Научная статья на тему 'ИСТОРИЯ ГЕОЛОГО-ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ БАССЕЙНА КУЧУКСКОГО ОЗЕРА В 1920-1940-Х ГГ'

ИСТОРИЯ ГЕОЛОГО-ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ БАССЕЙНА КУЧУКСКОГО ОЗЕРА В 1920-1940-Х ГГ Текст научной статьи по специальности «Геология»

CC BY
10
0
Поделиться
Ключевые слова
КУЛУНДИНСКАЯ СТЕПЬ / СОЛЯНЫЕ ОЗЕРА / КУЧУКСКОЕ ОЗЕРО / НАУЧНЫЕ ИЗЫСКАНИЯ / ГЛАУБЕРОВА СОЛЬ / КУЛУНДИНСКАЯ КОМПЛЕКСНАЯ ЭКСПЕДИЦИЯ / И.Н. ГЛАДЦИН / А.В. НИКОЛАЕВ / О.Д. КАШКАРОВ / ПЕРВЫЕ ПЯТИЛЕТКИ / KULUNDINSKAYA STEPPE / SALT LAKES / KUCHUKSKOYE LAKE / SCIENTIFIC RESEARCH / GLAUBER''S SALT / KULUNDINSKAYA COMPLEX EXPEDITION / I.N. GLADTSIN / A.V NIKOLAEV / O.D. KASHKAROV / THE FIRST FIVE YEARS

Аннотация научной статьи по геологии, автор научной работы — Милевский Олег Анатольевич

В статье на основе ранее малоизвестных материалов рассматривается история геолого-географического изучения бассейна озера Кучук в период становления советской власти и первых пятилеток. Выделяются основные этапы в изучении минеральной базы озера и анализируются идеи и предложения ученых по его дальнейшему промышленному освоению.

Похожие темы научных работ по геологии , автор научной работы — Милевский Олег Анатольевич,

History of Geological and Geographical Studies of Kuchukskoye Lake Basin in the 1920-1940s

In the article on the basis of previously little-known materials the history of geologiсal and geographical studies of Kuchukskoye lake basin in the period of the Soviet regime and the first five years is under study. The main stages in the study of the mineral base of the lake are highlighted and the ideas and proposals of scientists on its further commercial development are analyzed.

Текст научной работы на тему «ИСТОРИЯ ГЕОЛОГО-ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ БАССЕЙНА КУЧУКСКОГО ОЗЕРА В 1920-1940-Х ГГ»

YAK 33:556.18(571.1) ББК 65.452(253.3)-3

o.a. милевскии

o.a. milevsky

ИСТОРИЯ ГЕОЛОГО-ГЕОГРАФИЧЕСКОГО ИЗУЧЕНИЯ БАССЕЙНА кучукского озера В 1920-1940 гг.

HISTORY OF GEOLOGICAL AND GEOGRAPHICAL STUDIES OF KUCHUKSKOYE LAKE BASIN IN THE 1920-1940s

В статье на основе ранее малоизвестных материалов рассматривается история геолого-географического изучения бассейна озера Кучук в период становления советской власти и первых пятилеток. Выделяются основные этапы в изучении минеральной базы озера и анализируются идеи и предложения ученых по его дальнейшему промышленному освоению.

In the article on the basis of previously little-known materials the history of geological and geographical studies of Kuchukskoye lake basin in the period of the Soviet regime and the first five years is under study. The main stages in the study of the mineral base of the lake are highlighted and the ideas and proposals of scientists on its further commercial development are analyzed.

Ключевые слова: Кулундинская степь, соляные озера, Кучукское озеро, научные изыскания, глауберова соль, Кулундинская комплексная экспедиция, И.Н. Гладцин, А.В. Николаев, О.Д. Кашкаров, первые пятилетки.

