокин постулирует процессы и/или результаты, носящие антропогенный характер и развертывающиеся на определенном ландшафте по принципу взаимодействия с этим ландшафтом или по принципу преобразования этого ландшафта, причем явления, факты и артефакты антропогенной сферы деятельности будут вторичными [11, с. 121]. Как видим, автор предлагает такое понимание невербальной субкультуры, которое охватывает вторичные моделирующие системы.

Ю.А. Сорокину принадлежит метод установления лакун в тексте. Согласно Ю.А. Сорокину, на сегодняшний день можно выделить два подхода к методу установления лакун в тексте:

1) метод установления лакун в тексте характеризуется как метод сопоставления понятийных, языковых и эмотивных категорий двух локальных культур. Ю.А. Сорокин трактует данный метод следующим образом: «Воспринимая текст, реципиент использует набор правил, присущих только его языку и культуре. Предложенные ему правила некоторого иного языка, реализованные в некотором тексте, относятся к другому, не его собственному языку, и к другой, не его собственной культуре, и опознаются как непонятные или ошибочные. Ю.А. Сорокин предполагает, что все, интерпретируемое реципиентом как ошибочное, непонятное или странное, является специфическим сигналом присутствия в тексте языковых феноменов и наличия вне-языковых коррелятов, соотнесенных с понятийной структурой и психическим типом, неидентичными соответствующим характеристикам реципиента;

2) инвариант и вариант некоторого вербального поведения, присущего той или иной локальной культуре. Это означает, что согласно воззрениям Ю.А. Сорокина, возникновение лакун обусловлено целым рядом причин: а) тот или иной способ сосуществования этноса с ландшафтом, определяющий различные виды деятельности и поведения; б) то или иное накопление и трансляция личного и общественного опытов, расцениваемых как психологически различные; в) типология способов репрезентации некоторой действительности в некотором языке и речи [11, с. 122]. Отсюда ясно, что происхождение лакуны нужно искать в неполноте или избыточности опыта лингвокультурной общности.

Однако нельзя не учитывать тот факт, что, анализируя роль концепции пропаганды Н.А. Рубакина, Ю.А. Сорокин в книге «Психолингвистические аспекты изучения текста» (1985), посвященной анализу лингвистических и психолингвистических исследований взаимодействия реципиента и текста, утверждает: «От агитатора требуется забыть собственное «я» и усвоить чужое «я», другими словами, попытаться понять план и установку другого лица и разъяснить ему его ошибку на его собственном языке, придавая высказываниям именно тот смысл, который придает им агитируемый». Однако в то же время Ю.А. Сорокин уточняет: «здесь действует принцип теории массовой коммуникации, направленный на замену наличествующей установки иной, используя для воздействия именно тот вариант знаковой системы, который свойствен данному субъекту» [13, с. 41]. Оценивая вклад Н.А. Рубакина в развитие лакунологии, Ю.А. Сорокин акцентирует внимание на осознании неоднозначности высказывания, понимании того, насколько сильно реальная ситуация, лингвистическая ситуация и формула личности влияют на смысл высказывания. Отметим здесь, что теория лакун берет начало из концепции Н.А. Рубакина.

В монографии показаны роль и реализация метода установления лакун, который «... позволяет, с одной стороны, фиксировать в тексте наличие неавтохтонных по своему менталитету фрагментов (или оценивать весь текст как неавтохтонный), а с другой стороны, выявлять в тексте фрагменты, плохо интерпретирующиеся в рамках существующей парадигмы научных и обыденных знаний» [13, с. 115].

В 1988 г. Ю.А. Сорокин конкретизирует роль метода, приводя механизм «идиокультурной адаптации» (А.Н. Северцов, Э.С. Маркарян): «Во-первых, он позволяет устанавливать различия и совпадения, характерные для двух (нескольких) контактирующих культур, а также судить о степени проницаемости и устойчивости некоторой культуры в отношении инокультур-ных влияний. Во-вторых, этот метод дает возможность наблюдать реально действующие механизмы адаптации элементов семиотического опыта при «переносе» их из одной лингвокультурной общности в другую в процессе межкуль-турного общения» [14, с. 18].

