Научная статья на тему 'Интеллектуалы и глобализация'

Интеллектуалы и глобализация Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
727
92
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИНТЕЛЛЕКТУАЛЫ / ИСЧЕЗНОВЕНИЕ ИНТЕЛЛЕКТУАЛОВ / ГЕГЕМОНИЯ США / АТЛАНТИЗМ / КУЛЬТУРНОЕ ДОМИНИРОВАНИЕ / ИДЕОЛОГИЯ / НОВЫЕ ФИЛОСОФЫ / INTELLECTUALS / DISAPPEARANCE OF INTELLECTUALS / HEGEMONY OF USA / ATLANTICISM / CULTURAL DOMINANCE / IDEOLOGY / NEW PHILOSOPHERS

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Никандров Алексей Всеволодович

Постановка проблемы существования интеллектуалов приводит к проблеме определения интеллектуала в политическом аспекте его роли в обществе: решение одной из этих проблем приближает к разрешению другой. Однако проблема «дефиниции интеллектуалов» в современной политической науке достаточно сложна и дискуссионна, будучи связана с полемикой, которая велась самими интеллектуалами и их критиками со времен дела Дрейфуса до 80-х 90-х гг. ХХ в., со знаменитыми дискуссиями конца «века интеллектуалов» об исчезновении, молчании, а то и смерти интеллектуалов. В настоящей статье рассматриваются именно эти споры и дискуссии и представлен анализ двух противоположных «линий» в разрешении «проблемы существования» интеллектуалов: отрицания существования интеллектуалов как активной политической силы в современной общественно-политической жизни, и утверждения потери «силы» и перехода в неактивное состояние при сохранении потенциальной возможности включения в политический процесс.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Intellectuals and Globalization

Statement of the problem of intellectuals’ existence leads to another problem. This is defining intellectual in political aspect of his role in society. Solution of these problems brings us closer to resolving the other one. However, the problem of ‘defining intellectuals’ in modern political science is quite complex and controversial. It is linked with polemic, in which intellectuals themselves and their critics have participated since the time of the Dreyfus affair till 1980s 1990s, as well as with the famous discussions of the end of ‘century of intellectuals’ about the disappearance of intellectuals, about their silence and even their ‘death’. The subjects of my research are these arguments and discussions, which encountered within the space of Romanic culture, first of all French and Italian. Romanic model of interaction between culture and politics is interesting because in its frameworks culture has certain political rights and duties (I mean political effect of the realization of culture's potential in politics) Using discourse and comparative analysis, I study two opposing ‘lines’ in resolving ‘problems of existence’ of the intellectuals: (i) denying the existence of the intellectuals as an active political force in contemporary social and political life, (ii) opinion about intellectuals lost their ‘force’ and passed into inactive state while retaining the potential for inclusion in the political process. In turn, analysis of these two opposite points of view leads to the necessity of raising the question about the reasons for the decline of intellectuals' political activity. I suppose the key cause of such events is American meddling in the Western European cultural and political spaces that began after WWII, which led to modern cultural and political dominance of Atlanticism in Western Europe. To my mind, an opinion that intellectuals disappear, leaving (in the strict sense), as well as the opinion of diffusing or self-liquidating of the politically active social group of intellectuals is erroneous. I'm referring, rather, to their crowding out of the political scene and pushing from any kind forms of interaction with power, and much less from influence on it. This crowding out is carried thoughtfully, consistently and actively. The ideology of Atlanticism, associated with political practice, has expanded its presence in Western Europe, increasing influence in the field of political thought and culture, seeking to control the continental culture, and science to their beliefs and imperatives. This gain was difficult without ‘purification’ of ideological fields from a number of European ideas and principles, and without discrediting of certain forces and groups, which generate carry out and embody such ideas and principles. One of these social groups consists with Western intellectuals who were the most politically active among cultural figures. In my article, on the base of analysis of wide variety of philosophical, anthropological and culturological essays I show Romanic culture that spread its influence throughout the world, display no symptoms of extinction or impairment the importance of its ‘cultural representation’ in politics after World War II. From this I came to conclusion intellectuals’ crowding out of social and political life of Western Europe is the result of America's ‘capture of culture’ in Western Europe, which was implemented in the spirit of the Antonio Gramsci’s concept of hegemony.

Текст научной работы на тему «Интеллектуалы и глобализация»

Электронное научное издание Альманах Пространство и Время Т. 9. Вып. 1 • 2015 ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗМА.

К 75-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ А.С. ПАНАРИНА

Тематический выпуск кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time volume 9, issue 1 Civilizations in the Age of Globalism.

On the Occasion of 75th Anniversary of the Birth of Alexander S. Panarin

Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit Band 9, Ausgabe 1

Zivilisationen in der Ära des Globalismus. Zum 75. Geburtstag von a.S. Panarin

Die thematische Ausgabe des Lehrstuhls für Philosophie der Politik und des Rechts der Philosophischen Fakultät der Moskauer M.W. Lomonossow Staatsuniversität

Глокализация и глобализм Globalization and Globalism in Modern World /

в современном мире Globalisierung und Globalism in der modernen Welt

Интеллектуалы и глобализация

Никандров Алексей Всеволодович, кандидат политических наук, старший научный сотрудник кафедры Философии политики и права философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова.

E-mail: bobbio71@mail.ru

Постановка проблемы существования интеллектуалов приводит к проблеме определения интеллектуала в политическом аспекте его роли в обществе: решение одной из этих проблем приближает к разрешению другой. Однако проблема «дефиниции интеллектуалов» в современной политической науке достаточно сложна и дискуссионна, будучи связана с полемикой, которая велась самими интеллектуалами и их критиками со времен дела Дрейфуса до 80-х — 90-х гг. ХХ в., со знаменитыми дискуссиями конца «века интеллектуалов» об исчезновении, молчании, а то и смерти интеллектуалов. В настоящей статье рассматриваются именно эти споры и дискуссии и представлен анализ двух противоположных «линий» в разрешении «проблемы существования» интеллектуалов: отрицания существования интеллектуалов как активной политической силы в современной общественно-политической жизни, и утверждения потери «силы» и перехода в неактивное состояние при сохранении потенциальной возможности включения в политический процесс.

Ключевые слова: интеллектуалы, исчезновение интеллектуалов, гегемония США, атлантизм, культурное доминирование, идеология, новые философы.

Существуют ли интеллектуалы в наши дни, и если существуют, — то какое отношение имеют сегодня они к обществу и политике? Если полвека назад такой вопрос выглядел бы странным и неуместным, то теперь его постановка вполне закономерна: в последнее время все реже и реже можно услышать что-либо об интеллектуалах, нечасто упоминания о них встречаются в новостях (хотя все же встречаются: назовем, к примеру, двух ярких критиков агрессивного «гегемонизма» США — Ноама Хомского и Джульетто Кьезу, с одной стороны, и двух «пламенных атлантистов», вовлеченных в политику в разных ролях и во всем поддерживающих американскую агрессивную внешнюю политику, — Бернара-Анри Леви и Андре Глюксманна, с другой). Не слышно и громких выступлений, заявлений, акций интеллектуалов; манифесты, которыми они славились в прошлые времена, не звучат в СМИ. Налицо, таким образом, бездействие, молчание интеллектуалов. Не означает ли это уход, исчезновение интеллектуалов как активной (в прошлом) политической силы?

Постановка проблемы существования интеллектуалов неизбежно приводит к проблеме определения интеллектуала в политическом аспекте его роли в обществе: решение одной из этих проблем приближает к разрешению другой. Однако

ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗМА. К 75-летию со дня рождения А.С. Панарина

Тематический выпуск кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time volume 9, issue 1 Civilizations in the Age of Globalism.

On the Occasion of 75th Anniversary of the Birth of Alexander S. Panarin

Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit Bd. 9, Ausgb. 1 Zivilisationen in der Ära des Globalismus.

Zum 75. Geburtstag von A.S. Panarin Die thematische Ausgabe des Lehrstuhls für Philosophie der Politik und des Rechts der Philosophischen Fakultät der Moskauer M.W. Lomonossow Staatsuniversität

Никандров А.В. Интеллектуалы и глобализация

Ноам Хомский (Avram Noam Chomsky, р. 1928), американский лингвист, политический публицист, философ и теоретик

Джульетто Кьеза (Giulietto Chiesa, р. 1940), итальянский журналист, писатель и общественный деятель

Бернар-Анри Леви (Bernard-Henri Lévy, р. 1948), французский политический журналист, философ, писатель

Андре Глюксманн (André Glucksmann; 1937—2015), французский философ и писатель-эссеист

проблему «дефиниции интеллектуалов», несмотря на всю ее принципиальность и на необходимость выведения определения, — учитывая высокую степень дискуссионности и полемичности — все же с той же необходимостью следует отложить до прояснения сути как современных споров, так и истории полемики, которая велась самими интеллектуалами и их критиками со времен дела Дрейфуса до 80-х — 90-х гг. ХХ в., со знаменитыми дискуссиями конца «века интеллектуалов» об исчезновении, молчании, а то и смерти интеллектуалов. Ясно, что те, кого называют интеллектуалами, — часть общества, но не о каждой части общества серьезно можно говорить в сопоставлении с политикой (при этом добавим, что нередко говорят также «интеллектуалы и власть»); в настоящий момент по отношению к интеллектуалам такое словоупотребление практикуется редко, разве что в историческом плане. Вообще, если мы говорим «интеллектуалы» и добавляем «политика», «власть», — не утверждаем ли мы, что интеллектуалы имеют и ныне не косвенное, не постороннее, не случайное отношение к политике и (возможно) к власти, но отношение определенного участия (возможно, посредством определенных механизмов) в политических событиях, в принятии политических решений, в критике политиков, правительств, их решений и действий (при этом «правильная» оппозиция — не «интеллектуалы и власть», а скорее «интеллигенция и власть»: интеллигенция — как наследница philosophes — всегда критична по отношению к власти, иерархии и авторитета, тогда как «сама власть» платит «людям мысли» фундаментальным недоверием)?. Понятно, что если мы говорим о политическим участии, — то приходится добавлять и то, что такое участие интеллектуалов в политике (неважно, в какой форме и каким образом) имеет вполне серьезное значение и приводит к каким-то последствиям (совсем не обязательно, чтобы эти последствия должны быть совсем уж большими, вполне достаточно, чтобы о них можно сказать заметные ).

Конечно, наша довольно смутно очерчиваемая группа не является пустым множеством, ее составляют люди, сплоченные какими-то (не обязательно четкими и могущими быть в любой момент высказанными в логически непротиворечивой форме) идеями, и при этом при всей противоречивости таких идей о многих конкретных людях можно будет сказать: такие-то и такие-то — это интеллектуалы, пусть даже являются идейными врагами и принадлежат к враждующим политическим лагерям (партиям, направлениям); а вот такие-то — просто политики, писатели, журналисты, политические публицисты (и пусть при этом они критичны по отношению к политике даже и сверх всякой меры). Вообще, если говорить о влиянии на политику, то дискуссии этого рода неизбежно получаются острыми, — ведь в наше время этот факт влияния легко оспорить, сказав, что существует лишь некоторое количество (но никак не группа) людей, безусловно признанных интеллектуалами (причем с некоторых пор, довольно давно), признающих самих себя таковыми, обладающих неоспоримым авторитетом и правом высказываться по вопросам и проблемам политики, являющихся авторами публикаций, без сомнения именующихся плодами творчества интеллектуала (а не монографиями ученого-политолога, не исследованиями историка политических идей и т.п.).

Положим при этом, что имеются и могут быть сформулированы четкие принципы, по которым можно (не обязательно легко) отличить книгу (статью, манифест, призыв, небольшую статью на остроактуальную политическую тему, заявление в СМИ) интеллектуала от работы ученого, памфлета писателя, речи политика, интервью модного писателя; — таким

ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗМА. К 75-летию со дня рождения А.С. Панарина

Тематический выпуск кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time volume 9, issue 1 Civilizations in the Age of Globalism.

On the Occasion of 75th Anniversary of the Birth of Alexander S. Panarin

Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit Bd. 9, Ausgb. 1

Zivilisationen in der Ära des Globalismus. Zum 75. Geburtstag von A.S. Panarin Die thematische Ausgabe des Lehrstuhls für Philosophie der Politik und des Rechts der Philosophischen Fakultät der Moskauer M.W. Lomonossow Staatsuniversität

Никандров А.В. Интеллектуалы и глобализация

образом, при всем этом ученые, политики, писатели, журналисты могут быть, а могут не быть интеллектуалами (но при этом многие из тех, кто таковыми не признаются сами себя называют интеллектуалами). Всех (или очень многих) этих людей можно назвать поименно (поскольку их не так уж и много), — но найти при этом что-то общее, связывающее их с интеллектуалами прошлого века, в существовании которых сомневаться смысла нет, — проблематично.