Key words: Kulundinskaya steppe, salt lakes, Kuchukskoye lake, scientific research, Glauber's salt, Kulundinskaya complex expedition, I.N. Gladtsin, A.V Nikolaev, O.D. Kash-karov, the first five years.

Кулундинская степь, занимающая территорию около 100 тыс. кв. в южной части Западно-Сибирской равнины, имеет уникальную природную особенность - изобилие озер. Всего (и пресных, и соленых) их насчитывается до трех тысяч. Среди них большое количество минеральных, вода которых представляет собой более или менее крепкий раствор различных солей. В их числе известны и несколько сульфатно-хлоридных озер, среди которых по промышленным запасам сульфата и богатому минеральному составу выделяется озеро Кучук [4, с. 122]. В нем в растворимом состоянии находятся хлористый натрий, хлористый магний, бром, но главное - имеется мощный пласт мирабилита (глауберова соль), имеющей огромное значение в химической промышленности. Озеро также интересно в бальнеологическом плане благодаря наличию целебных грязей.

Кучукское (первое название - Бархатовское) озеро находится в пределах центральной зоны Кулундинской степи. Оно располагается в следующей системе географических координат: 52 37 - 52 47 северной широты и 79 40 -79 52 восточной долготы. Эллипс озера вытянулся в направлении с севера на юг, его длина 20 км и ширина около 13 км, площадь 181 кв. км, средняя глубина - около 2,3 м. В озеро впадают реки Кучук и Солоновка [1].

Соленые озера Кулунды еще в XVIII в. привлекли внимание путешественников, посещавших этот регион [6]. Первое же научное упоминание об озере Кучук относится к 1849 г. [10, с. 28], однако проводить геолого-географические исследования озера и прилегающей к нему территории начали в XX в. В 1902 г. Г.И. Танфильевым впервые была дана характеристика гидрографической сети и геологического строения района Кучук. В 1911 г. К. Миротворцев описал добычу поваренной соли на Кучукском озере и упомянул о наличии пласта какой-то твердой соли с запасом около 48 млн тонн.

Кроме того, освещение гидрологии, геоморфологии, гидрографии и климата этого района содержалось в работах И. Билля и Н. Тихановича [12, с. 5].

Однако это было только первое приближение - действительно полномасштабное геологическое, физико-географическое и топографическое изучение района расположения Кучукского озера было осуществлено в годы советской власти. Отталкиваясь от материалов предыдущих экспедиций, молодые советские геологи знали, что в сульфатных озерах - в растворе или в виде осадка - есть десятиводная глауберова соль (мирабилит). А в научных кругах уже тогда существовало мнение, что запасы мирабилита в озерах Ку-лунды огромны и мало чем уступают запасам знаменитого залива Кара-Богаз на Каспийском море, в этом отношении именно Кучукское озеро рассматривалось как наиболее перспективное.

По описаниям исследователей, «вода в озере так сильно насыщенна солями, что человек в ней не тонет. Садка мирабилита идет при пониженных температурах осенью и зимой. В это время мирабилит не только осаждается на дне озера в виде толстого слоя, но и выбрасывается волнами на берег, так что в прибрежной зоне отлагается мощный слой кристаллов. Под действием ветра и сухого воздуха мирабилит теряет кристаллизационную воду и превращается в безводную глауберову соль (тенардит), имеющую широкое применение. Ее используют при искусственном получении соды, при изготовлении стекла, в текстильной промышленности, при окраске тканей, в медицине, в химической промышленности, в частности при производстве серной кислоты» [7, с. 17].

Однако, чтобы на практике реализовать добычу и получение чистого продукта, необходимо было проделать огромный путь от активизации научных изысканий в районе озер до их промышленного освоения. И, естественно, молодая Советская республика не могла осуществить это в одночасье. Приоритетом оставалось решение глобальных внешних и внутренних проблем и желательно наименее затратными для страны способами, но все-таки идея экономического освоения степного Алтая никогда не снималась с повестки дня.