Большую роль в становлении лакунологии в этот «предпосылочный» психолингвистический период ее развития сыграла совместная работа Ю.А. Сорокина и И.Ю. Марковиной «Этнопси-холингвистика», в которой предложено иссле-

дование лакун на основе ассоциативного эксперимента.

Под руководством Ю.А. Сорокина проводились ассоциативные исследования (И.Ю. Мар-ковина, А.Н. Крюков и др.) различных видов лакун. Основная идея этих исследований была развита на материале результатов исследований специфики ассоциативных полей и полей ключевых слов, предопределяющих оценку носителями языка, которые позволяют судить о лакунарном межкультурном взаимодействии.

Ю.А. Сорокин, И.Ю. Марковина применили к изучению лакуны принцип анализа национально-культурной специфики вербальных ассоциаций, акцентируя внимание на частых парадигматических и синтагматических ассоциативных реакциях, реализации символических связей и факторе оценки в ассоциативных реакциях на корреляты слов. Предъявив исходные слова белый, желтый, красный, синий 12 экспериментальным группам, приходят к выводу, что большинство частых парадигматических реакций составляют цветообозначения черный, синий, зеленый, красный, белый и желтый [14, с. 35]. Относительно синтагматических ассоциативных реакций исследователи выявляют основные виды связи между исходными словами и ассо-циатами, общие для всех экспериментальных групп: 1) подведение исходного цветообозначе-ния под общее понятие; 2) увязывание исходного слова с некоторым объектом окружающего мира - типичным носителем названного этим словом признака; 3) включение исходного слова в некоторое более или менее устойчивое сочетание слов; 4) символическое переосмысление исходного слова [14, с. 36].

Проводя сравнения ассоциаций, полученных в эксперименте на стимулы-цветообозначения синий, желтый, белый от групп, Ю.А. Сорокин, И.Ю. Марковина, И.Н. Крюков выявляют процесс идентификации значения исходного слова испытуемым через подведение его под более общее понятие (СИНИИ - это «цвет») [14, с. 38]. Заметим, что здесь говорится об образовании привычных для участников эксперимента (русские, белорусы, украинцы, словаки, поляки, американцы, англичане, немцы, французы, казахи, киргизы, узбеки) словосочетаний в совокупности с коррелятами слова цвет: шар, океан, озеро, цветок, иней, море, бабочка, глаз, вода, птица, парень, день, небосвод, пиво, алкоголь, лазурь, трава, рубашка, платье, чай, карандаш. Исследователи показывают, как реализуется связь исходного цветообозначения с названием некоторого объекта окружающего мира, выступающего в роли типичного носителя соответст-

вующего признака (цвета). Все сопоставляемые группы оказались единодушными в том случае, увязав синий цвет с небом.

Через призму ассоциативного эксперимента Ю.А. Сорокин рассматривал и другие измерения лакуны - цветовая этноэйдема. Он подчеркивает, что связь цветообозначений с определенными, культурно-закрепленными эмоциональными состояниями и ситуациями позволяет рассматривать цветообозначения как своеобразные «концепты мировидения», «словесно-образные лейтмотивы текста» или «этноэйдемы». На сам факт существования этноэйдемы впервые обратил внимание в своей психологолитературоведческой концепции Л.А. Шейман, и это является хорошим примером того, что междисциплинарные связи образуют достаточно широкую базу исследований лакуны. Продолжая линию рассуждений Л.А. Шеймана о сквозном образе, значимом для конструирования национальных «картин мира», Ю.А. Сорокин указывает на парное (бинарное) противопоставление образов, т.е. разноязычной пары коррелирующих этноэйдем или их разверток, способствующих созданию условий для наиболее естественного сопряжения двух культур [14, с. 50].

Таким образом, еще раз отметим, что Ю.А. Сорокину принадлежит заслуга фундаментального анализа лакуны и ее типов, разработки метода установления лакун, в общей теории лакун. Кроме того, существенен вклад в становление лакунологии представителя зарождавшейся в то время этнопсихолингвистики И.Ю. Марковиной, разработавшей и развивавшей основы теории лакун Ю.А. Сорокина.

