Научная статья на тему 'Исторические аспекты фальшивомонетничества в России'

Исторические аспекты фальшивомонетничества в России Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
3294
630
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ФАЛЬШИВОМОНЕТНИЧЕСТВО / ИСТОРИЯ ФАЛЬШИВОМОНЕТНИЧЕСТВА / УГОЛОВНОЕ ПРАВО / ПОДДЕЛЬНЫЕ ДЕНЬГИ / COINAGE OFFENCE / COINAGE OFFENCE HISTORY / CRIMINAL LAW / COUNTERFEIT MONEY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Шаповалов В. А.

В статье раскрывается понятие фальшивомонетничества, причины его возникновения, рассматриваются исторические аспекты фальшивомонетничества в России. Раскрываются. Приводятся примеры основных инцидентов в области фальшивомонетничества в историче-ской ретроспективе.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Шаповалов В. А.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

HISTORIC ASPECTS OF COINAGE OFFENCE IN RUSSIA

In this article, the coinage-offence conception is exposed. The historic aspects of Russia coinage-offence are considered. The causes of the coinage-offence origin are revealed. Instances of the main incidents in the field of the coinage offence are given at the historical retrospective review.

Текст научной работы на тему «Исторические аспекты фальшивомонетничества в России»

ИСТОРИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ФАЛЬШИВОМОНЕТНИЧЕСТВА В РОССИИ

В. А. ШАПОВАЛОВ

В статье раскрывается понятие фальшивомонетничества, причины его возникновения, рассматриваются исторические аспекты фальшивомонетничества в России. Раскрываются.

Приводятся примеры основных инцидентов в области фальшивомонетничества в исторической ретроспективе.

Ключевые слова: фальшивомонетничество, история фальшивомонетничества, уголовное право, поддельные деньги.

Деньги изобрели, конечно, раньше, чем возникло фальшивомонетничество, но разница едва ли составила пару дней.

Г. Вермуш

Понятие «фальшивомонетничество» - это устоявшийся в юридической литературе и используемый в практике расследования специальный термин, подразумевающий разновидность преступной деятельности, связанной с изготовлением в целях сбыта или сбытом: а) поддельных банковских билетов Центрального банка РФ; б) металлической монеты; в) ценных государственных бумаг; г) других ценных бумаг в валюте РФ; д) иностранной валюты; е) ценных бумаг в иностранной валюте [2].

Считают, что между фальшивомонетчиком и тем, кто подделывает монеты, нет никакой разницы: все сказано самим словом. Криминалисты и нумизматы придерживаются иного мнения. Фальшивомонетничество было промыслом высокопоставленных и рядовых мошенников во времена монетного хозяйства, когда облегчался вес монет или уменьшалось содержание в них драгоценных металлов. Тем самым народному хозяйству и простым людям наносился ущерб. Позже под фальшивомонетничеством стали понижать и подделку бумажных денег.

Час изготовителей поддельных монет пробил лишь тогда, когда людям пришла в голову мысль собирать монеты разных стран и эпох. А это произошло примерно через 600 лет после того, как была отчеканена первая монета. Во всяком случае Светоний, биограф римских императоров, живший на рубеже I в. н. э., упоминает, что император Август (63 г. до н. э. - 14 г. н. э.) любил в дни празднеств одаривать друзей старыми монетами. Плиний (23-79 гг.) в своей «Истории» сообщает,

что фальшивые монеты вызывали большой интерес среди римских патрициев, и они охотно давали за один фальшивый денарий несколько настоящих. Вполне возможно, что такой спрос побудил римских фальшивомонетчиков, недостатка в которых не было, к расширению своих дел [1].

Существовали два метода «государственного фальшивомонетничества». Либо правительство ставило на монетах меньшего веса и объема обозначение старой, более тяжелой монеты. Либо оно уменьшало вес благородного металла, базы монетной ценности примесью дешевого металла. И в царской России не раз использовали эти методы, чтобы спасти страну от финансового краха. Профессор М. И. Боголепов в своем известном труде «Государственный долг» писал: «В 1801 г., на заседании Государственного Совета читалась записка «Об уменьшении в России золотых и серебряных монет», в которой говорилось: «Крайнее истощение, в которое государство приведено было в начале минувшего столетия шведской войной, заставило Великого Монарха прибегнуть к непозволительному средству для наполнения своих недостатков. Испорчена была медная монета в количестве, в каком она никогда не была прежде». Профессор приводит далее слова германского финансиста Эренберга: «Фактически ухудшение монеты большинством государств совершалось безостановочно, как в средние века, так и в XVI и XVII столетиях» [4].

