Научная статья на тему 'Инженерная культура, инновации и создание современного типа богатства'

Инженерная культура, инновации и создание современного типа богатства Текст научной статьи по специальности «Экономическое развитие и рост. Прогнозирование и планирование экономики. Экономические циклы и кризисы»

CC BY
444
63
Поделиться
Ключевые слова
ИННОВАЦИИ / ЭКОНОМИЧЕСКИЙ РОСТ / ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВО / ИНЖЕНЕРНАЯ КУЛЬТУРА

Аннотация научной статьи по экономике и экономическим наукам, автор научной работы — Голдстоун Джек

В статье анализируются механизмы создания современного типа богатства и источники экономического роста. По мнению автора, ключ к созданию современного типа богатства лежит во взаимодействии высококвалифицированных инженеров и предпринимателей, ориентированных на внедрение инноваций.

Engineering culture, innovation, and modern wealth creation

The author analyzes mechanisms of modern wealth creation and the sources of economic growth. According to the author, the key to modern wealth creation lies in effective interaction between high-qualified engineers and entrepreneurs oriented on innovations

Текст научной работы на тему «Инженерная культура, инновации и создание современного типа богатства»

Вопросы методологии

Инженерная культура, инновации и создание современного типа богатства

Джек Голдстоун

Источники экономического роста

Неоклассическая и марксистская (социалистическая) теории по-разному смотрят на источники экономического роста. Неоклассическая парадигма считает наиболее эффективной моделью нерегулируемый рынок, в то время как социалистическая исходит из необходимости государственного вмешательства в рыночные процессы и управления ими в целях достижения общего блага. При этом каждая теория ценна по-своему. С одной стороны, рынок — уникальный механизм координации бизнес-активности, позволяющий достичь максимальной эффективности предприятиям различного профиля. С другой, по мнению исследователей в сфере институциональной экономики, государственное вмешательство часто необходимо для обеспечения общественного блага, сдерживания монополий или олигополий, а также для установления рамочных условий, позволяющих контролировать исполнение законов, деловых обязательств и способствующих открытости в коммуникациях. Благодаря реализации этих мер рынки функционируют без сбоев.

Среди источников экономического роста обе парадигмы выделяют накопление капитала. Однако результаты эмпирических исследований свидетельствуют об ограниченности и ошибочности данного утверждения. Разрушение советской экономики в конце 1980-х гг. фактически было вызвано чрезмерными и непродуктивными инвестициями. Экономика была настолько плохо структурирована и плохо управляема, что чем больше капитала инвестировалось (возможно, 40% ВВП во второй половине 1980-х гг.), тем больше создавалось избыточной продукции низкого качества, которая залеживалась на складах, запасных железнодорожных путях или просто заменяла устаревшие и пришедшие в негодность товары1.

Избыточность капитала была проблемой не только социалистических экономик. В последние годы в США и капиталистических странах Восточной Азии избыточность капитала привела к возникновению финансовых пузырей, взры-

1 Allen, R.C. (2003), Farm to Factory: A Reinterpretation of the Soviet Industrial Revolution, Princeton, NJ: Princeton University Press.

вы которых вызвали отнюдь не рост, а глубокую депрессию. Речь идет об американском кризисе ссудно-сберегательных банков в конце 1980-х гг. и ВосточноАзиатском валютно-финансовом кризисе в конце 1990-х гг.

Что же тогда является истинным источником экономического роста? Модель роста Солоу - Свана была первой, в которой отмечалось, что накопление капиталов в конечном итоге ведет к убывающей доходности и продолжительный рост может быть вызван только технологическими изменениями2. В качестве основного источника авторы таких моделей наряду с внедрением и распространением в экономике технологических изменений выделяли инвестиции в исследования и разработки3.

Поскольку технологические изменения остаются ключевым фактором непрерывного роста, подобные модели часто получают ложную интерпретацию. Во-первых, неверным является то, что простое увеличение инвестиций в исследования и разработки повышает темпы экономического роста, а тем более ведет к увеличению объема капиталовложений в целом. Крупные компании, которые вкладывают деньги в исследования и разработки, не являются основными локомотивами роста в экономике4. Чаще всего подобные компании работают на сложившихся рынках, где товары и услуги производятся в течение длительного времени и потребляются на максимально ожидаемом уровне. В большинстве случаев данные предприятия растут, отвоевывая доли рынка у конкурентов. Для достижения этой цели большинство вложений направляются в исследования и инновации в области маркетинга либо на постепенную модификацию самого продукта. В то же время в настоящий момент возможности для экономического роста за счет расширения производства и освоения новых знаний уже исчерпаны. Пространство для повышения масштабов производства рутинными способами слишком мало. Темпы роста подобных компаний зависят от роста общей численности потребителей и уровня дохода в тех секторах рынков, в которых они работают. Это объясняет, почему крупные компании, действующие на сложившихся внутренних рынках Европы и США, нацелены на то, чтобы вкладывать огромные капиталы в экспансию на развивающиеся рынки таких стран, как Китай. Они надеются быстро захватить их без радикальных изменений в своих продуктах и уже освоенных производственных процессах.

