Научная статья на тему 'Исаак Самуилович Кая - первый представитель крымчакской интеллигенции'

Исаак Самуилович Кая - первый представитель крымчакской интеллигенции Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
564
37
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
И. С. КАЯ / КРЫМЧАК / ПРОСВЕТИТЕЛЬСКО-ОБРАЗОВАТЕЛЬНАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / КРЫМЧАКСКИЙ ЯЗЫК / ПЕДАГОГ / КРЫМСКАЯ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ / I. S. KAYA / KRYMCHAK / EDUCATIONAL ACTIVITIES / KRYMCHAK LANGUAGE / TEACHER / CRIMEAN INTELLIGENTSIA

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Матюхина Н.С.

Введение. Представители крымской интеллигенции в разные исторические эпохи для изучения и сохранения традиций обучения и воспитания у разных народов полуострова занимались сбором, обобщением и систематизацией педагогических знаний. Известные крымские педагоги и просветители, как правило, изучали педагогические традиции того народа, представителем которого они являлись. В данной статье исследуются биография первого крымчакского просветителя И. С. Кая и особенности его просветительско-образовательной деятельности. Предлагается характеристика его научных трудов по краеведению, этнографии и педагогике, анализ литературы, посвященной жизни и творчеству И.С. Кая, а также вклад педагога в развитие образования крымчаков в конце XIX первой трети XX в. Методология. При проведении исследования использовались следующие методы: исторический, литературный, аналитический, описательный и т.д. Методологической базой послужили труды И. В. Ачкинази, М. Гурджи, Н. Коробач, Д. И. Реби и других исследователей, которые освещали исторические события, происходившие в период жизни И. С. Кая, а также роль, которую играл крымчакский просветитель в них. Заключение. И.С. Кая, представитель крымской интеллигенции концаXIXпервой третиXXв., был неординарной личностью и человеком со сложной судьбой. Он был первым крымчаком, получившим высшее образование и владевшим шестью языками. Его научная деятельность получила отражение в этнографических, краеведческих и педагогических трудах. Просветительская деятельность исследователя заключалась в создании благотворительного общества, организации и проведении национальной переписи крымчаков в 1913 г., он открыл несколько крымчакских школ на территории Крыма. Для учащихся были написаны учебники по изучению крымско-татарского и крымчакского языков, которые впоследствии помогли восстановить практически утраченный язык крымчакского народа.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ISAAK SAMUILOVICH KAYA - FIRST REPRESENTATIVE OF THE KRYMCHAK INTELLECTUALS

Introduction. Representatives of the Crimean intellectuals in different historical epochs for studying and preservation of traditions of training and education at different people of the Peninsula were engaged in collecting, generalization and systematization of pedagogical knowledge. Well-known Crimean teachers and educators, as a rule, studied the pedagogical traditions of the people they represented. This article examines the biography of the first Crimean educatorI.S. Kay and the features of his educational activities. A characteristic of his scientific papers on local history, Ethnography and education, analysis of literature, devoted to the life and work of I. S. Kaya, and the contribution of the teacher in the development of education Krymchaks in the late XIX first third XX century. Materials and Methods. During the research the following methods were used: historical, literary, analytical, descriptive, etc. the Methodological basis consists of the works of I. V. Achkinazi, M. Gurdjieff, N. Karabach, D.I. Rebi and other researchers who covered the historic events that took place in the period of life of I. S. Kaya, and the role played by krymchak educator in them. Conclusions. I. S. Kaya, a representative of the Crimean intelligentsia of the late XIX the first third of the XX century, was an extraordinary person and a man with a difficult fate. He was the first krymchak to receive higher education and speak six languages. His scientific activity was reflected in ethnographic, local history and pedagogical works. Educational activity of the researcher was to create a charitable society, the organization and conduct of the national census of Crimeans in 1913, he opened several Crimean schools in the Crimea. For students textbooks were written on the study of the Crimean Tatar and Crimean languages, which later helped to restore the almost lost language of the Crimean people.

Текст научной работы на тему «Исаак Самуилович Кая - первый представитель крымчакской интеллигенции»

ИЗ ИСТОРИИ ОБРАЗОВАНИЯ FROM THE HISTORY OF EDuCATION

УДК/uDC 37(092)(292.471) Н. С. Матюхина

N. Matyukhina

исаак самуилович кая — первый представитель крымчакской интеллигенции

ISAAK SAMuILOVICH KAYA — FIRST REPRESENTATIVE OF The KRYMCHAK INTELLECTuALS

Введение. Представители крымской интеллигенции в разные исторические эпохи для изучения и сохранения традиций обучения и воспитания у разных народов полуострова занимались сбором, обобщением и систематизацией педагогических знаний. Известные крымские педагоги и просветители, как правило, изучали педагогические традиции того народа, представителем которого они являлись.

В данной статье исследуются биография первого крымчакского просветителя И. С. Кая и особенности его просветительско-образовательной деятельности. Предлагается характеристика его научных трудов по краеведению, этнографии и педагогике, анализ литературы, посвященной жизни и творчеству И. С. Кая, а также вклад педагога в развитие образования крымчаков в конце XIX — первой трети XX в.

Методология. При проведении исследования использовались следующие методы: исторический, литературный, аналитический, описательный и т. д. Методологической базой послужили труды И. В. Ачкинази, М. Гурджи, Н. Коробач, Д. И. Реби и других исследователей, которые освещали исторические события, происходившие в период жизни И. С. Кая, а также роль, которую играл крымчакский просветитель в них.