В XVI в. в России даже разразился денежный кризис, вызванный стихийно возникшим обычаем обрезывания серебряных монет. Так как основным видом монеты в то время на Руси были мелкие серебряные копейки, чеканившиеся из проволоки, злоумышленники приспособились понемногу обрезать их по краям, в результате чего вес мо-

нет неуклонно снижался (иногда он доходил до половины от исходного).

Не помогли и энергичные розыски виновных и казни, при которых «руки секли да олово в горло лили». Летопись сообщает о поисках виновных и казнях во многих городах. Памятником этих репрессий является найденный в Старице клад, состоящий из обрезков, полученных от такой «порчи» монет. Что-то помешало владельцу воспользоваться своей добычей. Возможно, что он попал в руки правосудия и уже не смог вырваться на волю, чтобы воспользоваться плодами своего преступления.

И. Г. Спасский в своей книге «Русская монетная система» рассказывает, что после смерти Петра, фактически захватив власть, Александр Меншиков организовал в 1727 г. производство отвратительной по качеству разменной серебряной монеты с пониженным содержанием благородного металла. Естественно, остаток серебра не только шел в казну государства, но и оседал в карманах предприимчивого вельможи.

Спасский пишет, что «в течение трех месяцев -с мая по июль 1726 г. - проба прыгала, как по ступенькам: 64, 48 и, наконец, 42 - всплаве с мышьяком! После прекращения чеканки эти монеты были аннулированы; по крайней мере уже в 30-х гг. XVIII в. при обмене старой монеты казна не принимала «меншиковские» деньги наравне с фальшивыми. Сплав «композиции» 42 пробы был таким нестойким, что даже слитки его, пролежав несколько дней на Монетном дворе, начинали разрушаться, выделяя черную жидкость» [5].

Особую роль в изготовлении фальшивых денег занимают так называемые уникуиты. К самым известным уникуитам подобного рода относятся монеты правителей, при которых особых монет вовсе не чеканилось. В качестве примера назовем короля гуннов Баламбера. Есть и монеты территорий, никогда не обладавших правом собственной чеканки монет, среди них самые известные -монеты Андорры. В этих случаях мы имеем дело не с любителями розыгрышей, но с людьми, понимающими толк в превращении отсутствия исторических знаний в философский камень, из которого смело добывалось золото. Их деятельность относится к разряду самых прибыльных из всех монетных производств, они, строго говоря, не фальшивомонетчики, скорее - «изобретатели».

Их история - это тень истории нумизматики. К немногим разоблаченным и призванным к суду «изобретателям» относится И. Г. Бройер, монетчик герцога Брауншвейгского. В 1683 г. Бройер изготовил крупную партию гульденов (с большой

примесью серебра и меди), которые якобы происходили с монетного двора мифического японского принца. На них было выгравировано MANG СНА. В том же году монеты были «экспортированы» в Россию, где, однако, обман был вскоре обнаружен. Родилась ли эта смелая идея в голове самого Бройера или герцог Р. Август с самого начала был «в деле», не известно. Очевидно, что афера привела к серьезным дипломатическим осложнениям с регентшей российского престола Софьей (правившей в 1682-1689 гг.). В результате в 1684 г. герцог присудил к штрафу в 10 тыс. талеров своего монетчика И. Г. Бройера [1, с. 51].

Конечно, соблазн подделывать деньги был вызван еще и тем, что монеты чеканились крайне небрежно. Их форма была неправильная, изображение на аверсе и реверсе монеты (т. е. на лицевой и оборотной стороне) неясные. Ну, а о весе и говорить не приходится. Объясняется это не столько несовершенством техники на монетных дворах того времени, сколько отсутствием строгого государственного надзора как за чеканкой, так и за состоянием денежного обращения. Этот недостаток пытались компенсировать строгостью наказания.

Самое раннее упоминание о фальшивомонетчиках на Руси можно найти в Новгородской летописи. В 1447 г. некий «ливец и весей» (литейщик и весовщик драгоценных металлов) Ф. Жеребец промышлял изготовлением гривен из неполноценного металла. В более поздние годы порча монет (и не только отдельными гражданами, но и даже правительствами некоторых государств) приобрела большой размах.

Вот как образно об этом рассказывает летописец: «При державе великого князя Василия Ивановича начаша безумней человецы, научением вражьим... деньги резати и злой примес в серед класти, того много лет творяху...».