С учетом всего вышесказанного — можно ли ставить вопрос о влиянии интеллектуалов на политику и общественное мнение, которые сегодня подвержены совсем иным влияниям? И — главное — в настоящий момент не просто отыскать какие-либо группы, общности, союзы, движения интеллектуалов, кого бы мы ни рассматривали в качестве таковых, — объединений, обладающих неоспоримым влиянием на политические решения. Такое утверждение, во всяком случае, выдвигают противники и ниспровергатели интеллектуалов, добавляя к этому, что никакого влияния на политику интеллектуалы оказывать и не могут: и дело даже не в разобщенности, а в отсутствии любых механизмов, способов, которые позволили бы интеллектуалам не то чтобы влиять на политику, но даже в принципе принимать политическое участие (в каком-либо виде). И никакие единичные примеры того, что «не все потеряно» и кто-то из оставшихся в живых из «старых» интеллектуалов еще в силах что-то громко сказать, — ничего не меняют. Как кажется, сама модель «интеллектуалы — политически активная часть интеллигенции, в достаточной степени важный актор гражданского общества» — устарела и больше не действует в сфере политической критики (занятой пришедшими на смену интеллектуалам экспертами, аналитиками, обозревателями и пр.), и тем более — в области политических решений, проектов, стратегий, — то есть проблема политической роли интеллектуалов более не актуальна.

Разберем некоторые мнения относительно интеллектуалов, их сущности и существования, их роли, влияния, круга «обязанностей», высказываемые в современной и относительно современной литературе. С начала 90-х годов, когда при развитии глобализации стало заметно, что интеллектуалы «уходят из политики», интерес к этой теме не уменьшился, а поток литературы, посвященный интеллектуалам, даже возрос; в российской же научной литературе и публицистике как раз около тех лет открылась тема интеллектуалов. Возьмем книгу-сборник интервью философа и историка философии, критика постмодернизма Ричарда Керни «Диалоги о Европе» (см.: [Керни 2002])1. Среди интервьюируемых Керни

1 Эти диалоги были подобраны Р. Керни в течение долгих лет — с 1976 по 1994 гг.; опубликованы в 1995 г.

крупнейших мыслителей современности, европейской интеллектуальной элиты — философы, лингвисты, писатели — нет ни одного, которого нельзя было бы не назвать интеллектуалом: Кристева, Эко, Борхес, Гадамер, Деррида, Лиотар, Маркузе и др.; из трех тем книги первой стоит «политика».

Ричард Керни (Richard Kearney, р. 1954), американский философ, историк философии, литературный критик, эссеист

Р. Керни с Эмманюэлем Левинасом в 1980 (слева) и Полем Рикером в 2005 (справа). Фото с сайта https://www2.bc.edu/richard-kearney/bio.html

STATES OF MIND

Dialogues with contemporary thinkers

V ~\r.-h.

Herbert Marciee • Paul Rlcoeur • Stanislas Breton Emmanuel Lévinas • Jean-Françou Lyotard Hani-Georg Cadjimer • Jacqu« Dérida

Richard Kearney

Слева — обложка первого американского издания книги Р. Керни (States of Mind: Dialogues With Contemporary Thinkers, New York, New York University Press, 1995), справа — обложка ее русского издания (Москва, Весь мир, 2002)

Сам составитель говорит, что

«большинство интервьюируемых можно назвать интеллектуалами в самом широком смысле этого слова» — то есть, по его мнению, «современными умами, постоянно размышляющими над проблемами окружающего нас мира,

ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗМА. К 75-летию со дня рождения А.С. Панарина

Тематический выпуск кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time volume 9, issue 1 Civilizations in the Age of Globalism.

On the Occasion of 75th Anniversary of the Birth of Alexander S. Panarin

Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit Bd. 9, Ausgb. 1

Zivilisationen in der Ära des Globalismus. Zum 75. Geburtstag von A.S. Panarin Die thematische Ausgabe des Lehrstuhls für Philosophie der Politik und des Rechts der Philosophischen Fakultät der Moskauer M.W. Lomonossow Staatsuniversität

Никандров А.В. Интеллектуалы и глобализация

подвергающими сомнению некоторые основные, формирующие наше миропонимание идеи, образы и идеологии»

[Керни 2002, с. 7].

Далее, продолжает Р. Керни, интеллектуалы — также и «критические умы, "разрушительная" позиция которых vis-à-vis общества как раз и позволяет им свободно высказывать необычные, беспрецедентные и зачастую непопулярные идеи. Им совсем не свойственна роль не терпящих возражений философствующих монархов. Отнюдь нет. Эти политические мыслители нацелены на открытие путей, а не на изыскание окончательных решений» [Керни 2002, с. 7]. Резюмирует философ так:

«Всех их можно назвать "мыслителями" из-за присущей им готовности проникновенно обсуждать самые широкие культурные и социальные проблемы, возникающие в процессе собственно литературного творчества, — прежде всего в европейском контексте. Здесь соседствует поэт и мыслитель» [Керни 2002, с. 7].

Размышления Керни, выразившиеся в достаточно емких и интересных сентенциях (а от автора предисловия к интервью невозможно требовать даже более или менее четких определений), предоставляют нам хороший пример современного понимания интеллектуала. Это понимание — предельно широкое. Интеллектуалам предоставлено право размышлять о многом, если не обо всем, и высказывать любые, — лишь бы поинтереснее и поострее, но никогда — поконкретнее — суждения. Также предоставлено (а то и вменено) право критики, — и чем «разрушительней» (но не конструктивнее ) — тем лучше. Загадочное «открытие путей» не означает «поиск решений», — это право по умолчанию не входит в «реестр прав» интеллектуалов. Право обсуждать что угодно — и никакой ответственности за свои «открытия путей». Да и о какой ответственности может идти речь, если все эти «беспрецедентные» высказывания никаких последствий не возымеют и ни к чему не приведут, оставаясь просто красивыми словами, высказанными «представителями интеллектуальной элиты». Подвергать сомнению «идеи, образы и идеологии» — замечательно, что эти три слова идут у Керни через запятую, — весьма расплывчато, непонятно: что это — роль или нечто вроде развлечения... Ко всему прочему, в своих сентенциях Керни не дает хотя бы почувствовать, что отличает интеллектуала от писателя, философа, политического мыслителя. Кто угодно может оказаться интеллектуалом, — лишь бы его высказывания были оригинальными (но не значимыми) и как можно более общими. Расширяя понятие интеллектуала до мудреца и политического мыслителя, весьма легко вывести обладающими столь широкими «полномочия» людей далеко за пределы политики. Но при этом «наращивание престижа» сделает статус интеллектуала предельно желанным, а при достижении его любые высказывания «философствующего монарха», «публичного мудреца» — интересными, оригинальными, свежими (но не: ответственными, убедительными, серьезными).

«Расширение» понятие интеллектуала, констатация некоторой «необязательности» его высказываний, «элитизация» и попытка навязывания образности и метафоричности, представления интеллектуала как своего рода софиста наших дней, — таковы тенденции тех (и наших) лет, четко отразившиеся в замечательной, очень хорошо отразившиеся в работе Р. Керни. Что касается «расширения» смысла понятия «интеллектуал», — то эта потенция, надо сказать, имплицитно заложена в самом слове ; и тем не менее «расплывчатый» вид это понятие стало приобретать с конца 50-х годов ХХ века, — а к концу 70-х годов многим стало ясно, что когда говорится «интеллектуал» — уже непонятно, о ком говорится. Небезынтересно «просчитать», чего не хватает у Керни, что в его рассуждениях об интеллектуалах выпало . И это — не вина Керни, но скорее — комплекс противоречий в понимании роли, задач и долга интеллектуалов, сложившийся на рубеже XX—XXI веков: легко заметить, что ни одно из слов — роль, задача, долг (добавим: ответственность, принципы деятельности, цели) по отношению к интеллектуалам в это время практически не употребляется, — так что не становится понятнее, кем являются интеллектуалы сейчас — политическими мыслителями и/или доктринерами, суровыми критиками и/или безучастными (а то и «ангажированными» — совсем не в сартровском смысле) претвори -телями в жизнь сомнительных политических решений, выразителями устремлений и/или мечтаний, создателями и/или разрушителями ценностей; политическими комментаторами, соревнующимися, кто более интересно, необычно и красиво выскажется по текущим политическим событиям?

Учитывая вышесказанное, вполне предсказуемо отвечает на вопрос Р. Керни «А что происходит сегодня с "европейским интеллектуалом"» американский интеллектуал палестинского происхождения, автор книги «Представления интеллектуала» (1994), Эдвард Саид (интервью датировано 1991 годом). Отвечает он, как и подобает интеллектуалу, разграничивая сущее и должное в этом понятии (точнее, в своем видении роли интеллектуала), — вот только раскрывая сущее,

ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗМА. К 75-летию со дня рождения А.С. Панарина

Тематический выпуск кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time volume 9, issue 1 Civilizations in the Age of Globalism.

On the Occasion of 75th Anniversary of the Birth of Alexander S. Panarin

Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit Bd. 9, Ausgb. 1 Zivilisationen in der Ära des Globalismus.

Zum 75. Geburtstag von A.S. Panarin Die thematische Ausgabe des Lehrstuhls für Philosophie der Politik und des Rechts der Philosophischen Fakultät der Moskauer M.W. Lomonossow Staatsuniversität

Никандров А.В. Интеллектуалы и глобализация

Э. Саид видит лишь негативные черты (что для него как для критика всего западного характерно); а говоря о том, кем интеллектуал должен быть, предлагает крайне расплывчатую формулировку (очень характерную для 90-х годов ХХ века).

Эдвард Вади Саид (Edward Wadie Said, 1935—2003), американский литературовед и культуролог арабского происхождения, историк литературы, литературный и музыкальный критик, пианист; основоположник научного направления «постколониальных исследований» (изучение культурного наследия колониализма и империализма).

Впрочем, весьма характерно и смешение политической роли и политической игры в саидовском рассуждении по поводу «настоящего» европейского интеллектуала. Вот что он говорит:

«В сознании американца и европейца понятие "интеллектуал" подразумевает "признанный профессионал", причем в "признании" акцент смещается в сторону властных структур, то есть принято считать, что заслуги и цель, к которой должен стремиться интеллектуал, неразрывно связаны с политической игрой — его роль состоит в том, чтобы формировать и определять политику, создавать общественное мнение» [Саид 2002, с. 51].

Из сказанного не вполне ясно, кто перед нами — интеллектуал или политик, причем политик не очень идеальный. Но вот что Э. Саид полагает «истинными» свойствами, настоящими задачами интеллектуала:

«На мой взгляд, интеллектуал прежде всего обязан углублять самосознание, осмысливать все изменения и проблемы в жизни общества и брать на себя ответственность за него» [Саид 2002, с. 51].

Эта формулировка — квинтэссенция современного понимания (или лучше: современного непонимания) роли интеллектуала. «Углублять самосознание» удобнее всего вдали от политики, в башне из слоновой кости, в уединении: там легче наверное осмыслить «все» (!) проблемы общества, а затем взять на себя (также, видимо, всю) ответственность за него. Что означает последняя фраза? Интеллектуал может (в наше время скорее: может, когда захочет, а раньше — должен) нести ответственность за свои идеи, мысли, которые он высказывает; за то, что написано им в его статьях, сказано в выступлениях и т.д. Но вот брать на себя ответственность за общество — «задача» совершенно непонятная, да и неосуществимая.

