Научная статья на тему 'Иркутский период в деятельности Русской православной Церквив якутском крае (1731-1852 гг. )'

Иркутский период в деятельности Русской православной Церквив якутском крае (1731-1852 гг. ) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
145
75
Поделиться
Ключевые слова
ПРАВОСЛАВИЕ / ЯКУТСКИЙ КРАЙ / СИНОД / РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ / ИРКУТСКАЯ ЕПАРХИЯ / ЕПИСКОП / КОНСИСТОРИЯ / ДУХОВНОЕ ПРАВЛЕНИЕ / АРХИЕРЕЙ / ТРЕБЫ / МИССИОНЕРСТВО / МОНАСТЫРЬ / БЛАГОЧИННЫЙ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Юрганова Инна Игоревна

Рассмотрены государственно-церковные отношения в XVIII-нач. XIX вв., причины включения Якутии в состав Иркутской епархии; определены территориальные границы Иркутской епархии и количество храмов. Обосновано привилегированное положение епархии в Синодальном ведомстве как самой восточной и самой крупной, так как власть, понимая важность распространения государственной религии на востоке страны и закрепление этих территорий за Россией, уделяла епархии особое внимание и оказывала материальную помощь. Представлен перечень Иркутских и Якутских епархиальных архиереев, рассмотрены их визиты в Якутию, в т. ч. и миссионерские. Впервые в историографии собраны сведения о деятельности Якутского духовного правления местной канцелярии духовных дел по образу и подобию духовных консисторий, подчиненного Иркутской епархии, определены его обязанности, в т. ч. административные, хозяйственные и делопроизводственные и источники содержания, дано представление о функциях благочинного. Отмечено, что зависимость якутского духовенства от решений из Иркутска приводила к объёмной переписке, а отдаленность края стала причиной долговременного решения дел. Якутия, находящаяся на периферии епархии, одной из последних узнавала об изменениях и нововведениях в духовном ведомстве. Таким образом, включение Якутского края в состав Иркутской епархии и создание органа духовного управления свидетельствуют о распространении и укреплении православия на территории Северо-Востока Азии.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Юрганова Инна Игоревна,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Иркутский период в деятельности Русской православной Церквив якутском крае (1731-1852 гг. )»

УДК 27-1 (091)(571.56)»731/852» И. И. Юрганова

ИРКУТСКИЙ ПЕРИОД В ДЕЯТЕЛЬНОСТИ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ В ЯКУТСКОМ КРАЕ (1731-1852 гг.)

Рассмотрены государственно-церковные отношения в XVIII-нач. XIX вв., причины включения Якутии в состав Иркутской епархии; определены территориальные границы Иркутской епархии и количество храмов. Обосновано привилегированное положение епархии в Синодальном ведомстве как самой восточной и самой крупной, так как власть, понимая важность распространения государственной религии на востоке страны и закрепление этих территорий за Россией, уделяла епархии особое внимание и оказывала материальную помощь. Представлен перечень Иркутских и Якутских епархиальных архиереев, рассмотрены их визиты в Якутию, в т. ч. и миссионерские. Впервые в историографии собраны сведения о деятельности Якутского духовного правления - местной канцелярии духовных дел по образу и подобию духовных консисторий, подчиненного Иркутской епархии, определены его обязанности, в т. ч. административные, хозяйственные и делопроизводственные и источники содержания, дано представление о функциях благочинного. Отмечено, что зависимость якутского духовенства от решений из Иркутска приводила к объёмной переписке, а отдаленность края стала причиной долговременного решения дел. Якутия, находящаяся на периферии епархии, одной из последних узнавала об изменениях и нововведениях в духовном ведомстве. Таким образом, включение Якутского края в состав Иркутской епархии и создание органа духовного управления свидетельствуют о распространении и укреплении православия на территории Северо-Востока Азии.

Ключевые слова: православие, Якутский край, Синод, Русская православная церковь, Иркутская епархия, епископ, консистория, духовное правление, архиерей, требы, миссионерство, монастырь, благочинный.