Заключение. И. С. Кая, представитель крымской интеллигенции конца XIX—первой трети XX в., был неординарной личностью и человеком со сложной судьбой. Он был первым крымчаком, получившим высшее образование и владевшим шестью языками. Его научная деятельность получила отражение в этнографических, краеведческих и педагогических трудах. Просветительская деятельность исследователя заключалась в создании благотворительного общества, организации и проведении национальной переписи крымчаков в 1913 г., он открыл несколько крымчакских школ на территории Крыма. Для учащихся были написаны учебники по изучению крымско-татарского и крымчакского языков, которые впоследствии помогли восстановить практически утраченный язык крымчакского народа.

Introduction. Representatives of the Crimean intellectuals in different historical epochs for studying and preservation of traditions of training and education at different people of the Peninsula

were engaged in collecting, generalization and systematization of pedagogical knowledge. Well-known Crimean teachers and educators, as a rule, studied the pedagogical traditions of the people they represented. This article examines the biography of the first Crimean educator I. S. Kay and the features of his educational activities. A characteristic of his scientific papers on local history, Ethnography and education, analysis of literature, devoted to the life and work of I. S. Kaya, and the contribution of the teacher in the development of education Krymchaks in the late XIX — first third XX century.

Materials and Methods. During the research the following methods were used: historical, literary, analytical, descriptive, etc. the Methodological basis consists of the works of I. V. Achkinazi, M. Gurdjieff, N. Karabach, D. I. Rebi and other researchers who covered the historic events that took place in the period of life of I. S. Kaya, and the role played by krymchak educator in them.

Conclusions. I. S. Kaya, a representative of the Crimean intelligentsia of the late XIX—the first third of the XX century, was an extraordinary person and a man with a difficult fate. He was the first krymchak to receive higher education and speak six languages. His scientific activity was reflected in ethnographic, local history and pedagogical works. Educational activity of the researcher was to create a charitable society, the organization and conduct of the national census of Crimeans in 1913, he opened several Crimean schools in the Crimea. For students textbooks were written on the study of the Crimean Tatar and Crimean languages, which later helped to restore the almost lost language of the Crimean people.

Ключевые слова: И. С. Кая, крымчак, просветительско-образовательная деятельность, крымчакский язык, педагог, крымская интеллигенция.

Keywords: I. S. Kaya, krymchak, educational activities, krymchak language, teacher, Crimean intelligentsia.

Введение

Образование можно назвать самой нестабильной и модифицируемой сферой деятельности человека. За весь исторический период своего существования сфера образования постоянно изменялась и преобразовывалась посредством многочисленных реформ, целью которых являлось поддержание уровня образования согласно требованиям времени. В настоящее время модернизация российского образования направлена на повышение качества образовательных услуг посредством поиска новых педагогических технологий и методик преподавания. Но, как известно, все новое — это хорошо забытое старое. Поэтому ученые и педагоги, просветители и общественные деятели обращались и обращаются к традициям воспитания, используя педагогический опыт различных народов в современном образовательном пространстве.

Для Крыма, где, как известно, проживают представители более чем 150 этносов, неисчерпаемым потенциалом педагогических идей являются традиции народного воспитания в современной образовательной практике. Для изучения и сохранения традиций обучения и воспитания у разных народов полуострова представители крымской интеллигенции в разные исторические эпохи занимались сбором, обобщением и систематизацией педагогических знаний для своей дальнейшей просветительской и педагогической деятельности.

Как правило, известные крымские педагоги и просветители занимались изучением педагогических традиций того народа, представителем которого они являлись. Так, ярким представителем крымской интеллигенции конца XIX — первой трети XX в. был первый крымчакский просветитель и педагог Исаак Самуилович Кая. Учитель математики, этнограф, основатель первой крымчакской школы, автор учебников крымско-татарского и крымчакского языков, гражданин и патриот своей страны, человек со сложной судьбой.

Целью данной статьи являются изучение жизнедеятельности первого крымчакского просветителя Исаака Самуиловича Кая, характеристика его научных трудов, систематизация и анализ его просветительской и педагогической деятельности, а также вклад педагога в развитие образования крымчаков в конце XIX — первой трети XX в.

Методология

В ходе исследования использовались следующие методы: исторический, литературно-аналитический, описательный, биографический и т. д. Методологической базой послужили труды И. В. Ачкинази, М. Гурджи, Н. Коробач, Д. И. Реби и других ученых, освещавших исторические события, современником которых был И. С. Кая, а также роль, которую играл крымчакский просветитель в них.

Анализ исследований и публикаций. Круг исследователей, занимавшийся изучением биографии, педагогической и просветительской деятельности И. С. Кая, достаточно узок. Как правило, это представители крымчакской интеллигенции, ученики и последователи Исаака Самуиловича, члены крымчакского культурно-просветительского общества «Кърымчахлар», основанного в 1989 г. Основные работы относятся к концу XX — началу XXI в.

Первые сведения о крымчакском исследователе встречаются в статье С. А. Вайсенберга «Исторические гнезда Кавказа и Крыма», опубликованной на страницах краеведческого журнала «Еврейская старина» в 1913 г. [5, с. 60].