Изложенные идеи и мнения могут быть названы (с большими оговорками) позитивными, т.е. как-то признающими существование интеллектуалов и даже их функции. Но приблизительно с 70-х годов и в политической науке, и в публицистике, а также в дискуссиях и полемике возрастает влияние направления, можно сказать, «отрицания интеллектуалов» . Это направление куда более влиятельно, нежели попытки хотя бы и в усеченном виде «оставить» для интеллектуалов некоторое место в обществе и политике, причем представители его подчас гораздо более агрессивны. Возьмем недавнюю книгу «Интеллектуалы с дудкой. Разоблачение магии профессионалов долга» (см. [Mаstrаntonio 2013]), автор которой — Лука Мастрантонио — журналист из «Коррьере делла Сера» — ставит цель показать, что никакого служения современные интеллектуалы не осуществляют, и вся их деятельность — не более чем отыгрывание роли «служителей» для возвеличивания собственной значимости, рекламы себя и своих произведений. «Шоумены мысли», которые хотят «иметь роль любой ценой», служить самим себе, получая за свое служение профит, «хорошо предсказывая, но плохо разбираясь в своих же пророчествах», — с одной целью — обеспечить и удержать для себя «место под солнцем». Обвинения Мастрантонио невнятны и необоснованы, за ними стоит откровенная неприязнь; автор не утруждает себя сколь-либо значимыми пояснениями о природе политической роли интеллектуала, об истории интеллектуалов (попросту утверждая о «мутации» левых интеллектуалов — «левой-которой-больше-нет»), зато от «бескомпромиссной» критики нет

ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗМА. К 75-летию со дня рождения А.С. Панарина

Тематический выпуск кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time volume 9, issue 1 Civilizations in the Age of Globalism.

On the Occasion of 75th Anniversary of the Birth of Alexander S. Panarin

Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit Bd. 9, Ausgb. 1 Zivilisationen in der Ära des Globalismus.

Zum 75. Geburtstag von A.S. Panarin Die thematische Ausgabe des Lehrstuhls für Philosophie der Politik und des Rechts der Philosophischen Fakultät der Moskauer M.W. Lomonossow Staatsuniversität

Hиkahдpob A.B. Иhтеллеkтуaлы и глобализация

спасения никому, — в списке «обвиняемых» — и Умберто Эко, и Джанни Ваттимо, и Ориана Фаллачи, и Альберто Азор Роза2, и многие другие обладатели, по выражению автора, «выгодного титула»3. Всем им молодой критик, «разоблачитель

2 Джанни Ваттимо (Gianteresio (Gianni) Vattimo, р. 1936) — итальянский философ, теоретик постмодернизма; писатель и политик; Ориана Фаллачи (Oriana Fallaci, 1929—2006) — итальянская журналистка, писатель, публицист; Альберто Азор Роза (Alberto Asor Rosa, р. 1933) —итальянский писатель, литературный критик, историк и политик. (Прим. ред. ).

3 При этом среди интеллектуалов некоторые и в самом деле полностью соответствуют определению «шоумены мысли», — вот о них Мастрантонио почему-то не говорит: эти интеллектуалы — А Глюксманн и Б.-А. Леви. С самого начала группы «новых философов» была скорее театрализованных представлением (реклама и информационная поддержка, быстрая «раскрутка», «гастроли» и т.д.), нежели новым направлением общественно-политической мысли или новым движением интеллектуалов.

магии», запрещает высказываться, выносить на суд читателей свои суждения, — непринужденно навешивая ярлыки и «предъявляя» разной степени тяжести обвинениями — в стремлении к известности, в потребности быть всегда на экране и т.п. — не утруждая себя разбором произведений, сопоставлениями с фактами и пр.: интеллектуал — значит виновен.

В том же стиле, что и «памфлет» Мастрантонио, была написана и книга Корин Мэйр «Интеллектуалоиды всех стран, соединяйтесь!» (см.: [Maier 2007]); в определенном смысле Мастрантонио следует как раз-таки «методологии» К. Мэйр: громче обвинения и «праведные» возмущения, ярче лозунги «даешь разоблачения!».

Лука Мастрантонио (Luca Mastrantonio, р. 1979), журналист

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Обложки книг: слева — «Интеллектуалы с дудкой» Л. Мастрантонио (Intellettuali del piffero: Come rompere l'incantesimo dei professionisti dell'impegno. Padova, Marsilio Editori, 2013), справа —«Интеллектуалоиды всех стран, соединяйтесь!» К. Майер (Intellettualoidi di tutto il mondo, unitevi! Milano, Bompiani, 2007)

Корин Мэйр (Corinne Maier, р. 1963), французская эссеистка, психоаналитик, социолог и историк

Все это напоминает нашумевшую в свое время книгу Пола Джонсона «Интеллектуалы. От Маркса и Льва Толстого до Сартра и Хомского» (см.: [Johnson 1990]), автор которой выискивает (а когда не получается — то и придумывает) «компрометирующие» факты; цель — внушить читателю, что интеллектуалам верить нельзя и они не нужны в принципе.

«Вытаскивая нелепые, странные, неприглядные черточки характера, поступки, высказывания своих персонажей (язык не поворачивается сказать "героев"), — говорит Л.А. Фадеева, — Джонсон стремится доказать, что такие люди не имели морального права оказывать влияние на других людей и на общество в целом» [Фадеева 2012, с. 99].

Впрочем, странно было бы от яростного антикоммуниста, испытывающего ненависть и к Европе (к Франции в особенности), чего-либо иного. Рассмотренные «работы», надо сказать, отличает не столько непонимание, сколько какое-то агрессивное нежелание разобраться в базовой проблеме: кем, собственно, являются интеллектуалы и какова конкретно их роль в обществе и политике, чем она обоснована, как она развивалась и т.д. Авторы, подобные Джонсону и Мастрантонио, идут от обратного: те, кто предназначен стать мишенью для их «критики», «записывают» в интеллектуалы авто-

HИKAHДPOB A.B. ИHТЕЛЛЕKТУAЛЫ И ГЛОБАЛИЗАЦИЯ

ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗМА. К 75-летию со дня рождения А.С. Панарина

Тематический выпуск кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time volume 9, issue 1 Civilizations in the Age of Globalism.

On the Occasion of 75th Anniversary of the Birth of Alexander S. Panarin

Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit Bd. 9, Ausgb. 1

Zivilisationen in der Ära des Globalismus. Zum 75. Geburtstag von A.S. Panarin Die thematische Ausgabe des Lehrstuhls für Philosophie der Politik und des Rechts der Philosophischen Fakultät der Moskauer M.W. Lomonossow Staatsuniversität

Никандров А.В. Интеллектуалы и глобализация

матически: интеллектуал — значит виновен, и наоборот! Более сдержанной (хотя название и несколько обескураживает читателя, — но это уже не должно удивлять) представляется другая новая книга по нашей проблеме — «Интеллектуалы. Фиаско одного класса» Джанпаоло Фурджуэле (см. [Furgiuele 2014]). Автор представляет ряд интервью с современными интеллектуалами, в целом вывод простой и печальный: бывший универсальный, ангажированный интеллектуал ныне мутировал, исчез, так что говорить о его отношении к политике нет никакого смысла.

Пол Джонсон (Paul Bede Johnson, р. 1928), английский журналист, историк, полемист

Обложки книг: слева — «Интеллектуалы. От Маркса и Льва Толстого до Сартра и Хомского» П. Джонсона (Intellectuals: From Marx and Tolstoy to Sartre and Chomsky, London, Weidenfeld & Nicolson, 1988, первое издание), справа —«Интеллектуалы. Фиаско одного класса» Дж. Фурджуэле (Intellettuali. Una débâcle di classe. Conversazione con Alberto Abruzzese, Mirella Seri, Franco Ferrarotti, Erri De Luca. Roma, Ladolfi Editore, 2014)

Джанпаоло Фурджуэле (Gianpaolo Furgiuele, р. 1981), итальянский филолог и культуролог

Известный публицист Александр Кустарёв в своей книге «Нервные люди»— сборнике статей, посвященных интеллигенции и интеллектуалам, — резюмирует некоторые критические исследования западных ученых по проблеме интеллектуалов, не обходя вниманием и мнения, высказанные в полемике по данному вопросу, выясняя, что исследователи с некоторых пор стали сомневаться не только в познавательной ценности понятия «интеллектуал», но даже и в его научности, признавая этот термин разве что в поверхностном смысле, но не как наименование конкретной социальной группы. При этом автор отмечает путаницу понятий «интеллектуалы» и «интеллигенция» в современной литературе. А. Кустарёв говорит, что «интеллигенция (интеллектуалы) — это прежде всего некая виртуальная референтная группа, определяемая по-разному теми, кто хочет к ней принадлежать, и теми, кто не хочет к ней принадлежать» [Кустарёв 2006, с. 240].

Мир. Хлрс- Порядок

Александр Кустарёв НЕРВНЫЕ ЛЮДИ

Александр Сергеевич Кустарев (р. 1938), историк, социолог, публицист (слева) и его книга «Нервные люди: очерки об интеллигенции» (Москва, Товарищество КМК, 2006) (справа)

ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗМА. К 15-летию со дня рождения А.С. Панарина

Тематический выпуск кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time volume 9, issue 1 Civilizations in the Age of Globalism.

On the Occasion of 75th Anniversary of the Birth of Alexander S. Panarin

Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit Bd. 9, Ausgb. 1

Zivilisationen in der Ära des Globalismus. Zum 75. Geburtstag von A.S. Panarin Die thematische Ausgabe des Lehrstuhls für Philosophie der Politik und des Rechts der Philosophischen Fakultät der Moskauer M.W. Lomonossow Staatsuniversität

Энцо Траверсо (Enzo Traverso, р. 1957), Обложка книги «Как окончили Режи Мейран (Régis Meyran), французский итало-французский историк и политолог свой путь интеллектуалы?» социальный антрополог и журналист

Э. Траверсо (Che fine hanno fatto gli intellettuali? Conversazione con Régis Meyran. Verona, Ombre corte, 2014)

Никандров А.В. Интеллектуалы и глобализация

Иными словами, «интеллектуалы» — это не название группы, наличествующей в социуме, но скорее «социальный определитель», один из многих в ряду похожих социальных определителей, которые «употребляются в целях положительной самоидентификации и негативной стигматизации, как ярлыки в политической борьбе, как содержательно-типологические обозначения объектов (targeted groups) политического манипулирования или маркетинга» [Кустарёв 2006, с. 2401]. Эти социальные определители, подчеркивает Кустарёв,

«используются инструментально в ходе социальных конфликтов, политической борьбы, статусно-культурной экспансии, экономической конкуренции и компенсаторной мифологии» [Кустарёв 2006, с. 240].

Вот примеры подобных социальных определителей, которые дает Кустарёв: «джентльмен», «буржуа (буржуй)», «мещанин», «люмпен», «интеллектуал», «профессионал», «менеджер», «новый русский» и т.д. Ясно, что при таком понимании вопрос об отношении интеллектуалов к политике невозможно даже и поставить! По поводу соотношения понятий «интеллектуалы» и «интеллигенция» Кустарёв также настроен критически. Несмотря на то, что различие имеется, и оно автором признается:

«Можно считать, что понятие "интеллектуал" — это функционально-ролевое определение, а не профессионально-цензовое. <...> За понятием же "интеллигенция" можно оставить именно значение профессионально-цензовой категории — наподобие "белых воротничков", "средних слоёв" или "служащих"», — автор настаивает на том, что «понятия "интеллигенция" и "интеллектуалы" не есть легальные конструкты. Поэтому они открыты для контроверз, а эти контроверзы, в свою очередь, не дают установиться никакой конвенции. Понятия "интеллигенция" и "интеллектуал" — зона неустойчивых конвенций. Это зона, так сказать, фатальной недоговорённости в обществе» [Кустарёв 2006, с. 240].

Как видно, многие публицисты, исследователи и критики весьма склонны ставить задачу дезавуирования, если не «разгрома» интеллектуалов, причем некоторые из них при этом не вдаются в суть вопроса и включают в число интеллектуалов даже и тех политических мыслителей и деятелей, писателей, которые творили задолго до появления интеллектуалов как таковых вместе с самим этим словом. Впрочем, достаточно четко прослеживается и противоположная тенденция: многие исследователи демонстрируют превосходное владение предметом, знание проблематики в историческом ее развитии, — и тем интереснее, чт0 эти авторы предлагают в качестве решения проблемы «исчезновения» интеллектуалов. Для репрезентативности возьмем совсем свежую книгу — «Как окончили свой путь интеллектуалы?» Энцо Траверсо — книга-диалог ученого-историка и исследователя политических доктрин, работающего во Франции, — с французским журналистом и антропологом Режи Мейраном (см. [Traverso 2014]).

НИКАНДРОВ А.В. ИНТЕЛЛЕКТУАЛЫ И ГЛОБАЛИЗАЦИЯ

ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗМА. К 75-летию со дня рождения А.С. Панарина

Тематический выпуск кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time volume 9, issue 1 Civilizations in the Age of Globalism.

