Научная статья на тему 'Искусство управления государством'

Искусство управления государством Текст научной статьи по специальности «Политологические науки»

CC BY
1490
138
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
геополитика России / безопасность / угрозы безопасности Российской Федерации / geopolicy of Russia / safety / the threats to the safety of the Russian Federation

Аннотация научной статьи по политологическим наукам, автор научной работы — Р. Г. Гостев, С. Р. Гостева

В статье проанализировано понятие ”,геополитика”, показана роль в становлении геополитики Ф. Ратцеля, Р. Челлена, X. Дж. Маккиндера, А. Мэхена, К. Хаусхофера и др.; рассмотрены взгляды представителей российской геополитической школы; подчеркнуто возросшее внимание к геополитике России в последние два десятилетия; обоснована необходимость рассматривать геополитическое положение России в контексте таких реальных угроз ее безопасности, как экономическая, продовольственная, экологическая, личная, общественная, культурная, политическая, энергетическая и угрозы здоровью населения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE ART OF RULING OVER THE STATE

This article gives the analysis of the term «geopolicy», shows the role in the formation of geopolicy of such scientists as F. Ratsel, P. Chellen, H. J. Mckinder, A. Machen, C. Househofer and others. The article also gives the examination of the points of view of some representatives of the Russian geopolitical school. It underlines the growing attention to the geopolitical of Russian during the last 20 years. It explains the necessity to examine the geopolitical position of Russia in the context of such real threats to its safety as economical, food, ecological, personal, social, cultural, political, energy ones and the threats to the population health.

Текст научной работы на тему «Искусство управления государством»

Р. Г ГОСТЕВ,

доктор исторических наук, профессор,

депутат Гэсударственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации (г. Москва) С. Р ГОСТЕВА,

кандидат исторических наук, доцент (г. Воронеж)

ИСКУССТВО УПРАВЛЕНИЯ ГОСУДАРСТВОМ

Статья рекомендована к печати доктором исторических наук, профессором ГГ Провадкиным, доктором исторических наук, профессором В.А. Тонких.

Аннотация. В статье проанализировано понятие ",геополитика", показана роль в становлении геополитики Ф. Ратцеля, Р. Челлена, X. Дж. Маккиндера, А. Мэхена, К. Хаусхофера и др.; рассмотрены взгляды представителей российской геополитической школы; подчеркнуто возросшее внимание к геополитике России в последние два десятилетия; обоснована необходимость рассматривать геополитическое положение России в контексте таких реальных угроз ее безопасности, как экономическая, продовольственная, экологическая, личная, общественная, культурная, политическая, энергетическая и угрозы здоровью населения.

Ключевые слова: геополитика России, безопасность, угрозы безопасности Российской Федерации.

R.G GOSTEV,

Doctor of History, Professor, deputy of the State Duma oftye Russian Federation (Moscow) S.R. GOSTEVA,

Candidate of Historical Sciense, assistant Professor. (Voronezh)

THE ART OF RULING OVER THE STATE

Abstract. This article gives the analysis of the term «geopolicy», shows the role in the formation of geopolicy of such scientists as F. Ratsel, P. Chellen, H. J. Mckinder, A. Machen, C. Househofer and others. The article also gives the examination of the points of view of some representatives of the Russian geopolitical school. It underlines the growing attention to the geopolitical of Russian during the last 20 years. It explains the necessity to examine the geopolitical position of Russia in the context of such real threats to its safety as economical, food, ecological, personal, social, cultural, political, energy ones and the threats to the population health.

Key words: geopolicy of Russia, safety, the threats to the safety of the Russian Federation.

Геополитическое положение России представляет собой сложно структурированное явление. В содержательном и функциональном плане геополитическое положение показывает характер и особенности вовлечения России в систему глобальных пространственно-силовых отношений, способность государства оказывать влияние на развитие геополитической обстановки на пла-

нете, возможности реализации российских национальных интересов. Структурно геополитическое положение России включает в себя ряд компонентов, важнейшими из которых являются: территориально-географический, геоисторический, геоэкономический, геостратегический.

Находясь в центральной части Евразийского континента, Российская Федерация объектив-

но играет роль геополитического моста между Востоком и Западом. Одновременное присутствие в Европе и Азии позволяет России в той или иной степени влиять на содержание экономических, политических, военных и культурных процессов в данных частях света. Российская Федерация благодаря своему геополитическому положению владеет огромными возможностями для активного и эффективного участия в международной интеграции и воздействия на глобальные политические процессы.

По А.Г. Дугину, геополитика - это мировоззрение власти, наука о власти и для власти. Только по мере приближения человека к социальной верхушке геополитика начинает обнаруживать для него свое значение, свой смысл и свою пользу, тогда как до этого она воспринимается как абстракция. Геополитика - дисциплина политических элит (как актуальных, так и альтернативных), и вся ее история убедительно доказывает, что ею занимались исключительно люди, активно участвующие в процессе управления странами и нациями, либо готовящиеся к этой роли (если речь шла об альтернативных, оппозиционных идеологических лагерях, отстраненных от власти в силу исторических условий) [1].

Геополитика — это наука править.

B.C. Пирумов считает, что геополитику следует рассматривать в качестве науки, которая изучает процессы и принципы развития государств, регионов и мира в целом с учетом системного влияния следующих факторов:

- географических;

- политических;

- экономических;

- военных;

- экологических;

- демографических;

- культурных, религиозных, этнических [2].

По мнению Г. А. Зюганова, "Все геополитические концепции в той или иной степени обращаются к идее контроля над пространством. Это есть главная проблема геополитики. Она, собственно говоря, тем и занимается, что изучает основы, возможности, способы и формы контроля пространства со стороны политических институтов, прежде всего государств и государственных союзов" [3].

А.С. Панарин считает целесообразным при рассмотрении геополитического феномена учитывать три группы факторов:

- уровень долговременных геополитических императивов, связанных со спецификой российского пространства (географический, исторической, социокультурной);

- факторы внутренней геополитической динамики, связанные с неравномерностью экономического и демографического развития регионов, с образованием новых государств, с новыми формами самосознания народов;

- факторы мировой (глобальной) динамики, связанные, с одной стороны, с неравномерностью мирового развития, с другой - с глобальными проблемами, диктующими смену общей парадигмы планетарного развития [4].

В статье К.В. Плешакова "Компоненты гео-' политического мышления" выделены следующие основные особенности геополитических исследований:

- международные отношения рассматриваются не как стихийное взаимодействие множества факторов, но как эволюционный процесс, повинующийся объективным закономерностям, хотя и осложненный многовариантностью и многофакторностью истории;

- эта подконтрольность международных отношений, в силу своего определенного детерминизма, зависит не столько от человеческой воли, будь то воля вождя, доминирующей общественной группы или большинства нации в целом, сколько от географической среды, в которой эта нация развивается;

- соответствующие географические факторы сводятся, по сути, к природно-климатическим (месторасположение, рельеф, климат, территория) и цивилизационно-политическим (расположение данной нации относительно других наций);

- дихотомия "морские" нации - "континентальные" нации является одной из осей исторического развития. Диапазон этого взаимодействия покрывает весь спектр отношений - от военного конфликта до военного союза;

- дихотомия "центр-периферия" - другая ось истории. Классическая геополитика описывает ее в терминах конфликта между континенталь-

ным центром и морской периферией, а современная - скорее в терминах экономической или политической взаимозависимости;

- геополитика связана со степенью освоения человеком пространства. Полное распределение контроля над территорией земного шара породило глобальный геополитический расклад [5].

Несколько определений геополитики предлагает С.Н. Бабурин, который подчеркивает, что современная геополитика включает рассмотрение проблем господства наций и государства над территорией, над ресурсами Земли и творческими силами народов, контроля над экологической и демографической ситуацией.

Геополитика - это наука:

1) о влиянии территории и всей географической среды на внешнюю и внутреннюю политику государства;

2) о возникновении и пресечении соблазнов мирового господства под тем или иным лозунгом (флагом, принципом и т.п.);

3) о подготовке народов и их государств к выживанию и совершенствованию в условиях потенциальных конфликтов.

Геополитика есть учение о рациональных основах меэ^дународных отношений, когда все стороны вынуждены считаться с "мистической сущностью государства" (по определению П.Б. Струве) в условиях крайне неравномерного (из-за особенностей научно-технического прогресса) развития государства на различных материках земного шара и при непредсказуемом изменении соотношения сил этих государств.

Геополитика как межгосударственный рационализм не признает абстрактной интерпретации общечеловеческих ценностей, превыше всего ставит национальные интересы, а точнее интересы господствующих элит. Мораль большинства современных политиков ниже уровня индивидуальной морали общества, которое эти же политики представляют. Хотя само международное развитие заставляет геополитику принять в качестве принципа выживание человечества как единого целого, прежде всего через предотвращение ядерной, климатической и иных катастроф [6].

По мнению С.Н. Бабурина, геополитика есть обусловленность политики государств гео-

графическими факторами, такими, как территория, географическое положение, климат, полезные ископаемые и др. Геополитика - это учение о принципах господства на всей Земле с целью максимального обеспечения преимуществ для носителя политической воли, будь то государство или союз государств.

Современная геополитика включает:

• господство над территорией;

• господство над ресурсами Земли;

• господство над творческими силами народов;

• господство (контроль) над экологической и демографической ситуациями [7]. При этом автор не уточняет, что им понимается под "господством", кто или что его осуществляет.