В целом первый предпосылочный этап характеризовался, с одной стороны, доминированием этнопсихолингвистических представлений Ю.А. Сорокина, эволюционных идей И.Ю. Мар-ковиной. С другой стороны, это этап преимущественно разработки теории лакун, метода установления лакун в тексте.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Второй этап длился с конца ХХ в. до начала ХХ1 в. В этот период лакунология начала оформляться в самостоятельную отрасль, аккумулировав достижения лингвистической мысли, ориентируясь и используя результаты лингвистических, в частности переводоведения, исследований. Лакунология развивается и оформляется одновременно с интенсивным развитием пе-реводоведения, сопоставительной лингвистики.

Начало этого этапа развития лакунологии знаменуется проведением первых экспериментальных работ в этой области. Этнопсихолин-гвистическая теория лакун впервые была представлена в монографии «Текст как явление

культуры» Г.А. Антипова, О.А. Донских. Собственно проблемы лакуны как пробела в лексике языка, который можно объяснить социальнокультурными причинами, представлены в работах В.Л. Муравьева, Г.А. Антипова, О.А. Донских, О.А. Огурцовой; проблемы лакуны как безэквивалентной лексики - в исследованиях Ю.С. Степанова, С.Н. Мечковской, В.Л. Муравьева, В.Г. Гака, Ю.А. Сорокина, И.Ю. Мар-ковиной, которые позволили приблизиться к пониманию лакуны как словарного пробела, «белых пятен» на семантической карте, а также оказали большое влияние на формирование этой отрасли науки.

Статья Ю.А. Сорокина и И.Ю. Марковиной «Опыт систематизации лингвистических и культурных лакун», появившаяся в 1983 г. в сборнике Калининского университета «Лексические единицы и организация структуры литературного текста», является основой дальнейших исследований в этнопсихолингвистике, поскольку в ней представлена базисная модель лакун [12, с. 35]. Работа основывается на диссертации И.Ю. Марковиной, которая предложила модель классификации межкультурных различий.

Особое значение имеет развитие, начиная с работ В.И. Жельвиса, сопоставительной лингвистики. Совместно с И.Ю. Марковиной В.И. Жельвис уточняет лакуны как несоответствия, возникающие при сопоставлении понятийных, языковых и эмотивных категорий двух локальных культур. В.И. Жельвис обращает внимание на наличие определенных концептов культуры и языка, опосредуемых языковой формой и образующих лексическое значение [6, с. 194]. В итоге благодаря исследованиям С.Н. Мечковской, И.И. Халеевой в этот период лакуна приобретает новый культурный смысл - «национальнокультурное своеобразие лексики» [9, с. 53], «национально-специфические индикаторы на уровне семантики» [16, с. 117].

Данный этап характеризуется формированием теоретических разработок теории лакун зарубежных исследователей (К.Хейл, А.Эртельт-Фиит, Х.Шредер), в которых на основе теории лакун российских ученых трактовали проблему лакуны как ксенонима. Рассматривая в работе «Lacunae and the Covert Problems of Understanding Texts from Foreign Cultures» соотношение вышеназванных понятий, Х.Шредер видел разницу между лакунами и ксенонимами, которая заключается в следующем: «лакуны связаны с исходным текстом и приводят к проблеме восприятия читателем или слушателем другой культуры, который пользуется своей схемой интерпретации, что в дальнейшем при-

водит к ошибкам. Ксенонимы связаны с продуктом инокультурного текста и воспринимаются коммуникантами как ошибка продукта в коммуникации, где используется схема продукта коммуникантами». В итоге Х.Шредер пришел к выводу: «Лакуны и ксенонимы есть две стороны одной медали» [19, с. 10].

Таким образом, о самостоятельности лакуно-логии как науки, формирующейся в этот период, свидетельствует не только концептуализация понятия «лакуна», экспериментальное исследование лакуны в сопоставительной лингвистике (например, лакуна и ксеноним), но и попытки научной рефлексии лакуны, ее строгого теоретического осмысления, реализация чего началась на третьем этапе развития лакунологии - с 2000 г.

