Научная статья на тему 'Иранский вопрос в контексте американо-российских отношений (2000-2008 гг. )'

Иранский вопрос в контексте американо-российских отношений (2000-2008 гг. ) Текст научной статьи по специальности «Политика и политические науки»

Поделиться
Ключевые слова
США / РОССИЯ / ИРАН / ДЖОРДЖ БУШ-МЛ / GEORGE W. BUSH / ВЛАДИМИР ПУТИН / БУШЕР / ИРАНСКАЯ ЯДЕРНАЯ ПРОГРАММА / ДОКТРИНА БУША / BUSH'S DOCTRINE

Аннотация научной статьи по политике и политическим наукам, автор научной работы — Рыбалко Ольга Константиновна

Статья посвящена американо-российским отношениям в период президентства Джорджа-Буша-мл. Основное внимание в этом контексте уделено позиции США по вопросу российско-иранского сотрудничества. Освещается роль личной дипломатии Дж. Буша-мл. и В. Путина в процессе двусторонних отношений США и России

The Iranian issue in the context of the American-Russian relations (2000-2008)

The article is devoted to American-Russian relations during the period of presidency of George W. Bush. The author focuses on the U.S. position on Russian-Iranian collaboration issue. The role of personal diplomacy of George W. Bush and V. Putin in the process of bilateral relations of U.S.A. And Russia is highlighted.

Текст научной работы на тему «Иранский вопрос в контексте американо-российских отношений (2000-2008 гг. )»

О. К. Рыбалко. Иранский вопрос в контексте американо-российских отношений

МЕЖДУНАРОДНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

удк [94:327](73+47+55) I2000/2008I+929Буш

ИРАНСКИЙ ВОПРОС В КОНТЕКСТЕ АМЕРИКАНО-РОССИЙСКИХ ОТНОШЕНИЙ (2000-2008 гг.)

О. К. Рыбалко

Саратовский государственный университет E-mail: rybalkook@gmail.com

Статья посвящена американо-российским отношениям в период президентства джорджа-Буша-мл. основное внимание в этом контексте уделено позиции СшА по вопросу российско-иранского сотрудничества. освещается роль личной дипломатии дж. Буша-мл. и в. Путина в процессе двусторонних отношений СшА и россии

Ключевые слова: СшА, россия, иран, джордж Буш-мл., владимир Путин, Бушер, иранская ядерная программа, доктрина Буша.

The Iranian Issue in the Context of the American-russian Relations (2000-2008) 0. K. Rybalko

The article is devoted to American-Russian relations during the period of presidency of George W. Bush. The author focuses on the U. S. position on Russian-Iranian collaboration issue. The role of personal diplomacy of George W. Bush and V. Putin in the process of bilateral relations of U.S. A. And Russia is highlighted.

Key words: USA, Russia, Iran, George W. Bush, Vladimir Putin, Bushehr, Iranian Nukes, Bush's Doctrine.

Отношения с Россией занимали особе место во внешнеполитической повестке дня администрации Джорджа Буша-мл. На протяжении двух президентских сроков картина американо-российских отношений менялась от напряженно-прохладной до безоблачно-идиллической и обратно несколько раз. Одно в ней оставалось неизменным - ориентированность Джорджа Буша-мл. на «личную дипломатию» и стремление наладить и сохранить максимально тесный и действенный контакт с Владимиром Путиным.

Начиная с саммита в Любляне в июне 2001 г., когда Буш «взглянул в глаза» российского президента и «смог уловить движение его души»1, он позиционировал Путина как человека, «которому можно доверять» и с которым можно сотрудничать. Буш рассчитывал, что хорошие личные взаимоотношения с российским лидером станут гарантией лояльности российской стороны по отношению к действиям американцев во внешней политике и облегчат процесс достижения необходимых компромиссов. В целом этот расчет был верным - демократическая партийная система в России была еще слишком слаба и неразвита, чтобы с ее помощью можно было продвигать американские интересы, и единственным рычагом влияния явялся глава государства. Однако на пути к взаимопониманию двух президентов постоянно вставал ряд труднопреодолимых противоречий. Одним из них были разногласия по иранскому вопросу.