Прорывы, которые приводят к резкому подъему производства, сводятся либо к созданию абсолютно новых товаров или услуг (таких, как самолеты, видеомагнитофоны, портативные персональные музыкальные системы, автоматизированные кассовые аппараты), либо к изменениям в самом процессе производства. Благодаря таким изменениям существующие товары становятся или заметно дешевле, или обретают лучшее исполнение, качество или дизайн. В отличие от той модели постоянного роста производства, которая позволяет предприятию увеличивать рыночную долю за счет установления невысокой це-

2 Solow, Robert M. (1956), A Contribution to the Theory of Economic Growth" Quarterly Journal of Eco-nomics,70, 65-94; Solow, Robert M. (1970), Growth Theory: An Exposition, Oxford: Clarendon Press.

3 Romer, Paul (1986), 'Increasing Returns and Long-Run Growth, Journal of Political Economy, 44, 110-37.

4 Acs, Z. (2002), Innovation and the Growth of Cities, Cheltenham UK and Northhampton, MA, USA: Edward Elgar.

новой премии, основные изменения, касающиеся товаров или производственного процесса, изменяют природу самого рынка.

Повышение качества и улучшение отдельных характеристик товара при сохранении его прежней цены изменяют потребительскую мотивацию. Теперь вместо того, чтобы просто купить новую вещь взамен старой, покупатели стремятся приобрести товар более высокого качества или с новыми характеристиками. Второй способ формирования т. н. нового типа рынка — создание абсолютно нового продукта, в котором есть высокая потребность, — позволяет преодолеть ограничения, имеющиеся на зрелых рынках. В случае если новый товар уникален, его создатели могут рассчитывать на стремительный рост продаж. Поскольку спрос на новинку будет высоким, а предложение ограниченно, то можно будет удерживать высокие цены, что обеспечит высокую прибыль и быстрый рост выпуска продукции. Стоит отметить, что данная ситуация противоположна ситуации на сложившихся и технологически стабильных рынках, для которых характерны невысокая прибыль и постепенный рост.

Крупные компании применяют подобные способы развития редко и только в том случае, если они серьезно инвестируют в производство и продвижение выпускаемых товаров. Компании, занимающие ведущие позиции на своих продуктовых рынках, сталкиваются с высокими рисками, вызванными невозможностью предугадать оптимальные объемы выпуска новой продукции или необходимостью радикально изменить производственную технологию. Поэтому, выбирая между рисками, которые сопутствуют запуску нового продукта, и возможностью постепенно получать прогнозируемую прибыль от производства и распространения продукции по наработанной схеме, компании чаще всего выбирают второе. Главный толчок к росту производства дают малые или средние компании, выходящие на новые рынки. Выживание и рост подобных компаний полностью зависят от их способности разработать уникальный товар или технологию5.

Таким образом, отличительной особенностью современных экономик является то, что источниками роста выступают не крупные компании, доминирующие в определенных секторах рынка, а небольшие компании, которые развиваются и выходят на лидирующие позиции6. За последние несколько десятилетий такими лидерами стали Microsoft, Dell, Intel, Cisco, Nokia, Honda, Toyota, Airbus, Wal-Mart и другие подобные компании. Именно они, а не такие гиганты, как General Motors, Xerox или AT&T, генерировали наивысший рост занятости и экономического развития.

Необходимо также отметить, что развитие малого и среднего бизнеса не только характеризуется ростом отдельных компаний, но и приводит к заметным изменениям в региональном и национальном масштабах. Чтобы создавать, продвигать продукцию и помогать управлять бизнесом, быстро растущим компаниям, во-первых, нужны поставщики из смежных отраслей, специалисты в области рекламы, маркетинга, медиа, логистики, транспорта, банковских и страховых услуг. А во-вторых, они стремятся создавать добавленную стоимость

5 Baumol, William J. (2002), 'Entrepreneurship, Innovation and Growth: The David-Goliath Symbiosis, Journal of Entrepreneurial Finance and Business Ventures, 7, 1-10.

6 Acs, Z. (2002), Innovation and the Growth of Cities, Cheltenham UK and Northhampton, MA, USA: Edward Elgar.

и развивать бизнес на основе внедрения новых продуктов и технологии. Так, появление нового метода выплавки более дешевой или качественной специализированной стали будет способствовать росту прибыли в традиционных или новых отраслях, которые производят продукцию из стали.

Кроме того, деятельность подобных быстрорастущих компаний и связанных с ними компаний (поставщиков, грузоперевозчиков, дистрибьюторов) стимулирует спрос на строительные услуги, новые потребительские товары и сервисы. В результате вокруг инновационных центров возникают динамичные региональные экономики.

Резюмируя вышесказанное, следует отметить, что экономический рост в современном мире достигается не в результате накопления капитала, инвестиций в основной капитал, исследования и разработки. Источником экономического роста является внедрение успешных инноваций, направленных на развитие производства через создание нового товара или новой производственной технологии. В некотором смысле этот вывод был сформулирован еще Йозефом Шумпетером и впоследствии проиллюстрирован результатами ряда современных эмпирических исследований7. Однако складывается впечатление, что к настоящему моменту результаты данных исследований не усвоены из-за повышенного интереса к неоклассическим или эндогенным моделям экономического роста, не учитывающих опасность для долгосрочного экономического развития, которая может возникнуть в случае нерегулярности инвестиций.

