Научная статья на тему 'Интеграция крупного частнопредпринимательского капитала в сферу средств массовой информации в Украине'

Интеграция крупного частнопредпринимательского капитала в сферу средств массовой информации в Украине Текст научной статьи по специальности «Массовая коммуникация. Журналистика. Средства массовой информации (СМИ)»

CC BY
253
74
Поделиться
Ключевые слова
МЕДИАИНДУСТРИЯ / МЕДИАКОНЦЕРН / КОММЕРЦИАЛИЗАЦИЯ МАСС-МЕДИА / БИЗНЕС-ГРУППЫ / ПОЛИТИЧЕСКАЯ ОРИЕНТАЦИЯ СМИ / MASS MEDIA''S POLITICAL ORIENTATION

Аннотация научной статьи по массовой коммуникации, журналистике, средствам массовой информации, автор научной работы — Дегтярева Ольга Викторовна

Исследование посвящено особенностям концентрации капитала в СМИ и процессам формирования ведущих медиапредприятий Украины. Основной тезис состоит в том, что в течении 1990 — 2000 гг. на украинском медиарынке сформировалась такая система отношений, которая обеспечивает экономические и политические интересы крупных бизнес групп. В работе рассматриваются предпосылки становления и развития украинского медиабизнеса.

THE INTEGRATION OF THE PRIVATE BUSINESSMAN'S CAPITAL INTO SPHERE OF MASS-MEDIA IN UKRAINE

In this research peculiarities of concentration of capital in mass media and formation of leading media companies of Ukraine are considered. The principal thesis is that during 1990 – 2000 such system of relations was formed, that secures economical and political interests of big business groups. In the work premises of formation and development of the Ukrainian media business are considered.

Текст научной работы на тему «Интеграция крупного частнопредпринимательского капитала в сферу средств массовой информации в Украине»

УДК: 070.12.(070.13, 070.481) ББК 66.3

Дегтярева О. В.

ИНТЕГРАЦИЯ КРУПНОГО ЧАСТНОПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКОГО КАПИТАЛА В СФЕРУ СРЕДСТВ МАССОВОЙ ИНФОРМАЦИИ В УКРАИНЕ

Degtiarova O. V.

THE INTEGRATION OF THE PRIVATE BUSINESSMAN'S CAPITAL INTO SPHERE OF MASS-MEDIA IN UKRAINE

Ключевые слова: медиаиндустрия, медиаконцерн, коммерциализация масс-медиа, бизнес-группы, политическая ориентация СМИ.

Keywords: media industry, media concern, commercialization of mass media, business groups, mass media's political orientation.

Аннотация: исследование посвящено особенностям концентрации капитала в СМИ и процессам формирования ведущих медиапредприятий Украины. Основной тезис состоит в том, что в течении 1990 — 2000 гг. на украинском медиарынке сформировалась такая система отношений, которая обеспечивает экономические и политические интересы крупных бизнес групп. В работе рассматриваются предпосылки становления и развития украинского медиабизнеса.

Abstract: in this research peculiarities of concentration of capital in mass media and formation of leading media companies of Ukraine are considered. The principal thesis is that during 1990 - 2000 such system of relations was formed, that secures economical and political interests of big business groups. In the work premises of formation and development of the Ukrainian media business are considered.

После провозглашения независимости в Украине начала формироваться собственная структура медиаиндустрии, включающая в себя национальные медиагруппы. В условиях рынка медиапредприятия постсоветской Украины превратились в бизнес. Их природа возникновения, стратегия развития, медиасодержание, производственная,

управленческая структура противоречивы и малоизучены, что ввиду затяжной политической и социально-экономической нестабильности в стране особенно важно.

Известно, что к современной медиаотрасли применимы общеэкономические законы и универсальные рыночные характеристики. Однако вследствие национальных особенностей они искажаются в деятельности внутренних медиакомпаний. Так, медиапредприятия Украины как субъекты рынка ставят коммерческие интересы выше социально-политических и культурных. Современные СМИ производят и представляют собой коммерческий продукт, нацеленный на привлечение большей аудитории и извлечение прибыли. Естественно, такая

практика противоречит представлениям о социальной природе масс-медиа, которые все больше озабочены рейтингами и конкурентными стратегиями. При этом решение вопросов ответственности СМИ перед обществом зависит не столько от владельцев и сотрудников медиаконцернов, сколько является вызовом всему гражданскому обществу.

Актуальность исследования для российской науки состоит в том, что Россия, как и Украина, является страной с молодой демократией и решает вопросы, вызванные общим советским наследием. Соответственно, развитие медиасистем обоих государств имеет тождественные проблемы. При всем при этом в работах российских исследователей средств массовой информации Украины до сих пор не получил должного освещения вопрос, касающийся понимания особенностей медиаэкономики соседнего государства. Однако это не первая работа, которая посвящена вопросам концентрации капитала в СМИ в целом. Ее основой служат фундаментальные труды та-

ких исследователей, как Е. Л. Вартанова, Я. Н. Засурский, С. М. Гуревич, А. Г. Кач-каева, С. С. Смирнов и другие1.

Определяющей особенностью современного медиарынка Украины является его постсоветский характер. Для медиаиндустрии Украины характерны такие тенденции, как радикальное изменение общественной роли СМИ и, одновременно, сохранение советских признаков в самих медиа, в их общественном контексте, в социальной памяти.

