Научная статья на тему 'Историко-правовые оценки пакта Молотова – Риббентропа'

Историко-правовые оценки пакта Молотова – Риббентропа Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
3824
351
Поделиться

Текст научной работы на тему «Историко-правовые оценки пакта Молотова – Риббентропа»

ИСТОРИЯ И СОВРЕМЕННОСТЬ

М. И. Фролов, М. В. Кузенкова

Историко-правовые оценки пакта Молотова - Риббентропа

23 августа 1939 г. в Москве министр иностранных дел Германии И. Риббентроп и председатель Совета народных комиссаров, народный комиссар иностранных дел СССР В.М. Молотов подписали договор о ненападении. Договор устанавливал, что обе стороны обязуются воздержаться от всякого насилия, от всяких агрессивных действий и всякого нападения в отношении друг друга; в случае нападения на одну из договаривающихся сторон, другая не будет оказывать поддержку нападающей державе. Договор был заключен сроком на десять лет.

О пакте Молотова - Риббентропа, как его иногда называют, и советско-германских отношениях 1939-1941 гг. много написано историками. Однако, несмотря на обилие публикаций по этим темам в историографии, внешняя политика СССР накануне войны изучена еще недостаточно. Она вызывала и вызывает жаркие споры, в ходе которых стороны придерживаются различных, а иногда и полярных суждений, что подтверждают мероприятия, прошедшие недавно в Польше в связи с 70-летием нападения Германии на Польшу.

Оценивая советско-германский пакт о ненападении, нужно прежде всего разобраться в причинах, побудивших советское руководство пойти на сближение с Германией и заключить с ней договор.

Для ответа на этот вопрос, необходимо рассмотреть международно-политическое развитие предвоенного времени с учетом реальных альтернатив, которые существовали во второй половине 30-х годов в области международных отношений, выявить объективные условия и субъективные факторы, которые влияли на возможность реализации той или иной альтернативы.

Надо иметь в виду, что фашизм в своем стремлении к мировому господству представлял угрозу порабощения славянских и других народов. Он угрожал и западным демократиям, стремился подчинить себе народы колониальных стран, перекроить в своих интересах карту мира. Вызов, брошенный человечеству фашизмом, составлял реальную основу для широкого объединения самых различных сил, готовых противостоять фашистской агрессии. Советский Союз прилагал немалые усилия для предотвращения войны.

161

В марте 1938 г. был осуществлен аншлюс (присоединение) Австрии к Германии в нарушение Сен-Жерменского договора, запрещавшего слияние Германии и Австрии. Попытки Австрии найти поддержку в Англии и Франции оказались тщетными. Независимая страна стала германской провинцией.

17 марта 1938 г. советское правительство предложило созвать международную конференцию с целью определения метода предотвращения дальнейшей германской агрессии. Англия отвергла советские предложения, Франция оставила их без ответа.

12 сентября 1938 г. Чемберлен обратился к Гитлеру с просьбой о личной встрече, чтобы изложить фюреру проект, названный для секретности «планом Зет». Он так изложил свой «план» в письме к своему ближайшему сподвижнику Ренсимену: «...я сумею убедить его (Гитлера - авт.), что у него имеется неповторимая возможность достичь англо-германского понимания путем мирного решения чехословацкого вопроса. Наверное, можно будет найти решение приемлемое для всех, кроме России. Это и есть план Зет»1. Весьма недвусмысленные предложения, если учесть, что Гитлеру достаточно настойчиво предлагали двигаться на Восток. Эта политика соединила в общую цепь политику «умиротворения» агрессора, потворство нацизму в его планах «жизненного пространства».

29 декабря 1938 г. в Мюнхене премьер-министры Великобритании и Франции Н. Чемберлен и Э. Даладье вместе с Гитлером и Муссолини подписали соглашение, которое фактически означало ликвидацию Чехословакии как независимого государства.

Навязанное Чехословакии соглашение предусматривало передачу Германии Судетской области и пограничных с Австрией районов. Были также удовлетворены территориальные претензии, предъявленные к Чехословакии со стороны Польши и Венгрии.