В результате уже в 1927 г. Всесоюзный геологический комитет организовал Кулундинскую экспедицию под руководством профессора И.Н. Гладци-на1. Она детально обследовала озера Кучук и Селитренное (Розовое), впервые разведала дно Кучука вдоль южного и юго-восточного побережий и на глубине 2,64 метра обнаружила пластовую залежь мирабилита. И.Н. Глад-цин определил условия равновесия солевой системы рассола и показал химические особенности образования десятиводного сульфата натрия. Цикловой анализ для рапы дал выход, по расчетам вдвое превышающий соответствующий выход для залива Кара-Богаз [7, с. 18].

Одновременно с Кучукским экспедиция 1927-1928 гг. впервые изучила озеро Селитренное, расположенное к северо-востоку, в двух километрах от устья реки Кучук. Рекогносцировочными работами Кулундинская экспедиция обследовала и другие соленые озера Кулунды. В 1928 г. И.Н. Гладцин и А.И. Дзенс-Литовский установили контур залегания на дне озера Кучук линзы мирабилита-стеклеца и ориентировочно оценили его запасы: около 100 млн тонн при мощности пласта один метр. Одновременно определяли запасы солей в рапе [3].

1Судьба И.Н. Гладцина (1884-1942) - талантливого геолога, геоморфолога, географа, ученика выдающегося ученого- геолога Я.С. Эдельштейна - сложилась трагически. С 1920-х гг. он преподавал в Ленинградском государственном университете, с 1930 по 1941 гг. заведовал там кафедрой геоморфологии. И.Н. Гладцин - автор первого полного университетского курса «Геоморфлогия СССР». В начале Великой Отечественной войны его оставили в г. Пушкине для подпольной работы, но в дальнейшем он был репрессирован: необоснованно обвинен в сотрудничестве с врагом, погиб [11].

С 1928 по 1931 гг. район Кучукского озера изучала Кулундинская партия Сибирского геологоразведочного треста (СГРТ) под руководством М.И. Кучина. В 1931 г. Кулундинская партия Западно-Сибирского геологоразведочного управления (ЗСГРУ) под руководством инженера С.Т. Чулко-ва выполнила детальную разведку озера Кучук, на основании промеров глубин и опробования рапы (соленая вода из озера) определила запасы солей в рапе на 21 августа 1931 г. Общие запасы мирабилита-стеклеца на площади 120 кв. км при мощности залежи 3,5 м, включая новосадку, оценивались в 506 261 тыс. тонн, запасы мирабилита в новосадке равнялись 11 228 тыс. тонн [12, с. 5].

Полученные данные неопровержимо свидетельствовали о большом промышленном потенциале района, а перспектива его освоения прекрасно вписывались в дальнейшие планы советского правительства по созданию новых очагов производства в глубине страны. В связи с этим Академии наук СССР было предложено широко развернуть комплексное исследование соленых озер Кулунды и выяснить процессы накопления в них солей, изучить их запасы, методы добычи и промышленной переработки. В результате по инициативе Западносибирских органов власти и во многом благодаря деятельности И.Н. Гладцина с 1930 г. началась организация Кулундинской экспедиции Академии наук СССР. В самом начале 1931 г. была создана комиссия по рассмотрению плана работ в Кулундинской степи под председательством И.Н. Гладцина.