Регион, желающий пробудить или усилить экономический рост, таким образом, должен быть нацелен не столько на привлечение инвестиций, которые могут оказаться неэффективными, сколько на привлечение инноваций. Именно компании, которые успешно внедряют инновации, получают крупномасштабные инвестиции. Именно они успешно осваивают их, создавая тем самым условия для быстрого роста. Кроме того, нельзя не учитывать роль кумулятивного эффекта, который дает развитию экономики поэтапное и непрерывное внедрение продуктовых или технологических инноваций, включая исследования и разработки, финансируемые крупными компаниями. Об этом было написано в ряде работ8. Среди примеров — автомобильная промышленность, авиакосмическая промышленность, строительство, производство микрочипов, бытовой электронной техники, металлургия. То есть те сферы, где в результате непрерывных инноваций был создан продукт более высокого качества.

Таким образом, может быть два пути эффективного внедрения инноваций. Это происходит либо в тех случаях, когда новый продукт создается благодаря поэтапному усовершенствованию технологий, либо когда разрабатываются принципиально новые способы производства товаров или предоставления услуг, а сами товары и услуги меняются поэтапно. Например, путь непрерывного

7 Florida, R. (2002), The Rise of the Creative Class, New York: Basic Books; High, J.C., (2004), 'The Roles of Entrepreneurship in Economic Growth" In H. de Groot, P. Nijkamp and R.R. Stough (eds), Entrepreneurship and Regional Economic Development, Cheltenham, UK and Northampton, MA, USA: Edward Elgar.

8 Nelson, R.R. and S.G. Winter, (1982), An Evolutionary Theory of Economic Change, Cambridge, MA: Harvard, Belknap Press; Nelson. R.R. (ed.) (1993), National Innovation Systems: A Comparative Analysis, Oxford and New York: Oxford University Press; Rosenberg, N. (1994), Exploring the Black Box: Technology, Economics, and History, Cambridge: Cambridge University Press.

постепенного развития с момента своего возникновения прошло автомобилестроение. Хотя основной продукт — автомобиль — остается неизменным на протяжении уже ста лет, усовершенствование компонентов и материалов предоставило автовладельцам новые удобства и изменило внешний вид транспортного средства. Издание легкового автомобиля, заменившего другие виды транспорта, стало толчком к созданию новой отрасли и возникновению компаний-автогигантов. При этом начиная с 1950-х гг. ни одной новой автомобильной компании не удавалось преуспеть благодаря предложению принципиально нового продукта или производственной технологии на развитых рынках Европы и США. И в то же время по мере постепенного развития технологии выпуска легковых автомобилей маленькая компания Toyota превратилась в лидера отрасли благодаря оптимизации производственного процесса — так называемого метода бережливого производства9.

Все вышесказанное показывает, как трудно разграничить радикальные инновации, которые способствуют созданию новых товаров и технологий, и инновации, которые внедряются постепенно, но в то же время также способствуют развитию новых отраслей либо развитию уже существующих компаний. Но как бы то ни было, именно инновации, а не просто увеличение объема инвестиций в производство уже существующей продукции остаются главным источником экономического роста.

Предпочтение другим источникам экономического роста отдает так называемая модель сравнительного преимущества. Если у страны есть уникальные возможности для выпуска какой-то продукции (минеральное, сельскохозяйственное сырье или трудовые ресурсы в объеме, превышающем уровень обеспеченности ими других стран), то, скорее всего, эта продукция производится с наименьшими затратами. В результате экономика страны растет благодаря экспорту товаров, который она производит с наивысшей эффективностью, и импорту товаров, которые необходимы для внутреннего потребления.

Тем не менее есть ряд проблем, связанных с реализацией этой модели. Во-первых, она предполагает, что страны могут относительно легко экспортировать ту продукцию, в выпуске которой они наиболее эффективны, а также свободно импортировать нужную им продукцию. Но, несмотря на увеличение масштабов свободной торговли, такой режим остается чем-то вроде утопического идеала, нежели существует в реальности. Фактически рынки экспорта и импорта (от сахара и бананов в развивающихся странах до атомных технологий) сталкиваются с множеством ограничений политического и экономического характера.

Кроме того, принцип использования относительного преимущества лучше всего работает, когда цены и особенности выпуска импортной и экспортной продукции таковы, что способствуют созданию добавочной стоимости, стимулируют развитие других уровней производства. Например, для Непала было бы эффективным производить ковры и товары ручной работы и импортировать капиталоемкую продукцию, такую как самолеты и электросиловые установки. Тем не менее объем иностранный валюты, который Непал должен получить для реализации этого плана, на практике недостижим. Решению этой задачи может

9 Womack, J.P., D.T. Jones,and D. R. Roos, (1990), The Machine That Changed the World: The Story of Lean Production, New York: Harper Perennial.

помешать или то, что мировые цены на непальские товары слишком низки, или то, что ограничены рынки их сбыта, или то, что организация их выпуска требует нанять большое количество низкоквалифицированных рабочих, создающих низкую добавленную стоимость. Все эти препятствия не позволят Непалу выйти на дорогу, ведущую к повышению продуктивности производства.

