Научная статья на тему 'Искусство и идеалы общества в учении Платона'

Искусство и идеалы общества в учении Платона Текст научной статьи по специальности «Искусствоведение»

CC BY
3233
309
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
ПЛАТОН / ИСКУССТВО / ИДЕАЛ / PLATON / ART / IDEAL

Аннотация научной статьи по искусствоведению, автор научной работы — Османкина Галина Юрьевна

Платон уделял большое внимание значению искусства в жизни общества. Он считал, что по образу жизни граждан и нравам можно судить об общественной морали.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Art and society ideals in Platons doctrine

Platon paid much attention to the value of art in society life. He considered that on the way of life of citizens and customs it is possible to judge public morals.

Текст научной работы на тему «Искусство и идеалы общества в учении Платона»

КУЛЬТУРОЛОГИЯ.

ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

удк 008+7.01 г. Ю. ОСМАНКИНА

Омский государственный технический университет

ИСКУССТВО И ИДЕАЛЫ ОБЩЕСТВА В УЧЕНИИ ПЛАТОНА

Платон уделял большое внимание значению искусства в жизни общества. Он считал, что по образу жизни граждан и нравам можно судить об общественной морали. Ключевые слова: Платон, искусство, идеал.

Познанию и смысловому содержанию современного общественного развития в немалой степени способствует обращение к прошлому, к истории. В истоках человеческого бытия накоплен неоценимый опыт мировосприятия и миропонимания. Этот опыт формирует культуру и мораль общества. Общественное сознание развивается и базируется на различных направлениях жизнедеятельности человека. Большое значение в этом отношении отводится вопросам морали и взаимодействию морали с другими жизненными критериями. В частности, тандем искусства и морали — актуальная тема во все времена. Взаимоотношение искусства и морали исторически всегда выступали неким средоточением, фокусом не только основных культурных проблем искусств, но и были «отраженным светом» многообразной общественной жизни той или иной эпохи.

Каждый исторический период базируется на определенных моральных нормах, разработанных обществом или определенной личностью. Как сказано в Философском энциклопедическом словаре: «Мораль —

это составная часть индивидуального микрокосмоса, она является одним из моментов, определяющих для личности картину мира» [1, с. 276]. Содержание и характер деятельности людей в обществе обусловлены объективными социально-историческими условиями их бытия и законами общественного развития, которые формируются различными культурными, экономическими, политическими условиями. Мораль и искусство как общечеловеческие нравственные ценности формируют культуру, идеалы, принципы, законы.

Для определения подлинно исторического исследования и анализа идеалов морали и искусства следует рассмотреть идеи Платона, которые являются теоретически значимыми в вопросах нравственного воспитания. Среди различных подходов к определению природы, общественного смысла идеалов общества и искусства моралистическая концепция Платона наиболее аргументированная и древняя в истории культур.

ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК №1 (95) 2011 КУЛЬТУРОЛОГИЯ. ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

КУЛЬТУРОЛОГИЯ. ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК №1 (95) 2011

Основная цель деятельности Платона—помочь людям разумно устроить их жизнь, дать им такие законы, внедрить в их сознание такую идеологию, которые стали бы основой гармонично развитого справедливого общества. Не случайно одна из фундаментальных работ Платона — «Государство» — начинается с постановки вопроса о справедливости. Задача эта в разные годы ставилась Платоном по-разному, но всегда была связана с проблемой искусства.