На Руси строго обходились с фальшивомонетчиками: им вливали в горло расплавленное олово. Позже это наказание заменили более «гуманным»: отсекали ноги и руки. А еще позже таких преступников стали топить. Так, в 1462 г. в Новгороде шесть человек, обвиненных в фальшивомонетничестве, были утоплены в реке в присутствии многих горожан.

В Риге в Государственном историческом музее Латвии посетители могут наглядно убедиться в том, что с фальшивомонетчиками обращались весьма сурово - тут выставлена засохшая, почерневшая правая рука преступника, попытавшегося изготовить фальшивые монеты.

И все же фальшивомонетничество продолжалось. По решению царя Алексея Михайловича

в 1655 г. были выпущены в обращение медные монеты с нарицательной стоимостью серебряных. Два года все вроде бы шло нормально. А начиная с 1659 г. начался процесс их резкого обесценения. «Стали присматривать, - пишет известный историк С. М. Соловьев, - за денежными мастерами, серебряниками, котельниками и оловянщиками и увидели, что люди эти, жившие прежде небогато, при медных деньгах поставили себе дворы каменные и деревянные, платье себе и женам поделали по боярским обычаям, в рядах всякие товары, сосуды серебряные и съестные припасы начали покупать дорогою ценой, не жалея денег. Причина такого быстрого обогащения объяснилась, когда у них стали вынимать воровские деньги и чеканы» [4, с. 7].

Фальшивомонетничество - это эффективнейшее оружие для подрыва экономики страны-соперника. Вот что пишет по этому поводу Г. Вермуш: «Для Наполеона Бонапарта война с Россией самое позднее к концу 1810 г. была решенным делом. Недалеко от Морунжа, южного пригорода Парижа, находилась фабрика по изготовлению фальшивых денег, которая принадлежала Бонапарту. Царь Александр I 26 декабря 1810 г. сообщает в письме своей сестре Екатерине: «Кажется, прольется новая кровь. Я по крайней мере сделал все, что было в человеческих силах, чтобы это предотвратить» [1]. 23 июня 1812 г. наполеоновские войска переправились через Неман. Начался русский поход властолюбивого корсиканца.

Оборудование типографии из Монружа было перевезено в Варшаву, где вскоре было запущено новое производство фальшивых денег. Позднее, после падения Москвы, его филиал был создан в одном полуразрушенном здании на Преображенском кладбище, которое в то время находилось за городом. Очевидно, существовал и еще один филиал непосредственно в Москве. Некий К. Мартене, офицер русской армии, участник отражения французской агрессии, писал в своем дневнике: «Когда мы ехали по улицам второй столицы России, в одном из полу сгоревших домов мы нашли хорошо оснащенную фабрику фальшивых денег со всем необходимым: машины, инструменты, а также массу готовых ассигнаций. Они были сделаны настолько искусно, что отличить от настоящих денег их было просто невозможно» [1].

Здесь кроется небольшая загадка. Знал ли Наполеон о двух типографиях в Москве и под Москвой? Или это творчество на свой страх и риск французских офицеров?

Склад изготовленной в Монруже (и, наверное, в Варшаве) «продукции» располагался в Вильно. Но маркиз Коленкор, главный придворный ко-

нюшенный Наполеона, в своих воспоминаниях поделился с нами впечатлениями о том, как возвращающийся в Париж император с отчаянием воспринял известие о сдаче Вильно, его последнего бастиона в России. «С неописуемым нетерпением он ожидал приезда и доклада герцога Бас-сано (Г. Б. Марэ, наполеоновский министр иностранных дел). В первую очередь, он хотел знать, удалось ли уничтожить фальшивые русские банкноты, хранившиеся в Вильно. «От наших людей можно ожидать, что они вполне могут забыть об этом, - говорил мне император. - Они могут и перепоручить это дело кому-нибудь, кто в поисках наживы может пустить их в оборот. Было бы неприятно, если в руки русским что-нибудь попадет». Он добавил, что от некоторых частных лиц знает, что после его проезда через Вильно эти банкноты были поделены, и это его беспокоило» [1]. Наполеон, вероятно, планировал пустить фальшивые деньги в обращение в качестве оккупационных денег только тогда, когда он был бы уверен в победе.

Ассигнации, преимущественно достоинством в 25 руб., но были и 50 руб., крупными партиями поступили в обращение. Они были сделаны весьма тщательно, хотя не обошлось и без ошибок. Так, на некоторых экземплярах было напечатано «госуларственная» вместо «государственная» или «холячей» вместо «ходячей».