I. I. Yurganova

Irkutsk Period in Russian Orthodox Church Activity in Yakut Territory (1731-1852)

The state-church relations in the XVIII-beginning of the XIX centuries, reasons of the inclusion of Yakutia in the Irkutsk

diocese are observed. Territorial boundaries of the Irkutsk diocese and the number of temples are defined, the privileged position

of the diocese in the Synod Office as the most eastern and the largest one is proved. The position is proved since the government, understanding the importance of the national religion sharing in the country’s East and securing the territories by Russia, paid special attention to the diocese and provided material assistance. The list of Irkutsk and Yakut diocesan hierarchs is presented, their visits, including missionary, in Yakutia are considered. For the first time in the historiography the information about activities of the Yakut spiritual government - local Office of Religious Affairs in the image and likeness of spiritual consistories subordinated by Irkutsk diocese is collected, its responsibilities, including administrative, economic and clerical and content sources are defined, detailed description of rural dean functions is given. It is noted that the dependence of the Yakut clergy on decisions from Irkutsk resulted extensional correspondence and the distance of the region led to a lasting solution of cases. Yakutia, which is located on the periphery of the diocese, one of the last learned about the changes and innovations in the spiritual department. Thus, the inclusion of the Yakut region to the Irkutsk diocese and the creation of a body of spiritual control indicates dissemination and strengthening of Orthodoxy in the North-East of Asia.

Key words: Orthodoxy, Yakut region, Synod, Russian Orthodox Church, Irkutsk diocese, bishop, consistory, spiritual reign,

hierarch, occasional offices, missionary, monastery, rural dean.

ЮРГАНОВА Инна Игоревна - к. и. н., н. с. Института гуманитарных исследований и проблем малочисленных народов Севера СО РАН.

E-mail: inna.yurganova@mail.ru

YURGANOVA Inna Igorevna - Candidate of Historical Sciences, Scientific Researcher of the Institute of Humanitarian Researches and Problems of the Indigenous Peoples of the North, the Siberian Branch of Russian Academy of Sciences.

E-mail: inna.yurganova@mail.ru

Введение

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

История православной церкви в Якутии остается одной из мало изученных направлений отечественной исторической науки. События, произошедшие в стране в течение последних десятилетий, дают возможность современным историкам на основе изучения сохранившихся архивных документов более объективно и многоаспектно рассматривать исторические и историко-культурные процессы

истории православия как в имперской России, так и на её окраинах. Включение Якутии в состав Русского государства связано с деятельностью Русской православной церкви: миссионерской, учебно-просве-

тительской, приходской, переводческой и т. д. Исследователи независимо от методологических

установок и конфессиональной принадлежности признавали вклад православия в развитие народов Якутского края, но вместе с тем опубликовано незначительное количество трудов по истории

православия в Якутском крае, в которых иркутский период деятельности Русской православной церкви являлся предметом самостоятельного исследования [1] .

Церковно-административная принадлежность Якутии

В церковно-административном отношении Якутский край последовательно входил в состав Тобольской, Иркутской и Камчатской и самостоятельной Якутской и Вилюйской епархий [2, с. 11-12]. Более века (1731-1856 гг.) духовенство Якутии находилось в подчинении Иркутской епархиальной власти, когда Иркутская епархия являлась самой территориально крупной восточной церковно-

административной единицей, охватывающей два континента.

В начале XVIII в. Россия переживала значительные события, в ходе которых формировался новый облик государства. Одной из значимых по своим последствиям была реформа Русской православной церкви. Ранее все попытки московских царей установить власть над церковью были нарушением нормы, которая в отношениях «государство - церковь» являлась симфонией, унаследованной от Византии. Требовалось сломать сложившееся веками церковное управление, состоявшее из соборного начала и первосвятительского возглавления, подчинить церковное управление государству, включив его в состав аппарата управления, в связи с чем церковная политика Петра была «более характеристична, чем даже национальная» [3, с. 267].

В 1721 г. был издан манифест об учреждении «Духовной коллегии, то есть Духовного соборного правительства», при решении вопроса о молитвенном возглашении нового церковного правительства было принято решение о названии его греческим словом «синод». В государственном делопроизводстве России появился термин «ведомство православного вероисповедания». Создание государственного органа для управления церковными делами не могло не вызвать неодобрения епископата, и в первое десятилетие после создания Синода большая часть епископов побывала в тюрьмах, была расстрижена и подверглась битью кнутом [3, с. 270]. В результате реформы Русская православная церковь утратила свою независимость, и представители духовенства,

наряду со светскими чиновниками, получали жалование из казны. Логическим оформлением и завершением петровской модернизации взаимоотношений «государство - церковь» стали указы императрицы Екатерины II о секуляризации церковного землевладения, лишившие духовенство основного источника доходов. Была установлена классификация российских епархий: три епархии во главе с митрополитами были отнесены к первому классу, восемь во главе с архиепископами - ко второму и пятнадцать во главе с епископами - к третьему.