С.Н. Бабурин акцентирует внимание на том, что объективно представляя собой пространственные пределы осуществления государственной власти, территория закономерно ассоциируется с могуществом и величием государства, либо с его слабостью и уязвимостью. Но территория - не просто особого рода пространство. Для нее характерны не только специфические пространственные критерии, но и многие другие характеристики. В их числе:

1) размеры, т.е. общая площадь;

2) протяженность с севера на юг и с востока на запад;

3) компактность, т.е. сконцентрированность в единое целое;

4) географическое положение на карте мира, в том числе наличие рек и выхода к морю;

5) населенность (численность и плотность населения, его распределение по отдельным участкам территории);

6) климатические условия, на которые оказывают влияние приближенность к экватору или к одному из полюсов Земли, к морям или другим большим водоемам, нахождение в глубине или на краю континента;

7) особенности ландшафта (горы или низменности, болота или пустыни);

8) характер недр и степень их разработки (наличие полезных ископаемых, их доступность для разработки);

9) характер границ (юридически оформленные или фактически существующие, естествен-

ные или произвольные, надежно укрепленные или беззащитные);

10) характер сопредельных территорий (государственные или международные, с миролюбивыми или агрессивными политическими режимами);

11) время существования [8].

B.В. Жириновский указывает четыре геополитических особенности России:

1) по территории, населению и природным ресурсам Россия превосходит любое европейское государство;

2) на протяжении всей истории Россия не имела четких границ как на западе, так и на востоке, что способствовало её экспансии для стабилизации положения в этих неспокойных регионах;

3) между Россией и государствами Запада всегда существовали слабые буферные государства;

4) не только географически, но и в культурном и политических аспектах Россия находится между Европой и Азией, не отождествляя себя полностью ни с той, ни с другой [9].

C. Переслегин понимает под геополитикой триединство науки, технологии, порожденной этой наукой, и трансценденции, обусловливающей эту науку. С сугубо формальной точки зрения геополитика изучает (трактует) физико-географическую, экономико-географическую, расо-во-антропологическую, культурно-конфессиональную, семантическую и, наконец, цивилиза-ционную обусловленность динамики международных отношений, мировой торговли, глобальной онтологии человека.

Практически же геополитика - это теория позиционной игры на мировой шахматной доске.

С. Переслегин подчеркивает, что современное прочтение дискурса геополитики подразумевает исследование не только географических, но и любых иных пространственных отношений. Во второй половине XX столетия коммуникативные линии начали отрываться от поверхности земного шара, проникая в околоземный космос и виртуальные миры. Современная геополитика опирается на представление об "обобщенной географии" как об описании Земли вместе с присоединенными ею пространствами. Необходимо вместе с тем учитывать, что вирту-

альность текущих цивилизаций все еще пренебрежимо мала по сравнению с их материальностью, поэтому традиционные географические императивы сохраняют ведущую роль в системе геополитических обусловленностей [10].

В.И. Жуков обоснованно обращает внимание на то, что геополитическое положение любого государства — это не только раз и навсегда зафиксированный результат исторического развития, но и процесс, где активно проявляются обстоятельства места и времени. В этом смысле нельзя понять специфику геополитического положения страны, не учитывая ряд особых моментов исторического прошлого и настоящего России.

Первое. Геополитическое пространство не подарено судьбой, а приобретено Россией в результате длительной борьбы и ценой больших лишений. На протяжении всей истории она испытывала политический нажим с разных сторон и разного содержания, начиная с тихого проникновения "варягов" в экономическую и политическую структуру государства и кончая открытой военной агрессией.

Данное положение В.И. Жуков аргументирует следующими историческими фактами. С 1055 по 1462 год на Русь было совершено 245 нашествий. Из 537 лет, прошедших со времен Куликовской битвы до момента окончания Первой мировой войны, Россия провела в войнах и военных столкновениях 334 года.

При этом подавляющее число войн против России приходится на период становления Российского государства, неустойчивое его международное положение и "смутные времена". Исторический отрезок с XIII по XV в., характеризующийся формированием российской государственности, ознаменован вынужденным участием России в 160 внешних войнах. В XVI в. войны против Речи Посполитой, Ливонии, Швеции и татарских ханов заняли 43 года. 48 лет воевала Россия в XVII в., 56 - в XVIII в. В XIII-XVIII вв. состояние мира для России было скорее исключением, а война - жестоким правилом.

Наполеоновское нашествие и Крымская война — это кровавые шрамы XIX в.

В XX в. России пришлось немало военных лихолетий: русско-японская война, Первая ми-

ровая война, 1918-1922 гг. - иностранная интервенция и гражданская война. В 1941-1945 гг. Советский Союз (Россия!) стал непреодолимой преградой на пути нацистской Германии.

Нельзя не вспомнить, что великой державой Россия была признана после завершения борьбы за побережье Балтийского и Черного морей, в том числе за многострадальный Крым. За эти территории велись длительные и кровопролитные войны с Турцией, Францией, Англией, Германией. За исключением Турции, борьба шла с государствами, находящимися на значительном удалении от земли российской. Эта борьба шла в 1711, 17351739, 1768-1774, 1787-1791, 1806-1812, 18281829, 1853-1856, 1877-1878, 1914-1917 гг.

На крымскую войну союзники потратили свыше 4 млрд франков. Потери Англии, Франции и Сардинии только убитыми составили 120 тысяч человек, а если прибавить сюда искалеченных, то будет около 350 тысяч. Вместе с турецкими общие потери союзников составили около 400 тысяч. Это - с 1853 года по 1856 год и на ограниченном пространстве.

Высокая себестоимость военных кампаний говорит о большой стратегической цене для России ряда районов и требует соответствующего отношения к военной политике. Не из-за "имперских амбиций" (в чем нередко упрекают Россию), а потому, сколько за русские земли пролито крови.

За четыре века территория России расширилась в 400 раз. Историки приравнивают выход русских землепроходцев к Тихому океану к подвигу Колумба.

Второе. Начиная с 1917 года политическая история планеты была привязана к социальным процессам, происходящим в России. Осуществление крупномасштабного социального эксперимента по созданию принципиально новой общественной системы радикальным образом повлияло на характер политических отношений во всем мире. Конечно же, о "чистоте" международных условий эксперимента говорить не приходится, т.к. многие государства активно вмешивались во внутренние дела России, пытаясь погреть руки у костра Гражданской войны.

Образование мировой системы социализма на базе СССР, ядром которого была Россия,

обозначило раздел мира на два непримиримых лагеря. Противоречия между ними стали главным содержанием мрровой политики и международного климата.

Третье. Несмотря на то, что геополитический ландшафт после распада СССР, мировой системы социализма, Варшавского Договора радикально изменился и Россия уступает СССР по многим параметрам, внутренние процессы, происходящие на её территории, привлекают внимание всего мира. Социальные и политические импульсы, исходящие от России, не остаются без внимания мировой общественности. Они отражаются на системе межгосударственных отношений, вынуждают государства корректировать свою политику как по отношению к России, так и друг к другу. От характера развития событий в России как ядерной державы, обладающей солидным геополитическим потенциалом и огромными природными ресурсами зависит судьба всего мира.

Стратегическое положение России оказалось ослабленным по всем параметрам: в географическом отношении она сместилась вглубь евразийского континента, утратила возможность выхода в мировой океан через наиболее удобные, хорошо освоенные, оснащенные и безопасные морские и речные коммуникации; созданные с ее участием военно-политические блоки распались; стратегические союзники перешли на сторону тех, кого совсем недавно называли вероятным противником.

К этим факторам, считает В.И. Жуков, следует добавить внутреннюю социальную напряженность, политическую нестабильность, региональный сепаратизм и масштабный терроризм. Помноженные на экономическую слабость и финансовую беспомощность названные факторы геополитической уязвимости России превратили ее в объект манипулирования со стороны мировых политических сил [11].

В докторской диссертации В.В. Бариса отмечается, что эволюция основ геополитики имеет достаточно длительную и непростую историю, в которой выделяется пять этапов.

Первый этап принято связывать со становлением геополитики и представлять его "предысторией", начиная с Парменида с его пятью тем-

пературными зонами Земли, Платона, Цицерона, Гиппократа, Ибн-Хальдуна и заканчивая представителями европейского Просвещения, а также Р. Челленом с его работой "Географическая основа всемирной истории". Особое место, по мнению В.В. Бариса, в этот период занимает русское географическое направление социальной мысли, представленное трудами Б.Н. Чичерина, А.П. Щапова, В.О. Ключевского, С.М. Соловьева, которые не явились простым компилированием идей западноевропейских мыслителей. Результатом этого этапа развития геополитики было накопление значительного потенциала геополитических идей в социально-философской мысли разных стран и народов. И хотя многие из этих идей были наивными и дескриптивными, содержащими элементы вульгарного географического детерминизма, в целом к концу XIX века вполне созрели основные условия для формирования геополитики как самостоятельной науки.

Второй этап, "классический" охватывает период с конца XIX века до 1933 г. и включает исследования основоположников геополитики (начиная с Ф. Ратцеля, А. Мэхэна, Р. Челлена и заканчивая X. Маккиндером и Н. Спайкменом). Русская геополитика этого периода представлена известными географами и культурологами -Н.Я. Данилевским, В.П. Семеновым-Тян-Шан-ским, Л.И. Мечниковым, а также "евразийцами" -Н.С. Трубецким, Г.В. Вернадским, Г.В. Фролов-ским, А.В. Карташовым, П.Н. Савицким, разработавшими понятие "месторазвитие", евразийскую сущность России и прочее.