В краткосрочной перспективе использование сравнительных преимуществ, например экспорт минерального сырья, сельскохозяйственной продукции либо использования дешевой рабочей силы, безусловно, может генерировать прибыль. Условием экономического роста в данном случае является способность страны совершенствовать технологию производства продукции, которая дает ей сравнительное преимущество. Для этого она должна инвестировать в создание дополнительных производственных мощностей и в усовершенствование инфраструктуры, позволяющих выводить данную продукцию на рынок. И если полученная прибыль вкладывается в новое оборудование, развитие человеческого капитала и инфраструктуры, то закладывается основа для долгосрочного экономического роста. Однако чаще всего выгоды использования сравнительного преимущества остаются просто рентой, полученной благодаря обладанию вожделенными товарами. Эта рента сконцентрирована и распределяется среди узкого круга элит, которые ее контролируют. В результате в странах, обладающих сравнительным преимуществом, элиты грабят и эксплуатируют национальную экономику, в то время как население остается ни с чем10.

Даже страны, которым удается эффективно использовать их сравнительное преимущество, сталкиваются с ограничениями в развитии. Китаю удалось изменить тип экономики, сократить уровень бедности и сгладить контрасты между регионами благодаря тому, что крестьяне получили возможность производить товары на продажу, а государство стало стимулировать выпуск трудоемкой продукции. Выход крестьянства на рынок поспособствовал увеличению эффективности и результативности производства, созданию устойчивого внутреннего рынка дешевых потребительских товаров. Стимулирование и привлечение инвестиций в производство трудоемкой продукции (на основе использования сравнительного преимущества Китая по соотношению навыки/трудовые затраты) поспособствовало как росту внутреннего рынка, так и созданию обширного экспортного сектора, который вышел на рынки всего мира, вытеснив менее эффективных производителей.

Тем не менее в ближайшем будущем Китай столкнется с проблемой ограниченности роста, основанного на реализации сравнительного преимущества, как это уже произошло в странах, которым ранее удалось совершить экономический скачок на этой основе: Австралии, Аргентине, Мексике. Рано или поздно возникнет ситуация, когда Китай уже не сможет конкурировать с производителями товаров с высокой добавленной стоимостью. Скорее наоборот, как только в Китае начнет расти заработная плата, возникнет опасность проигрыша странам с более высоким соотношением между навыками работников и затратами на рабочую силу (Бангладеш, Вьетнам) либо проигрыша странам с выигрышным соотношением преимуществ по расположению и доступу к рынкам (Восточная Европа).

10 Karl, Terry. (1997), The Paradox of Plenty, Berkeley, CA: University of California Press.

Для того чтобы Китаю удавалось поддерживать нынешний уровень инвестиций и роста, необходимо начать внедрять инновации. Это позволит ему стать если не мировым лидером в сфере низкозатратного трудоемкого производства, то по крайней мере мировым лидером в производстве товаров с высокой добавленной стоимостью. Благодаря этому китайские товары и услуги сохранят свою привлекательность как для внутренних, так и для внешних рынков и будут приносить прибыль китайским производителям. Китайские лидеры уверены, что так и произойдет. Однако примеры производства китайскими компаниями инновационной, а не просто конкурентоспособной по стоимости продукции пока отсутствуют11.

Инженерная культура — путь к созданию инноваций

Существуют ли базовые модели создания инноваций? По мнению Ричарда Флориды, инновации начинаются с креативных людей12. Ведущие центры экономического роста, такие как Глазго, Лондон, Бирмингем в XVIII веке или Сан-Хосе и Мумбаи сегодня, привлекают множество талантливых специалистов. Однако для стимулирования роста одних талантов недостаточно. Другими словами, для того чтобы произвести новое знание, определить возможности для его применения в производстве желанных и востребованных рынком продуктов, а затем обеспечить их последующее распространение, необходимо создавать условия для эффективного взаимодействия изобретателей, дизайнеров, инженеров и предпринимателей.

Процесс создания успешных инноваций включает по меньшей мере три отдельные стадии. Первая — создание нового дизайна, идеи продукта или услуги. С наибольшей вероятностью ее можно реализовать там, где собраны и взаимодействуют люди, ориентированные на новации. Затем на основе нового дизайна или идеи разрабатывается прототип будущего продукта. Созданием прототипа занимаются инженеры или технические специалисты. В ходе третьей стадии новая идея получает непосредственное воплощение в продукте, который может быть с выгодой произведен и доведен до потребителей. На этой стадии взаимодействуют инженеры и предприниматели. Инженер должен выстроить производственный процесс таким образом, чтобы произвести продукт или услугу с минимальными затратами и в необходимых объемах. В то время как задача предпринимателя — определить, кто будет готов приобретать новый товар или услугу, по какой цене, в каком количестве, а затем на основе полученной информации установить ограничения для инженеров, позволяющие сделать производство данной продукции прибыльным. Кроме того, предприниматель должен аккумулировать практический опыт в сфере финансов, маркетинга и дистрибуции для того, чтобы обеспечить успешный сбыт произведенной продукции. Без прохождения этих трех стадий и, что еще более важно, без наличия инфраструктуры, позволяющей объединить специалистов разного профиля, экономический рост невозможен.