Советский Союз заявил, что будет верен договору о взаимопомощи, заключенному в 1935 г. По условиям пакта СССР оказывает помощь, если это делает и Франция. Но советская сторона дала понять, что это условие не является для нее абсолютным. СССР готов прийти на помощь в случае просьбы чехословацкого правительства. Но 21 сентября посланники Англии и Франции поставили президенту Чехословакии Бенешу ультиматум: «если война возникнет вследствие отрицательной позиции чехов, Франция воздержится от всякого вмешательства, и в этом случае ответственность за провоцирование войны падет на Чехословакию. Если чехи объединяться с русскими война может принять характер крестового похода против большевизма, и правительствам Англии и Франции будет очень

1 Цит. по: Великая Отечественная война 1941-1945 гг. Кн. 1. Суровые испытания. - М., 1998. - С. 18.

162

трудно остаться в стороне» (подчеркнуто авт.)1. Было бы не лишним нынешним ниспровергателям внешней политики Советского государства в предвоенные годы почаще обращаться к этому заявлению дипломатов Англии и Франции о «крестовом походе против большевизма». Оно, может быть, помогло бы им реально оценить всю сложность и опасность для СССР складывающейся международной обстановки, избежать безответственных оценок действий руководства нашей страны в тех условиях.

Против мюнхенской сделки выступил только Советский Союз. Она явилась дальнейшим поощрением агрессору, кульминационным пунктом политики умиротворения, попыткой Англии и Франции отвести от себя военную угрозу и направить нацистскую экспансию на Восток - против Советского Союза2. Нельзя не согласиться с немецким историком М. Фройндом, подчеркивающим, что Мюнхен был не просто «большой капитуляцией Запада». По его мнению, «исключение СССР из европейского концерна держав свидетельствовало о намерении дать Гитлеру свободу действий на Востоке»3.

Мюнхенское соглашение породило недоверие к миролюбивым декларациям и широкосовещательным заявлениям Лондона и Парижа. Советское руководство принимало меры по укреплению обороноспособности СССР и искало выход из дипломатической изоляции, в которой оказалось Советское государство. «Можно предположить, - подчеркивал И.А.Челыщев, - что именно после Мюнхена стала складываться идея о возможности сближения с Германией, несмотря на то что фашистский рейх считался более опасным и наиболее вероятным противником Кремля»4. «Не было бы Мюнхена, не было бы и пакта с Гитлером», - отметил впоследствии Сталин в беседе с Черчиллем, и тот ни словом не возразил ему5. На зависимость советско-германского пакта о ненападении от Мюнхенского соглашения указывают и немецкие историки. «Основы для 23 августа 1939 года, - пишет К. Хильдебрандт, - были заложены в Мюнхене»6.

В марте 1939 г. Германия захватила оставшуюся часть Чехословакии и литовский порт Мемель (Клайпеда). Создалась реальная

1 Цит. по: Кара-Мурза С. Советская цивилизация. Кн. 1. От начала Великой Победы. - М., 20О2. - С. 389.

2 См.: История Второй мировой войны 1939-1945. - Т. 2.

3 Freund M. Deutsche Geschichte. Gutersloh, 1973. S.1257, 1262.

4 Челышев И.А. Международная политика СССР накануне Великой Отечественной войны (1939 - июнь 1941) // Россия в ХХ веке. Историки мира спорят. - М., 1994. - С. 411.

5 См.: Трубайчук А.Ф. Пакт о ненападении. Была ли альтернатива Второй мировой войне. - Киев, 1990. - С. 72.

6 Цит. по: Каратуев М.И., Фролов М.И. 1939-1945 гг. Взгляд из России и из Германии. - СПб., 2006. - С. 50.

163

угроза позициям Англии и Франции в Европе. Правящие круги этих стран стали менять свою тактику. 31 марта 1939 г. английское правительство заявило о своих гарантиях Польше, а затем Румынии, Греции и Турции. Аналогичные заявления сделала и Франция. Обе стороны установили контакты с Советским Союзом. Этот шаг был своевременным и его следовало развивать.

Англо-франко-советские контакты, а затем состоявшиеся переговоры проходили в сложной международной обстановке. Европейские державы вели крупную дипломатическую игру, преследуя свои собственные цели. Англия и Франция - избежать войн с Германией, решать «польскую проблему» путем компромисса с рейхом. Следует подчеркнуть, что, по существу, одновременно проходили взаимосвязанные между собой англо-франко-советские, британогерманские и германо-советские переговоры.