По мотивам воспоминаний внучки И. С. Кая Наталии Коробач в газете «Вечерняя Одесса» (1990 г.) была опубликована статья под названием «Крымчаки» [12]. В ней Наталия поделилась отдельными фактами из биографии своего знаменитого деда.

В 1990 г. начинает издаваться научный журнал «Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии», учредителем которого выступила Лаборатория по изучению этнической истории Крыма Симферопольского государственного университета им. М. В. Фрунзе. Журнал публиковал статьи по археологии, истории и этнографии Крыма. Во втором выпуске ежегодника, в 1991 г. появляется статья научного сотрудника Крымского отделения института востоковедения Национальной академии наук Украины И. В. Ачкинази «Крымчаки. Историографический обзор по публикациям XIX — начала XX в.» [3]. В данной работе автор перечисляет и дает краткую характеристику литературных источников, посвященных крымчакскому народу. В числе первых просветителей крымчаков И. В. Ачкинази называет И. С. Кая и подробно характеризует его научные работы и публикации.

Девятью годами позже, в марте 2000 г., И. В. Ачкинази выпустил монографию «Крымчаки. Историко-этнографический очерк» [2]. Книга представляет собой глубокое исследование по истории и культуре крымчаков, рассказывает о зарождении, формировании и этнической истории этноса. На страницах монографии автор описывает отдельные события и факты из жизни И. С. Кая, перечисляет его заслуги в сфере образования и просвещения крымчаков, дает подробный анализ научных трудов исследователя.

В 2001 г. Крымское республиканское общество «Кърымчахлар» выпускает сборник «Крымчаки». Авторы-составители Д. И. Реби и В. М. Ломброзо размещают статью «Просветитель И. С. Кая», где опираются на упомянутые ранее воспоминания Наталии Коробач. Кроме того, данный сборник содержит отрывок из неопубликованной рукописи И. С. Кая 1936 г. «Крымчаки» [16, с. 29-33].

Давид Реби, один из последних носителей крымчакского языка, в 2004 г. издает книгу «Крымчакский язык. Крымчакско-русский словарь» [18] с кратким описанием языка. В предисловии автор выражает благодарность И. С. Кая за написанный им учебник для крымчакских школ, который помог Д. И. Реби восстановить практически утраченный крымчакский язык. Созданный автором словарь дополнили слова из учебников И. С. Кая 20-30-х гг. XX в.

С 2005 г. Крымским обществом крымчаков издается научно-популярный, литературно-художественный альманах «Кърымчахлар». В его выпусках содержится как этнографический материал, публицистика, письма, мемуары, так и литературное творчество, фотографии крымчаков.

К 120-летию со дня рождения И. С. Кая (2007 г.) на страницах альманаха печатается статья Михаила Гурджи «Гражданин, ученый, человек» [6]. Автор статьи — единственный современный профессиональный историк-крымчак, уроженец Симферополя, ныне проживающий в Израиле. В своей публикации М. Гурджи подробно описывает нелегкую жизнь крымчакского просветителя, характеризует его с различных позиций: как ученого, педагога, гражданина, героя своего времени.

В книге Д. И. Реби «Письменное наследие крымчаков», изданной в 2010 г. [19], И. С. Кая упоминается как автор учебников крымско-татарского и крымчакского языков. Кроме того, характеризуется отношение Исаака Самуиловича к крымчакскому языку.

В 2012 г., к празднованию 125-летия со дня рождения И. С. Кая, в альманахе «Кърымчахлар» была опубликована статья почетного председателя Крымского культурного просветительского общества крымчаков «Кърымчахлар» Юрия Пурима «Вехи жизни Исаака Кая» [17]. В данной публикации автор описал биографию известного крымчака, опираясь на воспоминания внучки Н. Коробач и ученого-краеведа В. Гурковича.

«Он подарил детям букварь на родном языке» — так называется статья С. Ефремовой в газете «Крымские известия» за 2017 г. [7]. В публикации рассказывается о мероприятии, посвященном 130-летию со дня рождения И. С. Кая, в Народном музее крымчаков имени И. Ачкинази.

Результаты

Исаак Самуилович Кая родился в городе Феодосия 18 октября 1887 г в семье небогатого мелкого лавочника Самуила Кая. Отец занимался продажами керосина в небольшой собственной лавке. Мать, будучи слепой, занималась домашними делами и воспитанием сына. В 1894 г семья переехала в Карасубазар (Белогорск). Еще в детстве у Исаака наблюдается «тяготение к наукам» [16, с. 29]. Он успешно окончил начальные классы Толмуд-Торы (религиозной школы иудеев) в Карасубазаре, где проявил способности к математике, изучал древнееврейский язык. Способности мальчика привлекли внимание представителей крымчакской общины. И. С. Кая был одним из первых крымчаков, получивших систематическое образование за счет крымчакской общины Карасубазара [2, с. 23]. Он уезжает в город Вильно (Вильнюс), где обучается в учительской семинарии.

По окончании семинарии в 1907 г Кая возвращается в Симферополь, где занимается репетиторством. В семье одного из своих учеников знакомится со своей будущей женой — Ольгой Юдовной Хондо.

В 1909 г. Исаак Самуилович с женой переезжают в Карасубазар. На базе местной Толмуд-Торы, которая к тому времени пришла в упадок, он организовывает школу для крымчакских детей, в которой с 1911 по 1922 г. работает и учителем, и заведующим. Ольга Юдовна поступает на работу учителем русского языка.