11 Kash, D. (2003), Personal Communication.

12 Florida, R. (2002), The Rise of the Creative Class, New York: Basic Books.

Многие экономисты акцентируют свое внимание на увеличении объема знаний как основного источника роста в современных условиях13. Поэтому современную экономику, основанную на данном принципе, называют «экономикой знаний». Однако основной изъян этого подхода заключается в том, что знание рассматривается по той же модели, что и капитал: в качестве единого недифференцированного актива, накопление которого приводит к росту. Хотя приверженцы «экономики знаний» признают, что знание или его воплощение в человеческом капитале ведет к возрастающей доходности (в то время как физический капитал в виде материальных активов обесценивается), их модели являются одномерными, поскольку сводят проблему экономического роста к накоплению совокупного объема знаний так таковых14.

Фактически знание обладает такими же особенностями, что капитал. Простое накопление все больших и больших объемов знаний может быть таким же неэффективным, как простое увеличение количества тракторов. И тот и иной путь в результате может привести к банкротству. Знание неоднородно: какие-то новые знания способны заменить устаревшие и ненужные, в то время как какие-то старые знания препятствуют принятию нового знания или его освоению на практике.

Таким образом, хотя увеличение объемов знаний необходимо для экономического роста, недостаточно просто накапливать все больше и больше знаний. И хотя многие экономисты полагают, что главным здесь является именно т. н. полезное знание, невозможно определить, какое знание является полезным, пока оно не начнет использоваться на практике15.

Как бы то ни было, для экономического роста одних знаний мало. Необходимы также квалифицированные специалисты, которые могут воплотить их на практике и использовать при разработке рыночных товаров. Роли человеческого фактора в инновационном производстве посвящена концепция «человеческого капитала», представляющего собой совокупность дополнительных навыков и знаний, полученных на основе обучения и практического опыта16. Но и здесь проблемой является то, что человеческий капитал рассматривается по аналогии с иными формами капитала или знаний и в результате подпадает под ложную логику количественного накопления. Так, исследователи Ленсик и Купер акцентируют внимание на необходимости аккумулирования человеческого капитала для стимулирования экономического роста17. Проще говоря, человеческий капитал измеряется как совокупное количество лет, потраченных населением на получение образования, либо измеряется по формуле: обучение плюс опыт работы.

13 Baumol, William J. (2002b), The Free Market Innovation Machine: Analyzing the Growth Miracle of Capitalism, Princeton, NJ: Princeton University Press; Mokyr, J. (2002), The Gifts of Athena: Historical Origins of the Knowledge Economy, Princeton, NJ: Princeton University Press; Malerba, Franco (2006), 'Innovation and the Evolution of Industries, Journal of Evolutionary Economics, 16, 3-23.

14 Keely, L.C. and D. Quah, (2000), 'Technology in Growth’, In Oosterbaan, et al. (eds), p.93.

15 Mokyr, J. (2002), The Gifts of Athena: Historical Origins of the Knowledge Economy, Princeton, NJ: Princeton University Press.

16 Mankiw, G., D. Romer, and D. Weil (1992), 'A Contribution to the Empirics of Economic Growth, Quarterly Journal of Economics, 107, 407-37.

17 Lensink, B. W. and G.H. Kuper, (2000), 'Recent Advances in Economic Growth: A Policy Perspective’ in Oosterbaan, et al. (eds), pp. 235-265. pp. 244-66.

Однако к настоящему времени практически нет примеров, показывающих связь между ростом уровня образования и экономическим ростом. Как показал Притчет, рост уровня образования в развивающихся странах за последние десятилетия практически никак не отразился на ускорении их экономического развития. Данная тенденция также иллюстрируется в работе Мерфи, показавшего, что наивысший экономический рост наблюдается в странах с большим количеством инженеров, чем в странах с большим количеством адвокатов18. А Роджерс в своей работе отмечет, что для экономического развития эффективнее отправить за границу небольшое количество студентов для получения инженерного образования, чем обучить большое количество студентов в своей же стране19.

В то время как развивающиеся страны разрабатывали свои образовательные системы на базе британской университетской модели, ориентированной на подготовку профессиональных государственных служащих, адвокатов, священников, профессоров и т. д., азиатские экономические тигры существенно модифицировали эту модель в соответствии с национальными требованиями к рабочей силе, направленными на быстрое экономическое развитие. Приоритет был отдан техническому образованию, и образование было ориентировано на развитие предпринимательства20.

Высокая потребность в специалистах гуманитарного профиля отсутствует, когда нет экономических инноваций, направленных на создание быстро растущей экономики. Кроме того, в медленно развивающихся экономиках образованные и квалифицированные люди будут стараться использовать любую доступную возможность, чтобы получить контроль над потоками природных ресурсов или иностранную экономическую помощь. В определенной мере образование приводит к поведению, ориентированному на получение ренты, а не на создание инноваций, и это создает больше вреда, чем пользы для экономики страны21. Как предупреждает Истерли, «подготовка высококвалифицированных специалистов странами, в которых наиболее прибыльным занятием является лоббизм, — не формула для успеха»22.