В политической и культурной жизни Греции роль искусства была настолько велика и очевидна, что на нем основывалась целая система воспитания господствующего класса античного общества. И Платон, столь детально обсуждавший все животрепещущие вопросы современности, конечно же, не мог обойти вниманием вопрос о том, какое искусство, на какую часть общества, каким образом и с каким результатом действует, как формирует чувства и мысли людей, влияет на их нравственность, политическое сознание, поведение. Тем более что и сам Платон был чрезвычайно одаренной в художественном отношении личностью — великим мастером слова и диалогической формы, первоклассным художником и непревзойденным эрудитом. Велика заслуга Платона и в том, что он одним из первых увидел в искусстве средство воспитания определенного типа человека. Современный тип не соответствовал идеалу Платона, и он в своих диалогах создал новое учение, частично уходящее корнями в различные эпохи доплатонов-ской Греции, но в целом устремленное всегда в «идеальное» будущее, где должен в «идеальном» государстве жить новый «идеальный» человек, воспитанный средствами «идеального» искусства.

Платон считал, что по образу жизни граждан и нравам можно судить о влиянии искусства на общественную мораль.

Мера требовательности к искусству соответствовала у него миссии, возлагаемой искусством на общество и вытекало из убеждения, что человек должен быть «гражданином государства«, «жить благородно и деятельно, содействуя материальному и нравственному благосостоянию своих сограждан« [2, с. 134].

Воспитание души Платон связывает с искусством, с художественной деятельностью и другими аспектами. И все же необходимо разобраться, какую роль он отводил художественной деятельности и каков был статус художественного творчества человека?

Итак, ценность искусства тождественна у Платона нравственной ценности. Он писал: «...Достигнуть чистого знания чего бы то ни было мы не можем иначе как отрешившись от тела и созерцая вещи сами по себе самою по себе душой« [2, с. 134]. Платон исходил из того, что наиболее подлинным является мир идей, мир предельных сущностей человеческого бытия. Человеку мешает материальное, поэтому ему необходимо научиться видеть душой, не цепляясь за те блага, которые его окружают. В диалоге «Критон» Платон говорит о том, что человек в полной мере может достигнуть цели очищения, только тогда, когда очистит свой ум и приведет его в должную готовность для восприятия божественности. «А очищение, не в том ли оно состоит, — утверждает философ, — чтобы как можно тщательнее отрешать душу от тела, приучать ее собираться из всех его частей, сосредотачиваться самой по себе и жить, насколько возможно, — и сейчас, и в будущем — наедине с собой, освободившись от тела, как от оков?» [2, с. 135].

Широко известна его образная модель, уподобляющая божественное начало магниту, через ряд последующих звеньев-колец направляющему любые

действия человека. Поэты и художники подражают тем, кто уже так или иначе воспринял и смог реализовать в своих формах эти предельные идеи бытия. Художественная деятельность, таким образом, есть только тень, которая воспроизводит средствами искусства все то, что уже воплотилось в конкретных формах реальности. Но ведь и видимый мир сам существует как тень скрытых сущностей. Следовательно, творения художника — это тень теней. Эта попытка Платона связать природу художественных форм с миром предельных сущностей человеческого бытия впоследствии стала трактоваться как теория, рядоположенная юнговскому учению об архетипах.

Платон, как известно, был человеком с удивительным художественным чутьем, хорошо образованным и тонким знатоком искусства. Вместе с тем, выступая как государственный муж, Платон отдает себе отчет в самых полярных возможностях воздействия искусства и старается всячески «приручить» искусство, направить его энергию в нужное русло. Размышляя о том, какие формы художественного творчества допускать в идеальное государство, а какие не допускать, Платон разделяет музу сладостную и музу упорядочивающую, стремится фильтровать произведения искусства по принципу их воспитательного значения.