Основанием для выделения третьего этапа развития лакунологии служит создание целого ряда собственно теорий лакун, т.е. разработка теоретических основ лакунологии. Так, в 2000 г. Г.В. Быкова сформулировала теорию лакун как категорию лексической системологии. Появилась другая трактовка понятия «лакуна» - она приобрела особенную популярность после опубликования книги Г.В. Быковой «Лакунарность как категория лексической системоло-гии»: лакуны есть виртуальные единицы, идеальные сущности, семемы, не имеющие физического воплощения в виде лексем, но способные проявиться на уровне синтаксической объективации в случае коммуникативной релевантности концепта. Вместе с тем Г.В. Быкова признает, что лакуны обнаруживаются и в одноязычной ситуации, когда в рассматриваемом языке отсутствует слово для обозначения реальной предметной ситуации, хотя потенциально оно могло бы существовать в лексической системе данного языка [1, с. 45].

Здесь возможно продолжение, и усиление понимания лакуны в контексте языкового образа мира, национальной концептосферы, и моделей системы языка, но в целом если оценивать точку зрения Г.В. Быковой с позиций лингвистики, то следует признать односторонность концепции Г.В. Быковой: прежде всего, дается оценка лакуне в современной лингвистике, разрабатывается методика выявления лакун в рамках системы языка. Поэтому в лингвистике все более очевидным становится смещение акцента с узких подходов к определению лакуны на последующие определения лакуны в широком смысле.

Далее лакунология детально разрабатывается школой Ю.А. Сорокина, И.Ю. Марковиной в аспекте межкультурной коммуникации, что отражено в коллективной работе И. Панасюка,

Х. Шредера «Lakunen-Theorie: Ethnopsycholinguistische Aspekte der Sprach-und Kulturforschung». Появившаяся в 2006 г. данная книга посвящена теоретическим основам этнопсихолингвистической теории лакун Ю.А. Сорокина, И.Ю. Маркови-ной, понятию «аксиологическая лакуна» А.Эртельт-Фита, разделению модели лакун на ментальную, объектную и деятельную части, символам [18, с. 219].

Теория лакун нашла свое развитие в экспериментальном исследовании А.Эртельт-Фита «Lakunen und Symbole in interkultureller Kommunikation: Außensicht und Innensicht,

Theorie und Empirie, Wissenschaft und Praxis-alles unter einem Hut?». Лакуны, по мнению ученого, это различия, возникающие в каждом индивидуальном критическом инциденте и имеющие определенные культурные дискурсы. Данное утверждение А.Эртельт-Фит обосновывает введением понятия аксиологической лакуны, предопределяющей разницу в семантическом значении между культурами и языками, то есть А.Эртельт-Фит предлагает измерить лакуну ак-сиологически или семантически, опираясь на ментальный, объектный и деятельный аспекты теории лакун [17, с. 83].

Иной путь развития теории лакун представлен в статье П.Донца, где он выделяет «биполярность» понятия «лакуны», возникающей во взаимодействии двух культур, в ситуации контраста. Тем самым в качестве коррелята «лакуны» предлагает категорию «чужой». Опираясь на категорию реалий, П.Н. Донец рассматривает в качестве коррелята «лакуны» новый термин «специалия». Как подчеркивает П.Н. Донец, эта категория мыслится как единица максимально высокого уровня обобщения, охватывающая все виды специфики культуры, языка, а также речи и текстов на этом языке (дискурса). Ученый обосновывает данное утверждение, настаивая на том, что вместе с «лакуной» «специалия» образует бинарную единицу контраста, охватывающую, в свою очередь, все виды несовпадений между сопоставляемыми культурами, языками, дискурсами и текстами. Соотношение между этими категориями П.Н. Донец выражает в виде формулы: контраст x-^-y = специалия x + лакуна y [4, с. 183].