На заседании 9 февраля 1931 г. комиссия приняла решение «произвести изучение степи вблизи железнодорожных и водных путей сообщения в пределах 50-ти километровой полосы» [7, с. 19-20]. Именно перу И.Н. Гладцина принадлежит объяснительная записка, датированная 11 февраля 1931 г., в которой он характеризовал район изысканий экспедиции и давал ряд полезных рекомендаций ее будущим руководителям. Из текста явствует, что автор не сомневался в промышленных перспективах Кулунды, он в частности писал: «Немногочисленные экспедиции, работающие в Кулундинской степи, могли остановиться на исследовании только некоторых минеральных озер, и, несмотря на это, обнаруженные ими запасы сырья поражают своей грандиозностью. Таковы, например, запасы поваренной соли в Коряковском, Таволжан-ских, Бурлинском озерах, запасы соды в Петуховском и Михайловских озерах, запасы сульфата в озере Кучук и т.д.» [7, с. 20]. Исходя из задачи момента, И.Н. Гладцин предлагал максимально широко обследовать не только сильно засоленные озера, но и озера со слабой минерализацией, так как, по его мнению, «это сулит возможности открытия новых природных богатств» [7, с. 20].

И.Н. Гладцин полагал, что необходимо, с одной стороны, использовать достаточное количество легких рекогносцировочных партий, которые и должны взять на себя исследование как тех озер, о которых уже имеются в литературе непроверенные данные, так и тех, о которых ничего неизвестно. С другой стороны, он предлагал организовывать большие стационарные партии, а их работу сосредоточить в районах, где уже известно о запасах минеральных озер. В задачу этих партий входило бы всестороннее изучение месторождения: исследование залежи, подсчет запасов, состав рапы и колебания этого состава и т.д. В заключении И.Н. Гладцин обратил внимание и на обстоятельство, которое тогда не учитывалось: он указал, что «необходимо также включение в круг изучаемых вопросов и бальнеологических задач» [7, с. 20].

В результате комиссия постановила: «Признать необходимым рекогносцировочное исследование всех намеченных площадей. В состав рекогносцировочных партий включить: химика, геоморфолога и 2 коллекторов. В состав стационарных партий включить: 3 съемочных отряда, 1 гидрологический (геолог, гидролог), 1 почвенно-ботанический (почвовед, ботаник, геоморфолог), 1 биологический, 1 химический (физико-химик, геохимик, химик-аналитик), 1 метеорологический. На озерах, имеющих особенно важное значение для промышленности, необходимо учредить гидрометеорологические

станции для организации постоянных наблюдений» [7, с. 21]. Комиссия предложила следующий перечень районов, заслуживающих стационарного исследования:

1) озера Кучук - Ушкалы;

2) Мормышанские озера;

3) озера Калча - Аксор;

4) озера Бурлинское и Большое Яровое.

Организацию станций запланировали на озерах:

1) Михайловских;

2) Таволжанских;

3) Кучук;

4) Бурлинском» [7, с. 21].

Таким образом, комиссия сформировала большой изыскательский комплекс: 4 стационарных партии, 4 гидрометеорологические станции, 6 рекогносцировочных партий, 1 партию для сбора картографического материала, 12 топографических отрядов. Всего планировалось привлечь 50 научных сотрудников и 100 рабочих. Смета затрат на организацию «полевого НИИ» составляла 800 000 руб. Для реализации плана работ экспедиции привлекли Институт физико-химического анализа АН, Почвенный институт АН, Западносибирский ГРТ (ему была поручена разведка), Ленгипрохим, Государственный институт экспериментальной медицины. Общее кураторство такого солидного научного отряда возложили на академика Н.С. Курнакова, а непосредственно на месте руководил специалистами сотрудник Соляной лаборатории АН старший химик А.В. Николаев [5].

Район, который планировали исследовать, был также немалым -50 000 кв. км. Основную базу экспедиции разместили в Славгороде, подсобную - на Кучукском озере, в районе курорта. Экспедиция имела в своем распоряжении три дома в Славгороде и два двухэтажных дома на Кучуке. Три столовых и хлебопекарня кормили сотрудников. Для передвижения использовали лошадей, коих было закуплено до 70 голов, а также автомобиль [5].