С этого момента начинается педагогическая и просветительская деятельность Исаака Самуиловича Кая, человека энциклопедических знаний, владеющего несколькими иностранными (арабским, персидским, древнееврейским), а также русским, крымско-татарским и крымчакским языками.

В начале XX в. в жизни крымчакских общин важную роль выполняли различные благотворительные общества, которые помогали беднейшим слоям населения [2, с. 106]. И. С. Кая в 1910 г. инициирует создание и становится во главе правления благотворительного общества крымчаков «Ойзер-Далим» в Симферополе. Деятельность общества заключалась в предоставлении ссуд, организации курсов по обучению неграмотных крымчаков, продаже угля в рассрочку бедным крымчакским семьям.

Во время визита в Крым в 1912 г. доктора С. А. Вайсенберга, который проводил ряд этнографических исследований среди караимов и крымчаков полуострова, И.С. Кая передал исследователю список из 85 крымчакских фамилий, сопроводив его собственными пояснениями относительно происхождения крымчаков и их фамилий. Впоследствии ученый охарактеризовал Исаака Самуиловича как «одного из усерднейших поборников просвещения и насаждения современной культуры при сохранении, однако, всего хорошего старого среди своих соплеменников» [5, с. 60].

В 1913 г. в Карасубазаре состоялся I Съезд крымчаков. К сожалению, ни материалов, сообщающих о причинах созыва съезда, ни документов самого съезда не сохранилось [2, с. 106]. По некоторым данным можно предположить, что И. С. Кая был одним из организаторов данного съезда, в ходе которого была выдвинута идея о проведении национальной переписи крымчаков в Крыму и за его пределами.

Двадцатишестилетний учитель разработал перечень вопросов (более 50) для переписных листов, которые отражали информацию о составе семьи, возрасте ее членов, месте проживания, уровне образованности, месте работы, происхождении, семейных преданиях, ценных предметах-реликвиях, хранящихся в крымчакских семьях и т. д. [2, с. 108] (рис. 1).

В 1951 г. в письме к Е. И. Пейсаху И. С. Кая вспоминал: «Силами крымчакских обществ такая перепись была проведена в 1913 г. Материалы этой переписи в виде заполненных опросных листов хранились у меня. Боясь за их сохранность я предложил Гос Музею этнографии в г. Ленинграде/адрес: Инженерная 4 или кажется Михайловская площадь/взять материалы переписи на хранение. У меня есть опись сданного в Музей материала, где числится: листов — 1 566, лиц мужского пола — 2 714, жен. пола — 2 563, всего душ — 5 282. Опись снабжена печатью музея и подписью «Зав. Евр. Секцией Гос. Муз. Этнографии Пульнера» от 9 мая 1940 года.

...Нашей переписью 1913 года не были охвачены только Симферопольские крымчаки, что объясняется существовавшими там двумя «джемаатами», которые группировались около «зенгилер каалы» и «фукарилер каалы». Мы несколько раз съезжались в Симферополе, чтобы примирить эти группы, но все было напрасно, и Симферопольские крымчаки в 1913 году так и остались не переписанными» [20].

Рис. 1. Опросный лист национальной переписи крымчаков 1913 г., И. С. Кая (из личного фотоархива Н. Коробач)

В 1921 г. голод вынуждает переехать семью Кая в Симферополь. Исаак Самуилович работает учителем русского языка в русских и крымско-татарских школах. В то же время педагог учится на вечернем отделении Таврического университета на факультете «Востоковедение».

В течение 20-х гг. XX в. в Симферополе открываются две крымчакских школы с русским языком обучения, в организации которых И. Кая принял непосредственное участие.

В 1929 г. Кая снова становится студентом, теперь уже Симферопольского педагогического института. Продолжая обучать детей, он осваивает математику и уже до конца жизни посвящает себя этой специальности.

Очередной переезд, теперь из Симферополя в Керчь, состоялся у семьи педагогов в 1931 г. Исаак Самуилович получает должность завуча и учителя математики в татарском секторе школы, а Ольга Юдовна — учителя русского языка. Но недолго ей пришлось прожить в новом городе. В 1939 г. Ольга Юдовна скоропостижно скончалась.

В 1941 г. в оккупированном Крыму фашисты начали массовый расстрел крымчаков. По оперативным данным фашистов, с 16 ноября по 15 декабря 1941 г. было уничтожено 2 604 крымчака в Евпатории, Симферополе и Феодосии [2, с. 122]. В Керчи крымчаков регистрировали отдельно от евреев в связи с непонятностью их происхождения. Инициативная группа в составе нескольких крымчаков (А. С. Мизрахи, И. С. Кая, М. С. Токатлы и др.) 25-26 ноября 1941 г. провела встречу, на которой было принято решение предоставить в гестапо научные труды Исаака Кая о крымчаках и их происхождении. Вероятно, после предоставления информации фашистскими властями Керчи был послан запрос в Берлин для выяснения обстоятельств. К концу декабря 1941 г. гестапо определилось с судьбой крымчаков, наметив их уничтожение на 3 января 1942 г., о чем свидетельствуют документы, найденные в помещениях керченского гестапо и городской управы, в освобожденном от фашистов городе в ходе проведения Керченско-Феодосийского десанта 30 декабря 1941 г. [2, с. 123].