В конце июля - начале августа 1939 г. в Лондоне происходили переговоры, в которых принимали участие с германской стороны -министр по делам заморской торговли Хадсон и ближайший советник Чемберлена Вильсон.

Переговоры, происходившие в Лондоне, преследовали далекоидущие цели. Об этом убедительно говорит записка германского посла в Лондоне Дирксена о беседах Г. Вольтата с Хадсеном и Вильсоном. Она свидетельствует, что речь шла о заключении англогерманского пакта о ненападении, о невмешательстве и разделении сфер влияния. «Сэр Гораций Вильсон, - писал Дирксен, - определенно сказал г-ну Вольтату, что заключение пакта о ненападении дало бы Англии возможность освободиться от обязательств в отно-

л

шении Польши»1.

29 июля состоялась беседа лейбористской партии Англии Родена Бакстена с Г. Кордтом. В ходе беседы Бакстен внес предложение о заключении между Англией и Германией «соглашения о разрешении сфер интересов», предусматривающие, в частности, обещание Англии прекратить ведущиеся переговоры о заключении пакта с Советским Союзом2.

Чемберлен не только знал о происходящих переговорах, но и был ярым сторонником сближения Англии с Германией. «Чемберлен, - пишут английские публицисты Уильям и Зельда Коутсы, - ... рассчитывая насытить голодных фашистских волков путем уступок и думая, что если аппетит их будет расти, то они из благодарности к Англии и Франции повернут на Восток и растерзают СССР»3.

1

' Документы и материалы конца второй мировой воины. - М., 1948. -Т. 2. - С. 72, 75.

2 Там же. - С. 125-126.

3 Цит. по: Жилин П.А. Как фашистская Германия готовила нападение на Советский Союз (Расчеты и просчеты). - М., 1965. - С. 37.

164

Все эти документы хорошо известны и давно введены в научный оборот. Они приводятся лишь с одной целью, чтобы сопоставить их с проявившимися точками зрения некоторых российских историков на англо-франко-советские контакты, а затем на переговоры и мотивы, побудившие Сталина заключить договор о ненападении с Германией.

Как же развивались события? В ответ на английский запрос от 17 марта 1939 г. о позиции СССР в случае германской угрозы Румынии, Советское правительство предложило созвать в Бухаресте конференцию шести государств: СССР, Румынии, Польши, Англии, Франции и Турции для принятия возможных мер для предотвращения новых актов со стороны Германии. Однако Чемберлен отверг его как преждевременное.

17 апреля советское правительство предложило Англии и Франции заключить договор о взаимопомощи. После долгих внутренних переговоров Франция приняла советские предложения, а Англия нет.

Англия и Франция выдвинули встречные предложения, суть которых сводилась к тому, что если бы они «оказались в состоянии войны с Германией», СССР должен был оказать немедленную помощь им и тем государствам, которым Лондон и Париж дали свои гарантии. Москва расценила подобную формулировку проекта «как издевательскую» и все же была вынуждена пойти на уступки, но при условии, что Англия, Франция также обязуются прийти на помощь СССР, если он окажется в состоянии войны с Германией. Н.Чемберлен на это заявил, что он «скорее подаст в отставку, чем подпишет союз с Советами, но чтобы противодействовать нормализации отношений между Германией и СССР, считает целесообразным какое-то время продолжать поддерживать переговоры с Москвой»1.

Установка на «переговоры ради переговоров» не изменилась и после того, как с середины июля 1939 г. они стали проходить в Москве. К концу июля текст англо-франко-советского договора был в основном отработан, но оставалась несогласованной формулировка определения косвенной агрессии. 25 июля после нескольких проволочек Англия предложила отложить вопрос о косвенной агрессии для дальнейшего обсуждения и дала согласие начать переговоры о военной конвенции.

7 августа Сталину доложили, что Германия будет в состоянии начать вооруженные действия против Польши в любой день после 25 августа. 11 августа сложившееся положение рассматривалось на политбюро ЦК ВКП(б). Проанализировав сведения о попытках Гит-

1 Новейшая история Отечества ХХ век. - М., 1998. - Т.2. - С. 95-96.

165

лера восстановить непосредственную связь с Чемберленом, а также пессимистические прогнозы о московских переговорах, оно приняло решение «Вступить в официальное обсуждение поднятых немцами вопросов, о чем известить Берлин»1.