Отвечая на это с позиций представлений Ю.А. Сорокина, И.Ю. Марковиной, П.Н. Донец, на наш взгляд, вполне резонно и убедительно замечает: «Вся сфера специфических явлений, возникающих на стыке, при сопоставлении и контакте двух языков и культур, может быть первоначально подразделена на культурные, (системно-) языковые, дискурсивные и тексто-

вые специалии. Более того, область «специалий» позиционируется автором на трех уровнях: предметном, смысловом (концептуальном) и семантическом. В первом случае исследователь должен отталкиваться от самих реалий, какими они существуют в действительности; во втором — от их отражений в человеческом сознании (смыслы, концепты) и в третьем — от языковых знаков, связывающих эти смыслы (значения, семантика) [4, с. 183]. Несмотря на «расплывчатость» и «гетерогенность» специалии (П.Н. Донец), позиция П.Н. Донца ясная, осмысленная, имеющая право на существование. Попытка же автора связать лакуну со специалией с позиций контраста выглядит многообещающей, так как формула контраста культур, состоящая из спе-циалии и лакуны, выражает процесс межкуль-турного взаимодействия.

Из приведенных рассуждений можно сделать вывод, что лакуна всегда включена в более широкие социальные и культурные контексты. Требуется такой подход, чтобы анализировать лакуны в контексте восприятия и последующего поведения реципиента, иными словами, лакуна будет рассматриваться как единица восприятия.

Логическим продолжением развития теории лакун в этот период являются воззрения И.А. Стернина, Г.В. Быковой, Г.Ейгера, И.Панасюка, где они рассматривают лакуну как когнитивный феномен. Авторы исходят из сопоставительного анализа лакуны и концепта. С позиции И.А. Стернина, Г.В. Быковой, между концептом и лакуной отсутствуют детермина-ционные отношения. Однако исследователи, определяя лакуну как лексический пробел при наличии концепта, тут же отмечают, что концепты определяют семантический характер лакуны. В этом наблюдается противоречивость данной концепции [18, с. 221]. Однако Г.Ейгер, И. Панасюк придерживаются иной точки зрения: «лакуна является сигналом отсутствия концепта и одновременно его лексического выражения» [18, с. 221].

Новому ракурсу рассмотрения лакунологии посвящена книга «Культура и текст. Введение в лакунологию». В книге разрабатывается целостная система лакунологии, которая соотносится с положениями теории и практики межкультур-ной коммуникации и др. И.Ю. Марковина предпринимает попытку рассмотреть этнопсихолин-гвистический феномен лакун с позиций культурологии и социальной психологии, тем самым выявляет психологические механизмы, лежащие в основе явления культурологической лакуниза-ции. И.Ю. Марковина разрабатывает программу элиминирования лакун, которую соотносит с проявлением социально-психологических меха-

низмов межэтнического взаимодействия и позиционирует как теорию понимания «чужой» культуры.

Концепция элиминирования лакун И.Ю. Марковиной раскрывается преимущественно как система, вбирающая в себя как механизм «отталкивания», механизм «притяжения», так и заполнение лакуны. В рамках концепции оформилось представление о том, что механизм «отталкивания» проявляется в фиксации отличия между «своей» и «чужой» культурами, при этом «чужая» оценивается как «неправильное», «странное», «чуждое» [7, с. 38]. Лакуны являются результатом «оппозитивного диалога сознаний» (Ю.А. Сорокин). На втором этапе, согласно позиции И.Ю. Марковиной, действует механизм «притяжения», формирующий потребность понять «чужую» культуру, осмыслить обнаруженные различия между «своим» и «чужим», что и приводит к необходимости элиминирования лакун. Эта стратегия межкультурного взаимодействия представляет собой элиминирование лакуны способом заполнения.

Таким образом, за последние три года направление исследований в межкультурном аспекте привлекало все большее внимание и теоретиков, и практиков лакунологии. Сошлемся в подтверждение на Д.И. Ермоловича, который подчеркивает, что лакунология - новая наука, которая вместе с лингвистикой является частью культурологии [5]. Лакунология находится на стыке нескольких областей знания: лингвистики, этнопсихолингвистики, лингвокультуроло-гии.

Заслуживает внимания возникновение принципиально нового направления в лакунологии -лингвокультурологического. Его основой является интеграция теории лакун Ю.А. Сорокина и теории культурем А.Оксаара. Совокупность принципов культурности языка, целостности и делимости, динамики и изменения, гетерогенности коммуникации позволяет прийти к пониманию различных характеристик лингвокультурологических основ лакуны: наличие культурного компонента семантики; ее социальная и культурная обусловленность. В целом лакуну можно определить как лингвокультурему, обозначающую комплексную межуровневую единицу, то есть единство лингвистического и экстралин-гвистического содержания.