17-18 января 1942 г. немецкими захватчиками было уничтожено 468 крымчаков Карасубазара. По воспоминаниям З. Я. Борохова, с января по середину мая 1942 г., когда Керчь была временно очищена от фашистов, смогли эвакуироваться 826 человек — чуть больше половины из общего числа зарегистрированных крымчаков. Оставшаяся часть после ухода советских войск в конце июня 1942 г. уничтожена у Аджимушкайского переезда [2, с. 123].

Для семьи И. С. Кая, как и для большинства других семей того времени, военные годы обернулись личной трагедией. Пропал без вести младший сын Яков. Старший сын Лев, окончивший до войны Ленинградский химико-технологический институт и по причине инвалидности не призванный в армию, работал главным инженером на кислородно-компрессорной станции. В 1942 г получил необоснованное обвинение, был репрессирован и провел 10 лет в тюрьме.

После эвакуации И. С. Кая оказался в Алма-Ате, где по памяти восстанавливал практически утраченный в Керчи личный архив, состоявший из редких книг, рукописей, этнографических материалов.

Когда закончилась война, Исаак Самуилович переехал в Краснодар к дочери Кларе и устроился учителем математики в среднюю школу № 28. Советская власть запретила известному крымчаку въезд в Крым как автору учебников крымско-татарского языка.

В 1948 г. семья Кая переезжает на постоянное место жительства в Одессу, где Исаак Самуилович становится преподавателем математики в первом офицерском училище.

В послевоенное время термин «крымчак» оказался под запретом. В паспортах у крымчаков в графе национальность появились записи «еврей», «татарин», «цыган». Благодаря стараниям И. С. Кая, в Большой советской энциклопедии появляется небольшая заметка о «малочисленной народности, проживающей главным образом в городах Крымской области УССР (Симферополь, Севастополь, Керчь, Феодосия) и на Кавказе (Новороссийск, Сухуми)» [4, с. 562]. 30 марта 1956 г. И. С. Кая умирает. Больное сердце, которое столько пережило и на лечение которого у Исаака Самуиловича никогда не было времени, не смогло больше служить крымчакскому просветителю. Похоронен педагог в Одессе на Третьем еврейском кладбище.

Всю свою жизнь этот человек посвятил своему народу: изучал происхождение, традиции и обычаи крымчаков, занимался их образованием, сохранил крымчакский язык.

Первая публикация И. С. Кая состоялась в 1914 г. в журнале «Еврейская старина» (г. Санкт-Петербург). Заметка являлась переводом двух жалованных грамот (ярлыков от татарских ханов) крымчакам Карасубазара, датированных 1597 и 1742 гг., и называлась «Ханские ярлыки, данные крымчакам» [11, с. 102-103].

В этом же году, но уже в издании «Вестник еврейского просвещения», автор публикует статью «Народное образование у крымчаков». В ней И. С. Кая характеризует отличия крымчаков от российских евреев: «В настоящее время материнским языком крымчаков является татарский язык, чем крымчаки существенно отличаются от остальных евреев, ... еще и произношением древнееврейского текста: у крымчаков принято «сефардийское» произношение, а у «российских» евреев — «ашкеназийское» [9, с. 76].

Автор сетует на чрезвычайно низкий уровень культурного развития крымчаков, приписывая данное явление татарскому влиянию. Взрослое население крымчаков практически поголовно безграмотно, ни один крымчак не получил высшего образования, и всего пятеро имеют среднее. Как следствие — отсутствие прослойки интеллигенции. При этом крупных капиталистов и предпринимателей тоже нет, почти все крымчаки — мелкие ремесленники и торговцы.

Обучение детей ограничивается беглым чтением древнееврейского текста в Библии и умением переводить наиболее легкие слова на татарский язык. Этим занимался «реби» — учитель-крымчак, имевший свою школу—«мидраш». Гигиеническое состояние этих школ было ужасающим: «.Пол земляной, свод бревенчатый и покатый, с одной стороны он ниже человеческого роста, с другой — чуть выше; два окна находятся на высоте полуаршина от пола, площадь пола чуть больше квадратной сажени, ... посредине стоит жестяная печь, вокруг печи столы . «Реби», не переставая, курит табак, проголодавшиеся дети тут же завтракают, разбрасывая остатки завтрака около себя» [9, с. 77].

По мнению И. С. Кая, крымчаки полностью безразличны к обучению своих детей, особенно девочек. «Необходимо возбудить в массах крымчаков интерес к школьному вопросу, заставить их проникнуться важностью школьного дела и видеть в нем залог своего возрождения как духовного, так и материального», — говорит автор [9, с. 79]. Данная статья, описывающая состояние образования крымчаков в начале XX в., стала началом образовательно-просветительской деятельности выдающегося крымчакского исследователя.

В 1916 г., опять же в «Еврейской старине», публикуется статья «Крымчаки. Этнографический очерк (по личным наблюдениям)». В начале статьи И. С. Кая выводит не употреблявшийся ранее термин «туземные евреи», имея в виду крымчаков, и таким образом формулирует свое отношение к происхождению малого этноса. Далее он описывает черты сходства крымчаков и татар: язык,

национальную одежду, устройство дома, кушанья, нравы и обычаи, в частности свадебный обряд. Очень подробно описываются религиозные обряды и праздники крымчаков, посещения синагоги, древние рукописи и памятники крымчакской старины.