Третий этап — "постклассический" (19331945) включает в себя период Второй мировой войны, поскольку отражает известную связь геополитики (творчество К.Хаусхофера) с соответствующей социально-политической практикой Третьего рейха.

IV этап - "неоатлантический" (1945-1991) занимает известный период "холодной войны", отражен в идеях "поступательного" единства Запада в противовес Востоку (Д. Мейнинг, У.Кирк и другие) и мондиалистских концепциях ("Бильдербергский клуб", "Трехсторонняя комиссия" З.Бжезинский).

V этап - "современный" (1991-н.в.) представлен достаточно широким спектром геополи-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

тических доктрин: неомондиализм, "конец истории" (Ф. Фукуяма), геоэкономика (Ж. Аттали), деглобализация геополитики, "посткатастро-физм" (К.Санторо) и другие.

В.В. Барис обоснованно отмечает, что в России 1990-х годов наблюдался ренессанс в разработке геополитической проблематики. Современная российская школа геополитики представлена "неоевразийцами", сакрализовавшими геополитику и обосновывающими историческую миссию России в контексте "романтического мистицизма" (А. Дугин, А. Гливаковский, А. Фоменко и другие); "националистами", объявляющими в качестве геополитического приоритета религиозное призвание русского народа (И. Кузьменко и авторы журнала "Третий Рим"); "западниками", исходящими из внешнеполитического прагматизма государства (А. Козырев, А. Арбатов, М. Ильин, А. Салмин и другие) и, наконец, научным направлением с различными школами и представителями: "новой многополярности" - К. Гаджиев, "стратегии балансирования" - К. Сорокин, "острова Россия" - В. Цымбурский, "геополитического реализма и новой идентичности" - А. Панарин, геоэкономики - А. Неклесса и другими.

В.В. Барис исходит из того, что контуры формирования и развития российской школы геополитики сегодня уже определились, поэтому главным направлением исследований, отражающих специфику отечественной геополитики, является социокультурный подход. Мировая геополитическая мысль, по сути дела, игнорировала так называемое "символическое пространство", где функционируют ценностно-ментальные системы. Традиционный экономико- и политикоцентризм западных геополитических школ недостаточное внимание уделяет исследованию процессов, протекающих в мировом духовном пространстве, которые между тем, существенно влияют на геополитические процессы и распределение сфер влияния.

В это же время российская геополитическая школа концентрирует свои усилия на исследовании соотношения духовной и геополитической среды, ареала идей и ареала силы. В этой связи приоритетными направлениями развития российской геополитической школы на ближайший период являются:

- исследование воздействия процессов, протекающих в сфере идей (сфере культуры), на статус и возможности старых и новых геополитических субъектов;

- геоэкономический анализ действия механизмов влияния экономических процессов на геополитическую динамику;

- гуманитарная география (J1.H. Гумилев), рассматривающая интерактивные контакты этнического и религиозного направлений культурного порядка в том или ином геополитическом ареале. Это направление представляется особенно важным для России, учитывая ее полиэтнич-ность [12].

В последние два десятилетия внимание к геополитике России резко возросло. С.Н. Бабурин, В.В. Барис, К.С. Гаджиев, А.А. Горбунов, Л.Г. Дугин, В.И. Жуков, Л.Г. Ивашов, Д.Н. Замятин, Г.А. Зюганов, Н.А. Нартов, А.С. Пана-рин, B.C. Пирумов, Э.А. Поздняков, К.В. Плешаков, К.Э. Сорокин, Ю.В. Тихонравов, В.И. Якунин и другие опубликовали работы по геополитике, вызвавшие интерес у ученых, политиков, всех, кто интересуется геополитикой, как наукой, так и тех, кого волнует историческая судьба России.

В работах А.Г. Дугина, Г.А. Зюганова и других проанализированы геополитические идеи основателей многочисленных геополитических школ Фридриха Ратцеля (1844-1904), Рудольфа Челлена (1864-1922), Хэлфорда Дж. Маккиндера (1861-1947), Альфреда Мэ-хэна (1840-1914), Видаля де ля Бланша (18451918), Николаса Спикмена (1893-1943), Карла Хаусхофера (1869-1946), Карла Шмитта (1888-1985), П.Н. Савицкого (1895-1968) и других.

Фридрих Ратцель (1844-1904) - немецкий ученый-географ, основоположник политической географии по праву считается отцом геополитики. Взгляды Ф. Ратцеля изложены в книгах "Антропогеография" и "Политическая география", в которых он исходил из понимания пространства как политического ресурса и тем самым делал упор на географическую обусловленность внешней и внутренней политики. В понятие географической обусловленности он включал размеры, положение и границы страны, ланд-

шафт с его растительностью и водами и отношение к другим частям земной поверхности. Это пространство не просто территория, а политическая сила.

Наиболее благоприятным для государства элементом ландшафта Ф. Ратцель считал морские берега, которые им относятся к наивысшему рангу политических границ. В этой связи по мере роста государство стремится к включению в свой состав "политически ценных мест", а поскольку "масштабы политических пространств" непрерывно изменяются, то отчетливо проявляется тенденция "врастать в естественные замкнутые пространства". Эта данность осваивается обществом и выражается в политике.

Особое внимание Ф. Ратцель уделяет созданию концепции экспансии. Расширение пространства может сделать государство мировой державой и в конце концов привести его к мировому господству. Динамичный территориальный рост отличает процветающее государство от упадочных. Упадок государства - результат слабеющих "пространственного чувства" и "жизненной энергии". Государство рождается, растет, умирает, подобно живому организму, его пространственное расширение и сжатие являются естественными процессами, связанными с его внутренним жизненным циклом.

Ф. Ратцель выдвинул семь законов пространственного роста (экспансии) государства, утверждая, что растущий народ нуждается в новых землях для увеличения своей численности:

- пространство государства растет вместе с ростом культуры;

- рост государства сопровождается другими симптомами развития: развитием идей, торговли, производства, миссионерством, повышенной активностью в различных сферах;

- пространственный рост государства осуществляется путем соединения и поглощения малых государств;

- границы - периферийный орган государства и как таковой служит свидетельством его роста, силы или слабости и изменений в этом организме;

- в своем росте государство стремится вобрать в себя наиболее ценные элементы физического окружения, береговые линии, русла рек, равнины, районы, богатые ресурсами;

- исходный импульс к территориальному росту приходит к государствам извне, как результат различия уровней цивилизации соседствующих территорий;

- общая тенденция к слиянию и поглощению слабых наций переходит от государства к государству и, набирая силу, подталкивает к еще большему увеличению территорий.

По мнению Ф. Ратцеля, каждый народ и государство имеют свою "пространственную концепцию" (идею о пределах своих территориальных владений). Государство существует как биологический организм, неразрывно связанный с населением, проживающим на его территории, а через него с землей, почвой. Ратцель считал, что если государство желает быть "подлинной" великой державой, то оно должно иметь в качестве своей территориальной основы площадь приблизительно в 5 млн км2 (территория Германии в те годы составляла около 550 тыс. км2).

Ф. Ратцель, одним из первых, разработал теорию "океанического цикла". В этой теории обосновывается идея о поступательном перемещении стратегических центров мира из Средиземноморья в Атлантический, а затем и в Тихий океан. По мнению Ратцеля, Тихий океан — океан будущего.

Ф. Ратцель считал, что на мировой арене будут доминировать те страны, которые имеют реальное лидерство в Тихоокеанском стратегическом районе. Причины этого заключаются в его огромных размерах, уникальных ресурсах и стратегическом положении. Поэтому именно в этом районе будут решаться силовые отношения ведущих мировых держав: США, Японии, Китая, России и Англии. Именно в этом районе, по предположению Ратцеля, должно было в будущем произойти решающее столкновение между морскими и континентальными государствами, у последних в этом столкновении был ряд преимуществ: достаточное пространство и богатые ресурсы.

Основные положения геополитики сформулировал шведский ученый Рудольф Челлен (1864-1922), для которого геополитика представляла науку "о государстве как о географическом организме, воплощенном в пространстве". Р. Челлен уподоблял государство живому и мыс-

лящему организму, существующему на земле "благодаря собственной жизненной силе" и, подобно организации живой природы, ведущему борьбу за существование и проходящему все циклы развития от зарождения до умирания.

В связи с тем, что борьба за существование - это естественная форма жизни государства, постольку и война одно из проявлений этой борьбы за географическое пространство. Швед утверждал, что жизнеспособность государства обеспечивает в первую очередь сила и лишь затем право, поддерживаемое этой силой. Задача права обеспечивать идеолого-нравственные условия применения этой силы.

Р. Челлен не сомневался в том, что малые страны, в силу своего географического положения, будут подчинены великим державам, способным их объединить в большие географические и хозяйственные комплексы. И если в предшествующее время, по его мнению, эту роль выполняли Британия и Россия, то в начале XX века в Европе ее предстояло сыграть Германии.

Р. Челлен считал, что именно Германия обладала так называемым "осевым динамизмом" на этом континенте, поэтому он предлагал создать германо-нордический союз во главе с Германской империей.