Очень большую помощь в организации и проведении экспедиции оказывали местные органы - Родинский, Славгородский, Волчихинский райисполкомы - и, конечно, краевые власти. Очень внимательно к нуждам исследователей отнесся председатель Крайплана Западной Сибири М.Т. Зуев, благодаря личному вмешательству которого многие вопросы снабжения и обеспечения всем необходимым были успешно решены, а подвижной состав экспедиции пополнил грузовой автомобиль «Форд» [7, с. 21].

Весьма солидно организованные для того времени изыскания шли в очень непростых условиях. В самый разгар работ на отряд обрушилась эпидемия брюшного тифа, от которого заболели сразу шестеро специалистов и трое рабочих. Не обошлось и без смертельных случаев. Так, астроном А.К. Гос, молодой специалист, умер от дифтерии [7, с. 21].

Выполнение задач экспедиции затрудняли и другие обстоятельства. Нехватка лесоматериала сильно тормозила топографические съемки. Но тем не менее геодезисты-топографы под руководством топографа Н.А. Блинова выполнили поставленные задачи. Большие по объему и крайне ответственные работы по проведению триангуляции с необходимостью включения в общую государственную триангуляцию и съемку, а также определения астро-радиопункта требовали научного руководства. Для чего и был приглашен в качестве консультанта заведующий астрономической обсерваторией Ленинградского государственного университета С.Г. Натансон [5].

Итогом усилий топографо-геодезического отряда Н.А. Блинова стало определение астрорадиопункта близ деревни Тизек, что позволило базировать на нем всю триангуляционную сеть. Был превышен на 60 км и без того очень высокий план геодезических съемок - 1442 км. Во многом этого достигли благодаря личной инициативе начальника экспедиции А.В. Николаева, настоявшего «на заснятии заливов Кучукского озера, которые казались очень подходящими для организации бассейного хозяйства» [7, с. 22].

Решение не менее важной задачи выпало на долю физико-химического отряда под руководством старшего химика С.3. Макарова, изучавшего в течение 1931-1932 гг. физико-химическую и генетическую зависимость центральной группы Кулундинских озер и северного пограничного района по реке Бурла. На основе полученных сведений стало возможным установление «весьма важных генетических зависимостей для обширной группы Ку-лундинских озер и определение преимущественного распределения тех или иных солей» [7, с. 23].

Ученые также проводили полустационарные наблюдения в районе озера Кучук над изменением солевого состава в испарительный период, над рассолами близкими по составу к рассолам озера Кучук, в естественных условиях. Вели стационарные исследования в сульфатно-соляной степи над условиями выделения глауберовой соли, превращения мирабилита в тенардит (естественное обезвоживание) и условиями прямой садки тенардита при различном солевом составе. Полученный отрядом материал имел исключительно важное значение при разрешении технологических процессов естественного обезвоживания глауберовой соли, тогда как прежние попытки терпели неудачу.

Рука об руку с химиками вели исследования и климатологи, ставившие цель «дать более или менее детальную климатическую характеристику исследуемого района» [6, с. 22]. Для помощи местным станциям в экспедицию командировали климатолога А.Х. Завадовского, а научное консультирование поручили профессору А.А. Каминскому [5].

Достаточно результативно провел свою часть изучения гидрохимический отряд, который возглавляла Е.И. Иванова, а общее руководство осуществлял академик К.К. Гедройц. Задача отряда состояла из двух частей. Первая - это почвенная съемка 2,5 миллионов гектаров в масштабе 1:21 0000, так называемое фоновое освещение района, ограниченного на севере рекой Бурлой, а на юге Гатским бором. Вторая - это детальная работа внутри озерных котловин (масштаб 1:50 000) на трех объектах: озеро поваренной соли (Бурлинское), сульфатное (Кучук) и содовое (Танатар) [5].

Микробиологические изыскания также вели весьма масштабно и охватили три вышеуказанные района. Для реализации столь амбициозного плана исследований привлекли Почвенный институт Академии наук, микробиологические работы поручили члену-корреспонденту АН СССР профессору Б.Л. Исаченко, а в лабораторной части опирались на Государственный институт экспериментальной медицины [5].