Лакуна в качестве лингвокультуремы обусловливает различия и, как вследствие, становится основной причиной разногласий, противостояний в процессе взаимодействия различных культур. Эти рассуждения показывают настойчивую необходимость концентрации внимания

ученых на изучении лакуны в русле постмодернистской философии.

В дальнейшем разрабатывается философское течение лакунологии. Спецификой постмодернистского направления изучения лакуны является синтез лингвистического, этнопсихолингви-стического, лингвокультурологического направлений. В культуре постмодерна значительное место занимает феномен отсутствия. Среди основных понятий, специфических для постмодернистской философии, можно выделить «знак», фиксирующий принцип «наличия отсутствия» объекта или явления. Согласно теории, развитой впоследствии Ж.Деррида и Ю.Кристевой, знаковая культура рождается из потребности обозначить отсутствие предмета [10, с. 84]. Здесь следует подчеркнуть, что лакуна как феномен отсутствия в дискурсе исследуется в работе «Археология знания» М.Фуко. М.Фуко пользуется термином «лакунарная множественность переплетенных объектов», и замечает, что встречающиеся в высказываниях «пропуски» или пробелы не следует путать с «потайными» значениями высказывания [10, с. 84].

В этом плане исследуя концептуальные лакуны в современной философии, В.П. Гриценко, Т.Ю. Данильченко дают целостную характеристику лакун: «пустоты», некоторые области небытия знаковой материи, смысла, ценностей [2]; деструктивность лакуны, вызванная чужеродными элементами культуры и в то же время источники ее информационного многообразия. В итоге образуется множество коммуникативных и герменевтических кругов и парадоксов понимания/ непонимания».

Как нам представляется, выявленные М.Фуко особенности дискурса «глубинные структуры», «осадочные пласты», «лакунарная множественность переплетенных объектов», субиндивиду-альные метки, «пропуски», пробелы - представляют собой определения лакуны в теории постмодернизма.

В целом постмодернистский подход углубляет представление о лакуне, дополняя ее специфическим компонентом знания, особенными открытиями. Отсюда культурные проявления: лакуна как фактор, искажающий познавательный процесс и познавательную деятельность и порождающий гносеологические иллюзии и ошибки [3]; диалектика бытия и небытия в лакунарности, которая проявляется как их различие в рамках противопоставления «свое - чужое», «понятное - непонятное».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Таким образом, все многообразие этих концепций лакун имело один общий момент - ре-

шение задачи теоретического обоснования теории, наиболее адекватной, с точки зрения их авторов, требованиям общества к лакуне. Соответственно формировались определенные направления поиска лакуны. Показательно, что почти каждое из направлений лакунологии - лингвистическое, этнопсихолингвистическое, лингвокультурологическое и философское - разработало свой вариант интерпретации природы лакуны. Основатели лакунологии Ю.А. Сорокин, И.Ю. Марковина, В.Л. Муравьев, В.И. Жельвис, Г.В. Быкова, Г.А. Антипов, О.А. Донских и др. внесли свой неоценимый вклад в осмысление лакуны.

Формирование предпосылок перехода лаку-нологии на новую стадию своего развития соотносится с решением глобальной проблемы человечества - межнациональных контактов. Тем самым лакунология представляет собой междисциплинарную самостоятельную отрасль знания, основывающегося на знании лингвистики, этнопсихолингвистики, культурологии, философии. Она имеет собственную историю становления и развития, анализ которой позволяет понять сущность и специфику предмета ее исследования, лакуны.

Литература

1. Быкова Г.В. Лакунарность как категория лексической системологии. - Благовещенск: Изд-во БГПУ, 2003. -364 с.

2. Гриценко В.П., Данильченко Т.Ю. От категорий к лакунам: трансформации образа знания и концептуальных моделей фундаментальной культурологии в процессе ее становления [Электронный ресурс] БЯЬ: http://www.teoria-practica.ru/index.php/-2-2009/161-2009-09-07-14-29-38/284-2009-09-07-18-11-56 (Дата обращения: 11.10.10).