По мнению Р. Челлена, в условиях, когда мир уже поделен между великими державами, остается, естественно, лишь одна возможность - захваченное другой великой державой пространство.

Идеи Р. Челлена получили развитие у Карла Хаусхофера (1869-1946), который был одним из наиболее ярких и плодовитых немецких геополитиков классической школы. Его творчество пришлось в основном на период между мировыми войнами. Он был профессиональным военным, вышел в отставку в чине генерал-майора.

Являясь в начале 1920-х гг. профессором географии Мюнхенского университета, Карл Хаусхофер основал Институт геополитики и издавал соответствующий журнал, в котором наряду с другими исследователями сотрудничал и

Р. Челлен.

Имя К. Хаусхофера связывают с идеями и политическим режимом нацистов в Германии. Среди его учеников был заместитель Адольфа Гитлера по НСДАП Рудольф Гесс. Правда,

К. Хаусхофер к фашистскому режиму относился неоднозначно. Являясь противником войны с СССР, он предупреждал о неизбежности поражения в ней Германии, за это он был заключен в концлагерь Дахау, в котором пробыл до своего освобождения в апреле 1945 года. Поражение Германии в войне, ее оккупация союзниками ввергли К. Хаусхофера в душевную депрессию. В 1946 году он покончил жизнь самоубийством.

К. Хаусхофер испытывал резкое неприятие сложившейся после Первой мировой войны Версальской системы, существенно ограничившей геополитический потенциал Германии (произошло значительное сокращение территории, уменьшилось население, страна утратила колонии, потеряла ряд сырьевых ресурсов, против нее были введены военно-политические ограничения). Все это К.Хаусхофер считал резким сужением "жизненного пространства" германской нации.

К. Хаусхофер важную роль отводил границам. В своей теории границ он структурировал их фактически по цивилизационно-этническо-му признаку на типы: греко-эллинистический, римский и романский, немецкий и германский, индийский, иранский, славянский, китайско-монгольский.

По мнению К. Хаусхофера, с увеличением плотности населения резко возрастает значение идеи "о границе как платформе борьбы", которая теряет свой мирный характер, становится все более безжалостной.

Следуя за Ф. Ратцелем и X. Маккиндером, формируя собственные геополитические представления, К. Хаусхофер выделял Гвразию как центр мира, в самой сердцевине которого находится географическая ось истории, или осевой ареал, совпадающий с территорией Советской России.

В связи с этим он обращается к "панидеям", которые суть "все идеи, которые провозглашают охватывающие целые народы широкие цели, инстинктивно стремятся к воплощению, а затем и к развитию в пространстве, становясь поддающимися описанию и реальным явлением на просторах земли в понятных, имеющих мировое политическое значение формах".

Гвразийское пространство К. Хаусхофер подразделяет на западное панъевропейское и восточное, на котором господствует, по его мне-

нию, "русский империализм, под личиной Советского Союза", представляющий угрозу для панъевропейцев неожиданным "сосуществованием рядом друг с другом мистики и легкомыслия, свойственным восточноевропейским смешениям рас".

На геополитической карте К. Хаусхофер видел борьбу паназиатской идеи СССР, панти-хоокеанской "культурной политики" США и "старого колониального мышления" современных колониальных держав (Англии и Франции). В противовес им он предполагал, что посредством панидей произойдет объединение Америки, Азии (частично Россия, частично Китай, Япония) и континентальной Европы.

В условиях начавшейся Второй мировой войны, К. Хаусхофер уже не включает Америку в союзники "континентального блока", к которому, по его мнению, относятся Центральная Европа, Евразия и Япония. Он выступает активным сторонником оси Берлин-Москва-Токио. Упрочение отношений ведущих стран на евразийском континенте в то время К. Хаусхофер рассматривает как важнейшее событие того времени. Им привлекаются исторические примеры враждебности атлантических государств (Англии) в отношении России, в которой, по его представлениям, всегда было направление, понимавшее пользу и возможности германо-русско-японского сотрудничества.

Долговременное расширение жизненного пространства Еермании К.Хаусхофер видел в направление Индийского и Тихого океанов, где ее интересы более тесно связаны с действиями Японии, а России им отводится место посредника между ними.

Усиление позиций Еермании в конце XIX — начале XX вв. и необходимость экспансии американского капитала за пределы своего континента требовали оформления новых геополитических идей. Автором их стал американский адмирал Альфред Мэхэн (1840-1914). В своем сочинении "Влияние морской силы на историю 1660-1783" он разработал геополитическую концепцию, исходя из понятия "Морской Силы", по которой не континентальные, а океанические державы обладают преимуществами, вытекающими из их географического положения.

А. Мэхэн считал, что Америка имеет "морскую судьбу", которая состоит в интеграции всего американского континента, в установлении подавляющего мирового господства. Им предлагалось осуществлять всестороннее сотрудничество с Британией, противодействовать экспансии Японии на Тихом океане, всеми средствами ограничить морские претензии Германии и сосредоточить общие с европейскими усилия для борьбы против Азии. В последнем случае основным направлением становилась Россия, "непрерывной континентальной массой протянувшаяся от западной Малой Азии до японского меридиана на востоке".

Америка, будучи представителем "Морской Силы", - считал А. Мэхэн, - должна была установить полный контроль над своей береговой линией, а затем соответствующие зоны противника следовало любыми способами оторвать от континентальной массы. В дальнейшем следовало ослаблять "континентальную массу" (Китай, Россию, Германию), сдавливая ее за счет выведенных из-под ее контроля береговых зон и оттесняя на наибольшие расстояния от выходов к океану.

А. Мэхэн рекомендовал американской ад-

министрации не допускать интеграционных образований на евроазиатском континенте и предполагал, что в перспективе необходимо объединить для борьбы против России и Китая "морские государства" с включением в них Германии и Японии. Вместе с тем история пошла другим путям. В мировых войнах XX в. США были противником Германии, а во второй мировой - и Японии. Россия располагалась в стане "морских держав", участвуя в кровавой борьбе с "континентальными". Провалены были и планы недопущения интеграции Европы.

Одним из основателей англо-американской, атлантической школы геополитики является крупный британский ученый и политик Хэл-форд Маккиндер (1861-1947). Он получил географическое образование, некоторое время преподавал в Оксфордском университете, был профессором географии Лондонского университета и директором Лондонской экономической школы.

В 1904 году Хэлфорд Маккиндер в "Географическом журнале" опубликовал работу "Географическая ось истории", в которой изложил

- свою геополитическую концепцию. Данную концепцию используют современные исследователи геополитики, в том числе и российские неоевразийцы.

X. Маккиндер подчеркивал определяющую роль для государств и народов того пространства, на котором они существовали. По его мнению, по мере исторического развития этот фактор приобретает более весомый характер.

По X. Маккиндеру, доминирующую роль в мировой политике играют огромные пространства Евразии, поэтому овладение этим "особым регионом", считал он, является необходимым условием мирового господства.

X. Маккиндер подчеркивал исключительно выгодное положение России в центре Евразийского континента. В мире в целом она занимает центральную стратегическую позицию, сравнимую с позицией, занимаемой Германией в Европе. X. Маккиндер писал, что Россия "может наносить и одновременно получать удары со всех направлений, за исключением севера". И никакая социальная революция, по его мнению, не способна "изменить ее отношение к великим географическим границам ее существования".

X. Маккиндер создал первую глобальную геополитическую модель мира. "Особый регион" им был назван Хартлендом (сердцевиной земли). В него были включены географическое пространство России плюс Восточная и Центральная Европа на западе, Тибет и Монголии на востоке.

За пределами Хартленда он описывает "большой внутренний полумесяц", Римленд (береговые земли), образуемые Германией, Австрией, Турцией, Индией и Китаем.

"Внешний полумесяц", образующий Мировой остров, представляли, по X. Маккиндеру, Британия, Южная Африка, Соединенные Штаты, Канада и Япония. Относительно Франции, то, как писал X. Маккиндер, ее "толкнуть в объятия морских держав может предполагаемый союз Германии и России". Таким образом, им окончательно была сформулирована идея геополитического дуализма: столкновения власти суши - теллурократии и морского могущества -талласократии. Сегодня эти термины постоян-

но используются темы учеными, которые стоят на позициях классической геополитики.

По мнению X. Маккиндера, хотя морская мощь и играет огромную роль в мировом балансе сил, но развитие сухопутных и воздушных коммуникаций в значительной степени обесценивают ее эффективность, т.к. для поддержания ее на соответствующем уровне требуется все большее количество и все более дорогих морских баз. Поэтому господство над Мировым островом сравнительно проще добиваться великим континентальным державам. На основе этих размышлений X. Маккиндер пришел к итоговому выводу, что тот, кто правит Восточной Европой, господствует над Хартлендом, тот, кто правит Хартлендом, господствует над Мировым островом, тот, кто правит Мировым островом, господствует над миром.

Себальд Рудольф Штайнмец (1862-1940) -нидерландский этнолог и социолог. Получил известность в научных кругах своей книгой "Социология войны" (1929), в которой ввел в научный оборот понятие "социография", означавшее в то время эмпирические исследования социальных процессов. Многие положения "Социологии войны" были изложены им в "Философии войны".