Отсюда и вполне определенное место, которое отводит Платон искусству и красоте — как понятиям, которые оказывают большое влияние на чувственное восприятие человека, как очистительной силы в его деятельности. Эти проблемы обсуждаются им в философском сочинении о любви — «Пир». Если обобщить логику повествования в этом диалоге, то обнаруживаются неравноценные уровни восприятия прекрасного. Чувственная тяга, волнующее побуждение — вот начальный импульс эстетического любования, который вызывает вид физического совершенства. Платон пишет: «Кто хочет избрать верный путь. должен начать с устремления к прекрасным телам в молодости» [3, с. 76]. Эта первая стадия эстетического восприятия не является самодостаточной, так как прекрасные тела преходящи в своей привлекательности, время безжалостно к ним, а потому и саму идею красоты нельзя обнаружить на этом чувственном уровне. «После. он начнет ценить красоту души выше, чем красоту тела» [3, с. 76], — утверждает Сократ в изложении Платона, своего рода следующая ступень, которая отражает уровень духовной красоты человека; здесь, фактически, речь идет об этически— эстетическом. Анализируя эту стадию, Платон приходит к выводу, что и прекрасные души тоже непостоянны, они бывают неустойчивы и капризны, и потому идею прекрасного нельзя постигнуть, оставаясь на этом уровне. Третья стадия — науки и искусства, по мнению автора: «От насущных дел он должен перейти к наукам, чтобы увидеть красоту наук» [3, с. 76], которые воплощают знания, охватывающие опыт всего человечества, здесь уже как будто нельзя ошибиться. Однако и здесь требуется избирательность: часто науки и некоторые искусства обнаруживают ущербность, поскольку человеческий опыт слишком разнообразен. И, наконец, четвертый уровень — это высшая сфера мудрости, благо. «.Начав с отдельных проявлений прекрасного, надо все время, словно бы по ступенькам, подниматься ради этой высшей красоты вверх — от одного прекрасного тела к двум, от двух — ко всем, а затем от прекрасных тел к прекрасным делам, а от прекрасных дел к прекрасным учениям, пока не поднимешься от этих учений к тому, которое и есть учение о высшей красоте, и познаешь

наконец, что же есть красота» [3, с. 77], — таким образом, Платон вновь приходит к пределу, где в единой точке всеобщего блага соединяются линии всех мыслимых совершенств реального мира. Платон разворачивает перед нами иерархию красоты и в связи с этим делает вывод о том, какое место занимает собственно художественная красота «.если бы кому-нибудь довелось увидеть высшую эту красоту чистой, без примесей и без искажений, не обремененную человеческой плотью, человеческими красками и всяким другим бренным вздором, если бы эту божественную красоту можно было увидеть воочию в цельности её идеи?» [3, с. 77]. Далее Платон подводит читателя к мысли о силе красоты, утверждая, что: «... человек, устремивший к ней (красоте, прим. автора) взгляд, подобающим образом ее созерцающий и с ней не разлучный, разве может жить жалкой жизнью? Неужели ты не понимаешь, что, лишь созерцая красоту тем, чем ее и надлежит созерцать, он сумеет родить не призраки совершенства, а совершенство истинное, потому что постигает он истину, а не признак?» [3, с. 78]. «Пути», которыми идет человек к пониманию красоты, — это своеобразные этапы постижения прекрасного, и каждый раз, поднявшись чуть выше, человек понимает незначительность предшествующего. А в конце этого пути вдруг открывается прекрасное само по себе, или идея блага. Это и есть конечная цель устремлений человека: в созерцании прекрасного самого по себе только и может жить человек, его увидевший. Итак, совершенствуясь, человек очищается, а очищение это он получает от созерцания красоты, причем божественной красоты. И только тогда, когда он увидеть в себе эту божественную красоту, только тогда он может достичь совершенства.

Таким образом, в триединстве добра, красоты и истины идея блага представляет изначальную идеальную сущность, основополагающую субстанцию. Путь к ней лежит через познание телесной и душевной красоты, добродетели и истины, в которых добро воплощается с разной степенью совершенства.

Человек творит прекрасное. Процесс творческого создания художественного образа дает плоды, которые так или иначе воздействуют на сознание людей и, следовательно, это их прямая и непосредственная функция. Таким образом, как звенья одной цепи выступают: творческий процесс, познавательный акт и общественное сознание (конечный результат).

Платона интересует не столько процесс создания искусства, сколько проблема его влияния на людей (хотя в связи с последним ему приходится порой рассматривать довольно подробно элементы первого).