После революции 1978-1979 гг., сопровождавшейся захватом американского посольства в Тегеране, Соединенные Штаты Америки прервали дипломатические отношения с Исламской Республикой Иран. Приход к власти в Иране шиитского духовенства обернулся для США потерей сильнейшей страны региона, которая раньше, наряду с Сау-

© Рыбалко О. К., 2014

довской Аравией, обеспечивала контроль США в зоне Персидского Залива. Руководство ИРИ взяло курс на изоляционистскую внешнюю политику под лозунгом «Ни Запад, ни Восток, а ислам», разрушив таким образом одну из опор американской стратегии в регионе Большого Ближнего Востока2. Попытка президента М. Хатами в конце 1990-х гг. наладить «диалог цивилизаций» и пойти на сближение с США была пресечена иранскими радикалами и имамом А. Хаменеи, и к моменту президентских выборов в Америке в 2000 г. Иран обозначался во внешнеполитических программах республиканцев как «государство-изгой» с чуждым политическим режимом и враждебными религиозными взглядами, перманентно угрожающее американской безопасности.

В то же время для России Иран традиционно оставался перспективным экономическим партнером и объектом для инвестиций, стратегически важным с точки зрения усиления геополитического потенциала. В 1990-е гг. Иран являлся одним из крупнейших потребителей российской военной продукции. На протяжении многих лет российский бюджет пополнялся за счет продажи иранской стороне вооружений, а в августе 1992 г. было подписано российско-иранское соглашение о сотрудничестве в сфере мирного использования атомной энергии и продолжении ранее приостановленного строительства атомной электростанции в г. Бушер. К тому же, конструктивные отношения с Ираном были необходимы России для стабилизации ситуации на южных границах в условиях чеченского конфликта.

Дж. Буш-мл. столкнулся с необходимостью обозначить свою позицию по вопросу российско-иранских контактов еще на этапе предвыборной гонки. В ноябре 2000 г. разразился скандал, связанный с публикацией в газете «Нью-Йорк Таймс» деталей секретного «соглашения Гор-Черномыр-дин» 1995 г. и последовавшим односторонним расторжением его российской стороной. Согласно этому документу, Россия обязалась к 31 декабря 1999 г. прекратить все поставки вооружения Ирану и не заключать новых контрактов. США со своей стороны обещали не вводить санкций, воспрепятствовавших бы этому сотрудничеству. Газета утверждала, что это соглашение нарушает закон 1992 г., запрещающий поставки оружия Ирану и Ираку и предполагающий введение санкций в отношении государств, вовлеченных в поставку «дестабилизирующих» вооружений Багдаду или Тегерану3. Дополнение 1996 г. к закону о помощи иностранным государствам 1962 г. также предусматривало санкции в отношении стран, поставляющих оружие государствам, поддерживающим терроризм, в категорию которых попадал и Иран.

Обнародование конфиденциальной информации стало предлогом для выхода России из соглашения и демонстрации намерения продолжить продажу оружия Ирану. 3 ноября, за несколько дней до выборов американского пре-

зидента, министр иностранных дел РФ Игорь Иванов направил в госдепартамент США депешу с уведомлением, что Москва не считает себя более связанной секретным «соглашением Гор-Черномырдин». Это послание привело в ярость госсекретаря Мадлен Олбрайт, и, по мнению обозревателя «Вашингтон пост», обеспечило министру иностранных дел России место в «анналах дипломатической наглости»4.

Этот инцидент дал Джорджу Бушу-мл., кандидату в президенты от республиканской партии, повод для обвинения администрации Клинтона вообще и своего главного оппонента Альберта Гора в частности в слабости и неэффективности внешней политики. В одном из выступлений во время избирательной кампании Буш заявил, что Иран - это приют террористов, и любые продажи оружия Тегерану наносят ущерб американской политике: «Мир на Ближнем Востоке согласуется со стратегическими интересами Соединенных Штатов, и любое секретное соглашение, которое дестабилизировало бы обстановку в этом регионе, беспокоит нас»5.