3. Данильченко Т.Ю. Феномен лакунарности в языке и речи: дис. ... канд. филос. наук. - Краснодар: КГУКИ. -2004. - 165 с.

4. Донец П.Н. Об исследовательской единице меж-культурной коммуникации // Вестник ВГУ. Серия Гуманитарные науки. - 2003. - №2. - С. 183-194.

5. Ермолович Г.Д. Наш перевод, вперед лети! В лакуне

остановка [Электронный ресурс]. БЯЬ:

www.yermolovich.ru/lakunaunabridged.pdf (Дата обращения: 15.02.2011).

6. Жельвис В.И., Марковина И.Ю. Опыт систематизации англо-русских лакун // Исследование проблем речевого общения. - М.: Наука, 1979. - С.194.

7. Марковина И.Ю. Прагматические аспекты лакуно-логии. Теория лакун в исследовании проблем межкультур-

ного общения // Вопросы психолингвистики. - 2009. - №3. - С. 34-41.

8. Марковина И.Ю., Сорокин Ю.А. Культура и текст. Введение в лакунологию. - М.: ГЭОТАР-Медиа, 2008. -144 с.

9. Мечковская Н.Б. Социальная лингвистика. - М.: Аспект Пресс, 1996. - 207 с.

10. Новейший философский словарь. Постмодернизм / под ред. А.А. Грицанова. - Мн.: Современный литератор, 2007. - С. 84.

11. Сорокин Ю.А. Метод установления лакун как один из способов выявления специфики локальных культур (художественная литература в культурологическом аспекте) // Национально-культурная специфика речевого поведения. -М.: Наука, 1977. - С. 120-136.

12. Сорокин Ю.А. Опыт систематизации лингвистических и культурологических лакун: методологические и методические аспекты // Лексические единицы и организация структуры литературного текста: сб. науч. трудов. -Калинин, 1983. - С. 35-52.

13. Сорокин Ю.А. Психолингвистические аспекты изучения текста. - М.: Наука, 1985. - 167 с.

14. Сорокин Ю.А., И.Ю. Марковина, А.Н. Крюков. Эт-нопсихолингвистика. - М.: Наука, 1988. - 192 с.

15. Фуко М. Археология знания. - Киев: Ника-Центр, 1996. - 208 с.

16. Халеева И.И. Основы теории обучения пониманию иноязычной речи (подготовка переводчиков). - М.: Высшая школа, 1989. - 239 с.

17. Ertelt-Vieth A. Lakunen und Symbole in interkultureller Kommunikation: Außensicht und Innensicht, Theorie und Empirie, Wissenschaft und Praxis - alles unter einem Hut?" [Электронный ресурс] // Jürgen Bolten (Hg.): Interkulturelles Handeln in der Wirtschaft. Sternenfels., 2004. S. 83-86. URL: http://www.2.hu-berlin.de/forschungskolloquium/texte/ev04 (дата обращения: 15.05. 2010).

18. Panasiuk I. Schröder H. Lakunen-Theorie: Ethnopsy-cholinguistische Aspekte der Sprache-und Kulturforschung // Вопросы психолингвистики. - 2007. - №6. - С. 219-224.

19. Schröder, H. (1995a): „’Lacunae’ and the Covert Problems of Understanding Texts from Foreign Cultures“ In: Schröder, H. et al. [eds]: Lacunaology - Studies in Intercultural Communication. - Vaasa. - P. 10-25.

Сведения об авторах Дашидоржиева Баирма Владимировна - аспирант кафедры теории и истории культуры ЗабГГПУ им. Н.Г. Чернышевского, ассистент кафедры английского языка Агинского филиала БГУ, п. Агинское, e-mail: bairma-1984@ mail .ru.

Data on author Dashidorzhieva Bairma Vladimirovna - postgraduate student, department of theory and history of culture, N.G. Chernyshevsky Zabaikalsky State Humanitarian and Pedagogical University, assistant, department of English language, Aginsky Branch, Buryat State University, Aginskoye, e-mail: bairma-1984@mail.ru.