В 1708 г. сибирскому и тобольскому митрополиту после его многочисленных просьб было разрешено иметь помощника - викария Тобольской митрополии. Кафедра викария должна была находиться в г. Иркутске, с титулованием его епископом Иркутским и Нерчинским. В управление иркутского архиерея были переданы города Иркутск, Нерчинск, приходы Селенгинска и Удска с уездами [4]. В 1727 г. императрица утвердила указ Синода об образовании из викариатства Тобольской митрополии новой «местной» Иркутской епархии. Города Якутск, Охотск, Илимск и Камчатка с округами оставались в составе Тобольской митрополии и, следовательно, территория епархии была значительно меньше территории провинции [5].

Первый иркутский епископ Иннокентий (Кульчицкий), стремясь укрепить и расширить епархию, ходатайствовал перед Синодом о причислении к ней Якутского Спасского и Троицкого Селенгинского монастырей, и с 1731 г. Якутск, Киренск, Илимск с уездами, а также Балаганск и Охотск переходят в подчинение к иркутским архиереям в качестве отдельных заказов, а епископы иркутские получают титулование епископов Иркутских, Нерчинских и Якутских [6].

К 1733 г. в юрисдикции Иркутской епархии состояло 72 храма и 8 монастырей [7]. После 1733 г. в Иркутскую епархию были переданы камчатские церкви [8].

В 1796 г. в состав Иркутской епархии были включены Аляска и Алеутские острова - Русская Америка, освоение которой началось с середины XVIII в., было создано Кадьякское викариатство Иркутской епархии. Но практическая деятельность викариатства реализована не была, и в 1799 г. оно было упразднено, а православные храмы Русской Америки были подчинены иркутскому архиерею. К концу XVIII в. в состав епархии была включена Пекинская духовная миссия, и Иркутская епархия стала самой крупной церковной областью в Российской империи.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

После разделения Сибирского генерал-губернаторства в 1822 г. Иркутская епархия, расположенная на востоке Сибири, расширила свои

границы за счет включения территории Енисейской губернии (Красноярское, Енисейское и Канское духовные правления), и её территория составила 10,5 млн кв. км, составив почти половину империи. Епархия из 3-го была переведена во 2-й класс и иркутский епископ возведен в сан архиепископа [9].

В 1822 г. был издан «Устав об управлении инородцев», регулирующий правовые отношения коренного населения Сибири. В отдельной главе третьей части Устава, посвященной вопросам православия, указывалось, что инородцы, не исповедующие православие, имеют право свободного отправления своих религиозных потребностей, духовенство обязано «поступать по правилам кротким, одними убеждениями без малейших принуждений», светские власти - контролировать и не допускать «стеснения» инородцев под предлогом их обращения в православие, а также «не подвергать инородцев никаким взысканиям если они, исповедуя Христианскую веру, окажутся по невежеству в упущении церковных обрядов» [10, с. 394-416]. Специфика проживания в Якутии диктовала свои условия соблюдения церковных обрядов, и гражданская власть вынуждена была учитывать эти обстоятельства. Уставом признавался факт существования в Сибири нехристианского населения. Подобная толерантность явно противоречила позиции официальной церкви, действия которой ограничивались «кроткими правилами» без принуждения. Очевидно, что государственная политика в сибирском регионе была направлена, прежде всего, на вовлечение населения в сферу деятельности Российской империи.

Важным событием стало создание особой епархии на крайнем востоке Сибири и в американских колониях империи во главе с епископом Камчатским, Курильским и Алеутским. К середине XIX в. территория Иркутской епархии, в связи с выделением из её состава самостоятельных церковноадминистративных единиц, сократилась до размеров, в которых она была образована, и территориальное сокращение было связано, прежде всего, с укреплением положения православия в Восточной Сибири.