Штайнмец поднимает актуальный для рубежа Х1Х-ХХ вв. вопрос о войне и мире. К этому времени в Европе уже сложились два враждебных военно-политических блока: Атланта (Англия, Франция, Россия) и Тройственный союз (Германия, Австро-Венгрия, Италия). Опасность военного столкновения между ними на континенте становилась все более и более очевидной. Часть европейских интеллектуалов пыталась воспрепятствовать ей посредством создания различных обществ, ориентированных на пропаганду мира. Другая часть, как и Штайнмец, наоборот, не только ставила задачу оправдания приближающейся войны, но и предпринимала попытки посредством публикации разного рода трактатов внести свой вклад в психологическую подготовку населения к ней.

Посылками исследования проблемы войны у Штайнмеца являются: война необходима как естественный процесс, который все же не свободен от воздействия людей; в основе военной победы одного народа над другим находятся

социальные силы, "характеризуемые народным и расовым свойством"; эти свойства порождаются склонностью человеческой души к войне, хотя "живут и другие, имеющие умиротворяющее влияние", результатом же их неизбежно "будет смена больших периодов мира и коротких периодов войны", что Штайнмец считает "нормальным для нас состоянием".

Война, по мысли Штайнмеца, осуществляет тот же естественный отбор, "устраняя слабых и сокращая страдания их на благо живых и здоровых". Поэтому и вывод его красноречив: "Вечный мир был бы упразднением всякого отбора коллективных добродетелей и, без сомнения, лишил бы человечество единственного средства коллективного отбора, ведущего к его прогрессу". Это он называет "эволюционистским утилитаризмом, обогащенным идеалом расы".

В XIX - начале XX вв. геополитические идеи не были обойдены русской исторической и историософской мыслью. Влияние географических особенностей на становление и развитие Российского государства нашло отражение в трудах по истории и историософии В.О. Ключевского, С.М. Соловьева, Б.Н. Чичерина и др.

Научно сформулировал и развил панславистскую геополитическую модель Н.Я. Данилевский, по мнению которого Россия по причинам исторического и культурно-религиозного характера никогда не сможет стать членом европейской политической системы. Самим провидением она предназначена быть ее вечным противовесом, главным препятствием на пути стремления либеральной Европы к всемирному владычеству. По Данилевскому, указанную функцию Россия сможет выполнить, только создав Всеславянскую Федерацию, в которую должны войти народы, близкие русским по крови и вере (болгары, сербы), по крови (чехи и полячки), по вере (румыны и греки), а также венгры, т.к. они оказываются окруженными со всех сторон Федерацией. Центром же этого союза должен стать освобожденный от турецкого владычества Константинополь, в силу его исторических (центр православного мира), географических (выгодное местоположение) и психологических (не является ничьей столицей) особенностей. По мнению Данилевского, Всеславянская Федерация — спа-

сение человеческой цивилизации от гибельного доминирования Европы.

Геополитические идеи занимали серьезное место в историософской концепции евразийства. Особая роль здесь принадлежит "последнему евразийцу" Л.Н. Гумилеву. Исходным положением концепции евразийцев было представление о России - Евразии как особом самодостаточном типе культуры; ими было предложено понятие "месторазвитие", являющееся вполне геополитическим. Евразийское месторазвитие обладает целостностью, обеспечивающейся его географическими и историко-политическими особенностями:

• все реки текут в меридиональном направлении, а с запада на восток его пронизывает непрерывная полоса степей;

• географические границы Евразии совпадают с политическими границами Российской империи.

Геополитическая проблематика представлена в трудах одного из крупнейших русских философов XX в. И.А. Ильина. Россия, считал он, является "живым организмом", она веками складывалась не как "механическая сумма территорий", а как "органическое единство". "Это единство было прежде всего географически предписано и навязано нами землею. С первых же веков своего существования русский народ оказался на отовсюду открытой и лишь условно делимой равнине. Ограждающих рубежей не было: был издревле великий "проходной двор", через который валили "переселяющие народы", — с востока и юго-востока на запад ", — писал Ильин - Отсюда, Россия была "организмом, вечно вынужденным к самообороне" [13]. Ильин определял Россию "географическим организмом больших рек и удаленных морей". Ее вековое стремление овладеть низовьями рек, во многом определившее историю Российского государства, начиная с XVI века, он считал вполне естественным, объективно обусловленным и совершенно неизбежным. Ильин предупреждал: "Нациями, которые захотят впредь загородить России выход к морям, надлежит помнить... не умно и не дальновидно вызывать грядущую Россию на новую борьбу за двери ее собственного дома, ибо борьба эта начнется неизбежно и будет суровобеспощадна" [14].

Л.И. Мечников географический фактор геополитики излагал через идеи о влиянии рек на развитие цивилизации. Эти идеи Л.И. Мечниковым изложены в книге "Цивилизация и великие реки. Географическая теория развития современных обществ".

Роль географического фактора в истории рассматривал известный историк - эмигрант И.Л. Солоневич, считавший историю России историей преодоления географии России.

Нет сомнений, что к классикам русской геополитики в полной мере относится известный ученый В.П. Семенов-Тян-Шанский, который в работах "О могущественном территориальном владении применительно к России" (1915) и "Район и страна" (1928) создал вполне оригинальную геополитическую концепцию.

На земной поверхности В.П. Семенов-Тян-Шанский выделял зону между экватором и сорок пятым градусом северной широты, где располагаются три великих океанических бухты:

- Европейское Средиземное море с Черным;

- Китайское (Южное и Восточное) море с Японским и Желтым;

- Карибское море с Мексиканским заливом.

В.П. Семенов-Тян-Шанский считал, что

именно здесь выросли наиболее сильные и самобытные цивилизации, а также наиболее глубокие религиозные системы. По его формуле мирового господства - господином мира будет тот, "кто сможет владеть одновременно всеми тремя морями, или тремя "господами мира" будет те три нации, из которых каждая в отдельности завладеет одним из этих морей" [15].

В.П. Семенов-Тян-Шанский выделил три исторически сложившиеся системы геополитического контроля над пространством.

Первая - кольцеобразная - возникла в незапамятные времена на Средиземноморье: сухопутные владения господствующей державы представляли собой кольцо, которое позволяло контролировать внутреннее морское пространство. В мировой истории ее использовали греки, карфагеняне, римляне, венецианцы и генуэзцы, Наполеон во время своего египетского похода, а также шведы на Балтике. По мнению Г.А. Зюганова, сейчас она успешно применяется блоком НАТО на Атлантике.

Вторая - клочкообразная, или точечная - создана европейцами в Новое время: владения и пункты военного базирования разбросаны по морям и океанам в стратегически важных регионах, доступных морскому сообщению. Эта система с XVI в. использовалась испанцами и португальцами, позже голландцами и французами. До логического завершения эта система была доведена англичанами в XIX веке, которые с целью защиты от континентальных держав дополнили систему точеных пунктов базирования вспомогательной системой государств-буферов. В XX веке ее пытались реализовать в глобальном масштабе две сверхдержавы - СССР и США.

Третья системы геополитического контроля -континентальная: владения господствующей державы представляют собой непрерывную полосу "от моря до моря". Успеха добились в этом русские и североамериканцы.

В.П. Семенов-Тян-Шанский главный недостаток русской континентальной системы владения видел в растянутости территории и ее делении на развитый центр и сравнительно отсталую колонизируемую периферию. Для сохранения и упрочения этой системы, по его мнению, необходимо было "подтянуть" географический центр российской государственной территории до той же плотности населения и уровня экономического развития, что и в историческом центре.

В.П. Семенов-Тян-Шанский предлагал в России создать ряд пунктов форсированного развития ключевых геополитических территорий внутри страны (Урал; Алтай с горной частью Енисейской губернии; горный Туркестан с Семиречьем; Кругобайкалье).

Процесс зарождения и развития российской геополитической мысли прослеживается в двух монографиях В.И. Якунина, Е.И. Зеленева и И.В. Зеленовой: "Геополитика России. Восток-Запад" (2001) и "Российская школа геополитики" (2008)

В свете рассматриваемой проблемы конкретный интерес составляют работы представителей российских геополитических школ: А.Д. Асеева, И. Василенко, А. Владимирова, К. Гаджиева, А. Дугина, Д. Замятина, Э. Кочетова, И. Кузь-менко, В. Колосова, К. Плешакова, А. Панари-на, С. Рогова, А. Савельева, К. Сорокина, Д. Тихонравова, А. Неклессы, В. Цымбурско-

го, А. Уткина, А. Фоменко, А. Федорова; ряда западных геополитиков: Ж. Аттали, А. Бенуа, 3. Бжезинского, К. Грэя, А. Зигфрида, У. Кирка, Г. Киссинджера, С. Коэна, И. Лакоста, И. Лохаузена, Д. Мейнинга, К. Санторо, Р. Стойкерса, Э. Тоффлера, К. Террачано, Н. Такера, Ф. Фукуямы, С. Хантингтона и других.

Важным событием стало издание классики геополитики XIX и XX веков, а также публикация объемной книги "Геополитика. Антология" [16].

Современная геополитическая ситуация России представлена в книге Е.М. Примакова "Мир без России? К чему ведет политическая близорукость" [17]. Автор книги осуществил удачную попытку проанализировать острые проблемы, разделяющие Россию и США, показать, как видится из Москвы американская внешнеполитическая стратегия, кому в действительности принадлежит ее авторство. Основная идея книги — существование обширных полей объективно совпадающих в образующемся многополярном мире.