В заключительной части статьи И. С. Кая предлагает свой перевод некоторых страниц сочинения А. С. Фирковича «Авне Зиккарон», где рассказывает о насильном изъятии и присвоении караимами старинных рукописей и Библии крымчаков, произошедших в 40-х гг. XIX в. Данный инцидент помог караимам «.при решении вопроса об их гражданских правах в России. Караимы в России, как известно, являются полноправными гражданами, между тем как крымчаки наравне со всеми евреями лишены многих гражданских прав» [8, с. 407]. Эта публикация означала признание И. С. Кая как этнографа и краеведа [6, с. 34].

Отнесение крымчакского языка (чагатай) к кыпчакской группе тюркских языков делает его очень близким и похожим к караимскому и крымско-татарскому языкам. Крымчакский этнограф считал, что крымчаки разговаривают на крымско-татарском языке. Естественно, он прекрасно видел разницу между крымчакским и татарским языками, но приписывал это вопиющей неграмотности крымчаков, «не умеющих говорить правильно» [19, с. 309].

С 1923 г. в программу школ 2-й ступени и профтехнических школ в Крыму вводится обязательное изучение татарского языка. В ответ на возникшую потребность в 1924 г. в Крымиздате в соавторстве с А. Одабашем И. С. Кая издает «Руководство для обучения крымско-татарскому языку», которое было переиздано дважды в 1925 и 1926 гг. Данный учебник был допущен Академическим советом Крымнаркомпроса к употреблению в школах, письменный язык осуществлялся с помощью арабского алфавита.

В предисловии к 1-му изданию авторы дают краткий обзор тюрко-татарских наречий вообще и крымско-татарских наречий в частности. Авторы используют в своем руководстве наречие, «близкое более к наречию степных жителей, на котором есть богатая народная литература» [13, с. 4]. В конце книги приводятся образцы, а также сравнительно-грамматические формы других татарских наречий, которые употребляются в Крыму.

Все вошедшие в издание грамматические формы и слова приведены в конце книги в виде таблиц и краткого словаря. По словам авторов, «предлагаемое «Руководство» — первый опыт в своем роде, и он, несомненно, будет иметь свои недочеты, которые будут замечены при применении «Руководства». Всякие указания о замеченных недостатках нами будут приняты с большой благодарностью» [13, с. 4].

По результатам руководства во второе издание учебника вносятся следующие изменения: уделяется значительно большее место татарской азбуке, которая снабжается в целях наглядности иллюстрациями; увеличивается шрифт текстов; добавляется возможность использования руководства в качестве самоучителя, так как теперь все упражнения снабжены переводами как с татарского на русский, так и с русского на татарский язык.

В предисловии ко 2-му изданию авторы обращают внимание на то, что «происходившая недавно конференция татарских работников просвещения по вопросам «о татарском алфавите, о правописании, о наречии» постановила изъять те буквы, которые не имели соответствующих звуков в татарском языке» [14, с. 3]. В учебном пособии происходит знакомство с исключенными буквами на отдельном небольшом материале. Кроме того, конференция установила 9 новых татарских букв, но отсутствие в типографии новых шрифтов не позволило внести их в учебник.

Для удобства пользования книгой, кроме татарско-русского словаря, появляется еще и обратный русско-татарский словарь в объеме слов, вошедших в пособие.

Учитывая опыт работы в школе с учебником, в третье издание авторы внесли некоторые изменения: увеличили грамматический материал, сократили размеры упражнений для переводов, с целью увеличения татарского литературного материала внесли ряд новых стихотворений и несколько анекдотов, увеличили словарь до 800 слов [15, с. 3].

Кроме филологической, И. С. Кая продолжает вести и этнографическую работу. Так, в 1926 г. исследователь издает на крымско-татарском языке арабским шрифтом статью «Крымчаки в Крыму и дело их просвещения». Исаак Самуилович дает разъяснения по поводу письменности крымчаков в прошлом: данный народ на протяжении нескольких веков пользовался древнееврейским алфавитом, адаптировав его к звукам тюркского языка.

В «Известиях Таврического общества истории, археологии и этнографии» 1927 г. появляется его статья «По поводу одной крымчакской рукописи». В данной публикации этнограф раскрывает

понятие «крымчак», определяет период, когда впервые этот термин был упомянут в письменных источниках. Предметом настоящей статьи выступила рукопись, принадлежавшая, «как в ней значится, «святой общине Карасу», и представляет из себя «протокольную запись» всякого рода дел, рассматривавшихся в общине крымчаков города Карасубазара, как частного, так и общественного значения, — в период времени от 1785 до 1797 года» [10, с. 102].

Сохранился и датированный 1928 г рукописный отзыв В. И. Филоненко о работе И. С. Кая «Крымчаки, их быт и письменность» (20 ноября 1928 г). Отметив, что автор использовал «богатейший фактический материал, собранный весьма тщательно и довольно обстоятельно проработанный», рецензент заметил, что «было бы гораздо интереснее, если бы из всей массы народных песен автор выбрал бы только те, которые свойственны по языку крымчакам». Также в рецензии помещена характеристика библиографической части работы И. С. Кая [1, с. 21].

В 1927 г. вопрос о необходимости перехода на латинскую графику народов, использовавших арабский алфавит, был решен властями без учета мнения нацменьшинств. В результате И. С. Кая издает в 1928 г. первый учебник для начальных крымчакских школ на латинском алфавите, дополненный знаками, обозначающими некоторые звуки крымчакского языка.