Кроме этого, даже подготовка талантливых инженеров не позволит достичь желаемых результатов, если в стране будут процветать взяточничество, коррупция и приниматься непродуманные государственные решения. При отсутствии возможности донести свои идеи до предпринимательских сетей, применить их в разработке рыночной продукции навыки, полученные инженерами, не оку-

18 Murphy, K.M.,A. Schleifer, andR.W. Vishnay, (1991), 'The Allocation of Talent: Implications for Growth’, Quarterly Journal of Economics, 106, 503-30.

19 Rogers, Mark (2003), 'Directly Unproductive Schooling: How Country Characteristics Affect the Impact of Schooling on Growth’, Economics Series Working Papers 166, University of Oxford, Department of Economics.

20 Mehmet, O. (1999), Westernizing the Third World: The Eurocentricity of Economic Development Theories, 2nd edn., London: Routledge, p. 138.

21 Baumol, William J. (1993), Entrepreneurship, Management, and the Structure of Payoffs, Cambridge, MA: MIT Press; Barthelemy, J.C., C. Pissarides, and A. Varoudakis, (2000), 'Human Capital and Growth: The Cost of Rent Seeking Activities’ in Oosterbaan et al. (eds), pp. 209-229.

22 Easterly, W. (2001), The Elusive Quest for Growth: Economists’ Adventures and Misadventures in the Tropics, Cambridge, MA: MIT Press, p. 73.

паются. В результате чаще всего инженеры просто уезжают из страны. Так, высококвалифицированный инженер может зарабатывать 55 000 долларов в год в США, но только 2300 долларов в год — в Индии23. Таким образом, доходность человеческого капитала существенным образом зависит от контекста.

По ряду обозначенных причин результаты эмпирических исследований, посвященных возврату инвестиций в человеческий капитал, противоречивы24. С одной стороны, представляется, что существование в обществе людей, обладающих глубокими знаниями и прочными навыками, положительно сказывается на экономическом росте. С другой, разновидности и качество знаний сильно различаются. Принцип «больше — значит лучше», часто присутствующий в экономических моделях, не всегда подтверждается на практике, сталкиваясь со сложной социально-экономической реальностью.

Качественно важный уровень знаний и навыков инженеров и предпринимателей, которые плодотворно взаимодействуют друг с другом, я называю «инженерной культурой». Это не просто знание определенных технических терминов или количество интеллектуальной продукции, хотя понятие инженерной культуры включает данные характеристики. Намного более важным критерием является непреклонное стремление к оптимизации процессов. И креативный инженер, и креативный предприниматель убеждены, что любой продукт или процесс всегда можно улучшить и что таким образом можно усовершенствовать и весь мир. При этом получение прибыли не является самоцелью, а выступает результатом найденного оптимального решения конкретной проблемы.

Примеры современных типов богатства

Результаты исследований производительности в промышленности свидетельствуют о том, что начиная с 1960-х гг. сложилось две группы экономик — демонстрирующих относительно высокую либо, наоборот, низкую производительность. Высокий показатель производительности — результат взаимодействия высококвалифицированных инженеров и предпринимателей, ориентированных на инновации. Они создают инновационную продукцию: новые источники энергии, новые материалы, новаторские конструкторские решения, а также новые и усовершенствованные технологии, применимые в производстве, транспорте и других сферах. Таким образом, они производят то, что я называю современным типом богатства. Экономики с низкими показателями производительности, наоборот, фокусируются на выпуске широко доступных товаров для конкурентных рынков — т. е. традиционных типов богатства.

Различие между традиционными и современными типами богатства заключается в способах получения прибыли. Она создается либо благодаря использованию существующих рынков, либо благодаря созданию новых. В так называемом секторе традиционных типов богатства производители создают товары, у которых практически нет уникальных характеристик. В то время как в секторе современных типов богатства выпускается продукция, которая обладает уникальными характеристиками или преимуществами, позволяющими получать

23 Ibid., p. 81.

24 Wolf, A. (2003), Does Education Matter?, Hamondsworth, UK: Penguin Books.

необычайно высокие прибыли и обеспечивающими растущий спрос. Но по мере распространения новых разработок и производственных технологий такие секторы трансформируются в производителей традиционных товаров, как, например, это произошло с дженериковыми фармацевтическими препаратами или компьютерными чипами. В то же время благодаря потребительскому запросу на новые технические решения и фармацевтические товары в указанные отрасли постоянно привносится что-то новое. Появление и функционирование секторов, служащих источником современного экономического роста, зависит от наличия научного инжиниринга, способного помочь предпринимателям систематизировать разработку нового продукта и производственный процесс, которые необходимы для ускорения темпов роста. О существовании двух типов экономик писал и Шумпетер25. В качестве основного критерия, отличающего один тип от другого, он выделял технологические изменения. При этом основной акцент в своей концепции он делал на деятельности предпринимателя, способного объединять «новые комбинации факторов производства». Но в то же время он уделял мало внимания прогрессу науки и в особенности научной инженерии как фактору, существенно влияющему на темпы внедрения новых технологий.