On the Occasion of 75th Anniversary of the Birth of Alexander S. Panarin

Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit Bd. 9, Ausgb. 1

Zivilisationen in der Ära des Globalismus. Zum 75. Geburtstag von A.S. Panarin Die thematische Ausgabe des Lehrstuhls für Philosophie der Politik und des Rechts der Philosophischen Fakultät der Moskauer M.W. Lomonossow Staatsuniversität

Никандров А.В. Интеллектуалы и глобализация

Помимо обычных, классических причин «угасания» интеллектуалов и их замещения экспертами в «постидеологическую эпоху», эпоху «конца метанарратива» — «конец утопий ХХ века», «консервативный поворот 80-х годов», «коммерциализация культуры», «разочарования одного поколения» и пр. (многие из этих причин выявлены скорее по принципу одновременности, а не из отношений следования, иные — попросту принято считать причинами «конца интеллектуалов»), Траверсо связывает уход интеллектуалов с распространением в политической теории и проникновением в поры власти и масс-медиа принципов неолиберализма, что породило, по выражению автора, «неоантиинтеллектуализм» . Изменение партийно-политической структуры Запада, торжество catch-all parties, — все это привело к стремлению определенных политических сил избавиться от интеллектуалов; также новые силы и акторы политики отстраняются от культуры, отрицают культуру, воспринимают ее как балласт, излишнее бремя (см. [Traverso 2014]), — вместе с интеллектуалами, ее представителями и защитниками, с дискуссиями, журналами, полемическими противостояниями, представительством интересов, — все это только мешает осуществлению планов «новой меритокра-тии». Этот аспект — интеллектуалы, взятые во взаимосвязи с культурой, — весьма важен, и формулировка исследователя достойна того, чтобы заострить на ней внимание: культура стоит на пути у «нео-антиинтеллектуалистов», а вовсе не глобализируется, как это часто говорится; при этом все, что не вписывается в их культурно-глобализаторские планы, — вызывает крайнее раздражение и желание избавиться от подобных «препятствий».

Анализируя другие концепции исчезновения интеллектуалов, можно остановиться на интересной по форме, достаточно ценной в научном отношении, и весьма при этом симптоматичной работе Томаса Малдонадо, аргентинского философа и публициста, — книге об интеллектуалах второй половины ХХ века — «Что такое интеллектуал? Приключения и злоключения одной роли» (см. [Maldonado 1995]). Универсальных, политически ангажированных интеллектуалов он называет интеллектуалами-жрецами, это отчасти торжественное определение соответствует фукольдианскому «универсальному интеллектуалу» (знаменитое противопоставление l'intellectuel universel и l'intellectuel spécifique). Эта фигура интеллектуала-жреца имеет свою историю (и здесь аргентинский философ поднимает все прежние концепты «людей письма» — hommes de lettres, men of Knowledge, Männer des Geistes и пр.), но, по Малдонадо, в контексте левых политических движений после Второй мировой войны интеллектуал становится прежде всего тем, кто «занимает позицию (или, по крайней мере, так считают, что он делает) по самым разным вопросам политической жизни» [Maldonado 1995, p. 16]. Ключевое свойство политически ангажированного интеллектуала — то, что Малдонадо называет «гете-родоксия», разномыслие : это свойство объединяет интеллектуалов разных времен:

«Призвание этих людей — всегда не соглашаться, спорить, мыслить разным образом» [Maldonado 1995, p. 25].

Tomás Maldonado ^ Che cos'è un intellettuaJe?

Avvcnturc t* disawenture

Томас Малдонато (Tomás Maldonado; р. 1922), аргентинский дизайнер и теоретик дизайна, живописец, педагог (слева) и его книга «Что такое интеллектуал? Приключения и злоключения одной роли» (Che cos'é un intellettua-le? Avventure e disavventure di un ruolo. Milano, Feltrinelli, 1995) (справа).

Малдонадо крайне осторожно говорит об исчезновении интеллектуалов, допуская утрату ими некоторых функций, или же предполагая, что какие-то из этих функций изменяются, заменяются на другие; и при этом возникает соблазн изменить и само наименование интеллектуалов (например, на экспертов); по сути, оставляя вопрос открытым. Что же касается причин «ослабления» функций интеллектуала (а в этом сомнений нет) — то философ предлагает стандартный набор их: маргинализация интеллектуалов происходит прежде всего из-за кризиса политического участия, понимаемого ранее как долг, служение, борьба и отстаивание интересов; этому сопутствует кризис идеологий и универсальных

HИKAHДPOB A.B. ИHТЕЛЛЕKТУAЛЫ И ГЛОБАЛИЗАЦИЯ

ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗМА. К 75-летию со дня рождения А.С. Панарина

Тематический выпуск кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time volume 9, issue 1 Civilizations in the Age of Globalism.

On the Occasion of 75th Anniversary of the Birth of Alexander S. Panarin

Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit Bd. 9, Ausgb. 1

Zivilisationen in der Ära des Globalismus. Zum 75. Geburtstag von A.S. Panarin Die thematische Ausgabe des Lehrstuhls für Philosophie der Politik und des Rechts der Philosophischen Fakultät der Moskauer M.W. Lomonossow Staatsuniversität

Никандров А.В. Интеллектуалы и глобализация

проектов коллективного подъема (массы уходят из политики участия), — и на это все накладывается возрастающее унифицирующее влияние масс-медиа. Гетеродоксия явно не соответствует новым веяниям, — отсюда ясно, что многие функции интеллектуалов становятся ненужными (а то и опасными). В этом плане небезынтересно вспомнить определение, данное интеллигенции видным большевиком, публицистом и литературным критиком, дипломатом В.В. Воровским. «Идейный парламент» — так он называл интеллигенцию, подразумевая под этим «идейным парламентом» некое собрание, где «представители различных классов входят во всевозможные группировки, соответственно тому, как группируются интересы пославших их классов», акцентируя строго классовую заданность. Мы, конечно, можем (и не без оснований) вложить в это же выражение несколько иной смысл: как сейчас говорят, «площадка дискуссий», партийно-политическая полемическая площадка, на которой представители интеллигенции выдвигают разные мнения по самым разным вопросам (прежде всего — политическим), включившись в дискуссионное поле. Понятно, что в любом парламенте, пусть даже и идейном, будут различные группы, группировки, отряды, партии, подразделения и т.п.

Разбор многочисленных концепций, взглядов и мнений по поводу ухода (исчезновения, истончения, смерти, исхода, умаления, заката, — здесь разные авторы используют весь этот семантический спектр) интеллектуалов показывает, что проблема эта не решена до конца, — да не может быть разрешена, так как окончательный вердикт невозможен: сказать интеллектуалов больше нет мы не можем, но и утверждать, что интеллектуалы и по сей д е н ь в си л е — аналогично нельзя однозначно. Достаточно легко обосновать и проиллюстрировать как одну, так и другую позицию по этому вопросу, — и во многом это будет зависеть от симпатий или же антипатий выносящего вердикт (причем вторая позиция обосновывается более сильно). Однако важно отметить при этом, что в настоящий момент присутствие интеллектуалов — в таком понимании этого слова, которое отсылало бы нас ко временам зарождения этой политически активной группы, своего рода авангарда интеллигенции, то есть к событиям вокруг знаменитого дела Дрейфуса (и в этом смысле интеллектуалы действовали и «были в силе» в бесспорном варианте до конца 60-х гг. ХХ в., а то и более), — представляется во многом сомнительным: не к кому обратиться за прояснением политических событий, за комментариями и объяснениями истинных причин того или иного процесса, за прогнозом развития таких-то событий, никто не «травмирует» чувствительное общественное мнение резкими выпадами против власти, разоблачениями и призывами. Вряд ли мы прочитаем в ближайшее время какое-либо воззвание интеллектуалов, сопоставимое по силе с манифестом «Я обвиняю!..» Эмиля Золя. При этом нельзя сказать, что интеллектуалы молчат, скорее дело в особой направленности масс-медиа и в установках тех, кто направляет медийную политику.

Выступлениям интеллектуалов не будет придана значимость, их авторитет не будет признан на достаточном для сколь-либо заметного влияния уровне, общественность не будет проинформирована об их выступлениях или манифестах, которые можно писать сколько угодно. Соответственно, нет более (или представляется, что нет) «обратной связи» общества и интеллектуалов, со стороны общественности не поступает запрос на интеллектуалов; однако при этом следует иметь в виду, что в «эпоху глобализации» «общественные запросы» являются объектом формирования и контроля, так что «проблема отклика» должна быть поставлена в связь с управляемостью масс-медиа и в конечном счете с «управляемостью демократии». Исходя из этого, будет не совсем правильным решением возложить вину за падение значимости, «широковещательности», авторитета, «эффективности», и если угодно, силы, — на самих интеллектуалов, каким бы образом эта группа ни была определена. Более того, возвращаясь к тому, с чего мы начали, следует все же признать, что не только интеллектуалы-«бронтозавры» действуют в наши дни: существуют также и группы интеллектуалов, серьезно работающие над проблемами политики, исполняя свой «долг интеллектуалов» в старом, классическом, «универсалистском», если угодно, ключе. Исходя из этого можно выразить надежду на будущее возрождение величия интеллектуалов, новый подъем их авторитета как если и не монолитной, то по крайней мере достаточно сплоченной группы.

Авторитет интеллектуалов, обусловивший политический эффект их выступлений в деле Дрейфуса и во многих политических баталиях ХХ века, — тот авторитет, который базировался, по мнению Жюльена Бенда, на нравственной силе их манифестов, получивших моральную поддержку демократических сил французского общества того времени, — ныне считается принадлежностью прошлого, причем достаточно далекого прошлого, если считать начало глобализации одновременно и начальным моментом «ухода» интеллектуалов.

«Сам этот авторитет, — писал Ж. Бенда в 1927 г., — в истории явление новое, во всяком случае в его нынешних масштабах. Я не нахожу в прошлом аналогов того эффекта, какой произвело во Франции вмешательство "ин-

ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗМА. К 15-летию со дня рождения А.С. Панарина

Тематический выпуск кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time volume 9, issue 1 Civilizations in the Age of Globalism.

On the Occasion of 75th Anniversary of the Birth of Alexander S. Panarin

Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit Bd. 9, Ausgb. 1

Zivilisationen in der Ära des Globalismus. Zum 75. Geburtstag von A.S. Panarin Die thematische Ausgabe des Lehrstuhls für Philosophie der Politik und des Rechts der Philosophischen Fakultät der Moskauer M.W. Lomonossow Staatsuniversität

Никандров А.В. Интеллектуалы и глобализация

теллектуалов" в дело Дрейфуса... Невозможно представить себе, чтобы Римскую республику в ее агрессии против Карфагена укрепила моральная поддержка Теренция или Варрона или чтобы правительству Людовика XIV, ведущему войну с Голландией, дало дополнительные силы одобрение Расина или Ферма» [Бенда 2009, с. 217].

Эмиль Золя (Émile Zola, 1840-1902)

Открытое письмо Э. Золя «Я обвиняю» к президенту Французской Республики Феликсу Фору в связи с делом Дрейфуса 13 января 1898 г.

Жюльен Бенда (Julien Benda, 1867—1956), французский философ и новеллист

Обложка первого издания книги Ж. Бенда «Предательство интеллектуалов (La trahison des Clercs. Paris, Grasset, 1927)

Также и теперь ничего подобного нельзя представить! Более того: и эти события в наши дни понять крайне трудно, они кажутся чем-то вроде эпоса, верить которому как-то нелепо, да и не нужно. Тот «жар политических страстей», который был вызван «в артериях Франции» (Р. Роллан) письмом Золя в защиту Дрейфуса, в самом деле, сейчас представить нелегко, пафос манифестов интеллектуалов — увы — непросто воспринимать серьезно в нынешнюю «эпоху глобализации», когда интеллектуалы, если судить о них по масс-медиа, исполняют скорее декоративную функцию — пророков или жрецов истины из какой-то глубокой древности, которые могут царствовать, но не править, пророчествовать, но разве что в качестве живых экспонатов древности (вроде бронтозавров, по выражению Альберто Азор Розы); или же в качестве дополнения к реальным акторам политики, — самим политикам и их think tanks (мозговым трестам), джинам шарпам разного калибра. «Жар политических страстей» интеллектуалов стал достоянием театра. Так, Романо Луперини пишет о том, что

«в 80 — 90-е годы постмодернизм предложил некую фигуру интеллектуала, которая представляла бы исключительно блеск Запада: то ли интеллектуал-оракул, обладатель высшего знания, преданный Слову, посвятивший себя священнодействию Письма, углубившийся в изучения мифов и размышляющий только об отношениях человека и божественного (своего рода интеллектуальная ангелология); то ли интеллектуал — ироничный циник, скептик-пародист текстов и слов, пересмешник, великолепный нарцисс, стремящийся обратить к своей выгоде и удовольствию свой же блестящий нигилизм» [Luperini 2007, p. 191], —

и определяет эти две формы «деятельности» интеллектуалов как формы отказа от служения обществу, растрата своего дара в бессмысленном параде «блестящего нигилизма»4.