В 1930 г. в соавторстве с Р. М. Муллиной И. С. Кая издает рабочие книги для учебника татарского языка для русских школ 2-й ступени с 7-го по 9-й класс на латинице. И заключительным изданием 1931 г. на крымско-татарском (крымчакском) языке становится книга, опубликованная в соавторстве с Р. М. Муллиной, А. П. Мурлыкиным и К. Т. Тохтаровым, — «Руководство по изучению крымско-татарского языка». Более учебников для крымчакских школ не выпускалось.

Исаак Самуилович продолжает свою работу над начатой темой этнографии крымчаков и в 1936 г. завершает ее трудом «Крымчаки». В данной работе автор обобщает исследования известных ученых, таких как А. И. Самойлович, С. С. Заболотный, С. А. Вайсенберг. Отдельно рассматриваются обычаи и традиции народа, суеверия крымчаков и национальная кухня. Дается характеристика современного состояния крымчаков, их уровня культуры и образования: «В жизнь начинает входить новый быт, который в значительной степени захватил и небольшую по численности массу крымчаков... Насколько раньше в крымчакском быту роль синагоги была велика, настолько эта роль сейчас совершенно исчезает. В 1930 г. антирелигиозное движение среди крымчаков приняло массовые размеры» [16, с. 33]. Рукопись, к сожалению, так и осталась неопубликованной.

Уже после войны в Краснодаре крымчакский педагог обобщил свой двадцатипятилетний педагогический опыт в статье «Организация урока (из личного опыта)». Данный труд имеет неоценимый методический потенциал, однако он тоже не был опубликован.

Последняя его работа «Крымчаки и их народное творчество» написана в соавторстве с профессором В. И. Филоненко в 1955 г. в Одессе. В эту работу включен ряд песен обрядного, исторического и бытового содержания малого народа Крыма — крымчаков.

Заключение

По результатам проведенного исследования можно говорить о том, что Исаак Соломонович Кая, представитель крымской интеллигенции конца XIX — первой трети XX в., был неординарной личностью и человеком со сложной судьбой. Он был первым крымчаком, получившим высшее образование, владевшим шестью языками. Посвятив свою жизнь служению народу, он не имел права жить и умереть на родной земле.

Его научная деятельность получила отражение в этнографических, краеведческих и педагогических трудах. К сожалению, не все они были опубликованы, их рукописи хранятся в частных архивах.

Просветительская деятельность исследователя заключалась в создании благотворительного общества, организации и проведении национальной переписи крымчаков в 1913 г., а также открытии нескольких крымчакских школ на территории Крыма. Были написаны учебники по изучению крымско-татарского и крымчакского языков, которые впоследствии помогли восстановить практически утраченный язык крымчакского народа. И. С. Кая был не столько теоретиком, сколько практиком, применяя написанные учебники в собственной педагогической деятельности и постоянно совершенствуя их.

Вклад крымчакского педагога в развитие системы образования Крыма первой половины ХХ в. неоценим, ведь благодаря его деятельности практически безграмотный и бесправный народ получил возможность развиваться и образовываться наравне с другими крымчанами.

Литература

1. Асанова У. К. Этнографические исследования Таврического общества истории, археологии и этнографии: историографический аспект 1920-1930 гг. // Сверщина в юторп Укра'ни : материалы Восьмой науч.-практ. конф. Киев ; Глухов, 2009. Вып. 2. С. 18-23.

2. Ачкинази И. В. Крымчаки. Историко-этнографический очерк. Симферополь, 2000. 192 с.

3. Ачкинази И. В. Крымчаки. Историографический обзор по публикациям XIX - начала XX в. // Материалы по археологии, истории и этнографии Таврии. Симферополь, 1991. Вып. II. С. 165-181.

4. Большая советская энциклопедия. М., 1953. Т. 23. С. 562.

5. Вайсенберг С. А. Исторические гнезда Кавказа и Крыма (Из отчета о летней поездке 1912 г.) // Еврейская старина.

1913. Т. 6., Вып. 1. С. 51-69.

6. Гурджи М. Гражданин, ученый, человек // Кърымчахлар (Крымчаки). 2007. № 2-3. С. 32-37.

7. Ефремова С. Он подарил детям букварь на родном языке // Крымские известия. 2017. 7 ноября (№ 201).

8. Кая И. С. Крымчаки. Этнографический очерк (По личным наблюдениям) // Еврейская старина. СПб., 1916. Вып. I. С. 398-407.

9. Кая И. С. Народное образование у «крымчаков» // Вестник еврейского просвещения. 1914. № 29 (Март). С. 76-79.

10. Кая И. С. По поводу одной крымчакской рукописи // Известия Таврического общества истории, археологии и этнографии (бывш. Таврической ученой архивной комиссии) / под ред. Н. Л. Эрнста. Симферополь, 1927. Т. 1 (58-й). С. 100-105.

11. Кая И. С. Ханские ярлыки, данные крымчакам // Еврейская старина. 1914. Вып. I. С. 102-103.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12. Коробач Н. Крымчаки // Вечерняя Одесса. 1990. 5 ноября.

13. Одабаш А., Кая И. С. Руководство для обучения крымско-татарскому языку. Симферополь, 1924. 108 с.

14. Одабаш А., Кая И. С. Руководство для обучения крымско-татарскому языку. Симферополь, 1925. 194 с.

15. Одабаш А., Кая И. С. Руководство для обучения крымско-татарскому языку. Симферополь, 1926. 214 с.