Англо-франко-советские военные переговоры начались 12 августа 1939 г. и окончились безрезультатно. Англия и Франция стремились использовать эти переговоры для дальнейшего давления на Германию угрозой англо-франко-советского союза, чтобы склонить Гитлера к компромиссу. Английская и французская миссии были представлены второстепенными лицами. Глава английской и французской миссии Дракс не имел полномочий на подписание военной Конвенции. Г. Феркер, английский дипломат, находившийся в Москве 1939 г., писал, что задолго до приезда британской военной миссии английское посольство в Москве получило инструкцию правительства, в которой указывалось, что переговоры ни в коем случае не должны закончиться успешно. Английский посол в СССР Сидс подчеркивал, что военные переговоры «могли быть затянуты в достаточной степени с тем, чтобы пережить несколько ближайших опасных месяцев»2.

К 19 августа англо-франко-советские переговоры зашли в тупик. Польша отказалась пропустить через свою территории советские войска. Уже после Второй мировой войны стала известна телеграмма, посланная министром иностранных дел Польши Ю. Беком своему послу во Франции: «Поскольку с Советами не связывают никакие военные договоры, - польское правительство такой договор заключать не собирается»3. 21 августа в беседе с одним из западных дипломатов польский премьер в ответ на предложение вступить в переговоры с СССР произнес фразу, отразившую всю суть политики польского правительства: «С Германией мы рискуем потерять нашу свободу, с Россией - душу»4. «Польский отказ имел катастрофические последствия, - отмечал немецкий историк Х. Цетнер, - Он уничтожил любой шанс на англо-французское соглашение с Россией»5. Английские историки А. Рид и Д. Фишер писали, что Сталин был готов дать союзникам любой шанс внести ясность в дело. При этом он проявил необычное терпение и великодушие, но у него были все основания убедиться, что подобные надежды эфемерны. В

1 См: Великая Отечественная война 1939-1945. Суровые испытания.

2 Панкратова М., Сиполс В. Почему не удалось предотвратить войну. - М., 1979. - С. 93.

3 Наше Отечество. - М., 1991. - С. 382.

4 См.: Трубайчук А.Ф. Пакт о ненападении. Была ли альтернатива второй мировой войне. - С. 16.

5 Zetner Ch. Der Kriegs aus bruch. - Frankfurt a. - M., 1975. - S. 155.

166

Лондоне не возникло также никаких идей относительно сотрудничества с СССР без поляков, даже когда переговоры зашли в тупик1.

Срыв переговоров в Москве означал, что последняя возможность остановить общими усилиями готовившееся нашествие вермахта на Польшу, а следовательно, и войну в Европе, была утрачена. Участники переговоров, как и их правительства, в первую очередь недооценили агрессивную сущность и силу Германии, упустили из виду смертельную опасность, которую фашизм нес мировой цивилизации.

Война оказалась буквально на пороге. «Для Советского Союза, - пишут немецкие историки, - авторы книги “Война на Востоке 1941-1945”, - ситуация была тяжелой. Он находился в возникшей, не по его вине жестокой изоляции, окруженной открыто враждебными соседями. К тому же он уже был в состоянии войны... против Японии, опаснейшей великой державы на Востоке»2.

19 августа советское правительство дало согласие на приезд Риббентропа в Москву. После дипломатических переговоров была определена дата - 23 августа 1939 г.

Заключение советско-германского пакта о ненападении стало одной из важнейших тем российской историографии событий 1939 г. В центре дискуссии остаются причины согласия советского руководства на подписание соглашения с Германией, оценка роли и значения пакта для развития международных событий, при этом сохраняются различные оценки пакта. Некоторые исследователи полагают, что решение Сталина подписать договор с Германией было просчетом, поскольку он оказал негативные, по их мнению, влияния на развитие политических и внешних событий в Европе в 19391941 гг. Другие считают, что пакт является компромиссом агрессора и его жертвы и не выходит за рамки однотипных соглашений, но

о

Сталин трактовал его по-своему3. Ряд историков отмечают, что пакт вырастал как уродливое детище из всего контекста предвоенного международного развития. Он только закрепил уже сложившуюся расстановку сил на мировой арене и не мог существенно повлиять на агрессивные планы Гитлера4.