Привилегированное положение Иркутской епархии

Следует отметить особое положение Иркутской епархии в синодальном ведомстве. Время, когда Якутский край в церковно-административном отношении являлся частью Иркутской епархии, отмечено в истории православия России как период преобразований в Русской православной церкви. Положение Иркутской епархии можно назвать особым, так как власть, понимая важность распространения государственной религии на востоке страны и

закрепление этих территорий за Россией, уделяла епархии особое внимание и оказывала материальную помощь.

Разрешение храмостроительства, при его ограничении в европейской части империи, государственное обеспечение являются обоснованиями привилегированности Иркутской епархии, которую, кроме прочего, освобождали от сбора и предоставления в Синод сведений экономического характера. Это освобождение, с одной стороны, затрудняет исследовательские возможности определения финансового положения епархии, но в то же время свидетельствует о её дотационности.

В 1782 г. был издан императорский указ о ежегодном выделении для Иркутской губернской канцелярии по 100 руб. «на составление капитала для построения церквей, обращающихся из Якутского народа в христианскую веру», отмечалось, «выделение в течение десяти «лет по 100 рублей» для ремонта церковных строений и приобретение церковной утвари. Этот указ стал дополнением к Указу Сената 1742 г., предусматривавшему выделение государственных средств на строительство храма в Верхневилюйской волости [11, с. 751-752].

Данные переписи епархий, проведенной Синодом по указу императрицы Екатерины II, позволяют установить динамику развития епархии и давать сравнительную характеристику численности прихожан как в масштабах империи, так и в пределах Иркутской епархии [9]. Согласно переписи 1784 г., в Российской империи православие исповедовали 21672201 человек, которых обслуживала 21 141

церковь в 33 епархиях. Следовательно, в среднем в одной епархии действовало 640 церквей и проживало 656 733 прихожанина. В Иркутской епархии

положение было иным: действовало 145 церквей (0,7 % от общего количества в империи) и на огромной территории проживало 173 247 прихожан (1,6 % от общей численности). Помимо этого,

Иркутская епархия, самая восточная и самая крупная, была одной из малообеспеченных и нуждающихся в помощи со стороны центральной власти.

В 1799 г. была проведена перепись православных храмов Российской империи с учетом изменения епархиальных границ. По итогам переписи в Иркутской епархии действовало 182 церкви, в том числе в г. Якутске - 6, Охотске - 1, Олекминске - 1, Жиганске - 1, Зашиверске - 1, Гижиге - 1, что являлось показателем роста епархии, т. е. за 15 лет было открыто 27 храмов [12].

При создании Иркутской епархии предполагалось, что она будет существовать, как и другие епархии, за счет внутренних средств. В указе об образовании епархии все храмы, находившиеся на её территории, были обязаны вносить ежегодную плату на её

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

содержание, размер которой определялся достатком прихода. Собранные суммы должны были обеспечить финансирование архиерейского дома и приказа, духовной консистории и других церковных учреждений. Годовой сбор по епархии в 1728 г. составил 105 руб. 24 коп. В 1732 г., после включения в состав епархии Якутского заказа, эта сумма возросла до 296 руб. 43 коп., что было недостаточно для содержания епархиальных структур, и в дальнейшем содержание архиереев, епархиальных органов и учреждений, а также значительное церковное строительство епархии финансировалось синодальным ведомством. Регулярное финансирование получали также вошедшие в штат монастыри и духовная семинария [9].

В указе императрицы Елизаветы Петровны (1748 г.) отмечено, что «ведомости требовать не велено от Иркутской епархии, за которой архиерейских вотчин не имеется, а довольствуется определенным из казны жалованием» [10, с. 110-111]. Другие направления деятельности епархии финансировались Синодом только по мере необходимости. После мероприятий по секуляризации ежегодное содержание Иркутской епархии, по смете хозяйственного управления Синода, составляло 4232 руб. в год.

Иркутские архиереи

В течение почти полутора столетий вхождения Якутского края в состав Иркутской епархии (1731-1852 гг.) на иркутской кафедре сменилось десять архиереев: Иннокентий (Кульчицкий)

(1727-1731 гг.), Иннокентий II (Нерунович) (17321747 гг.), Софроний (Кристалевский) (1753-1771 гг.), Михаил (Миткевич) (1772-1789 гг.) и Вениамин (Багрянский) (1789-1814 гг.), Михаил II (Бурдуков) (1814-1830 гг.), Ириней (Несторович) (1830-1831 гг.), Мелетий (Леонтович) (1831-1835 гг.), Иннокентий III (Александров) (1835-18338 гг.) и Нил (Исакович) (1838-1853 гг.). Епархиальные архиереи определяли церковную политику в регионе, личность епископа накладывала отпечаток на жизнь епархии. На иркутскую кафедру, как правило, назначали «широкообразованных и высоконравственных представителей духовенства» [9, с. 40].