4 Согласно Луперини, глобализация, экспортируя самое себя, продуцирует в области культуры явление «нарциссо-кинизма» (нарциссизм + кинизм), что и выражается в новой «двойственности» интеллектуала. Культура в эпоху глобализации, полагает Луперини, встраивается в экономико-политическую систему массовых коммуникаций, — происходит своего рода «умаление культуры», — а отсюда — сокращение самого «поля культурно-политических дебатов». Логично, что знание-власть интеллектуалов как слоя или социальной категории, разбиваясь и фрагментируясь жерновами институционально-технологических структур новой системы, управляемых из определенных центров, утрачивает свою силу. Интеллектуалы (а в данном аспекте Р. Луперини трактует это понятие расширительно) лишаются всякой возможности контроля над новыми структурами управления и превращаются в «рабочих знания», лишаясь как идеологического влияния и статуса «посредников», так в конечном счете авторитета и «легитимности», — отсюда и новые

ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗМА. К 75-летию со дня рождения А.С. Панарина

Тематический выпуск кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time volume 9, issue 1 Civilizations in the Age of Globalism.

On the Occasion of 75th Anniversary of the Birth of Alexander S. Panarin

Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit Bd. 9, Ausgb. 1

Zivilisationen in der Ära des Globalismus. Zum 75. Geburtstag von A.S. Panarin Die thematische Ausgabe des Lehrstuhls für Philosophie der Politik und des Rechts der Philosophischen Fakultät der Moskauer M.W. Lomonossow Staatsuniversität

Никандров А.В. Интеллектуалы и глобализация

«модусы» их деятельности. С определенными оговорками Луперини соглашается с терминологией Зигмунта Баумана, утверждающего о переходе от фигуры «интеллектуала-законодателя» к новой фигуре «интеллектуала-интерпретатора», так сказать, с понижением статуса.

Романо Луперини (Romano Luperini, р. 1940), Уильям Дюваль (William E. Duvall),

итальянский литературный критик, писатель американский историк, эссеист

и политик

В чем же причина всех этих «злоключений» интеллектуалов? Надо полагать, виной всему — глобализация; причем одно это слово, как некоторым хочется представить, может объяснить все, что нас волнует: и причины «ухода» интеллектуалов, и «необходимость» их «замены» экспертами и аналитиками, и «неотвратимость» и «естественность» всех этих процессов. Так, исследователь истории французских интеллектуалов У. Дюваль утверждает, что «процесс глобализации усиливает ощущение триумфа западных, и в особенности американских, ценностей в мире, а тенденция к унификации культуры обостряет в интеллектуалах чувство собственного бессилия» [Дюваль 2005, с. 347]. Говоря об упадке влияния интеллектуалов в мире потребления, У. Дюваль задает вопросы:

«Кому нужен интеллектуал в свете экономического кризиса, инфляции и роста безработицы после 1973 года? И кому нужен интеллектуал, когда главными заботами общества становятся процветание, более выгодное трудоустройство, потребление и технологический прогресс? Интеллектуала просто некому слушать!» [Дюваль 2005, с. 347].

Вопрос ставится как риторический, но ответ не вытекает из него «автоматически», как это, по-видимому, хотелось бы представить У. Дювалю (с другой стороны, может быть, как раз интеллектуал-то и нужен, — хотя бы для ответа на вопрос, как соотнести «потребление и технологический прогресс» с «ростом безработицы»; да и для объяснения сути и причин «кризиса», о котором говорит Дюваль5). Глобализация не может автоматически вести в триумфу «американских

5 О нефтяном кризисе 1970-х, его причинах и «авторах» см. [Энгдаль 2014].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

ценностей», если, конечно, эта победа американизма не была одной из целей установления глобального миропорядка.

Помимо рассмотренных причин, по меньшей мере, ослабления роли интеллектуалов на рубеже ХХ—ХХ1 вв., в западной литературе редко рассматривается роль культурно-интеллектуального, политического и идеологического влияния американских идеологов и практиков, политических теоретиков и собственно политиков (в отличие от проблем влияния американизма и порожденной им «массовой культуры» на культуру Европы, — на эту тему написано очень много ярких, ценных и интересных работ, — среди них можно отдельно отметить работы, и по обоснованности, и по силе эмоций напоминающие манифесты интеллектуалов6). Задолго до «наступления» глобализации мы сталкиваемся с достаточно

6 Приведем в пример книгу-манифест, написанную министром культуры Франции, лингвистом Анри Гобаром «Культурная война. Логика разрушения» и опубликованную в издательстве новых правых (см. [Gobаrd, 1979]). Культурной войной А. Гобар называет проникновение американской массовой культуры, приводящей к разрушительной американизации национальных культур Европы. Стоит ли удивляться тому, что вскоре после выхода книги Гобар был вынужден оставить пост министра.

ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗМА. К 75-летию со дня рождения А.С. Панарина

Тематический выпуск кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time volume 9, issue 1 Civilizations in the Age of Globalism.

On the Occasion of 75th Anniversary of the Birth of Alexander S. Panarin

Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit Bd. 9, Ausgb. 1

Zivilisationen in der Ära des Globalismus. Zum 75. Geburtstag von A.S. Panarin Die thematische Ausgabe des Lehrstuhls für Philosophie der Politik und des Rechts der Philosophischen Fakultät der Moskauer M.W. Lomonossow Staatsuniversität

Никандров А.В. Интеллектуалы и глобализация

интересными событиями и фактами из истории интеллектуалов Западной Европы после Второй мировой войны, рассмотрение которых ставит под вопрос тезис «исчезновения» интеллектуалов как бы «естественным путем», в порядке логики событий: становится ясно, что речь идет не об исчезновении, уходе naturaliter, распылении или самоликвидации политически активной социальной группы, а скорее — об их вытеснении с политической сцены, отстранении от любого рода форм взаимодействия с властью и тем более влияния на нее, — причем вытеснении продуманном, последовательном и активном7. Заметим, далеко не последнюю роль в этом процессе сыграл Конгресс за свободу культуры, о задачах

7 Вообще, и те процессы, начало распространения которых падает на рубеж 80-х — 90-х гг. ХХ в. и которые принято называть глобализацией, в том виде, в котором они нарастают (прежде всего имеется в виду «американоцентрич-ность» глобализации) совсем не обязательно считать объективными и безальтернативными. В работе «Искушение глобализмом» А.С. Панарина, — работе, актуальность которой, и без того весьма высокая, в 2014—2015 гг. стала высокой в высшей степени, ставит задачу «лишить злонамеренность новейшего глобального хищничества "алиби" объективности и непреложности и вскрыть субъективное своеволие там, где нас призывают видеть одну только предопределенность» [Панарин 2000, с. 11].

и деятельности которого, а также о результатах этой деятельности мы будем говорить специально в дальнейшем. Скажем сейчас лишь то, что участие в этой проамериканской организации дискредитировало не только (и не столько) тех интеллектуалов, которые и принимали это участие, но бросило тень на всех западных интеллектуалов.

Конечно, речь идет о практиках и идеологах атлантизма, об американском культурно-политическом присутствии в Западной Европе, ставшим определяющим фактором развития этого региона после Второй мировой войны. Интеллектуалы, по выражению Зигмунта Баумана, проиграли, — но проиграли не истории или судьбе, а как раз-таки этим вполне конкретным и весьма агрессивным силам, идеям и людям. Идеология атлантизма, связанная с политической практикой, расширяла свое присутствие в Западной Европе, усиливая воздействие в сфере политической мысли и культуре, стремясь подчинить континентальную науку и культуру своим установкам и императивам:

«Западная Европа, — пишет К.Н. Брутенц, — не имела выбора, и ее укрыл американский военный зонтик. США — держава-покровитель, разумеется, диктовала свои правила, и Западная Европа превратилась де-факто в протекторат Соединенных Штатов, которые контролировали внешнюю, а во многом, кстати, и внутреннюю политику европейских стран. И это отнюдь не преувеличение: именно так, как протекторат, Бжезинский и именует Европу периода "холодной войны", да и после него» [Брутенц 2009, с. 231].

С одной стороны, американским идеологам, политическим теоретикам и практикам необходимо было внедрить в общественно-политическую мысль определенные паттерны идеолого-политического плана, призванные в конечном счете стать парадигмальными установками для всей западноевропейской культуры в ее целостности, — начертать своего рода «генеральную линию» дальнейшего развития западноевропейской мысли, и прежде всего — мысли политической. С другой стороны, добиться исполнения этого наказа, сделанного Америкой, очутившейся в эйфории «американского века», самой же себе, было трудно представить без «расчищения» идейного поля от ряда собственно европейских идей и принципов, равно как и без дискредитации определенных сил и групп, эти идеи и принципы генерировавших, осуществлявших и воплощавших. Одной из таких социальных групп были западноевропейские интеллектуалы, представляющие собой политически активную часть интеллигенции, связанную с миром культуры. Эта по происхождению и по сфере распространения романская модель взаимодействия культуры и политики, предоставляющая культуре определенные политические права и обязанности, в смысле политического эффекта реализации своих потенций в политике в особенности проявила себя во Франции и в Италии (но при этом влияние французских и итальянских интеллектуалов распространялось на весь Запад, и не только), и никаких симптомов исчезновения или умаления значимости своего «культурного представительства» в политике после Второй мировой войны не демонстрировала. Надо сказать, «атлан-тократы» реализовали на практике планы достижения культурной гегемонии, которые разрабатывал в свое время для

о

итальянских коммунистов Антонио Грамши8.

8 Учение А. Грамши об органических интеллектуалах в их соотнесении с партией, и о культурной гегемонии как о задаче коммунистов, оказывает сильное влияние на ИКП, подводя партию к разработке собственной политики в области культуры с использованием таких вариантов этой политики, которые не находились бы в жесткой зависимости от партийных идеологических императивов. Программа А. Грамши - это комплекс задач перспективной политики коммунистов, то есть постепенная, кропотливая работа партии в области культурной политики с долгосрочной перспективой в борьбе за гегемонию марксистской культуры. Удивительно, но американские разработчики «культурно-

ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗМА. К 75-летию со дня рождения А.С. Панарина

Тематический выпуск кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time volume 9, issue 1 Civilizations in the Age of Globalism.

On the Occasion of 75th Anniversary of the Birth of Alexander S. Panarin

Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit Bd. 9, Ausgb. 1

Zivilisationen in der Ära des Globalismus. Zum 75. Geburtstag von A.S. Panarin Die thematische Ausgabe des Lehrstuhls für Philosophie der Politik und des Rechts der Philosophischen Fakultät der Moskauer M.W. Lomonossow Staatsuniversität

Никандров А.В. Интеллектуалы и глобализация

го захвата» Европы были, по всей видимости, хорошо знакомы с разработками и рекомендациями Грамши (об этом см. [Никандров 2014.6].

Свобода интеллектуала, автономия культуры, понимаемая совершенно по-разному ангажированность, неуправляемость, — все эти характерные черты «беспокойного племени» (причем в этом выражении А. Азор Розы слово «племя» обозначает многочисленность интеллектуалов) были неприемлемы для «вождей атлантизма», для атлантизма как единства идеологии и политической практики. Поэтому американскими разработчиками «генеральной линии» были выработаны различные методы по вытеснению интеллектуалов сначала из политики, а затем — и из общества, сначала — на периферию политической жизни, а затем — и на периферию общественно-политической мысли. Так, была выдвинута своего рода «установка» на «замену» интеллектуалов — экспертами, сведение интеллектуала к эксперту, навязывание интеллектуалам роли экспертов, им не свойственной и для них неприемлемой. Здесь нельзя не процитировать слова А.С. Панарина:

«Везде, где только можно, американская экспансия приводит к замене сложного одномерным, высокого низменным, исполненного рефлектирующей самоиронии — "крутой" самонадеянностью новых варваров» [Панарин 2006, с. 158].