Когда впоследствии русское правительство изъяло из обращения все 25- и 50-рублевые ассигнации, выяснилось, что в ходу было 70 млн руб. фальшивых денег.

Позднее против Советского Союза была организована экономическая диверсия с участием представителей Германии, Англии, Франции и ряда других государств. В один из декабрьских дней 1925 г. в престижном парижском ресторане «Ла рю» собрались именитые посетители: Э. Нобель, племянник основателя нобелевского фонда; его братья Людвиг и Роберт, которые в свое время были крупными акционерами кавказских нефтяных промыслов; генерал М. Гофман, бывший во время Первой мировой войны начальником генерального штаба германской армии на Востоке; Ш. Карумидзе, банкир и буржуазный политик, эмигрировавший из Грузии; С. Кедиа, председатель национал-демократической партии грузинских эмигрантов; сын крупного грузинского землевладельца В. Садатирашвили, который с 1917 г. проживал в Германии, и, наконец, Г. Э. Белл, международный шпион, который одновременно работал на британские и немецкие спецслужбы, на нефтяной концерн «Ройал датч-Шелл», а также состоял

в фашистской милитаристской организации «Флаг рейха». Это избранное общество объединяла цель, которую Гофман сформулировал так: эти объединенные державы должны своей совместной военной интервенцией свергнуть Советское правительство и восстановить экономически Россию в интересах английских, французских и германских экономических сил. Ценным было бы участие, прежде всего экономическое и финансовое, Соединенных Штатов Америки. При этом были бы обеспечены и гарантированы особые экономические интересы Соединенных Штатов в русской экономической области.

Э. Нобель выступил на этой конференции, защищая не только свои собственные интересы. Он говорил о содействии германской военной силы и о возможностях, которые нужно использовать для того, чтобы заручиться поддержкой английского капитала и английских политиков при «освобождении» Грузии. За Нобелем стоял сэр Г. Детердинг - генеральный директор и крупнейший акционер «Ройал датч-Шелл», компании, которая, как и группа Нобеля, считала, что «Советы похитили» их нефтяные месторождения на Кавказе. Из 2,3 млрд золотых рублей иностранных капиталов, инвестированных в России до революции, 250 млн приходилось на нефтепромыслы Баку, Грозного, Майкопа и Эмбы. В феврале 1926 г. в квартире Гофмана в Берлине состоялось заседание в еще более расширенном составе. 30 человек, в том числе и депутаты рейхстага, заслушали Гофмана. Здесь же впервые была высказана мысль, что нужно добиться свержения правительства путем выпуска фальшивых денег. Среди приглашенных двое имели опыт в подобного рода делах. Еще до революции они развернули фальшивомонетный промысел и вплотную познакомились с юстицией «царя-батюшки». Карумидзе был приговорен к смертной казни, Садатирашвили - к 12 годам каторги. Обоим удалось бежать и с невероятными приключениями оказаться в Германии. Сэр У. Джойнсон-Хикс, британский министр внутренних дел и личный друг сэра Генри, подписал 12 мая 1927 г. приказ о штурме и разграблении пользующегося дипломатическим иммунитетом советского торгового представительства «Аркос». Под предлогом, что в ходе полицейского налета были обнаружены документы, якобы подтверждающие шпионскую деятельность этого представительства, английское консервативное правительство разорвало дипломатические отношения с Советской Россией.