16. Просветитель И. С. Кая (По мотивам воспоминаний внучки И. С. Кая Наталии Коробач) // Крымчаки. Симферополь, 2001. С. 29-33.

17. Пурим Ю. Вехи жизни Исаака Кая // Кърымчахлар (Крымчаки). 2012. № 7. С. 65-66.

18. Реби Д. И. Крымчакский язык. Крымчакско-русский словарь. Симферополь, 2004. 224 с.

19. Реби Д. И. Письменное наследие крымчаков. Симферополь, 2010. 344 с.

20. РЭМ СР, ф. 8, оп.1, д.10, л. 6-7; Пейсах, 1968.

References

1. Asanova U. K. Etnograficheskie issledovaniya Tavricheskogo obshchestva istorii, arheologii i etnografii: istoriograficheskij aspekt 1920-1930 gg. [Ethnographic studies of the Tauride society of history, archeology and Ethnography: the historiographic aspect of 1920-1930]. Materials of the Eighth Scientific Practical Conference "Sivershchyna in the history of Ukraine". Kiev, Glukhov, 2009, iss. 2, pp. 18-23. (In Russian).

2. Achkinazi I. V. Krymchaki: Istoriko-etnograficheskij ocherk [Krymchaks: Historical and ethnographic essay]. Simferopol, 2000, 192 p. (In Russian).

3. Achkinazi I. V. Krymchaki. Istoriograficheskij obzor po publikaciyam XIX - nachala XX v. [Krymchaks. A Historiographic Review of Publications of the 19th — early 20th century]. Materials on Archeology, History and Ethnography of Tavria. Simferopol, 1991, iss. II, pp. 165-181. (InRussian).

4. Bol'shaya sovetskaya enciklopediya [Great Soviet Encyclopedia]. Moscow, 1953, vol. 23, pp. 562. (In Russian).

5. Weissenberg S. A. Istoricheskie gnezda Kavkaza i Kryma (iz otcheta o letnej poezdke 1912 g.) [Historical Nests of the Caucasus and the Crimea (from the report on the summer trip of 1912)]. Jewish Antiquity, 1913, vol. 6, iss. 1, pp. 51-69. (In Russian).

6. Gurdji M. Grazhdanin, uchenyj, chelovek [A Citizen, A Scientist, A Man]. Qrimgahlar (Krymchaks), 2007, no. 2-3, pp. 32-37. (In Russian).

7. Yefremova S. On podaril detyam bukvar' na rodnom yazyke [He Gave Children a Primer in Their Native Language]. Crimean News, 2017, November 7, no. 201. (In Russian).

8. Kaya I. S. Крымчаки. Этнографический очерк (по личным наблюдениям) [Krymchaks. An Ethnographic Essay (From Personal Observations)]. Jewish Antiquity, 1916, iss. I, pp. 398-407. (In Russian).

9. Kaya I. S. Narodnoe obrazovanie u «krymchakov» [Public Education of the "Krymchaks"]. Bulletin of the Jewish Enlightenment,

1914, no. 29 (March), pp. 76-79. (In Russian).

10. Kaya I. S. Po povodu odnoj krymchakskoj rukopisi [Regarding one Krymchak manuscript]. Journal of Taurida Society of History, Archeology and Ethnography (formerly Taurian Scientific Archival Commission). Edited by N. L. Ernst. Simferopol, 1927, vol. 1 (58th), pp. 100-105. (In Russian).

11. Kaya I. S. Hanskie yarlyki, dannye krymchakam [Khan's Yarliqs Issued to Krymchaks]. Jewish Antiquity, 1914, iss. I, pp. 102103. (In Russian).

12. Korobach N. Krymchaki [Krymchaks]. Evening Odessa, 1990, November 5. (In Russian).

13. Odabash A., Kaya I.S. Rukovodstvo dlya obucheniya krymsko-tatarskomu yazyku [Guide for Learning the Crimean Tatar language]. Simferopol, 1924, 108 p. (In Russian).

14. Odabash A., Kaya I. S. Rukovodstvo dlya obucheniya krymsko-tatarskomu yazyku [Guide for Learning the Crimean Tatar language]. Simferopol, 1925, 194 p. (In Russian).

15. Odabash A., Kaya I. S. Rukovodstvo dlya obucheniya krymsko-tatarskomu yazyku [Guide for Learning the Crimean Tatar language]. Simferopol, 1926, 214 p. (In Russian).

16. Prosvetitel' I. S Kaya (Po motivam vospominanij vnuchki I. S. Kaya Natalii Korobach) [The Enlightener I. S. Kaya (Based on the memories of Natalia Korobach, granddaughter of I.S. Kaya)]. Krymchaks. Simferopol, 2001, pp. 29-33. (In Russian).

17. Purim Yu. Vekhi zhizni Isaaka Kaya [Milestones in the life of Isaac Kaya]. Qrimgahlar (Krymchaks), 2012, no. 7, pp. 65-66. (In Russian).

18. Rebi D. I. Krymchakskij yazyk. Krymchaksko-russkij slovar' [The Krymchak Language. Krymchak-Russian Dictionary]. Simferopol, 2004. 224 p. (In Russian).

19. Rebi D. I. Pis'mennoe nasledie krymchakov [The written Heritage of Krymchaks]. Simferopol, 2010. 344 p. (In Russian).

20. REM SR, f. 8, op. 1, d. 10, l. 6-7; Peisach, 1968. (In Russian).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.