Якутия была удостоена чести посещения трех иркутских епископов: Иннокентия (Неруновича),

Софрония (Кристалевского) и Нила (Исаковича). Визит епископов оформлялся как церковный праздник, ему сопутствовали торжественные встречи архиерея, праздничные богослужения, крестные ходы. Священнослужители должны были предоставлять для проверки документацию прихода, в том числе исповедные росписи, клировые ведомости, проповеднический журнал и приходно-расходные книги [13]. Расходы по содержанию главы епархии и его свиты несла принимающая сторона. Так, длитель-

ное пребывание в Якутске и на Вилюе Иннокентия (Неруновича) вызвало недовольство, и «местные жители стали уже гласно выражать перед ним, что присутствием его тяготятся» [14, с. 325].

Архиереи Иркутской епархии, имевшей в своем составе нехристианское население, выступали в

роли миссионеров-проповедников. Следует обратить внимание на подробные наставления, выданные епископом Иннокентием (Неруновичем) в 1735 г. при назначении священника А. Слепцова в Зашиверскую церковь управляющим монастырем. Главной темой инструкции Слепцову является христианизация

местного населения и, в том числе, «защита новокрещенных от нахальных сборщиков ясака» [15, с. 188-189]. Мысль о необходимости открытия школы при монастыре стала основным содержанием наставлений якутскому архимандриту. Епископом

была определена судьба детей якутского духовенства: по сложившейся практике их забирали либо на казачью, либо на военную службу (как неучей), «отныне, - писал епископ Иннокентий в Якутскую воеводскую канцелярию, - сего не будет. Но чтоб обучающихся в школах... оставляли в звании, приобретаемом ими по рождению» [15, с. 188-189]. Очевидно, юноши из духовного сословия должны были со временем заменить своих отцов и решить проблему обеспечения уезда духовными кадрами, что и было реализовано спустя полтора столетия.

Второй визит Неруновича в Якутию состоялся в 1741 г. Интересно, что епископ, оставив кафедру, находился на берегах Лены и Вилюя в течение двух лет, благословив, кроме прочего, строительство храмов в Верхневилюйском остроге, в Жиганском (часовни) и Колымском зимовьях, Амгинской слободе и освящение Иоанно-Предтеченской церкви в г. Якутске [15].

Как указывает «Краткое житие» епископа

Софрония (Кристалевского), прибывшего в Якутск в 1756 г., он «достойных [представителей духовенства - И. Ю.] рукополагал тут же во священный сан, наказывал, запрещал и переводил нерадивых., к которым он был строг. Знакомясь с паствой, он видел тоже большие непорядки: прихожане не умели держать себя в храме: вели разговоры и чинили служению немалое помешательство» [16, с. 8-9].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В 1834 г. Якутск посетил известный сибирский миссионер архиепископ Нил (Исакович). Результатом этой поездки стало создание в крае двух походных церквей с постоянным штатом. Ознакомившись с состоянием дел, архиепископ счел необходимым

подать ходатайство в Синод об «изыскании возмож-

ностей» обеспечения края кадрами священнослужителей, результатом которого стало назначение

выпускников и воспитанников семинарий центральных губерний на вакантные места в Камчатскую

епархию (в состав которой в 1852 г. был включен Якутский край) [17, д. 1673].

Якутское духовное правление

В ХУШ-первой половине XIX вв. якутское духовенство имело свой орган территориального управления - Якутское духовное правление.

Законодательные акты империи и источники не содержат сведений о его создании, но документы позволяют проследить наличие в переписке грифа правления [17]. Вероятно, значительность расстояний и удаленность от епархиального центра вызвали необходимость образования местной канцелярии духовных дел по образу и подобию духовных консисторий - присутственных мест,

учрежденных в 1741 г. и действующих при епархиальных архиереях.