В «Республиканской платформе», опубликованной в июле 2000 г. по итогам Конвента, демократическая администрация вновь обвинялась в том, что «закрывала глаза на коррупцию в российских властных верхах, резню тысяч невинных граждан в Чечне и экспорт опасных российских технологий в Иран». Там же закреплялось обязательство республиканского кандидата в случае избрания «добиться от России сдержанности в своих поставках ядерных и военных технологий в Иран» и убедить Россию «предпочесть длительную стабильность и безопасность одномоментной прибыли» 6.

Придя к власти, Джордж Буш-мл. и его команда с разной степенью резкости вновь обозначили свое отношение к этому вопросу. Министр обороны США Дональд Рамсфельд в интервью открыто назвал Россию частью проблемы по распространению вооружения среди стран-изгоев. Кондолиза Райс напрямую сказала, что действия России представляют опасность для Запада вообще и для европейских союзников США в частности; сам президент Буш, отмечал, что Россия, не являясь более врагом США, все же может быть угрозой безопасности7. Подобная риторика руководства Соединенных Штатов вкупе с бескомпромиссной позицией президента Путина и его активными шагами по сближению со странами, бывшими традиционными партнерами СССР, такими как Куба, Северная Корея, Ирак и Иран, давала политическим аналитикам обеих стран в начале 2001 г. возможность говорить о приближении новой холодной войны8.

Вышеупомянутая встреча двух президентов в Любляне развеяла эти опасения. Лидеры явили изумленной публике обоюдное дружелюбие и стремление к плодотворному партнерскому сотрудничеству. Острые углы, включая вопрос о

О. К. Рыбалко. Иранский вопрос в контексте американо-российских отношений

продаже российского вооружения Ирану, были дипломатично обойдены. Такой резкий поворот в отношении нового американского президента к Владимиру Путину вызвал непонимание и осуждение даже среди его товарищей по партии. В частности, сенатор- республиканец Джесси Хелмс обвинял Буша-мл. «в наивности» и возмущенно отмечал, что такая позиция противоречит усилиям США по изменению политики Кремля9.

Тем не менее, Джордж Буш-мл. отдавал себе отчет в том, что делает, когда выдвигал смелый тезис о «доверии» своему российскому коллеге. Перед главой США стояла важная задача - добиться если не поддержки, то хотя бы непротивления России основным внешнеполитическим задачам республиканской администрации, каковыми были названы развертывание системы НПРО и расширение НАТО на восток. Ради решения этих задач он был готов на время «забыть» о российско-иранских связях. С другой стороны, сотрудничество России с Ираном и вытекающая из этого опасность овладения «страной-изгоем» ядерным оружием могли послужить дополнительными аргументами для выхода США из договора по ПРО 1972 г.

Действия Буша в Любляне быстро принесли свои плоды: сразу после теракта 11 сентября 2001 г., когда Путин первым позвонил в Белый дом с соболезнованиями, российский президент стал главным союзником Дж. Буша-мл. в борьбе с терроризмом. Впрочем, этот союз был обоюдовыгоден. Во-первых, В. Путин добился от своего американского коллеги смягчения позиции по вопросу военных действий в Чечне. Во-вторых, как известно, атака на США привела к формулированию американским президентом так называемой доктрины Бушаы - предтечей новой концепции национальной безопасности. Согласно этой концепции, Иран являлся одной из точек на «оси зла», государством-спонсором терроризма, любые контакты с которым отбрасывали тень на его партнеров. «Если вы укрываете террориста, то вы сами террорист, - заявил Буш-младший. - Если вы готовите или вооружаете террориста, то вы сами террорист. Если вы кормите или финансируете террориста, то вы сами террорист, и тогда вас призовут к ответу Соединенные Штаты и наши друзья»10.

Однако Россия продолжала продавать Ирану обычное вооружение, а также помогать в строительстве атомного реактора в Бушере, не опасаясь обвинений в пособничестве терроризму, так как входила в число «друзей» США. На возмущенные заявления Вашингтона об опасности использования этого реактора для последующего создания ядерного оружия Москва неизменно твердила о мирном характере иранских разработок. Поддержка России в войне с Афганистаном тогда ценилась Бушем выше, чем возможность уменьшить российское влияние в Иране.