Идея Платона об эстетическом воспитании человека заключается в борьбе против всякого психологизма и субъективизма, в борьбе против всякой изысканности и изощренности, в борьбе против философского декаданса. Платон проповедовал идеал сильного, но обязательно простого человека, в котором душевные способности не дифференцированы настолько, чтобы противоречить одна другой, и не настолько изолированы от внешнего мира, чтобы противостоять ему эгоистически.

Гармония человеческой личности, человеческого общества и всей окружающей человека природы — вот постоянный и неизменный идеал Платона в течение всего творческого пути.

Платон отчетливо сознает могучую духовную силу, коммуникативные возможности и обаяние искусства. Он один из первых в культуре эстетики

предъявляет искусству требование служить мостом, связующим звеном между нравственным (духовным) и природным (чувственным), между реальным и идеальным.

Нравственное значение искусства по Платону призвано служить задаче формирования и воспитания гармонической, целостной личности. В таком контексте идеи «блага» и «красоты» противопоставляются как нечто более устойчивое и надежное вещам и телам и выражают высшие потребности развития человека.

Большое значение Платон уделял форме вещей. Истинно — сущий мир у него есть мир зримых умом прекрасных пластических форм. И как ступень, подготовляющая к этому созерцанию, у Платона выступает чувственный мир — мир воспринимаемых чувствами форм. На тех, кто способен через чувственную форму постигать образ самого сущего, чувственная красота действует неотразимо и могущественно. Он пишет: «.Красоте выпало на долю быть наиболее зримой и привлекательной« [2, с. 225]. А для человека, посвященного в таинства, как утверждает далее философ в диалоге «Федр»: «при виде божественного лица, хорошо воспроизводящего красоту или некую идею тела, сперва испытывает трепет. затем он смотрит на него с благоговением, как на бога» [2, с. 225].

Действительно, так оно и получается, когда человек созерцает, что-либо прекрасное, первое мгновение его пронзает восхищение, восторг, затем приходит любование и созерцание прекрасного. «Восприняв глазами истечение красоты, он (человек) согревается...» [2, с. 225], — утверждает Платон. А далее он сравнивает действие красоты как росток, который «ранее затвердел от сухости», но «от тепла размягчается и благодаря притоку питания . начинает быстро расти от корня по всей душе» [2, с. 225].

Искусство прекрасного, как тот росток, согревает и питает душу человека, делая ее чище и добрее.

Любовь к прекрасному Платон понимает как рост души, как приближение человека к истинносущему, как восхождение души по ступеням все повышающейся реальности, всевозрастающего бытия, как нарастание творческой производительной силы. В немалой степени восхождению души способствуют произведения искусства.

У Платона был и особый — личный — повод поставить искусство в поле своего внимания, сделать его одной из важных проблем своей философии. Он сам был первоклассным художником, блестящим прозаиком, мастером диалогической формы, осведомленнейшим ценителем всякого художества. Вследствие своей художественной одаренности и эстетической эрудиции Платон, более чем кто-либо другой из современных ему философов, был способен поставить вопрос о социально-политическом значении искусства в таком обществе, как древнегреческое, и в особенности афинское. Пусть, с точки зрения идеалистической теории бытия Платона, искусство, погруженное корнями в чувственный мир, представлялось чем-то незначащим, а образы его — далекими от истинной реальности и недостойными философского анализа. Зато с точки зрения социальной теории воспитания оно вырастало до размеров крупной, и притом злободневной, проблемы. В современном ему искусстве Платон видел одно из средств, при помощи которых афинская демократия воспитала соответствовавший ее понятиям тип человека. Вместе с тем мысль о воспитательной роли искусства выдвигала перед Платоном вопрос существенной важности. От учения о прекрасном как об «идее» философия Платона должна

ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК №1 (95) 2011 КУЛЬТУРОЛОГИЯ. ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

КУЛЬТУРОЛОГИЯ. ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК №1 (95) 2011

была перейти к учению об искусстве. Она должна была поставить вопрос о творчестве, о произведении искусства, об отношении образов искусства к действительности и о его социальном — воспитательном — действии на граждан полиса.