Якутское духовное правление находилось в подчинении иркутской духовной консистории. Заседания правления протоколировались и были достаточно частыми. По журналам заседаний правления

удалось выявить количество заседаний за апрель-июнь 1833 г. Так, в марте было проведено 14 заседаний, в апреле - 17, в мае - 21, в июне - 24. Всего за рассмотренный период состоялось 76 заседаний духовного правления, т. е. его члены собирались через день [17]. Руководство правлением осуществлял глава духовной власти Якутии -настоятель Спасского монастыря. Источники позволяют установить численный и именной состав членов правления в этот период: архимандрит-

наместник монастыря и два священника. Журнал заседаний составлялся по определенной форме, с наличием делопроизводственных реквизитов (даты и времени заседания, подписей, резолюций и т. д.). Заметим, что часто заседания правления проводились «в десять часов по полуночи».

Изучение источников позволяет сделать вывод об увеличении объёма документооборота Якутского духовного правления [17]. Деятельность духовного правления заключалась в осуществлении, прежде всего, делопроизводственных функций: приема

и пересылки документации, сбора и отправки запрашиваемых сведений, контроля за церковными службами и основными документами (метрическими книгами, исповедными росписями). Зависимость от решений из Иркутска приводила к объёмной переписке, а отдаленность края - к долговременному решению дел. Якутия, находящаяся на периферии епархии, одной из последних узнавала об изменениях и нововведениях в духовном ведомстве, и её взаимоотношения с епархиальными властями состояли в основном в получении копий решений Синода и духовной консистории и отправке отчетной документации. На основании журналов заседаний правления можно определить тематику рассматривае-

мых вопросов: о назначении священников, разрешении вступления в брак и разводах, доставке и выдаче метрик и клировых ведомостей, подписке на церковную прессу, церковной отчетности. На заседаниях рассматривались письма, отношения и обращения иркутской духовной консистории, якутской гражданской власти и рапорты благочинных. Во второй половине ХУШ в., после императорского указа об обязательном увещевании преступников священниками, духовное правление, кроме прочего, направляло священнослужителей в Якутскую тюрьму «для увещевания впадающих в разные преступления» [18, Л. 7].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Неисполнение членами правления своих обязанностей влекло за собой наказания. В 1836 г. члены и письмоводитель Якутского духовного правления решением Иркутской духовной консистории были оштрафованы «за неозначение сущности указа, так как исходящие бумаги должны быть составлены со всевозможной ясностью и точно» [17, Д. 790, Л. 1].

Выявлены документы о выплате жалования членам правления и его канцелярским служителям. В 1831 г. настоятель монастыря архимандрит Вениамин обратился за разъяснением к иркутскому архиерею: «на каком основании Якутское Духовное Правление собирает от каждой церкви и из каких доходов на его [правление - И. Ю.] содержание», указывая, что «собираемая сумма ... по дороговизне в тамошнем крае на жизненные припасы необходима для поддержания состояния приказнослужителей» [17, Д. 217]. Резолюция иркутского архиепископа содержала указание «действовать по-прежнему впредь до усмотрения». В 1830 г. в правление поступил указ архиепископа о сборе сведений от церквей, расположенных недалеко от Якутска и их согласии на выделение средств из своих доходов на оплату труда членов правления и его канцелярии.

В обязанности духовного правления также входило обеспечение причтов всем необходимым для исполнения церковных треб: вином, ладаном, свечами т. д. Для отправки требных принадлежностей в приходы, особенно дальние, духовное правление обращалось за помощью к гражданским властям. Финансирование осуществляло Якутское уездное казначейство [17]. В начале XIX в. правлением совместно с гражданской властью Якутии была проведена работа по упорядочению кладбищ в якутских селениях. Очевидно, что в этот период крещенные якуты уже отказались от практики захоронения умерших в арангасах (на ветках деревьев), но захоронения в земле носили беспорядочный характер и не огораживались. В 1826 г. областное и духовное правления утвердили «порядок, чтобы при каждом якутском наслеге было

учреждено, одно или два места [кладбища - И. Ю.] в приличном отдалении» [17, Д. 399].