Кроме того, в план работ экспедиции 1931-1932 гг. входили и были успешно решены следующие задачи:

1) составлена карта района озера Кучук в масштабе 1:25 000 с сечением рельефа через 1 метр на площади около 2500 кв. км. В масштабе 1:50 000 заснято около 500 кв. км;

2) составлен климатический очерк района Кулунды, специально приспособленный для использования в соляном деле;

3) произведено физико-химическое изучение озера Кучук (годовой цикл, температура начала выделения глауберовой соли, ее выход, температура замерзания и проч.) Там же определен запас солей в 450 миллионов кубометров рапы (около 45 млн тонн);

4) изучено более 10 кв. км площадей бассейного хозяйства, из них около 4 кв. км пригодного для прозитирования, а для 6 кв. км выяснена их пригодность для бассейнов, и требовались лишь незначительные работы для передачи их промышленности;

5) предложена и проработана в полупромысловом масштабе схема использования рапы озера Кучук (затопление озера Селитренное площадью около 3 кв. км);

6) указаны источники водоснабжения (реки Кучук, Кулунда);

7) предварительно рассчитана технико-экономическая стоимость сульфата. На основе сплошной почвенной съемки на площади 2,5 млн га и

изучения геоморфологии выработана теория образования озер, позволившая предсказания;

8) произведено микробиологическое исследование водоемов Кулун-динской степи. В результате получены данные, достаточные для прогнозирования добычи сульфата в 1 млн тонн в год, как это установлено на специальном совещании в Ленгипрохиме [7, с. 24-25].

Информация, собранная специалистами разных профилей, в целом подтверждала те физико-химические данные, которыми располагал И.Н. Гладцин. В общих итогах экспедиции указывалось, что «запасы ежегодно выпадающей глауберовой соли, при принятии выхода 10% от веса рапы, для Кучука могут быть оценены около 45 млн тонн» [7, с. 25]. Это настолько большая цифра, говорилось далее, «что заставляет со всей серьезностью отнестись к использованию рапы как наиболее легко доступной для эксплуатации, особенно при применении бассейного получения глауберовой соли, предложенного профессором В.П. Ильинским. Данные выхода глауберовой соли, доходящие до 14%, позволяют сделать очень любопытный вывод, а именно, что на единицу веса мы в Кара-Богазе имеем вдвое худшее сырье, чем в Кучуке. Кроме того, анализом С.3. Макарова в Кучуке обнаружен бром, правда не в промышленном количестве, но все же в таком, которое заставляет задуматься над этим вопросом» [7, с. 25]. По исследованиям С.З. Макарова, содержание брома в Кучуке колебалось от 0,026% до 0,036% при общем запасе около 150 000 тыс. тонн [7, с. 25].

По итогам экспедиции был составлен отчет «О промышленной эксплуатации сульфатного озера Кучук (основные предпосылки)». В его основу легли материалы экспедиции, а также краткая техническая схема добычи мирабилита по большинству рассмотренных вариантов вместе с ориентировочными расходными коэффициентами и цифрами капитальных затрат, разработанными инженером В.Ф. Манцевичем и экономистом А.С. Елисеевым.

Фактически именно экспедиция АН СССР дала ответы на все вопросы о промышленной судьбе Кулунды. В своем отчете по итогам экспедиции уполномоченный Наркомата тяжелой промышленности Кроловецкий и начальник НИС Запсибкрайплана Малкин также указывали, что «прежде всего Кулун-ду нужно рассматривать как базу щелочей не только для Западной, но и для Восточной Сибири и Дальнего Востока. Химпромышленность Западной Сибири невозможно рационально организовать без своей щелочной базы. Краски, пластмассы, лесохимия, жидкое топливо, мыловарение и пр. будут реальными потребителями этих продуктов» [7, с. 33], тем более что «предварительные оценки стоимости указывают на большую конкурентоспособность сульфата Кулунды и требуют при доведенности научно-исследовательской составляющей до возможности проектирования детальной технико-экономической проработки вопроса Кулунды (типа планового задания)» [7, с. 33].