В самом деле, сложно представить эксперта, восклицающего вместе с Эмилем Золя «Я обвиняю!» или «Истина шествует!» или хотя бы «Культивировать сомнения, а не охотиться за истинами!» — вместе с Норберто Боббио.

Другой метод вытеснения интеллектуалов — распространение и поддержка (самого разного рода) целого спектра концепций «конца идеологии» в 50-х гг. ХХ века. Это направление было четко противопоставлено послевоенным интеллектуалам-коммунистам и тем, кто сочувствовал коммунизму и СССР (о деидеологизации см.: [Никандров 2014] . Борьба с идеологией, призывы к «раскрепощению» и «дедогматизации» марксизма, а также призывы покончить с «идеологическим энтузиазмом» (выражение Э. Шилза9), — все эти лозунги скрывали по сути стремление определенных сил

9 Эдвард Шилз (Edward Shils, 1911—1995) — американский социолог, представитель структурного функционализма. (Прим. ред.).

расчистить идеологическое поле, — причем явно не для того, чтобы оставить его открытым, внедогматич-ным и демифологизированным, но именно для того, чтобы сделать это поле вполне «подготовленным» для осуществления культурно-эстетической агрессии атлантизма. Поэтому следует отличать критику марксизма и коммунизма, пусть и самую жесткую и бескомпромиссную, но не отвергающую диалог представителей различных мировоззрений и политических сил, — от того, что принято называть «антикоммунизмом», — то есть ангажированную позицию заведомого отрицания, неприятия всего, что связано с компартиями, учениями Маркса, Ленина и теоретиков марксизма-ленинизма последующих годов; с практикой коммунистического движения, в особенности второй половины ХХ века. Впрочем, борьба за деидеологозацию Западной Европы Америкой была выиграна, и к концу ХХ века место мифического советского комиссара, которым так пугали США Западную Европу, — «занял американский комиссар — представитель "воинствующего либерализма", с неусыпной бдительностью и неистовым пылом выискивающий и искореняющий следы старого менталитета и старой морали. Прежде это называлось борьбой с буржуазными пережитками, теперь это называется борьбой с пережитками тоталитаризма» [Панарин 2000, с. 98]. Одним из способов борьбы против интеллектуалов, приверженных коммунизму, была стратегия «идейно-интеллектуального наступления», связанная с представлением коммунизма как догматики и, соответственно, деятельности компартий как аналога церквей.

В этой связи в высшей степени характерен памфлет Раймона Арона «Опиум интеллектуалов» (1955), написанный в 1952—1954 гг. в процессе острых дебатов о марксизме, коммунизме, о Советском Союзе и Сталине с Камю, Сартром и Мерло-Понти. Книга Арона «Опиум интеллектуалов» совершенно естественным образом вызвала яростную полемику, без преувеличения — шквал критики. Эта работа Арона, быстро вошедшая в корпус классики антикоммунизма была рафинированным интеллектуальным оружием для борьбы против идей коммунизма. Критика Ароном «сталинской догматики» — своего рода светского варианта религии, — не лишена оригинальности и известного блеска; в антимарксистской, антикоммунистической и антисталинской направленности «Опиума» присутствует много интересных и конструктивных моментов. Однако при всех достоинствах работы нельзя не заметить ее важной специфичной особенности: начиная уже с самого названия и заканчивая некоторыми приемами, автор преподносит свое произведение не столько как критику, разоблачение, книгу дискуссионную и вызывающую интеллектуальных соперников на диспут, —

ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗМА. К 75-летию со дня рождения А.С. Панарина

Тематический выпуск кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time volume 9, issue 1 Civilizations in the Age of Globalism.

On the Occasion of 75th Anniversary of the Birth of Alexander S. Panarin

Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit Bd. 9, Ausgb. 1 Zivilisationen in der Ära des Globalismus.

Zum 75. Geburtstag von A.S. Panarin Die thematische Ausgabe des Lehrstuhls für Philosophie der Politik und des Rechts der Philosophischen Fakultät der Moskauer M.W. Lomonossow Staatsuniversität

Никандров А.В. Интеллектуалы и глобализация

сколько как товар, хорошо сделанный (и, отметим, неплохо разрекламированный). Сведение марксизма и коммунизма к догматической системе, а компартии — к своего рода церкви, — помимо своеобразной, оригинальной метафоры, — в первую очередь рекламный трюк, красивая упаковка для товара, — интеллектуальной Кока-Колы. Учитывая все это, нет ничего удивительного в том, что многие французские интеллектуалы того времени предпочитали «ошибаться вместе с Сартром, нежели быть правыми с Ароном» (об этом см. [Никандров 2015]).

Слева — Реймон Арон (Raymond Claude Ferdinand Aron, 1905—1983), французский философ, политолог, социолог и публицист, один из основоположников критической философии истории.

Справа — титульный лист первого издания «Опиума интеллектуалов» Р. Арона (L'Opium des intellectuels. Paris, Cal-man-Lévy, 1955)

Совсем иным методом были разного рода проекты, — группы, «имитирующие» деятельность интеллектуалов с целью их компрометации, поддержанные СМИ и политиками (но у большинства европейских интеллектуалов вызвавших резкую критику). Самый яркий пример такого рода — «новые философы» во Франции — ярко разрекламированный «проект»: эпатаж, броские фразы, ложные проблемы и фальшивые обобщения, гастрольные поездки новых «звезд», — настоящие «шоумены мысли»!

«В марте — апреле 1977 года, — рассказывает замечательный советский публицист, литературовед, специалист по итальянской культуре Цецилия Исааковна Кин (1905—1992), — в Париже начался бум, какого не было уже лет десять, так как вышло несколько книг под эффектно-вызывающими названиями, и они были основательно разрекламированы. <...> "На протяжении нескольких лет в мире мыслителей происходит настоящая смена караула. Новое поколение философов берет приступом вчерашние крепости, сотрясает засевших в них, колеблет их уверенность в себе. Плеяда молодых теоретиков врывается.", и так далее. Низвергаются идолы (например, структурализм), утверждаются новые ценности» [Кин 1980, с. 106].

«Смена караула» была обставлена в высшей степени ярко и эффектно, по принципу «средств не жалеть», — целью было привлечь к «сенсации» максимальное количество «зрителей». По словам А.А. Костиковой,

«сенсационность, основанная на отречении молодых интеллектуалов от их "революционного" прошлого, от идеалов, которыми они были движимы в конце 60-х гг., стала тем привлекательным моментом, который впервые вывел философскую концепцию на самую широкую аудиторию. По сути дела, молодые философы оказались объединенными в движение в результате активной деятельности средств массовой информации. Как отмечается, это была исключительная шумиха, поднятая средствами массовой информации, которая впервые непосредственно коснулась области идей» [Костикова 1996, с. 29].

Впрочем, «революционность» новых философов перешла в иное качество, распространившись на сферу политических идей и область взаимоотношений политики и культуры, — иными словами, в «епархию» интеллектуалов. Ненависть к «власти» и «господству» (понятия, которым новые философы придают особый смысл, связанный с «тиранией логоса» и «репрессивностью культуры»), воспевание «бунта» и «бунтующих масс», «истинности мышления бунта», — таковы основные «принципы» «молодых теоретиков». Все, что не является бунтом, — является фашизмом: жить и мыслить «по-новому» — значит бунтовать. Новые философы, пишет И.М. Кутасова,

«выступили как критики всякой власти, всякого господства и всех разновидностей фашизма. Они заявили себя как продолжатели левых традиций антифашизма и антитоталитаризма. Но если идеологи "новых левых" сосредо-

ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗМА. К 75-летию со дня рождения А.С. Панарина

Тематический выпуск кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time volume 9, issue 1 Civilizations in the Age of Globalism.

On the Occasion of 75th Anniversary of the Birth of Alexander S. Panarin

Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit Bd. 9, Ausgb. 1 Zivilisationen in der Ära des Globalismus.

Zum 75. Geburtstag von A.S. Panarin Die thematische Ausgabe des Lehrstuhls für Philosophie der Politik und des Rechts der Philosophischen Fakultät der Moskauer M.W. Lomonossow Staatsuniversität

Никандров А.В. Интеллектуалы и глобализация

точивали внимание своих читателей на авторитарных, бюрократических, насильственных методах, применяемых буржуазными государствами, то "новые философы" распространяют понятие "фашизм" на все идеологии, на все общественные системы» [Кутасова 1984, с. 22].

По замыслу «продюсеров», бренд «новые философы» был создан с целью противопоставления набирающим влияние «новым правым», которые отличались своей неприязнью к атлантистским идеям и призывали к защите фундаментальных европейских ценностей; помимо «карнавализации» настоящих интеллектуалов, новые философы годились и для создания «шумовых эффектов», путаницы, дезориентирующей тех, кто прислушивался к голосам интеллектуалов. Среди этой «труппы» особо выделяются упомянутые выше Б.-А. Леви и А. Глюксманн, — предводители «нового движения», «герои» «Красного мая», идеологи 68-го года. Антимарксизм и антикоммунизм, ненависть к СССР, перешедшая в ненависть к России, с одной стороны, — и страстная любовь к Америке, безоговорочная поддержка любых действий «гегемона», с другой, — таковы два базовых «принципа» вождей новых философов Б.-А. Леви и А. Глюксманна.

Андре Глюксманн и Бернар-Анри Леви в 1994 (слева) и 2007 (справа). Фото с сайтов http://culturebox.francetvinfo.fr/livres/evenements/mort-du-philosophe-andre-glucksmann-230579 и http://www.slate.fr/story/109843/glucksmann-bhl-nouveaux-philosophes-faux-jumeaux

Разоблачая поддельную эрудицию и фальшивый блеск риторики, свой вердикт о новых философах выносит Раймон Арон (сам будучи приверженцем атлантизма):

«Лично меня "новые философы" не волнуют. Им не присущ оригинальный стиль философского мышления; их нельзя сравнить ни с феноменологами, ни с экзистенциалистами, ни с психоаналитиками. Они пишут эссе, не укладывающиеся в университетские нормы. Успеху этих авторов способствовали СМИ и отсутствие... справедливой и признанной критической инстанции» [Арон 2002, с. 767].

А. Глюксманн и Р. Арон в 1979 г. время во время пресс-конференции движения «Корабль для Вьетнама».

ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗМА. К 75-летию со дня рождения А.С. Панарина

Тематический выпуск кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time volume 9, issue 1

Civilizations in the Age of Globalism. On the Occasion of 75th Anniversary of the Birth of Alexander S. Panarin

Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit Bd. 9, Ausgb. 1

Zivilisationen in der Ära des Globalismus. Zum 75. Geburtstag von A.S. Panarin Die thematische Ausgabe des Lehrstuhls für Philosophie der Politik und des Rechts der Philosophischen Fakultät der Moskauer M.W. Lomonossow Staatsuniversität

Никандров А.В. Интеллектуалы и глобализация

Жиль Делез был еще более резок в оценках: утверждая, что мышление новых философов равно нулю, философ выносит безжалостный вердикт:

«Во-первых, они оперируют грубыми, непрожеванными понятиями: Закон, Власть, Господин, Мир, Бунт, Вера и т.д. С их помощью они составляют гротескные связи, суммарные дуализмы: Закон и Бунт, Власть и Ангел. Во-вторых, и вследствие этого: чем слабее содержание мысли, тем важнее считает себя мыслитель» (цит. по: [Кусаинов 2003, с. 9]).