Большинство отечественных историков считают, что летом 1939 г. для СССР сложилась крайне неблагоприятная и опасная обстановка. Англия и Франция не желали соглашения с Советским

1 См. подробнее: Вторая мировая война: история и современность. - СПб.-Пушкин, 2000. - С. 54.

2 Bartsh M, Schebesch H. - F., Scheppelmann R. Der Krieg im Osten. 19411945. Koln, 1981. - S. 65-67.

3 См. подробнее: Мельтюхов М.И. Упущенный шанс Сталина. Советский Союз в борьбе за Европу 1939-1941 гг. - М., 2002. - С. 65-67.

4 Трубайчук А.Ф. Указ. соч. - С. 72.

167

Союзом. Подчеркнем еще раз, что об этом упорном нежелании Англии свидетельствуют слова самого Н.Чемберлена, сказанные им его ближайшему другу, министру авиации Уингсли Вуду: «Я все еще не

потерял надежды, - заявил он, - что мне удастся избежать подпил

сания этого несчастного пакта»1. Московские переговоры 1939 г. показали, что Англия, Франция и Польша не хотят составить коалицию с СССР, в случае если Германия начнет войну. Опасность для Советского Союза усугублялась тем, что война надвигалась на него не только с запада, но и с востока. В результате сложившейся обстановки у СССР альтернатива была жесткой: либо возможность столкновения с сильным противником, либо лавирование и компромиссы.

Для Гитлера, как отмечают многие историки, пакт был лишь тактическим шагом, необходимым для срочного решения ближайшей задачи в нацистских планах завоевания господства в Европе, порабощения Польши. Пакт должен был прикрыть тыл Германии во время войны на Западе. М. Барч и его соавторы пишут, что в 1939 г. Гитлер «хотел войны против Советского Союза, но не располагал необходимыми средствами, что СССР представлял слишком сильным противником». М. Дамарус, продолжая размышление, подчеркивал, что «Пакт 23 августа ОА (Гитлер - авт.) заключал... чтобы получить возможность неожиданно напасть на Россию»2. Исходя из этого, эти исследователи утверждают, что пакт был выгоден только Германии.

С таким односторонним утверждением не согласны многие историки. По их мнению, рассуждение о том, кто больше выиграл или кто больше проиграл от германо-советской договоренности, представляется весьма гипотетичным. Они считают, что договор был не менее выгоден СССР, чем Германии.

Большинство отечественных историков считают, что заключение пакта помогло предотвратить антисоветскую коалицию, объединяющую демократические и фашистские государства. Этой же точки зрения придерживаются и многие немецкие исследователи. «Восток спасся от изоляции, - пишет Р. Нейман, - в последний момент при помощи договора о ненападении со своим смертельным врагом»3.

Пакт подготовил условия для создания антифашистской коалиции: «Пакт был несчастьем для Гитлера - полагает П. Зете. - Результатом пакта была война Германии на два фронта и

1

1 Маискии И.М. Кто помогал Гитлеру (Из воспоминании советского посла). - М., 1962. - С. 143-144.

2 Цит. по: Мерцалов А.Н.Великая Отечественная война в историографии ФРГ. - М., 1989. - С. 74-75.

3 Цит. по: Мерцалов А.Н. Великая Отечественная война в историографии ФРГ. - М., 1989.

168

л

антигитлеровская коалиция»1. Не в интересах советского руководства, считает М.Х. Мельтюхов, было препятствовать войне в Европе между англо-германским блоком и Германией. Он полагает, что «советско-германский пакт о ненападении можно расценить как значительную удачу советской дипломатии, которая смогла переиграть британскую дипломатию и достичь своей основной цели - остаться вне европейской войны...»2.

Пакт дал Советскому Союзу временную передышку для подготовки к отражению нападения на сторону, укрепления обороноспособности. Нельзя отождествлять эти полученные возможности и то, как они были использованы, что удалось сделать, какие были допущены ошибки и просчеты. Делая акцент только на последнее, некоторые историки иногда отрицают значение пакта.