Закономерным результатом деятельности экспедиции стало основание в 1932 г. в Славгороде Кулундинской научно-исследовательской станции Академии наук под руководством О.Д. Кашкарова. В задачи станции входило комплексное изучение озера Кучук для подготовки его к промышленному освоению [2, с. 11]. Кроме научной станции, наблюдавшей за Кучукским озером, на нем продолжал действовать курорт, не работавший в годы Гражданской войны. По данным краеведа М.А. Шишкина, он был возрожден в период НЭПа (1921-1928 гг.), в районе лимана построили лечебные здания - три двухэтажных дома для пациентов и персонала [13, с. 29].

По итогам изысканий экспедиции и на основе материалов Кулундин-ской научно-исследовательской станции А.В. Николаев опубликовал в 1935 г. солидную научную монографию «Кулундинские соляные озера и пути их освоения» [10]. В ней, в частности, он отмечал огромную многолетнюю работу, которую проделал большой коллектив научных работников, что в свою очередь позволило говорить о крупнейших промышленных перспективах использования солей Кулунды. Он полагал, что при должном государственном

подходе в Кулунде в ближайшие 5-7 лет реально выйти на масштабы ежегодной добычи порядка: 1,0 млн тонн мирабилита, 500 000 тонн поваренной соли, 50 000 тонн соды, 1000 тонн брома, а дальнейшая задача ученых - показать путь к их освоению. В монографии А.В. Николаев также ратовал за использование бассейного метода добычи мирабилита, причем делал это с привлечение реальных цифр и научных данных [10].

Результаты работ экспедиции АН СССР, деятельности научной станции, исследования А.В. Николаева совпали с подготовкой третьего пятилетнего плана развития народного хозяйства СССР (1938-1942 гг.), одобренного на XVIII съезде ВКП(б). Немалое мест о в нем отводилось и развитию химической промышленности, а для этого необходимо было более активно вовлекать в хозяйственную деятельность ряд мало охваченных ранее районов, в том числе и Кулунду. Это было настолько важно, что выступавший с трибуны XVIII съезда ВКП(б) с докладом «О третьем пятилетнем плане» председатель Совнаркома СССР В.М. Молотов особо подчеркивал роль химической промышленности: «Задача заключается в том, чтобы ускоренно двинуть вперед химическую промышленность и химизацию народного хозяйства, для чего у нас имеются неограниченные возможности и самые лучшие перспективы» [8, с. 14]. Тем более что дефицит серной кислоты для Западной Сибири на 1937 г. определялся в 750 тыс. тонн. Обычный камерный способ ее получения из сернистого газа на промышленных установках Беловского и Кемеровского цинковых и Минусинского медеплавильного заводов мог дать тогда не более 1/3 указанного количества, и «дополнительным источником намечалась натуральная глауберовая соль, широко распространенная в многочисленных соляных и горьких озерах Кулундинской степи» [7, с. 34]. А в случае благоприятного практического разрешения вопроса об освоении Кулунды, высказывались небезосновательные надежды на то, что «будет значительно смягчен кризис с содой, потребность которой к 1937 г. была определена в 720 тыс. тонн» [7, с. 34].