Многоопытный Е.М. Примаков убежден, что Россия далека от того, чтобы утверждать свое значение в мировых делах через конфронтацию с кем бы то ни было. Ошибаются те политики на Западе, которые исходят из такого видения. Вместе с тем лишь политической близорукостью можно объяснить готовность списать Россию из числа великих держав, недооценивать ее потенциал, динамику, перспективы развития. Даже после распада СССР, Россия остается самой большой в мире по территории страной. В ее недрах - до 50 процентов всех извлекаемых природных ресурсов планеты. Россия обладает, несомненно, высоким интеллектуальным потенциалом. Наконец, по ядерному оружию и возможности его доставки Россия соизмерима с Соединенными Штатами. Уже все .перечисленное говорит само за себя. К этому следует добавить тот внутренний курс, которым пошла Россия в XXI веке, - он при всех своих сложностях и отдельных просчетах способствует высокому месту нашей страны в мировой экономике и международных отношениях" [18].

Оценивая состояние изучения геополитики, А.Д. Асеев справедливо отмечает, что до сих пор не сложилось единого, унифицированного

геополитического учения. Имеется масса противоречий между авторами, разный подход к проблеме.

В России существует свыше 60 официальных, общественных и иных организаций, объединений, групп, занимающихся проблемами геополитики и безопасности. При этом каждая из них зачастую весьма вольно подходит к определению того, что же составляет само понятие "геополитика". Имеется существенный разнобой и в изложении принципов геополитики - ее основных, исходящих положений, в определении содержания процессов и явлений геополитики как предмета изучения. Более того даже катего-рийный аппарат геополитики до сих пор не сложился и зачастую является предметом спора между учеными и практиками, занимающимися ее проблемами.

А.Д. Асеев предлагает исходить из следующей формулировки основного понятия "геополитика":

• Геополитика как наука - это область знания, изучающая принципы и процессы пространственно-временной организации и развития государства, регионов и мира в целом с учетом системного взаимодействия географических факторов с другими составляющими международной и внутренней политики государств.

• Геополитика как процесс - это деятельность ее субъектов с целью изменения характеристик геополитического пространства в регионе или мире в собственных интересах. Следует подчеркнуть, что интересы эти могут быть объективно закономерными, жизненно важными для той или иной нации (например, борьба России за выход к Северному, Балтийскому и Черному морям, Тихому океану) или определенной волюнтаристской направленности (например, стремление фашисткой Германии к мировому господству) [19].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Геополитическое положение России следует рассматривать в контексте таких реальных угроз ее безопасности, как экономическая, продовольственная, экологическая, личная, общественная и культурная, политическая, энергетическая и угрозы здоровью населения.

При этом важно учитывать, что как указанные угрозы, так и все элементы безопасности

взаимозависимы. Экономическая безопасность — это обеспеченность доходом, достаточным для удовлетворения насущных потребностей. Продовольственная безопасность - доступность основных продуктов питания, что предполагает наличие достаточного количества продуктов питания и свободного к ним доступа, достаточную поступательную способность населения. Экологическая безопасность - свобода и защита от угроз экологического загрязнения (чистый воздух, доступность незагрязненной воды; возможность приобретения экологически безопасной пищи, возможность проживания в условиях, не представляющих опасности для здоровья с точки зрения экологии), защищенность от экологических катастроф. Безопасность для здоровья - защищенность человека от рисков заболеваемости. Личная безопасность - свобода и защита человека от угроз насилия. Политическая безопасность - возможность жить в обществе, которое признает основные права человека. Общественная и культурная безопасность - защищенность культурного многообразия и защита общественного развития от деструктивных тенденций. Энергетическая безопасность человека - свобода и защита от угроз нарушения энергообеспечения.

В наше время особое значение имеют угрозы, опасности, исходящие от глобализации. Глобализация расширяет возможности для роста качества жизни и развития человека. В то же время она создает новые угрозы безопасности человека, усиливая уже существующие. Глобализация оказывает влияние на все стороны жизни человека. При этом можно выделить следующие изменения, которые оказывают возрастающее влияние на жизнедеятельность человека:

- резкое увеличение зависимости людей от интересов транснациональных компаний;

- снижение значимости фактора территориальной обусловленности - "уменьшение пространства". Изменения в жизни человека все чаще и сильнее зависят от процессов, происходящих далеко от места его жительства (доходы, работа, здоровье и т.п.), многие процессы, в том числе рыночные отношения, приобретают все более опосредованный характер;

- изменение (снижение) роли национальных границ, которые теряют свое значение

не только для торговли, капиталов и информации, но и для идей, норм, культуры, ценностей;

- рост значимости фактора времени -"уменьшение времени". Увеличение темпов изменений рынков и технологий способствует резкому ускорению ритма жизни и одновременно - росту нестабильности в обществе и уязвимости человека;

- многократное увеличение скорости происходящих процессов, стремление соответствовать темпам глобальной конкуренции кардинально меняют условия жизнедеятельности человека.

Среди угроз безопасности человека, создаваемых или углубляемых глобализацией прежде всего следует отметить:

• Финансовая нестабильность и экономические кризисы. Характерной чертой современных финансовых рынков является нестабильность. Особо негативное значение могут иметь при этом краткосрочные капиталы, часто спекулятивные. Финансовая нестабильность и экономические кризисы приводят к сокращению рабочих мест и увеличению безработицы, росту бедности, сокращению расходов на социальные программы, а также проявлению угроз безопасности человека.

• Нестабильность занятости и доходов, являющаяся, во-первых, следствием финансовой нестабильности и экономических кризисов, в результате которых происходит рост безработицы и цен на товары первой необходимости и лекарства. Во-вторых, глобализация способствует изменению условий на рынках труда, росту уязвимости человека. Под воздействием глобальной конкуренции наниматели применяют более гибкую политику занятости, в результате которой увеличивается применение краткосрочных трудовых договоров. Это способствует тому, что работа и доходы становятся менее гарантированными. В-третьих, реструктуризация экономики и реорганизация системы социальной защиты также способствуют увеличению нестабильности занятости и доходов.

• Новые риски для окружающей среды и здоровья. Рост мобильности населения и миграции способствует увеличению темпов распространения ВИЧ/СПИД. Новые технологии внедряют-

ся быстрее, чем просчитываются их возможные последствия для окружающей среды и здоровья человека. Интересы получения коммерческой прибыли корпорациями, контролирующими отдельные рынки, не всегда совпадают с интересами сохранения окружающей среды и здоровья населения. Поэтому внедрение новых биотехнологий (например, генетически измененных культур) означает рост потенциальной опасности.

• Рост значимости глобальных угроз безопасности человека, связанных с распространением международной организованной преступности (производство и продажа наркотиков, терроризм, торговля женщинами и детьми и т.д.), ростом международной миграции, увеличением числа беженцев, деградацией окружающей среды.

• Новые угрозы общественной безопасности и культурной безопасности. Глобальная конкуренция сокращает возможности людей предоставлять услуги по уходу членам семьи и близким - попечительские услуги, что может способствовать разрушению семьи и общественной солидарности. Следует учитывать, что попечительство является нерыночным ресурсом общественного развития и экономического роста.

Особенности современного этапа социально-экономического развития России способствуют усилению действия рисков глобализации и возрастанию их негативных социальных последствий [20].

Подчеркнем, что понятие "безопасность" не существует без антонима "опасность". Опасность служит исходной посылкой при рассмотрении проблемы безопасности. По степени вероятности возникновения различают реальную и потенциальную опасность. По характеру направленности и роли субъективного фактора в возникновении неблагоприятных условий выделяются:

- вызов как совокупность обстоятельств, необязательно конкретно угрожающего характера, но безусловно требующего реагирования на них;

- риск как возможность возникновения неблагоприятных и нежелательных последствий деятельности самого объекта;

- опасность как реальная, но не фатальная вероятность нанесения вреда кому-нибудь, чем-

нибудь, определяемая наличием объективных и субъективных факторов, обладающих поражающими свойствами;

- угроза как наиболее конкретная и непосредственная форма опасности, создаваемая целенаправленной деятельности откровенно враждебных сил.

По масштабам возможных негативных последствий различают опасности: глобальные, региональные, национальные, локальные, частные. Их классифицируют и по сферам общественной жизни и видам человеческой деятельности.

Пространству, где возник и существует человек, внутренне присуща опасность, а, следовательно, человек существует в условиях постоянной опасности и полная безопасность практически никогда не обеспечивается [21].

На наш взгляд, правы те авторы, которые предлагают вести анализ современной геополитики Российской Федерации с учетом следующих крупных проблем.

I. Географические и территориальные особенности Российской Федерации (пространственное положение, природные ресурсы, климатические и экологические особенности).

II. Политический фактор геополитики России (тип государственности, организационная структура управления и органы власти, социальная структура общества, наличие гражданского общества, свобода СМИ, взаимоотношения с другими государствами, характер границ и режим их функционирования).

III. Уровень экономического развития (уровень жизни народа, производственные и аграрные мощности, транспорт, связь и их инфраструктура, мобилизационные мощности, стратегические запасы, экономические связи с другими государствами).

IV. Военные факторы геополитики России (уровень развития, боеготовность и боеспособность стратегических сил и сил общего назначения, развитие инфраструктуры тыла, уровень развития военного искусства, уровень подготовки военных кадров, резервов, международные договоры об ограничении и сокращении вооружений, о сотрудничестве и взаимопомощи, моратории на испытания и развертывание новых

Гэополитика

видов вооружений и военной техники, степень милитаризованности страны).