При всех особенностях отдельных видов искусства, при всем различии между творчеством автора, исполнителя и зрителя или слушателя искусство, утверждает Платон, в целом едино. Его единство — в силе художественного внушения, в неотразимости запечатления. Сила эта сплачивает всех причастных к искусству людей и все особые виды искусства в целостное и по существу единое явление.

В Греции сложились в рамках рабовладельческого общества первые в истории принципы демократии, давшие возможность развиться смелым и глубоким идеям, утверждавшим красоту и значительность человека. Идеи Платона помогали раскрыться человеку как личности, причем как личности одаренной, творческой, направленной на культурно-интеллектуальный уровень.

Платон на протяжении всей своей жизни создал свыше тридцати философских диалогов. Почти в каж-

дом из них он так или иначе касался вопросов искусства. Из всего этого складывается определенная форма философской теории Платона — теория искусства.

Библиографический список

1. Философский энциклопедический словарь. — М. : ИНФА — М., 1997. — 576 с.

2. Философы Греции. Основы основ: логика, физика, этика. — М. : ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс, 1999. — 1056 с.

3. Платон. «Пир» / Мыслители Греции. От мифа к логике : сочинения. — М. : ЗАО Изд-во ЭКСМО-Пресс ; Харьков : Изд-во «Фолио», 1998. — 832 с.

ОСМАНКИНА Галина Юрьевна, кандидат культурологии, доцент (Россия), доцент кафедры «Дизайн и технологии медиаиндустрии».

Адрес для переписки: е — шаіі: Feodoravizant@yandex.ru

Статья поступила в редакцию 07.04.2010 г.

© Г. Ю. Османкина

УДК 378.14 : 757.1 А. И. СУХАРЕВ

О. В. ШАЛЯПИН

Омский государственный педагогический университет Новосибирский государственный педагогический университет

ПУТИ РАЗВИТИЯ ПЕДАГОГИКИ ПОРТРЕТНОГО ИСКУССТВА

В статье рассматриваются возможные пути развития педагогики портретного искусства, которые направлены не только на передачу внешнего облика конкретного человека, но и на поиск выразительных возможностей создания художественного образа.

Ключевые слова: портретная живопись, художественное творчество, цветовое единство и гармония, предметный цвет, ритм в живописи.

Проблема разработки путей развития педагогики портретного искусства требует основательных комплексных подходов, поскольку очевидна ее востребованность в динамике непрерывного художественного образования и эстетического воспитания студентов художественных факультетов педагогических вузов.

В изобразительном искусстве мы постоянно встречаемся с искажением человеческих фигур, но с верным и глубоким постижением человеческих характеров. В этом и состоит особенность изобразительного искусства, где познание духовного мира человека, выражение его чувств происходят непременно через изображение реальной действительности и являются главным содержанием художественного творчества.

В портретном искусстве художники не только показывают внешний облик конкретного человека, но и, используя особые выразительные средства,

создают художественные образы, которые возникают лишь тогда, когда натура пропущена через творческую фантазию художника и преобразована в ней в соответствии с его замыслом. Если нет такой внутренней переработки впечатлений от натуры, то нет и искусства. Поэтому всю историю изобразительного искусства можно представить как поиск различных средств художественного изображения или выражения, то есть выразительных возможностей создания художественного образа. Причем как только исчезает одна из этих сторон — изображение или выражение, искусство впадает либо в натурализм, либо в формализм.

В педагогической практике этой проблеме, как правило, не уделяется должного внимания, поскольку многое здесь зиждется на тонких, не поддающихся прямому измерению нюансах восприятия, так как любое живописное произведение основано на чувственном восприятии, которое не всегда поддается анализу.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.