Впрочем, продвижение «новых» (точнее, нужных) идей и концепций не всегда было связано именно с группами, с новосозданными движениями. Подчас рекламная и прочая поддержка оказывалась и отдельным проатлантитстким интеллектуалам: один из самых ярких проектов такого рода — интеллектуал-социолог Жан-Франсуа Ревель (1924—2006), «утробный антикоммунист», с его многочисленными и очень сильно разрекламированными «бестселлерами», среди которых наиболее известны книги-памфлеты «Ни Маркс, ни Иисус» (1970), «Тоталитарное искушение» (1976), «Одержимость антиамериканизмом» (2002). Работы Ревеля не отличались научностью, обоснованностью или даже какой-либо особо интересной постановкой вопросов и т.п. Основная цель автора — создание чисто конъюнктурных «трудов», связанных с определенными событиями, решениями или намерениями атлантистов и их «союзников», и имеющих конкретную заданность (так, например, в основе «Тоталитарного искушения», как говорит советский публицист, исследователь и критик Э.М. Розенталь, лежит «идея создания военно-политического блока "малой Европы" под руководством наднационального европейского парламента. Автор "Тоталитарного искушения" полагает, что отчуждение французского суверенитета пойдет Франции только на пользу» [Розенталь 1978, с. 159]. Однако, как иронично замечает Э.М. Розенталь,

«сама по себе книга Ж.-Ф. Ревеля скорее всего осталась бы незамеченной, бестселлером ее сделала реклама, которая была тщательно продумана и подготовлена заранее. Ожидалось, что ребенок родится богатырского сложения, не вышло. "Монд" обнаружила в "Тоталитарном искушении" извращенные факты, необоснованные утверждения, эклектику и просто наивности. "Юманите-диманш" высказался более определенно: "Ему заказали бульдозер, а он дал терку для овощей". Как бы там ни было, но Ж.-Ф. Ревель выполнил социальный заказ в срок» [Розенталь 1978, с. 156].

lean-Fran çois

REVEL

it tАм/fwil fi/r*t<lipf

L'obsession anti-américaine

Son fonctionnement

ses causes ses inconséquences

Pion

Жан-Франсуа Ревель (Jean-François Revel, 1924—2006), французский философ, писатель, журналист

Обложки первых изданий работ Ж.-Ф. Ревеля, слева направо: «Ни Маркс, ни Иисус» (Ni Marx ni Jésus: de la seconde révolution américaine à la seconde révolution mondiale. Paris, Laffont, 1970), «Искушение тоталитаризмом» (La tentation totalitaire. Paris, Laffont, 1976), «Одержимость антиамериканизмом» (L'Obsession anti-américaine. Paris, Plon, 2002)

Не более интеллектуальна (но исполнена, как обычно, в срок) и «Одержимость антиамериканизмом». В этой работе Ревель делает акцент на «свежей» идее, суть которой в том, что европейский антиамериканизм — результат плохого знания Америки и собственных неудач Европы; обвинения в адрес США по поводу «культурной колонизации» — не имеют, по Ревелю, никаких оснований, — соответственно, в основе ненависти к Америке лежит банальная «истерия». Сведение антиатлантистских идей к истерии, аллергии и далее в этом духе, — довольно распространенный прием

ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗМА. К 75-летию со дня рождения А.С. Панарина

Тематический выпуск кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time volume 9, issue 1 Civilizations in the Age of Globalism.

On the Occasion of 75th Anniversary of the Birth of Alexander S. Panarin

Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit Bd. 9, Ausgb. 1

Zivilisationen in der Ära des Globalismus. Zum 75. Geburtstag von A.S. Panarin Die thematische Ausgabe des Lehrstuhls für Philosophie der Politik und des Rechts der Philosophischen Fakultät der Moskauer M.W. Lomonossow Staatsuniversität

Никандров А.В. Интеллектуалы и глобализация

«оправдания атлантизма»: проще наклеить ярлык, нежели отвечать на претензии обстоятельно и конкретно (тем более что честная дискуссия может привести и к нежелательным для «апологетов» американизма результатам).

«Борьба за конец идеологии», навязывание «экспертизма», превознесение компетентности аналитиков и постоянное принижение значимости «некомпетентных», «излишне амбициозных» и «крикливых» интеллектуалов, лишенных якобы профессионализма (вплоть до, как уже было подчеркнуто, поддержки групп интеллектуалов, наделенных именно такими чертами в порядке замысла), — и все это «происки» атлантизма (или «мирового империализма») — нет ли здесь какого-то преувеличения? Едва ли: в самом деле, могли ли проводники идей и политической практики атлантизма (к 80-ь — 90-м годам ХХ века превратившимся, по выражению А.С. Панарина, в «великодержавный глобализм Америки» [Панарин 2000, с. 92] допустить ту, по его же выражению, «присущую интеллектуалам иронию», являющуюся «разрушительной в отношении любой "лозунготиражирующей" политической практики» [Панарин 1989, с. 186], если такая практика стремительно утверждалась в послевоенной Европе (и получила бы развитие и признание, равным образом и влияние)? Конечно, нет. Одно дело — интеллектуалы с их критическим сомнением и разрушительной иронией, и другое — эксперты-«профессионалы», аналитики, весьма далекие от «ненужных» рассуждений, сомнений и «несанкционированного» анализа.

Возможно ли со стороны идеологов «культурного Плана Маршалла» было допустить существование влиятельной и независимой группы, выносящей на суд общественного мнения собственные, не согласованные с «генеральной линией» вердикты, ставящей задачей «культивировать сомнения», — и это тогда, когда «американский мессианизм» только начал утверждаться в Европе именно в качестве истины, за которой не надо было охотиться, поскольку она провозглашена ; догмы, не терпящей никаких сомнений. Не в малой мере интеллектуалы были одной из сил, стоящих на пути продвижения американской культуры и американского «великодержавного глобализма». Не преувеличивая силу и влияние интеллектуалов, мы вполне можем говорить о них как о силе, противостоящей американскому влиянию, хотя бы и анализируя те серьезные усилия, которые были предприняты «американскими комиссарами» по устранению интеллектуалов с их неудобной гетеродоксией. И, надо сказать, атлантисты одержали в Западной Европе весьма убедительную победу, так что ныне «в полном соответствии с манихейскими установками идеологического прогрессизма мир рассматривается как находящийся на марше — от тоталитарного прошлого к американоподобному либеральному будущему. Как и водится в таких случаях, здесь различают непримиримых врагов и идеологических попутчиков. Одни подлежат устранению, другие — классификации и отбору на возможную пригодность» [Панарин 2000, с. 99]. Надо, конечно, признать, что в рядах непримиримых врагов интеллектуалы в наше время давно уже не числятся, а как попутчики устроить «американских комиссаров» они не могут: в самом деле, если задача нового «великого учения» — «либерального талмудизма», как говорил А.С. Панарин, в сравнении с марксизмом, бывшим оппонентом, «стала и проще, и приземленнее: вместо того чтобы искать черты нового общества и нового человека в текстах "учения", их теперь предстояло узреть наяву — в лице американского образца» [Панарин 2000, с. 98], — то очевидно, что никаких усилий, особенно интеллектуальных, прилагать для восприятия новой «генеральной линии», не требуется.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В настоящее время, надо признать вместе с Джульетто Кьезой, — интеллектуалом, борцом против американского неоимпериализма, — что «Европа и не свободна и не независима, как мечталось некоторым из ее отцов-основателей, ибо она покорно подчиняется воле заокеанского союзника и властелина» [Кьеза 2014, с. 91]. Однако нет никаких оснований, что этот «порядок» установился окончательно, ибо, как продолжает Дж. Кьеза,

«Европа может выбрать и другой путь — альтернативный вариант самостоятельности и суверенитета. Но сделает этот выбор только при условии, что придут к власти новые правящие классы, не поддающиеся шантажу, не раболепствующие перед хозяином и не являющиеся лакеями по назначению "Хозяев Вселенной"» [Кьеза 2014, с. 92-93].

Также следует иметь в виду начавшийся процесс «дегегемонизации» Западной Европы: ныне США стремительно теряют былое лидерство во всех сферах.

Таким образом, актуальность и даже необходимость изучения истории интеллектуалов как особого рода активной политической группы западноевропейский интеллигенции (прежде всего Франции и Италии) в свете вышесказанного предстают вполне обоснованными: в ходе своей общественно-политической, как и собственно интеллектуальной, деятельности, и в лице своих ярких представителей интеллектуалы поставили множество острых политических проблем, предоставив достаточно интересные, подчас неожиданные, ответы и методы решения вопросов политической теории и

ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗМА. К 75-летию со дня рождения А.С. Панарина

Тематический выпуск кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time volume 9, issue 1 Civilizations in the Age of Globalism.

On the Occasion of 75th Anniversary of the Birth of Alexander S. Panarin

Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit Bd. 9, Ausgb. 1

Zivilisationen in der Ära des Globalismus. Zum 75. Geburtstag von A.S. Panarin Die thematische Ausgabe des Lehrstuhls für Philosophie der Politik und des Rechts der Philosophischen Fakultät der Moskauer M.W. Lomonossow Staatsuniversität

Никандров А.В. Интеллектуалы и глобализация

практики; обозначив, с одной стороны, пути взаимодействия политики и культуры, вскрыв опасности, которые может представлять для культуры — политика, а для политики — культура; а с другой — будучи подчас связующим звеном между политическими теориями, идеологиями и доктринами, и — политической практикой, претворением идей в реальность, интеллектуалы сами в определенные моменты своей истории представляли опасность для некоторых идеологов и политических деятелей, если не для целых направлений, идеологий и движений в политике. Дело тут не столько в том, что в политике есть сферы и проблемы, для решения которых менее всего нужны критика и обсуждение, тем более так, как это делают интеллектуалы — с дискуссиями и борьбой мнений. Сам универсализм интеллектуалов, способы и методы их критического осмысления совершенно разных вопросов, имеющих отношение к политике, — на каком-то этапе становится препятствием для сил и лиц, разрабатывающих свои планы и стратегии, — причем не обязательно глобального масштаба. С этой точки зрения в несколько ином, нежели обычном, свете предстают некоторые работы известных мыслителей, отвергающих и «дезавуирующих» как универсализм в культуре и науке, так и универсализм интеллектуалов.

ЛИТЕРАТУРА

1. Арон Р. Мемуары: 50 лет размышлений о политике. М.: Ладомир, 2002.

2. Бенда Ж. Предательство интеллектуалов. М.: ИРИСЭН, 2009.

3. Брутенц К.Н. Закат американской гегемонии. М.: Международные отношения, 2009.

4. Дюваль у. Утраченные иллюзии: Интеллектуал во Франции / / Республика словесности. Франция в

мировой интеллектуальной культуре / Отв. ред. С.Н. Зенкин. М.: Новое литературное обозрение, 2005. С. 337-349.

5. Керни Р. Диалоги о Европе. М.: Весь мир, 2002.

6. Кин Ц.И. Итальянские мозаики. Статьи об итальянской литературе 70-х годов. М.: Советский писа-

тель, 1980.

7. Костикова А.А. «Новая философия» во Франции: постмодернистская перспектива развития новейшей

философии. М.: Издательство Московского университета, 1996.

8. Кусаинов А.А. Французская «новая философия» и культура постмодерна. Волгоград: Изд-во ВолГу, 2003.

9. Кустарёв А. Нервные люди: Очерки об интеллигенции. М.: Товарищество научных изданий КМК, 2006.

10. Кутасова И.М. Антифилософия «новой философии». М.: Политиздат, 1984.

11. Кьеза Дж. Что вместо катастрофы? М.: Издательский дом «Трибуна», 2014.

12. Никандров А.В. Борьба идей в политической истории второй половины ХХ века: концепция конца

идеологии и ее роль в идейно-политическом противостоянии коммунизма и атлантизма в эпоху холодной войны / / Философия политики и права: Ежегодник научных работ. Вып. 5. Политика и политическое. М.: Центр стратегической конъюнктуры, 2014.а. С. 65 — 88.

13. Никандров А.В. «Идеологические споры» в политике: концепция «секулярной религии» Раймона

Арона в идейном противостоянии интеллектуалов / / Вопросы философии. 2015. № 7. С. 49 — 61.

14. Никандров А.В. Творческое развитие или доктринальная инверсия марксизма: Норберто Боббио о

значении и своеобразии концепции гражданского общества Антонио Грамши [Электронный ресурс] / / Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. 2014.б. Т. 6. Вып. 1: Гражданское общество и общество граждан: вопросы теории и практики. Тематический выпуск кафедры философии политики и права философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова. Режим доступа: http: //j-spacetime.com/actual%20content/t6v1/2227-9490e-aprovr_e-ast6-1.2014.22.php.

15. Панарин А.С. Искушение глобализмом. М.: ЭКСМО-Пресс, 2000.

16. Панарин А.С. Правда железного занавеса. М.: Алгоритм, 2006.

17. Панарин А.С. Стиль «ретро» в идеологии и политике. (Критические очерки французского неоконсер-

ватизма). М.: Мысль, 1989.

18. Розенталь Э.М. Власть иллюзии. М.: Политиздат, 1978.

19. Саид Э. Европа и ее «чужие»: арабская перспектива // Керни Р. Диалоги о Европе. М.: Весь мир, 2002.

С. 51 — 59.

ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗМА. К 75-летию со дня рождения А.С. Панарина

Тематический выпуск кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time volume 9, issue 1 Civilizations in the Age of Globalism.