V. Демографические проблемы (плотность и состав населения, темпы его развития, состояние здоровья).

VI. Культурно-религиозные и этнические факторы российской геополитики (конфессиональные, национальные, культурные, трудовые традиции, интересы коренных национальностей в других государствах, уровень развития науки, образования, урбанизации, криминогенная обстановка, культурные и научные связи с другими государствами, роль России в развитии мирового спорта).

При этом важно исходить из того, что основными геополитическими факторами являются [22]:

• Географические: пространственное положение (площадь территории, протяженность границ, расположение относительно других государств, выходы к морю, рельеф, климат); природные ресурсы (земельные, водные, лесные, сырьевые) и их доступность.

• Экономические: уровень жизни народа; мощности производственные, сельскохозяйственные, транспорт, связь и их инфраструктура; мобилизационные мощности, стратегические запасы ресурсов; экономические связи с другими государствами (экспорт-импорт).

• Военные: уровень развития и реформируемое™, боеготовность и боеспособность стратегических ядерных сил и сил общего назначения, развития инфраструктуры тыла; уровень развития военного искусства; уровень подготовки военных кадров, резервов, модернизация вооруженных сил; способность личного состава овладеть сложной боевой техникой; международные договоры об ограничении и сокращении вооружений, о сотрудничестве и взаимопонимании, моратории на испытания и развертывание новых видов вооружения и военной техники; степень милитаризации страны.

• Социально-политические: тип государственности, организационная структура управления и органы власти; эффективность политического режима страны, ее внутренняя стабильность и уважение к законам со стороны общества и государства, а также устойчивая легитимность ее руководства, компетентность правящей эли-

Берегиня • 777 • Сова, 2009, № 1

ты; социальная структура общества; наличие партий и общественных организаций, их политическая активность, свобода прессы; взаимоотношения с другими государствами, международно-правовые договоры и наличие нерешенных вопросов с другими государствами; характер границ и режим их функционирования.

Внимание к данным факторам вызвано резким усложнением проблем, возникающих при разработке и осуществлении оптимальной внутренней и внешней политики государства в последние десятилетия.

• Экологические: демографическое давление человечества на ограниченные ресурсы планеты; истощение сырьевых ресурсов - отравление и уничтожение системы жизнеобеспечения человека (атмосфера, земля, вода, космос), растительности и животного мира; накопление радиоактивных, ядовитых, пожаровзрывоопасных и тому подобных технологий и оружия; стихийные бедствия.

• Этнические, религиозные, демографические и др.: религиозные, национальные, культурные, бытовые традиции и их особенности; плотность и состав населения, темпы его развития, динамика его физического состояния; культурно-образовательное качество населения, от которого зависит развитие науки и экономики (применение на практике высоких технологий); интересы коренных национальностей в других государствах; уровень развития науки, образования, здравоохранения, урбанизации; криминогенная обстановка; негосударственные (культурные, научные и пр.) взаимосвязи с другими государствами.

• Особого внимания заслуживают процессы, связанные с актуализацией и возрастанием влияния мировых религий, прежде всего ислама. Эти процессы не только окончательно оформились как социальный и политический феномен. Они также способны, по крайней мере, размывать, а то и менять геополитические очертания или ориентацию отдельных стран и регионов. При окончательном выборе вариантов поведения на геополитической сцене религиозная близость может и не быть решающим обстоятельством, но в условиях крепких культурно-исторических традиций она все же имеет немалое значение.

- -.'ЧЛ.'-"'....... ' ■ ■ . ■ . : :.:;■:

- - ' 5Л > " V ' * ' ЖШ® Ш!я& , ' "-

• Духовные факторы: уровень и темпы развития естественных и технических наук (включая разработку новых технологий), которая имеет прямой выход на экономику и военное дело; состояние общественно-политических наук, обеспечивающих определение оптимальной - с учетом имеющихся внутренних ресурсов и с применением современных методик - стратегия национального развития и линию рационального геополитического поведения страны (или группы стран) на международной сцене.

На наш взгляд, рассмотрение геополитики современной Российской Федерации невозможно без учета воззрений ученых, занимающихся изучением геостратегии, геоэкономики, глобализации, цивилиографии. При этом важно исходить из того, что:

геоэкономика изучает:

- географический императив, выражающийся в органической связи экономики и пространства, во влиянии климатических и ландшафтных особенностей на формы и закономерности хозяйственной деятельности;

- "мощь и ее актуальный инструментарий", происходящий сдвиг международных силовых игр из области военно-политической в область экономическую, порождающий особый тип конфликтов - геоэкономические коллизии в глобальном контексте;

- политику и стратегию повышения конкурентоспособности государства в условиях глобализации экономики (унификации и поглощения мировой экономики "вселенским рынком", ее новой структурой);

- пространственную локализацию (географическую и трансгеографическую) в новом глобальном универсуме различных видов экономической деятельности, новую типологию мирового разделения труда;

- слияние политики и экономики в сфере международных отношений, формирование на данном базисе системы стратегических взаимодействий и основ глобального управления [23];

- в России последних лет геоэкономика как идеологема, отталкиваясь от геополитики и споря с ней, все отчетливее утверждает парадигму политических программ, либо несущих прямой вызов "общему интересу", либо - просто по ло-

гике того же отталкивания и спора - выступающих с ним в сложные отношения [24]. B.JI. Цым-бурский полагает, что проблематика пространственных точек роста экономики, скажем в виде свободных экономических зон и интернационализированных экономических анклавов, является законным предметом геоэкономики как ветви геополитики (и точно так же структурирование пророссийских диаспор - возможный объект геокультуры как другой геополитической отрасли). Главное, что при этом меняются прагматика геоэкономики (и геокультуры), представление о субъекте стратегии. Из учения " о снятии" государства как субъекта в наблюдаемой мировой ситуации, из орудия демонтажа национального "общего интереса"и "общей пользы" геоэкономику в России надо переосмыслить в инструментарий национально-государственного самоутверждения. По B.JI. Цымбурскому, российский геополитический дискурс мог бы адаптировать данное словопонятие, прибегнув к своего рода когнитивной и лингвистической терапии. Такая терапия должна была бы включать:

- актуализацию в России западных смыслов и коннотаций "геоэкономики" как "интегратив-ной стратегии для национальных экономических структур", как "геополитики" ресурсных (не только финансовых!) потоков; как "логики конфликта, воплощаемой в грамматике торговли", наконец, как "стратегии обеспечения наилучшей возможной занятости для населения"; отказ от отождествления "геоэкономики" с глобальным финансовым обращением (за последним стоило бы оставить не имеющий явной идеологической нагрузки термин "геофинансы" для обозначения одного из театров геоэкономики);

- популяризацию формулы "внутренней геоэкономики" применительно к сети внутрирос-сийских ресурсных циркуляций, строящих, поддерживающих и трансформирующих национальный рынок; с оглядкой на российскую социальную и демографическую обстановку, когда массовый уход в небытие становится основной формой бессмысленного и беспощадного русского бунта - воздержание от наделения "геоэкономики" социально-политическими коннотациями ("бунт богатых", "новый народ" и т.п.); при разработке геоэкономических стратегий - демонст-

рацию отношения к геоэкономике как к технике, а не идеологии за исключением пассажей, посвященных функционированию Рах

Оесопотюапа с его техникой ресурсного передела, возводимой в ранг идеологии.

Следовало бы избегать, подчеркивает B.JI. Цымбурский, словесных конструкций, размещающих геоэкономику и геостратегию на одном таксономическом уровне с геополитикой, обессмысливая последнюю, и, наоборот, использовать контексты, описывающие сочетание геостратегических и геоэкономических (а также геокультурных) приемов и технологий для решения национальных политических задач [25];

глобалистика - междисциплинарная область научных исследований, направленных на выявление сущности, тенденций и причин процессов глобализации, порождаемых ею глобальных проблем и поиск путей утверждения позитивных и преодоления негативных для человека и биосферы последствий этих процессов. Глобалистику не следует понимать как какую-то отдельную или специальную научную дисциплину, которые во множестве возникают, как правило, в результате дифференциации научного знания или на стыке смежных дисциплин. Она рождена противоположными-интеграционными процессами, характерными для современной науки, и представляет собой сферу исследований и познания, где различные научные дисциплины и философия, по большей части в тесном взаимодействии друг с другом, каждая с позиции своего предмета и метода, анализируют возможные аспекты глобализации, предлагают решения глобальных проблем, рассматривая их как в обособлении друг от друга, так и в качестве целостной системы [26];

цивилиография (Е.Б.Черняк) - наука о цивилизации исследует многообразные аспекты становления и развития как мировой, так и локальных цивилизаций. Велика роль в изучении проблем цивилизаций французской, английской, немецкой и американской цивилизационных школ. Много знаковых работ принадлежат представителям российской цивилизационной школы. Только в последние два десятилетия в России изданы книги Б.С. Ерасова, Б.Н. Кузыка, Ю.В. Яковца, Е.Б. Черняка, Н.Н. Моисеева,