В этот же период в церковных документах встречается упоминание о благочинных. Должность благочинного была учреждена в 1744 г., первая «инструкция благочинному» относится к 1745 г. Благочинный назначался по усмотрению епархиального архиерея из приходских настоятелей в сане протоиерея, реже священника. Благочиннический округ, находившийся в ведении благочинного, состоял из 10-13 приходов; если приходов было больше, назначался помощник благочинного [19]. Обязанности благочинного заключались в надзоре за храмами и духовенством благочиннического округа, контролем за исполнением распоряжений духовных властей. В 1830 г. Иркутской духовной консисторией было издано распоряжение об обязательном обращении всех церковнослужителей по всем вопросам к своему благочинному, а не к духовному начальству [17]. Оплата труда благочинных обеспечивалась сборами приходского духовенства. К началу XIX в. в Якутской области действовало 3 благочиния: Градо-Якутских церквей и 2 уездных. В 1824-1842 гг. функционировало Верхоянское благочиние (закрытое после смерти благочинного Слепцова).

Взаимоотношения светской и духовной власти Якутска ХУШ-начала XIX вв. оставляют желать лучшего. Очевидно, что якутские власти использовали духовенство города для достижения своих целей, а когда просьбы духовных особ приводили к дополнительным хлопотам или расходам, игнорировали их. Так, в 1737-1738 гг. архимандритом Спасского монастыря был составлен список лиц, «небывших на исповеди», включавший как жителей города, так и проживающих за его пределами в зимовьях и улусах, переданный воеводе с просьбой о доставке их в Якутск для исполнения своих христианских обязанностей. Воевода не только не оказал никакого содействия, но и отказался принять бумаги к рассмотрению. В центральной России такое пренебрежение к делам духовным могло повлечь за собой отставку воеводы, но в Якутске, где «до царя далеко, а до бога высоко», подобные факты были рядовым явлением.

Заключение

Более столетия территория Якутии в церковноадминистративном отношении входила в состав Иркутской епархии, самой крупной на тот период в Русской православной церкви, находящейся на особом, привилегированном положении в связи с её отдаленностью и заинтересованностью государства в укреплении православия на восточных рубежах империи. Значительные размеры епархии, отсутствие регулярного транспортного сообщения приводили

к объёмной переписке, а отдаленность края - к долговременному решению дел. Якутия, находящаяся на окраине епархии, одной из последних узнавала об изменениях в духовном ведомстве. Тем не менее, именно в иркутский период Якутия впервые была удостоена епископских визитов.

Отдаленность Якутского края от центра епархии вызвала необходимость создания органа, координирующего и контролирующего деятельность духовного ведомства, и к концу XVIII в. на территории края был сформирован орган духовного управления. Структура духовной власти Якутии выглядела следующим образом: заказчик - духовное правление - благочинные - градское и сельское духовенство.

Л и т е р а т у р а

1. Наумова О. Е. Иркутская епархия. Х^1-перв. пол.

XIX вв. Иркутск, 1996. 145 с.; Шишигин Е. С. Якутская епархия (краткий исторический очерк и проблемы возрождения). Мирный, 1997. 60 с.; Дулов А. В. Иркутская епархия в 1860-1917 гг. - «Из истории Иркутской

епархии» / Сб. научных статей. Иркутск, 1998. С. 82-100; Дулов А. В., Санников А. П. Православная церковь в Восточной Сибири в Х^Енач.ХХ вв. / в 2-х частях. Иркутск, 2006. Ч. 1. - 293 с., Ч. 2. - 323 с.; Юрганова И. И. История Якутской епархии. 1870-1919 гг. (деятельность духовной консистории). - Якутск, 2007. 146 с.

2. Юрганова И. И. История Якутской епархии. 1870-1919 гг. (деятельность духовной консистории). - Якутск, 2007.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Тихомиров Л. А. Монархическая государственность.

- М., 2006.

4. Сулоцкий А. Превращение в Иркутское викариатство Тобольской митрополии, открытое в 1707 г. / Прибавления к Иркутским епархиальным ведомостям. 1868. 16 ноября. № 14.

5. Полное собрание законов Российской империи-1, Т. XXVIII. № 21165.

6. Шишигин Е. С. Якутская епархия (краткий исторический очерк и проблемы возрождения). - Мирный, 1997.

7. Костанов А. И. Документальная история Сибири. XV-сер. XIX вв. Историко-архивоведческое исследование.

- Владивосток, 2007.

8. Калинина И., Медведев С. Духовный вертоград Сибири // Земля Иркутская. - 2000. - № 14.

9. Полное собрание законов Российской империи-1. СПб.,1830. Т. XXXVIII. № 29.