Грузинско-германская банда фальшивомонетчиков (Карумидзе, Садатирашвили, Вебер и

Белл) со своими закадровыми фигурами и агентами специализировалась на выпуске тех советских банкнот, которые при относительно высокой стоимости чаще других встречались в денежном обороте: в 1, 2 и 10 червонцев. Банкнота в 1 червонец облегчала труд по ее подделке, так как она печаталась только с одной стороны. Имитация рисунка была прекрасной, но качество бумаги явственно отличалось от оригинала. Бумага, 10 тыс. заготовок с необходимыми водяными знаками, поступала с одной баварской фабрики. В мюнхенской типографии И. Шнайдера осенью 1926 г. появилось 15 тыс. фальшивых банкнот. Примерно 12 тыс. их было отправлено в Советскую Россию. «Безупречное» преступление, в которое были вовлечены люди, занимавшие высокие государственные посты, потерпело крах в том звене, которое осталось вне поля зрения международных аферистов. Прусская криминальная полиция во главе комиссара Э. Либерманна фон Зонненберга, руководителя службы по борьбе с фальшивомонетничеством криминальной полиции Берлина, уже в течение нескольких недель накапливалась информация о появлении в столичных банках поддельных русских банкнот. В анонимных звонках неоднократно назывался д-р Л. Беккер, ревностный сторонник Гитлера, который, как выяснилось несколько позже, выполнял функции дилера при банде фальшивомонетчиков. За д-ром Беккером было установлено наблюдение, и в начале августа 1927 г. он был арестован в одном из берлинских банков при попытке обменять фальшивые червонцы на марки. Дело стали раскручивать, вышли на след Садатирашвили, но в его мюнхенской квартире обнаружили только Карумидзе, за которым на тот момент ничего не числилось. Ка-румидзе тут же забил тревогу, пытаясь предупредить своих «коллег». Но было поздно, 11 августа полиция ворвалась в типографию Беле во Франкфурте. Садатирашвили был арестован - из портфеля, который он держал в руках, были изъяты шесть типографских пластин. Эта акция, срежиссированная комиссаром Либерманном фон Зон-ненбергом, дала в руки криминальной полиции 120 тыс. полуфабрикатов банкнот червонцев и бумагу, из которой можно было бы изготовить еще 1,2 млн банкнот [1, с. 43, 73].

Таким мы видим фальшивомонетничество в истории России прошлых веков.

Анализируя структуру и динамику фальшивомонетничества XXI в. в Российской Федерации, нужно отметить, что за последние 10-15 лет она сильно изменилась. Преступления стали более организованными, их совершают технически осна-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

щенные, профессионально и интеллектуально Для анализа состояния фальшивомонетниче-

грамотные члены преступных сообществ. ства обратимся к таблице 1 [3].

Таблица 1

Динамика состояния преступлений, связанных с изготовлением или сбытом поддельных денег или ценных бумаг в Российской Федерации

Показатель Год

2000 2001 2002 2003 2004 2005 2006 2007

Всего зарегистрировано преступлений в сфере экономической деятельности 376367 382406 374976 376791 402359 437719 489554 459198

Зарегистрировано преступлений, предусмотренных ст. 186 УК РФ 14289 15755 23581 26033 28519 44108 59805 46272

Удельный вес в общем объеме преступности, % 0,4 0,5 0,9 0,9 0,9 1,2 1,5 1,3

Удельный вес в структуре преступлений в сфере экономической деятельности, % 3,8 4,1 6,3 6,9 7,1 10,1 12,2 10,0

Темп прироста изготовления и сбыта поддельных денег и ценных бумаг (базисный), % - +10,0 +65,0 +82,1 +99,5 +307,6 +318,5 +223,8

Коэффициент преступности, связанной с фальшивомонетничеством (на 100 тыс. чел.) - 10,7 16,2 17,9 19,7 30,7 41,8 35,5

Таким образом, на протяжении всей истории российского государства фальшивомонетничество развивалось гипертрофированными темпами. Что касается современности, то за исключением 2007 г., преступления, связанные с фальшивомонетничеством, неуклонно растут. На сегодняшний момент наиболее подделываемой банкнотой является 1000-рублевая купюра, причем степень подделки очень высока и, как правило, выявление фальшивой купюры происходит уже в банке, что затрудняет установление всей цепи промежуточных пользователей данной банкноты и, как следствие, раскрытие преступления «по горячим следам».

Литература

1. Вермуш Г. Аферы с фальшивыми деньгами: из истории подделки денежных знаков: пер. с нем. М., 1990. С. 44.

2. Журавлев С. Ю. Расследование экономических преступлений. М., 2005. С. 211.

3. Загайнов В. В. Криминологический анализ современных тенденций регионального и общероссий-

ского состояния фальшивомонетничества // Криминологический журнал ОГУЭП № 2(4), 2008. С. 5.

4. Польской Г. Н. Тайны «монетного двора». М., 1996. С. 6.

5. Щербатых Ю. В. Искусство обмана. Популярная энциклопедия. М., 2003. С. 505.

* * *

HISTORIC ASPECTS OF COINAGE OFFENCE IN RUSSIA

V. A. Shapovalov

In this article, the coinage-offence conception is exposed. The historic aspects of Russia coinage-offence are considered. The causes of the coinage-offence origin are revealed. Instances of the main incidents in the field of the coinage offence are given at the historical retrospective review.

Key words: coinage offence, coinage offence history, criminal law, counterfeit money.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.