Несомненный успех советской дипломатии был в том, что советско-германский договор вызвал охлаждение в германо-японских отношениях и ослабил антикоммунистический пакт. А. Хилльгрубер и К. Хильдебранд считают, что СССР «добился того, что опасный для него антикоммунистический пакт был обезврежен»3. 25 августа Япония заявила, что ввиду советско-германского пакта прекращает переговоры с Германией и Италией. На неопределенный срок была предотвращена агрессия Японии против Советского Союза. 15 сентября 1939 г. было заключено перемирие между Японией и СССР, а затем, 13 апреля 1941 г., и советско-японский договор о нейтралитете, способствовавший улучшению ситуации на восточных границах Советского Союза.

Заключение советско-германского пакта не имеет отношения к тому, что война началась между капиталистическими странами. Они, особенно Англия, немало сделали для того, чтобы СССР пошел на этот шаг. Что же касается нападения на Польшу, то срок готовности немецких войск для осуществления этой агрессивной акции (не позднее 1 сентября 1939 г.) был установлен еще в апреле 1939 г. и, как отмечает О.А. Ржешевский, не обусловлен какими-либо изменениями в позиции Англии, Франции или СССР4.

Конечно, компромисс с агрессивной фашистской Германией неизбежно содержал в себе негативные явления политического, идеологического и военного характера. Пакт привел на многие месяцы к внешнеполитической изоляции СССР. Он нанес ощутимый удар по коммунистическим партиям, вызвал раскол в коммунистическом движении. Многие годы коммунисты вели активную борьбу по спло-

1 Sethe P. Deutsche Geschichte im letzen Jahrhundert. - Frankfurt a. M., 1963. - S. 365-366.

2 Мельтюхов М.И. Указ.соч. - С. 75.

3 Hillgruber A., Hilldebrand K. Kalkutzwischen Macht und Ideologie. - Zurich, 1980. - S. 48.

4 Ржешевский О.А. Война // История Отечества: люди, идеи, решения. - М., 1991. - С. 220.

169

чению антифашистских сил. Теперь они должны были резко изменить курс и встать на защиту советско-германского пакта о ненападении. Это в значительной мере деморализовало и дезориентировало антифашистские силы, что нанесло ущерб в последующей борьбе против гитлеризма и его союзников. С моральной точки зрения СССР, заключив договор с Германией, понес серьезный урон в международном общественном мнении. Этот договор и все, что последовало за ним в средствах массовой информации - исчезновение осуждения фашизма, идеологически разоружило советских людей, усыпляло их бдительность1.

В сообщении комиссии по политической и правовой оценке советско-германского пакта о ненападении от 23 августа 1939 г., образованной Первым съездом народных депутатов СССР 2 июня 1989 г., сказано: «Сам по себе договор с юридической точки зрения не выходит за рамки принятых в то время соглашений, не нарушая внутреннего законодательства и международных обязательств СССР»2. В принятом Постановлении Второго съезда народных депутатов СССР от 24 декабря 1989 г. было отмечено, что съезд соглашается с мнением комиссии, что содержание этого договора не расходится с нормами международного права и договорной практикой государств, принятой для подобного рода урегулирований, «договор с Германией о ненападении заключался в критической международной ситуации в условиях нарастания опасности фашизма в Европе и японского милитаризма в Азии и имея одной из целей - отвести от СССР угрозу надвигавшейся войны. В конечном счете, эта цель не была достигнута, а просчеты, связанные с наличием обязательств Германии перед СССР, усугубили последствия вероломной нацистской агрессии»3.

Одновременно совместно с пактом о ненападении был подписан и секретный дополнительный протокол, оговаривавший вопрос «о разграничении сфер обоюдных интересов», затрагивавших интересы не только Германии и СССР, но и третьих стран. По общему мнению историков и общественных деятелей, секретный протокол является в юридическом смысле изначально противоправным документом. О существовании протокола не были информированы ни правительства, ни Верховный Совет СССР, ни ЦК ВКП(б).

И все же ставить точку в оценке советско-германского пакта о ненападении еще рано, несмотря на 70 лет, отделяющих нас ото дня его подписания. Слишком противоречивы и неоднозначны обстоятельства, связанные с подписанием этого договора и последовавшими за ним событиями.

1 См. подробнее: Чубарьян А.В. В преддверии второй мировой войны // Коммунист. - 1989. - № 4. - С. 110-112.

2 Правда. 1989. 24 дек.

3 Правда .1989. 28 дек.

170