On the Occasion of 75th Anniversary of the Birth of Alexander S. Panarin

Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit Bd. 9, Ausgb. 1 Zivilisationen in der Ära des Globalismus.

Zum 75. Geburtstag von A.S. Panarin Die thematische Ausgabe des Lehrstuhls für Philosophie der Politik und des Rechts der Philosophischen Fakultät der Moskauer M.W. Lomonossow Staatsuniversität

Никандров А.В. Интеллектуалы и глобализация

20. Фадеева Л.А. Кто мы? Интеллигенция в борьбе за идентичность. М.: Новый Хронограф, 2012.

21. Энгдаль Ф.У. Столетие войны: англо-американская нефтяная политика и Новый мировой порядок. М.:

Война и мир, 2014.

22. Furgiuele G. Intellettuali. Una débâcle di classe. Conversazione con Alberto Abruzzese, Mirella Seri, Franco Ferrarotti,

Erri De Luca. Roma: Ladolfi Editore, 2014.

23. Gobard H. La guerre culturelle. Logique du désastre. Paris: Copernic, 1979.

24. Johnson P. Intellectuals: From Marx and Tolstoy to Sartre and Chomsky. New York: Harper & Row Publishers, 1990.

25. Luperini R. "Intellettuali, critica letteraria e globalizzazione." Allegoria 56 (2007): 187—99. PDF-file.

<http://www.Allegoriaonline.it/PDF/132.pdf>.

26. Maier C. Intellettualoidi di tutto il mondo, unitevi!. Milano: Bompiani, 2007.

27. Maldonado T. Che cos'e un intellettuale? Avventuree disavventure di un ruolo. Milano: Feltrinelli, 1995.

28. Mastrantonio L. Intellettuali del piffero: Come rompere l'incantesimo dei professionisti dell'impegno. Padova: Marsilio

Editori, 2013.

29. Traverso E. Che fine hanno fatto gli intellettuali? Conversazione con Régis Meyran. Verona: Ombre corte, 2014.

Цитирование по ГОСТ Р 7.0.11—2011:

Никандров, А. В. Интеллектуалы и глобализация [Электронный ресурс] / А.В. Никандров // Электронное научное издание Альманах Пространство и Время. — 2015. — Т. 9. — Вып. 1: Цивилизации в эпоху глобализма. К 75-летию со дня рождения А.С. Панарина. Тематический выпуск кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова. — Стационарный сетевой адрес: 2227-9490e-aprovr_e-ast9-1.2015.53.

INTELLECTUALS AND GLOBALIZATION

Alexey V. Nikandrov, Ph.D. (Political Science), Senior Researcher at the Chair of Philosophy of Politics and Law, Lomonosov Moscow State University, Philosophical Department

E-mail: bobbio71@mail.ru

Statement of the problem of intellectuals' existence leads to another problem. This is defining intellectual in political aspect of his role in society. Solution of these problems brings us closer to resolving the other one. However, the problem of 'defining intellectuals' in modern political science is quite complex and controversial. It is linked with polemic, in which intellectuals themselves and their critics have participated since the time of the Dreyfus affair till 1980s — 1990s, as well as with the famous discussions of the end of 'century of intellectuals' about the disappearance of intellectuals, about their silence and even their 'death'.

The subjects of my research are these arguments and discussions, which encountered within the space of Romanic culture, first of all French and Italian. Romanic model of interaction between culture and politics is interesting because in its frameworks culture has certain political rights and duties (I mean political effect of the realization of culture's potential in politics) Using discourse and comparative analysis, I study two opposing 'lines' in resolving 'problems of existence' of the intellectuals: (i) denying the existence of the intellectuals as an active political force in contemporary social and political life, (ii) opinion about intellectuals lost their 'force' and passed into inactive state while retaining the potential for inclusion in the political process. In turn, analysis of these two opposite points of view leads to the necessity of raising the question about the reasons for the decline of intellectuals' political activity. I suppose the key cause of such events is American meddling in the Western European cultural and political spaces that began after WWII, which led to modern cultural and political dominance of Atlanticism in Western Europe.

ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗМА. К 75-летию со дня рождения А.С. Панарина

Тематический выпуск кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time volume 9, issue 1 Civilizations in the Age of Globalism.

On the Occasion of 75th Anniversary of the Birth of Alexander S. Panarin

Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit Bd. 9, Ausgb. 1

Zivilisationen in der Ära des Globalismus. Zum 75. Geburtstag von A.S. Panarin Die thematische Ausgabe des Lehrstuhls für Philosophie der Politik und des Rechts der Philosophischen Fakultät der Moskauer M.W. Lomonossow Staatsuniversität

Никандров А.В. Интеллектуалы и глобализация

To my mind, an opinion that intellectuals disappear, leaving (in the strict sense), as well as the opinion of diffusing or self-liquidating of the politically active social group of intellectuals is erroneous. I'm referring, rather, to their crowding out of the political scene and pushing from any kind forms of interaction with power, and much less from influence on it. This crowding out is carried thoughtfully, consistently and actively. The ideology of Atlanticism, associated with political practice, has expanded its presence in Western Europe, increasing influence in the field of political thought and culture, seeking to control the continental culture, and science to their beliefs and imperatives. This gain was difficult without 'purification' of ideological fields from a number of European ideas and principles, and without discrediting of certain forces and groups, which generate carry out and embody such ideas and principles. One of these social groups consists with Western intellectuals who were the most politically active among cultural figures.

In my article, on the base of analysis of wide variety of philosophical, anthropological and culturological essays I show Romanic culture that spread its influence throughout the world, display no symptoms of extinction or impairment the importance of its 'cultural representation' in politics after World War II. From this I came to conclusion intellectuals' crowding out of social and political life of Western Europe is the result of America's 'capture of culture' in Western Europe, which was implemented in the spirit of the Antonio Gramsci's concept of hegemony.

Keywords: intellectuals, disappearance of intellectuals, hegemony of USA, Atlanticism, cultural dominance, ideology, new philosophers.

References:

1. Aron R. Memoirs: 50 Years of Thinking about Politics. Moscow: Ladomir Publisher, 2002. (In Russian).

2. Benda J. The Betrayal of the Intellectuals. Moscow: Institute for the Dissemination of Information on Social and

Economic Sciences Publisher, 2000. (In Russian).

3. Brutenz K.N. The Decline of the American Hegemony. Moscow: Mezhdunarodnye otnosheniya Publisher, 2009. (In

Russian).

4. Chiesa G. What Will Happen Instead of a Catastrophe? Moscow: Tribuna Publisher, 2015. (In Russian).

5. Duvall W.E. "Lost Illusions: The Intellectual in France." Republic of Literature. France in the World's Intellectual Cul-

ture. Ed. S.N. Zenkin. Moscow: Novoe literaturnoe obozrenie Publisher, 2005. (In Russian).

6. Engdahl F.W. A Century of War: Anglo-American Oil Politics and the New World Order. Moscow: Voyna i mir Pub-

lisher, 2014. (In Russian).

7. Fadeeva L.A. Who Are We? Intellectuals in the Battle for Identity. Moscow: Novy Khronograf Publisher, 2012. (In

Russian).

8. Furgiuele G. Intellettuali. Una débâcle di classe. Conversazione con Alberto Abruzzese, Mirella Seri, Franco Ferrarotti,

Erri De Luca. Roma: Ladolfi Editore, 2014.

9. Gobard H. La guerre culturelle. Logique du désastre. Paris: Copernic, 1979.

10. Johnson P. Intellectuals: From Marx and Tolstoy to Sartre and Chomsky. New York: Harper & Row Publishers, 1990.

11. Kearney R. Dialogues about Europe. Moscow: Ves mir Publisher, 2002. (In Russian).

12. Kin T.I. Italian Mosaic. Articles on Italian Literature of the 70es. Moscow: Sovetskiy pisatel Publisher, 1980. (In Russian).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

13. Kostikova A.A. 'New Philosophy' in France: A Postmodern Perspective of Contemporary Philosophy Development. Mos-

cow: Moscow State University Publisher, 1996. (In Russian).

14. Kusainov A.A. French 'New Philosophy' and Postmodern Culture. Volgograd: Volgograd State University Publisher,

2003. (In Russian).

15. Kustaryov A. Nervous People: Essays on Intellectuals. Moscow: Tovarischestvo nauchnich izdani Publisher, 2006.

(In Russian).

16. Kutasova I.M. Antiphilosophy of the 'New Philosophy'. Moscow: Politizda Publisher, 1984. (In Russian).

17. Luperini R. "Intellettuali, critica letteraria e globalizzazione." Allegoria 56 (2007): 187—99. PDF-file.

<http://www.Allegoriaonline.it/PDF/132.pdf>.

18. Maier C. Intellettualoidi di tutto il mondo, unitevi! Milano: Bompiani, 2007.

ЦИВИЛИЗАЦИИ В ЭПОХУ ГЛОБАЛИЗМА. К 75-летию со дня рождения А.С. Панарина

Тематический выпуск кафедры философии политики и права Философского факультета МГУ имени М.В. Ломоносова

Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time volume 9, issue 1 Civilizations in the Age of Globalism.

On the Occasion of 75th Anniversary of the Birth of Alexander S. Panarin

Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University

Elektronische wissenschaftliche Auflage Almanach 'Raum und Zeit Bd. 9, Ausgb. 1 Zivilisationen in der Ära des Globalismus.

Zum 75. Geburtstag von A.S. Panarin Die thematische Ausgabe des Lehrstuhls für Philosophie der Politik und des Rechts der Philosophischen Fakultät der Moskauer M.W. Lomonossow Staatsuniversität

Никандров А.В. Интеллектуалы и глобализация

19. Maldonado T. Che cos'e un intellettuale? Avventuree disavventure di un ruolo. Milano: Feltrinelli, 1995.

20. Mastrantonio L. Intellettuali del piffero: Come rompere l'incantesimo dei professionisti dell'impegno. Padova: Marsilio

Editori, 2013.

21. Nikandrov A.V. "Marxism Creative Development or Doctrinal Inversion: Norberto Bobbio about the Significance

and Originality of Antonio Gramsci's Civil Society Concept." Elektronnoe nauchnoe izdanie AVmanakh Pros-transtvo i Vremya [Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time. Civil Society and Society of Citizens: Issues of Theory and Practice. Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University] 6.1 (2014). Web. <2227-9490e-aprovr_e-ast6-1.2014.22>. (In Russian).

22. Nikandrov A.V. "The Battle of Ideas in the Political History of the Second Half of the Twentieth Century: The

Concept of Ideology and Its Role in the Ideological-Political Confrontation between Communism and of Atlanticism in the Era of the Cold War." Philosophy of Politics and Law: Yearbook of research papers. Volume 5: Policy and Political. Moscow: Center for Strategic Conjuncture Publisher, 2014, pp. 65 — 88. (In Russian).

23. Nikandrov A.V. "The Ideological Controversies» in Politics: the Raymond Aron's Conception of 'Secular Religion' in

the Ideological Confrontation of Intellectuals." Problems of Philosophy 7 (2015): 49 — 61. (In Russian).

24. Panarin A.S. The 'Retro' Style in Ideology and Politics. (Critical Essays on French Neo-Conservatism). Moscow: Mysl

Publisher, 1989. (In Russian).

25. Panarin A.S. The Temptation of Globalism. Moscow: Eksmo Publisher, 2000. (In Russian).

26. Panarin A.S. The Truth of the Iron Curtain. Moscow: Algoritm Publisher, 2006. (In Russian).

27. Rosental E.M. The Power of Illusion. Moscow: Politizdat Publisher, 1978. (In Russian).

28. Said E. "Europe and Its 'Others': An Arab Perspective." States of Mind: Dialogues with Contemporary Thinkers by R.

Kearney. Moscow: Ves mir Publisher, 2002. (In Russian).

29. Traverso E. Che fine hanno fatto gli intellettuali? Conversazione con Régis Meyran. Verona: Ombre corte, 2014.

Cite MLA 7:

Nikandrov, A. V. "Intellectuals and Globalization." Elektronnoe nauchnoe izdanie Al'manakh Prostranstvo i Vremya [Electronic Scientific Edition Almanac Space and Time. Civilizations in the Age of Globalism. On the Occasion of 75th Anniversary of the Birth of Alexander S. Panarin. Thematic Issue of the Chair of Philosophy of Politics and Law, Philosophical Department of Lomonosov Moscow State University] 9.1 (2015). Web. <2227-9490e-aprovr_e-ast9-1.2015.53>. (In Russian).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.