Эта модель показывает причины, по которым со времен Промышленной революции перемещались мировые центры инновационного развития. Так, Великобритания стала промышленным лидером в результате внедрения инноваций в текстильное производство, выплавку стали, и прежде всего — в результате использования парового двигателя. Обладая специальными знаниями и опытом, на протяжении полутора столетий Англия оставалась центром достижений в области паровых технологий. Тем не менее Англия не осталась единственным центром экономического роста современного типа. Почему так произошло?

Многое было написано о недостатках Викторианской Британии с целью объяснить, почему Британия потеряла свое экономическое лидерство. Однако это проблема характерна не только для Великобритании. Это пример модели создания современного типа богатства, в соответствии с которым источником экономического роста являются не накопленные знания или капиталы, а специфические инновационные сети. Подобные сети позволяют их участникам получить специальные практические навыки, которые дают преимущество в какой-то конкретной сфере26. Но подобное лидерство автоматически не распространяется на другие отрасли, где благодаря инновациям есть возможность получить новые и еще более значительные прибыли.

Из-за того что другие страны разработали более совершенные паровые двигатели, Британия не потеряла своего экономического преимущества. Другие страны освоили паровые технологии, импортируя инженеров, двигатели, опыт эксплуатации железных дорог, создавая собственные разработки на основе копирования чужих. Однако это не привело к появлению в них инновационных сетей, которые бы специализировались на развитии паровых технологий и пре-

25 Schumpeter, J.A. (1934), The Theory of Economic Development, Cambridge, MA: Harvard University Press,

26 David, P.A. (1975), Technical Choice, Innovation and Economic Growth, Cambridge: Cambridge University Press.

восходили бы те, что сложились в Великобритании. Другие страны создавали собственные области технологического лидерства, формируя специализированные инновационные сети в других отраслях. Причем, чтобы решить эту задачу, они не копировали чужой опыт, а обучали собственных инженеров, механиков и поддерживали собственных предпринимателей. Как отмечает Хобдей, догоняющее обучение и внедрение инноваций — трудоемкая работа, которая редко приводит к прорыву27.

Таким образом, инновации, ведущие к быстрому росту, не просто результат последних изменений в экономике. Они не накапливаются так же, как капитал или богатство. Инновации сконцентрированы в специфических областях, где происходит интеграция человеческих отношений, навыков и технологий. Даже в рамках одной страны подобные инновационные центры локализованы. При этом период, в течение которого они обладают качественно новыми преимуществами, ограничен наступлением момента, когда разработанные здесь технологии приобретают рутинный характер, а выпускаемая на их основе продукция начинает широко производиться.

Внедрение инноваций в конкретных центрах и сетевых структурах, распространение достижений и последующее истощение необходимых для роста ресурсов — все эти процессы не являются уникальными характеристиками индустриального времени. Скорее наоборот, это основная модель экономического роста, действовавшая на протяжении всей истории. Так, в эпоху Ренессанса Италия была технологическим лидером в области финансов, выпуска керамики, шелка, текстиля. Но затем ее затмила Голландия, чьи ведущие производства базировались на торфе и энергии ветряных мельниц, на усовершенствованиях в области судоходства, складских операций и кредитования. Голландию потеснили британские инновации: текстильный станок на водной тяге и позднее — производство с использованием паровой машины. И точно так же в свое время двигателями роста, позволяющими вырваться вперед, были американская сталелитейная промышленность и советская тяжелая индустрия, а затем для достижения успеха этим странам потребовалось стать центрами достижений в области компьютерной техники, программного обеспечения и микроэлектроники.

Отличительная черта создания современного типа богатства — та быстрота, с которой разрабатываются и внедряются инновации, тем самым создавая быструю цепочку усовершенствований в разных областях производства28. Можно предположить, что японские, южнокорейские и тайваньские компании стали лидерами в областях автомобилестроения, производства полупроводников и жидкокристаллических экранов благодаря существенным инвестициям в исследования и разработки. Однако это не совсем так. Скорее наоборот, такие компании, как Sony, Toyota, Matsushita или Samsung, реализовали огромные программы в сфере НИОКР уже после того, как стали лидерами в своих областях, тем самым создавая условия для будущего роста.

Основой развития азиатских экономик стал выпуск на базе существовавших технологий таких новых продуктов, которые они могли недорого поставлять на

27 Hobday, M. (1995), ‘East Asian Latecomer Firms: Learning the Technology of Electronics’, World Development, p. 1188.

28 Kash, D. (1989), Perpetual Innovation: the New World of Competition, New York: Basic Books.

мировой рынок. Таких, например, как транзисторный радиоприемник29. Кроме того, эти экономики выполняли множество субподрядов и собирали готовые изделия по заказам зарубежных компаний. Однако азиатские страны сделал привлекательными для подобных работ не дешевый ручной труд, а наличие в них недорогих и высококвалифицированных специалистов в области инженерного дела. Первоначально это было производство продуктов на основе западных конструкторских разработок. Но затем, изучая и видоизменяя эти продукты, азиатские производители начали находить свои собственные способы по их совершенствованию или созданию собственных производственных процессов30.