И.Н. Ионова, В.И. Хачатуряна, В.Л. Иноземцева, А.С. Панарина и др. Заметим, что практически во всех работах, исследующих проблемы цивилизаций, рассматривается широкий круг геополитических вопросов; Б.Н. Кузык справедливо считает, цивилиография располагает достаточным теоретическим и практическим капиталом, чтобы адекватно оценить особенности современной цивилизации, новые глобальные цивилиза-ционные вызовы, их возможные последствия и создать на научной основе проекты и системы инноваций во всех сферах жизни для осуществления оптимистического сценария развития как отдельных цивилизаций и стран, так и человечества в целом;

для геополитики крайне важным является учет цикличности (Н.Д. Кондратьев, П.А. Сорокин, Б.Н. Кузык, Ю.В. Яковец и др.) в развитии цивилизаций. "Цикличность является всеобщей формой развития общественных систем. Нет ни одной системы в обществе - от семьи до глобальной цивилизации, - которая не была бы подвержена закономерностям цикличной динамики, не проходила бы через фазы зарождения, освоения, распространения, зрелости, кризиса и перехода либо к новому витку спирали развития, либо в реликтовое состояние. Цикличность динамики измерима, но не имеет стройной математической определенности. На траекторию движения социальной системы влияют различные виды циклов, а также случайные колебания. Поэтому закономерности цикличной динамики социальных систем действуют как тенденции, с учетом возможности неожиданных отклонений и поворотов, и гораздо труднее поддаются предвидению, чем циклы и кризисы в развитии естественных (природных) систем. Тем не менее, циклы и кризисы в обществе познаваемы и предсказуемы, учет их в экономической и социальной политике государств, в деятельности предприятий и организаций повышает эффективность этих социальных объединений" [27].

Исследования российской истории позволили Б.Н. Кузыку выявить два вида циклов социальной жизни государства. Их примерная продолжительность - 80 и 400 лет - определяет ритм российской истории. На современном этапе российской истории происходит смена

400-летних циклов. Это придает особую значимость драматическим событиям современной России, которые могут оказаться решающими для всей российской истории.

Проблемы геостратегий (стратегий) рассмотрены в работах А.А. Горбунова, В.В. Жириновского, В.И. Якунина и др. В.И. Якунин считает, что геостратегии представляют собой относительно автономные комплексы взаимосвязанных, долгосрочно планируемых и осуществляемых акций, направленных на достижение масштабных социальных целей, соответствующих национальным интересам и реализующих эти цели в политическом пространстве. Именно разнообразные стратегии в своей суммарной форме позволяют государству устанавливать и поддерживать необходимые деловые и публичные коммуникации со своими основными контрагентами, целенаправленно перемещать ресурсы, изменять содержание общественных отношений. Причем в определенных точках политического процесса, например, в условиях кризиса, который сопровождается перегрузками для системы власти и управления, использование стратегических целей и установок становится главным фактором поддержки, а временами и выживания политического режима [28].

Краткие выводы.

Геополитика является областью знания, использующей пространственный подход при анализе политических процессов. Современная геополитика состоит из геополитики фундаментальной - научной дисциплины, изучающей развитие мировой политики; прикладной, задача которой -вырабатывать рекомендации относительно поведения государств и их объединений на мировой арене; истории геополитической мысли.

Российская геополитика прошла длительный путь формирования, получив обоснование и развитие в трудах географов - К.И. Арсенье-ва, К.М. Бэра, Л.И. Мечникова, В.П. Семено-ва-Тян-Шанского; военных теоретиков -Д. А. Милютина, А.Е. Снесарева; философов-Н.Я. Данилевского, К.Н. Леонтьева, И.О. Лос-ского, B.C. Соловьева, П.Б. Струве, Н.Ф. Федорова, Г.П. Федотова, И.А. Ильина; выдающегося химика Д.И. Менделеева; поэтов и писателей - Ф.И. Тютчева, Ф.М. Достоевского,

JI.H. Толстого; декабристов П.И. Пестеля и Н.М. Муравьева; евразийцев - П.Н. Савицкого, Т.Н.Трубецкого, Г.В. Флоровского, Л.П. Карсавина. На современном этапе значимый вклад в разработку геополитических проблем вносят труды А.Г. Дугина, С.Н. Бабурина, К.С. Гаджиева, А.А. Горбунова, Г.А. Зюганова, Е.М. Примакова, А.С. Панарина, В.Л. Цымбурского, В.И. Якунина и др. На наш взгляд, сегодня состояние российской геополитики таково, что можно надеяться на то, что уже в недалеком будущем ей удастся в значительной степени избавиться от маргинальное™, являющейся в известной мере отражением геополитического популизма. Важно и дальше вести построение "единой понятийной системы, где возможно одновременное исследование географической, экономической, антропологической, конфессиональной, семантической динамики межнациональных и международных конфликтов, возникнет реальная надежда создать новую область знания и равную ей международную практику выстраивания протоколов взаимодействия Земли / Геи с единым человечеством" [29].

Примечания:

1. См.: Дугин, А. Основы геополитики. Геополитическое будущее России. Мыслить пространством / А. Дугин. -М.: Аркотогея-центр, 1999.-С. 13.

2. См.: Пирумов. B.C. Некоторые аспекты методологии исследования проблем национальной безопасности России в современных условиях / B.C. Пирумов // Геополитика и безопасность.-М., 1993. Т. 3. - С. 716.

3. Зюганов, Г.А. География победы: основы Российской геополитики/Г.А. Зюганов.-М., 1997.-С. 53.

4. См.: Панарин, А.С. Реванш истории: российская стратегическая инициатива в XXI веке / А.С. Панарин. - М., 1998.-С. 343,344.

5. См.: Плешаков, К.В. Компоненты геополитического мышления / К.В. Плешаков // Международная жизнь. - 1994.-№ 10.-С. 32-35.

6. См.: Бабурин, С.Н. Мир империй: территория государства и мировой порядок/С.Н. Бабурин. - СПб.: издательство Р. Асланова "Юридический центр Пресс",

2005.-С.41,42,43.

7. См.: Бабурин, С.Н. Теория государства. Правовые и геополитические проблемы / С.Н. Бабурин // Геополитика: антология. - М.: Академический проект: культура,

2006.-С. 900,901.

8. Там же.-С. 897-898.

9. Там же. -С. 925.

10. См.: Переслегин, С. Самоучитель игры на "мировой

Гэополитика

шахматной доске": основные понятия геополитики / С. Переслегин // Классика геополитики, XIX век. - М.: ООО "Издательство ACT", 2003. - С. 682—683.

11. См.: Жуков, В.И. Российские преобразования: социология, экономика, политика / В.И. Жуков. - М.: Академический проект, 2003.-С. 582-586.

12. См.: Барис, В.В. Тенденция и перспективы геополитического развития России на рубеже веков / В.В. Барис. Автореферат дисс. на соиск. учен. степ, доктора политических наук. - М., 2003. - С. 22-24.

13. Ильин, И.А. Наши задачи/И.А. Ильин//Собр. соч. в 10тт., кн. 1-2.-М., 1993, кн. 1.-С. 297.

14. Там же. - С. 298-299.

15. Цит. по: Зюганов, Г.А. География победы: основы российской геополитики / Г.А. Зюганов. - М., 1997. - С. 49.

16. См.: Классика геополитики, Х1Хвек.-М.: ООО "Издательство ACT", 2003.-718 с.; Классика геополитики, XX век.-М.: ООО "Издательство ACT", 2003.-731 с.; Геополитика: антология. - М.: Академический проект: культура, 2006. - 1004 с.

17. Примаков, Е.М. Мир без России? К чему ведет политическая близорукость / Е.М. Примаков. - М.: ЦИК "Российская газета", 2009. - 239 с.

18. Там же. — С. 6.

19. См. Асеев, А.Д. Геополитическая безопасность России: методология исследования и пространственно-временные модели / А.Д. Асеев. - М.: Моск. городск. ун-т управления Правительства Москвы, 2007. - С. 40,41.

20. См.: Социально-демографическая безопасность России. - Екатеринбург: Институт экономики УрО РАН, 2008.-С. 20-22.

21. См.: Данилов-Данильян В.И. Экологическая безопасность. Общие принципы и российский аспект / В.И. Данилов-Данильян, М.Ч.Залиханов, К.С. Лосев. - М.: Издательство МНЭПУ, 2001.-С. 16, 17, 19.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

22. Асеев, А.Д. Геополитическая безопасность России: методология исследования и пространственно-временные модели. - С. 22-24.

23. См.: Глобалистика: Международный энциклопедический словарь / Гл. редакторы и составители: И.И.Мазур, А.Н.Чумаков. - М. - СПб. - Н. -Й.: ИЦ "ЕЛИМА", ИД "Питер", 2006.-С. 155.

24. См.: Цымбурский, В.Л. Русские и геоэкономика // Цымбурский, В.Л. Остров Россия. Геополитические и хронологические работы / В.Л. Цымбурский. - М.: РОССПЭН, 2007.-С. 487.

25. Тамже.-С. 517.

26. См.: Глобалистика: Международный энциклопедический словарь.-С. 178.

27. Кузык, Б.Н. Россия в цивилизационном измерении: фундаментальные основы стратегии инновационного развития / Б.Н.Кузык. - М.: Институт экономических стратегий, 2008.-С. 83.

28. См.: Якунин, В.И. Формирование геостратегий России. Транспортная составляющая. - М.: "Мысль", 2005. -С. 88-89.

29. Ютанов, Николай. Торжество Геи / Николай Ютанов // Классики геополитики, XX век. - С. 6.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.