10. Наумова О. Е. Иркутская епархия. XVII-перв. пол. XIX вв. - Иркутск, 1996.

11. Полное собрание законов Российской империи. Собр. 2. Т. 21. № 15586.

12. Российский государственный исторический архив. Ф. 796. Оп. 35. Д. 389.

13. Якутские епархиальные ведомости. 1889. 1 октября. № 19.

14. Прибавления к Иркутским епархиальным ведомостям. 1869. № 26.

15. Прибавления к Иркутским епархиальным ведомостям. 1866.19 марта. № 12.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

16. Краткое житие Софрония, третьего Епископа Иркутского. - Иркутск, 1916.

17. Национальный архив Республики Саха (Якутия). Ф. 225-и. Оп. 1.

18. Государственный архив Иркутской области. Ф. 50. Оп. 7. Д. 30.

19. Цыпин В. История Русской православной церкви. Синодальный и новейший периоды. 1770- 2005. - М., 2006.

R e f e r e n c e s

1. Naumova O. E. IrkutskaiaeparhiiaXVII-perv. pol.

XIX vv. Irkutsk, 1996. 145 s.; Shishigin E. S. Iakutskaiaeparhiia (kratkiiistoricheskiiocherkiproblemyvozpozhdeniia), Mirnyi, 1997. 60 s.; Dulov A. V. «Iz istorii Irkutskoi eparhii»/ Sb.

nauchnyhstatei. Irkutsk, 1998. S. 82-100; Dulov A. V., Sannikov A. P. Pravoslavnaiatserkov’ v Vostochnoi Sibiri v XVII- nach. ХХ vv. / v 2-kh chastiakh. Irkutsk, 2006. Kh. 1. -293 S., Kh. 2. - 323 s.; IurganovaI.I. Istoriia Iakutsko ieparkhii. 1870-1919 gg. (deiatelnost’duhovnoikonsistorii). - Iakutsk, 2007. 146 s.

2. Iurganova I. I. Istoriia Iakutskoi eparkhii. 1870-1919 gg. (deiatelnost’ duhovnoi konsistorii). Iakutsk, 2007.

3. Tikhomirov L. A. Monarkhicheskaia gosudarstvennost’. M.,

2006.

4. Sulotskii A. Prevrashchenie v Irkutskoe vikariatstvo Tobol’skoi mitropolii, otkrytoe v 1707 g. / Pribavleniia k Irkutskim eparkhial’nym vedomostiam.1868. 16 noiabria. № 14.

5. Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi imperii-1, T. XXVIII. № 21165.

6. Shishigin E. S. Iakutskaia eparhiia (kratkii istoricheskii ocherk i problemy vozrozhdeniia), Mirnyi, 1997.

7. Kostanov A. I. Dokumental’naia istoriia Sibiri. XV-ser. XIX vv. Istoriko-arkhivovedcheskoe issledovanie. Vladivostok,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2007.

8. Kalinina I., Medved’ev S. Dukhovnyi vertograd Sibiri. // Zemlia Irkutskaia. 2000. № 14.

9. Polnoe sobranie zakonov Rossiiskoi imperii-1. SPb., 1830. Т. XXXVIII. № 29.

10. Naumova O. E. Irkutskaia eparhiia XVII- perv. pol. XIX vv. Irkutsk, 1996.

11. PolnoesobraniezakonovRossiiskoiimperii. Sobr. 2. Т. 21.№ 15586.

12. Rossiiskii gosudarstvenny iistoricheskii arkhiv. F. 796. Op. 35. D. 389.

13. Iakutskie eparkhial’nye vedomosti. 1889. 1 oktiabria. № 19.

14. Pribavleniia k Irkutskim eparkhial’nym vedomostiam. 1869. № 26.

15. Pribavleniia k Irkutskim eparkhial’nym vedomostiam. 1866. 19 marta. № 12.

16. Kratkoe zhitie Sofroniia, tret’ego Episkopa Irkutskogo. Irkutsk. 1916.

17. Natsional’nyi arkhiv Respubliki Sakha (Iakutiia). F. 225-i. Op.1.

18. Gosudarstvenny iarkhiv Irkutskoi oblasti. F. 50. Op. 7. D.

30.

19. Tsypin V. Istoriia Russkoi pravoslavnoi tserkvi. Sinodal’nyi i noveishii periody.1770-2005. М., 2006.