Мировую известность японским компаниям принесло не просто умение воспроизводить или заимствовать существующие производственные технологии, а умение внедрять более продвинутые, чем на Западе, технологии, особенно в области перестройки производственных процессов. К примеру, в 1950-е гг. ведущим производителем стали были Соединенные Штаты, использовавшие мартеновские печи для выплавки железной руды. Японцы не просто внедрили эту технологию. Они внедрили новейшие конвертерные печи, которые были изобретены в Австрии в 1952 году. Эта технология не использовалась США, которые вкладывали огромные инвестиции в существовавшие мартеновские печи и были мировым лидеров в этом маленьком соревновании. При этом японцы не просто взяли новую технологию. Они увидели, что ее использование полностью меняет процесс производства стали, позволяя разрабатывать способы непрерывного литья, избегая стадии выпуска слитков для последующего передела31. Результатом стал рост продуктивности производства, но не за счет использования дешевой рабочей силы, а благодаря внедрению в производственный процесс инноваций. При этом внедрить инновации было бы невозможно, если бы в Японии не было широкой базы высококвалифицированных специалистов. Еще выше роль квалифицированных кадров в отраслях, занимающихся производством полупроводников и программного обеспечения, которые начали развиваться в 1990-е гг.

В различных восточноазиатских странах разработаны разнообразные механизмы, позволяющие объединять инженерную мысль, предпринимательство и финансы. Япония поддерживает близкие отношения между банками и фирма-ми-производителями, поощряя их к взаимному владению акциями друг друга. В Южной Корее правительство помогает национальным компаниям в конкуренции на мировых рынках, устанавливая для них стимулы, субсидии и цели. На Тайване источником инвестиций в электронику стали капиталы китайских предпринимателей из других стран, в то время как в ряд отраслей, требующих серьезных вложений (производство полупроводников, стали, нефтехимической продукции), инвестировало государство. В Сингапуре поощрялось партнерство с мультинациональными компаниями. Но в каждом случае источником роста было сочетание двух условий: это наличие кадров с разнообразными техническими навыками и поддержка предпринимательства. То же самое справедливо,

29 Ibid., pp. 192-4.

30 Hobday, M. (1995), 'East Asian Latecomer Firms: Learning the Technology of Electronics’, World Development, 23: 1171-93.

31 Easterly, W. (2001), The Elusive Quest for Growth: Economists’ Adventures and Misadventures in the Tropics, Cambridge, MA: MIT Press, p. 183.

если говорить о новых кластерах, доминирующих в Европе: финансовые услуги в Лондоне, мобильная связи в Финляндии, электроника в Ирландии32. Это же относится к производству программного обеспечения и информационных услуг на основе аутсорсинга в Индии33.

Заключение

Таким образом, не существует отдельных причин, стимулирующих рост, — таких, как капитал, знания или исследования. Источником экономического роста выступают региональные инновационные центры, сконцентрированные вокруг небольших предприятий, запускающих новую продукцию или процессы. Впоследствии они выходят на сложившиеся рынки и превращаются здесь в ведущих производителей.

Для формирования подобных центров необходимо выполнить несколько требований. Во-первых, должны сложиться условия для привлечения креативных людей. Во-вторых, среди креативных людей должно быть значительное количество инженеров, которые обладают инженерной культурой и навыками для того, чтобы воплотить свои идеи в изобретениях и конкретной продукции. В-третьих, инженеры должны работать вместе с техническими специалистами, которые могут заниматься конструкторскими разработками и дизайном (хотя сейчас это все менее и менее важно, поскольку производство может отдаваться на аутсорсинг в региональный креативный центр с хорошей коммуникативной и транспортной инфраструктурой, позволяющей конструкторам и инженерам делать свою работу). В-четвертых, необходимо участие в креативном процессе значительного количества предпринимателей, способных успешно создавать новые предприятия, разрабатывать для рынка новые продукты, услуги или производственные процессы. Это означает, что должны существовать правовые условия, делающие движение капиталов и создание новых предприятий относительно легким и безопасным процессом. Должны в равной степени четко разграничиваться и соблюдаться права на интеллектуальную собственность и материальные активы. И наконец, для того чтобы сочетание вышеописанных факторов принесло результат, важно, чтобы они работали в социальной среде, где различные группы людей легко обмениваются идеями, обсуждают планы и генерируют новые мысли.

Конечно, нельзя сказать, что эти факторы во всех без исключения случаях приводят к прорыву. Тем не менее только венчурные инвестиции дают предприятию или региону надежду стать лидером в глобальной экономике и добиться быстрого экономический роста, который для этого необходим.

Перевод Л.А. Макуриной

32 Thrift, Nigel, Stuart Corbridge, and Ron Martin, eds. 1994. Money, Power, and Space. Oxford: Blackwell; Ojala, Jari, Jari Eloranta, and Jukka Jalava, (eds), (2006), The Road to Prosperity: An Economic History of Finland, Helsinki: Suomalaisen Kirjallisuuden Seura; O’Riain, Sean (2004), The Politics of High-Tech Growth, Cambridge: Cambridge University Press.

33 Bhagwati, J. and C.W. Calomiris, (2007), Sustaining India’s Growth Miracle, New York: Columbia University Press.