Поэтому третий пятилетний план предусматривал развить в Кулунде ряд новых предприятий на соленых озерах, первым из которых должен был стать сульфатный завод на Кучуке. Кулунда имела все предпосылки вырасти в крупнейший химический центр не только Алтайского края, но и всего Советского Союза. В соответствии с ним продолжались и исследования Кучука. В 1938 г. Д.В. Горбунов и Н.И. Жуковский выполнили разведку поверхностных рассолов озера Кучук и произвели подсчет запасов хлористого натрия, хлористого магния и сульфата натрия. Одновременно М.Е. Лебедева на основании данных разведки залежи мирабилита в 1931-1932 гг. сделала подсчет запасов мирабилита-стеклеца в корневой линзе. В 1939 г. эти материалы представили на утверждение Всесоюзной комиссии по запасам полезных ископаемых (ВКЗ). В результате ВКЗ протоколом № 1416 от 23 августа 1939 г. утвердила запасы мирабилита по категории С1 в количестве 503 млн тонн без разделения на корневую залежь и новосадку [12, с. 6].

В 1940 г. О.Д. Кашкаров и П.Д. Сиденко обработали всю информацию по разведке рапы Кучукского озера для перевода запасов солей в категорию А2. Результаты пересчета рассмотрела ВКЗ (протокол № 2179 от 14 марта 1941 г.) и утвердила запасы солей хлористого натрия, хлористого магния и сульфата натрия [12, с. 6].

По итогам всех этих исследований в 1940 г. принимается правительственное постановление «О проектировании строительства Кучук-Кулундинского химического комбината» [9, с. 303]. Однако Великая Отечественная война задержала реализацию этого проекта на долгие 14 лет, и только в 1955 г. началось его практическое воплощение [1], которое закончилось постройкой Кучукского сульфатного комбината, давшего первую продукцию в 1963 г. и успешно продолжающего свою работу под названием ОАО «Кучуксульфат» до сих пор.

Литература

1. Архив ОАО «Кучуксульфат». Папка 1.

2. Гуртенко, Н. Легенды и были степного озера [Текст] / Н. Гуртенко, Ю. Майоров, А. Харыбин. - Барнаул : Алтайская правда, 1993. - 90 с.

3. Дзенс-Литовский, А.И. Соляные озера СССР и их минеральные богатства [Текст] / А.И. Дзенс-Литовский. - Л. : Недра, Ленинград. отд-е, 1968. - 119 с.

4. Зеленский, В. Кучук - золотое озеро [Текст] / В. Зеленский // Сибирские огни. - 1965. - № 12. - С. 122-132.

5. Кулундинская экспедиция АН СССР, 1931-1933. - Л. : Изд-во АН СССР, 1934. Ч. 1-3.

6. Милевский, О.А. История изучения и освоения соляных озер Кулундинской степи: XVIII - начало ХХ вв. [Текст] / О.А. Милевский // Вестник Сургут. гос. пед. ун-та. - 2016. - № 6. - С. 16-21.

7. Милевский, О.А. Хроника Кучукского сульфатного завода : От промысла до промышленного гиганта [Текст] / О.А. Милевский, К.В. Лен. - Барнаул : Ал-тапресс, 2008. - 352 с.

8. Молотов, В.М. Третий пятилетний план развития народного хозяйства СССР [Текст] / В.М. Молотов. - М. : Политиздат, 1939. - 63 с.

9. Моя Благовещенка. Люди и события (первое столетие). - Благовещенка : Горно-Алтайская типография, 2007. - 632 с.

10. Николаев, А.В. Кулундинские соляные озера и пути их освоения [Текст] / А.В. Николаев. - Новосибирск : Зап.-Сиб. кн. изд-во, 1935. - 174 с.

11. Николаева, Т.В. Биографические материалы [Текст] / Т.В. Николаева // Репрессированные геологи / МПР РФ, ВСЕГЕИ, РосГео ; гл. ред. В.П. Орлов ; отв. ред. Л.П. Беляков, Е.М. Заблоцкий. - М.-СПб., 1999. - С. 13-357.

12. Производство сульфата натрия из рассолов озера Кучук / под ред. Е.Е. Фро-ловского. - СПб. : Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2001. - 444 с.

13. Шишкин, М.А. Недостроенный дом [Текст] / М.А. Шишкин. - Барнаул : Аз Бука, 2002. - 156 с.