В августе 2002 г. американская разведка доложила о построенном в иранском Натанзе заводе

по обогащению урана, а также о ряде других объектов ядерного топливного цикла11. Это усилило существовавшие в США подозрения в намерении Ирана получить ядерное оружие и привело к новому витку критики России и введению экономических санкций против ряда российских компаний, работавших в Иране. Владимир Путин, в свою очередь, выразил сомнение в правомерности подобных действий и в очередной раз заявил, что российская сторона не собирается сворачивать все свои программы сотрудничества с Ираном12.

Некоторые американские аналитики также сомневались в эффективности каких бы то ни было санкций при решении иранской проблемы, считая, что наилучшим выходом будет привлечение Москвы в качестве посредника в диалоге Вашингтона и Тегерана: «Если США всерьез хотят предотвратить прорыв Ирана в сфере ОМУ, то действовать надо через Россию. Американская политика постоянного осуждения российской политики и наложения санкций и штрафов, несомненно, приведет к отказу Кремля в сотрудничестве, хотя это сейчас так необходимо»13.

Дж. Буш-мл., судя по всему, придерживался схожего мнения. Осознавая важность сохранения России в качестве союзника по борьбе с международным терроризмом и высоко оценивая возможности использования ее влияния для давления на Иран, американский президент при личных встречах с В. Путиным, несмотря на существующие разногласия и ропот части политической элиты, демонстрировал прежнее дружелюбие. Даже когда в феврале 2005 г. после братиславского двустороннего заверения Буша и Путина во взаимном личном уважении и объявления американской поддержки вступления России в ВТО, Москва через несколько дней подписала новое соглашение с Ираном о поставке материалов в Бушер, Буш-мл. отреагировал неожиданно невозмутимо: «... Вот что говорит Россия: ладно, мы обеспечим вас ураном, мы сами обогатим его и поставим вам, а затем вернем его обратно. И я высоко ценю этот жест. Я знаю, Владимир Путин осознает, как это будет опасно, если у Ирана появится ядерное оружие. И большинство стран мира тоже это осознают»14.

При этом многие конгрессмены с начала второго президентского срока требовали от Буша-мл. ужесточить свою позицию и перестать потворствовать эгоистичной, антидемократической политике российской стороны15, а известный своими острыми высказываниями Джон Маккейн даже призывал изгнать Россию из рядов «Большой восьмерки» за сделки со «странами-изгоями» и препятствование передачи решения иранского вопроса в Совет Безопасности ООН16.

Однако американский президент всегда предпочитал компромисс с Путиным действиям в русле своей «мессианской доктрины», во всяком случае, на иранском направлении. Дальше декларативных угроз сделать Иран следующим после Ирака объектом американского вооруженного

Международные отношения

83

вмешательства и введения некоторых торгово-экономических санкций как средства противодействия российско-иранскому сотрудничеству дело не пошло, да и сказать, что эти меры значительно ослабили связь России и Ирана, нельзя.

Действия администрации Буша-мл. на Ближнем Востоке принято считать внешнеполитическим провалом. Ориентированность американского президента на «личную дипломатию», его «заигрывания» с Путиным часто становились объектом критики и насмешек. В то же время, в 2005 году, когда американо-российские отношения переживали очередной период похолодания, Стивен Сестанович, старший эксперт Совета по международным отношениям и посол по особым поручениям в странах бывшего СССР в правительстве Клинтона, замечал: «.. .иногда эти личные отношения дают желаемый эффект. На настоящий момент именно личным отношениям мы обязаны тем, что делается по иранскому во-просу»17.

На наш взгляд, не стоит говорить и о полной неэффективности действий администрации Буша-мл. К концу второго президентского срока В. Путина Россия так и не ввела в строй первый энергоблок АЭС в Бушере, что было и остается основным российско-иранским проектом двустороннего сотрудничества. Россия пошла на подписание с Ираном соглашения о возврате отработанного ядерного топлива, что должно было стать гарантией недопущения его использования для создания Тегераном ядерного оружия.

В конечном счете США и Россия сходились во мнении о том, что нераспространение ОМУ является абсолютным приоритетом. Учитывая огромное значение экономического и стратегического партнерства с Ираном для России, сложно сказать, мог ли Буш-мл. добиться на этом направлении большего. К тому же, уступая России право проводить свою политику в Иране и соглашаясь с наличием у нее интересов в этом государстве, Буш-мл. добился для США фактического бездействия (или зачастую чисто риторического сопротивления) России в ответ на односторонний выход из договора по ПРО, расширение НАТО за счет включения в альянс Балтийского региона и смену политических режимов в Палестине, Ливане, Грузии, Украине в рамках осуществления «Плана Свободы», что виделось весьма выгодным «разменом».

Примечания

1 Bruni F. Putin Urges Bush Not to Act Alone on Missile Shield // New York Times. 17 Jun. 2001. Р. 11.

2 Вартаньян Э. Г. Внешняя политика Исламской Республики Иран : отношения с США и иранская ядерная проблема (1990-2009-е гг.) // Международные отношения : история и современные аспекты. Теории и исследовательские практики. Вып. II. М. ; Ставрополь, 2011. С. 178.

3 Broder J. M. Despite a Secret Pact by Gore in '95, Russian Aims Sales to Iran Go On // New York Times. 13 Oct. 2000. Р. A30.

4 Hoagland J. From Russia With Chutzpah // The Washington Post. 22 Nov. 2000. Р. A27.

5 Broder J. M. Bush Leads G. O. P. Criticism of Gore Over Russian Arms // New York Times. 14 Oct. 2000. Р. A19.

6 Republican Platform 2000 // OnlineNewsHour. July 31.

2000. URL: http://www.pbs.org/newshour/bb/election/ july-dec00/platform7.html (дата обращения: 08.12.2013).

7 Isaacs J. Bush II or Reagan III? // Bulletin of the Atomic Scientists. № 3. 2001. P. 30.

8 Montgomery D. Experts are concerned about new Russia-U.S. relationships // Knight-Ridder/Tribune News Service. 19 Jan. 2001.

9 McQuillan L. Senator criticizes Bush on Russia. Helms says president too cozy with Putin // USA Today. 21 Jun.

2001. Р. 01A.

10 Обещания продолжить войну с терроризмом дают обе стороны («The Washington Post», США) // inoCMH. ru 22.11.2001. URL: http://www.inosmi.ru/ untitled/20011122/142238.html (дата обращения: 09.12.2013).

11 Винников А., Орлов В. Между Бушем и Бушером // Россия в глобальной политике. № 2, Март-Апрель 2005. URL: http://www.globalaffairs.ru/number/n_4828 (дата обращения: 09.12.2013).

12 Интервью газете «Нью-Йорк Таймс». 4 октября 2003 года // Президент России. Официальный сайт. URL: http://archive.kremlin.ru/text/appears/2003/10/53439. shtml (дата обращения: 09.12.2013).

13 К вопросу о сотрудничестве по Ирану («The Moscow Times», Россия) // ^СМ^га 11.04.2004. URL: http://www.inosmi.ru/world/20040411/208959. html#ixzz2lYQUEblm (дата обращения: 09.12.2013).

14 Джордж Буш : Я верю слову Путина («The White House», США) // ш^СМИт 29.04.2005. URL: http://www.inosmi. ru/world/20050429/219267.html#ixzz2lt0xP8xx (дата обращения: 09.12.2013).

15 Хилари Клинтон : Мы выпустили из-под контроля ситуацию в России («NBC», США) // ^СМИ. ru. 21.02.2005. URL: http://www.inosmi.ru/ world/20050221/217386.html#ixzz2lssQwlzc (дата обращения: 09.12.2013).

16 Там же.

17 Джордж и Владимир : театр теней («The international Herald Tribune», США) // ^СМ^га 28.02.2005. URL: http://www. inosmi.ru/inrussia/20050228/217556. html#ixzz2lswk7uMO (дата обращения: 09.12.2013).