Историческая подчиненность масс-медиа государственной власти является первой важной характеристикой современной медиасистемы Украины. В советские годы управление осуществляла коммунистическая партия, которая отводила СМИ роль трансляторов и контролировала все аспекты деятельности медийных организаций от создания до общей идеологической направленности2. Примером унификации украинских масс-медиа советского периода развития являются:

1. Ограничение количества украинских телевизионных каналов и изданий. По сведениям Я. Н. Засурского, в Украине было разрешено смотреть только два телеканала, а слушать три радиостанции3. Количество печатных СМИ на республиканском уровне в области составляло до двух газет (общей и молодежной), в районе — до од-

1 Вартанова, Е.Л. К вопросу об особенностях медиаменеджмента // Вестн. Моск. ун-та. Серия 10, «Журналистика». - 2007. - №1.; Вартанова, Е.Л. Медиаэкономика зарубежных стран. - М., 2003.; Засурский, Я.Н., Вартанова Е.Л. Средства массовой информации постсоветской России. - М., 2002.; Гуревич, С. М. Экономика отечественных СМИ. Аспект-пресс. — М., 2004; Качкаева, А. Г. Российские средства массовой информации. Власть и капитал: к вопросу о концентрации СМИ в России. — М.: Центр Право и СМИ, 1999.; Смирнов, С. С. Концентрация средств массовой информации России в условиях трансформации национальной медиасистемы (19912006 гг.): диссертация. Факультет журналистики МГУ. — М., 2006.

2 Roth-Ey Kristin Finding a home for television in the USSR, 1950 - 1970 // Slavic Review. - № 66 (2). - 2007. - PP. 287-288.

3 Засурский, Я. Н., Вартанова Е. Л., Засурский И. И. Средства массовой информации постсоветской России. - М.: Аспект Пресс, 2002. - С. 39-47.

ной4. Подписные тиражи граждан свидетельствуют о том, что в Советской Украине больше выписывались союзные общеполитические газеты, а не республиканские5.

2. Организационная структура самих СМИ имела вид перевернутой пирамиды. Центральная власть поощряла потребление всесоюзных газет с помощью экономических и административных рычагов. Экономически, потому что директивные цены на бумагу, печать, распространение были низкими, газеты были дешевыми, а разница между затратами и доходами от продажи продукции компенсировалась с помощью бюджетных дотаций6. Административно, так как власть подвергала тексты цензуре и ограничивала конкуренцию.

3. В Украину активно экспортирова-

7

лась советская продукция .

4. Русификация СМИ. Традиционно в Украине республиканское радио вещало титульным языком, в то время как на телевидении первоначально были равноценно представлены украинский и русский языки. В конце 1980-х гг. в медийной сфере УССР тенденции русификации усилились и привели к конфронтации. Однако практика использования нескольких языков на одном телеканале сохранилась и теперь отражает целевую аудиторию и раскрывает стратегию тех, кто ее внедряет.

5. Отсутствие иностранных программ в национальном эфире.

Второй особенностью служит традиционная воспитательная и мобилизационная миссия масс-медиа, которые в современной Украине, как и в СССР не просто должны были отражать мир, а менять его в интересах власти. Дж. Бекер, например, поддержи-

4 Карпенко, В. Преса і незалежність України. Практика медіа-політики 1988-1998 рр. - Київ: Інститут журналістики КНУ ім. Тараса Шевченко, Нора-Друк, 2003. - С. 42-43.

5 Гриценко, О. Культура і влада: теорія і практика культурної політики в сучасному світі. - Київ: УЦКД, 2000. - С. 207-208.

6 Карпенко, В. Преса і незалежність України. Практика медіа-політики 1988-1998 рр. - Київ: Інститут журналістики КНУ ім. Тараса Шевченко, Нора-Друк, 2003. - С. 44.

7 Rantanen Terhi The Global and the National: Media and Communications in Post-Soviet Russia. - Lanham: Rowman and Littlefield, 2002. - Р. 86-87.

вает идею «накинутого консенсуса»1, согласно которой СМИ призваны «набрасывать обществу ограниченный дискурс ... который способствует увековечиванию статус-кво, потому что люди не могут публично высказывать альтернативные взгляды»2.

Третьей и не менее важной по значению особенностью современного медиарынка Украины следует считать преследование журналистов за обнародование политически нежелательной информации, что, безусловно, соответствовало методам борьбы с «антисоветской деятельностью». Власть ограничивала СМИ границами цензуры, первоначально с помощью Главлита, а сегодня — с помощью правового регулирования и зависимости собственника от государственной власти. Как и раньше, редакторы и менеджеры проверяют политическую корректность подготовленных для публикации материалов, разрешая те из них, которые не содержат тем, фактов и лиц, неугодных власти. Ярким примером преследования украинских журналистов служит «дело журналиста «Украинской правды» Георгия Гонгадзе» 2000-го года, когда страну неожиданно захлестнули пикеты, митинги и организованная кампания по давлению на власть с требованием установить виновника в смерти журналиста.

Таким образом, советская модель власти мешала масс-медиа эффективно выполнять функцию посредника и места публичного форума (диалога) между властью и обществом. Естественно, общественнополитическая специфика деятельности советских медиа не могла не сказаться на технологии, экономике их производства, а значит и на потреблении в постсоветский период. Характерное для современных украинских СМИ создание аналогичного российскому контента берет свое начало как раз в практике подчинения УССР всесоюзному центру. Таким образом, стратегия ограничения демократических преобразова-

1 Becker Jonathan A. Soviet and Russian Press Coverage of the United States: Press, Politics and Identity in Transition. - New York: Palgrave Macmillan, 2002. - Р. 15-17

2 Becker Jonathan A. Soviet and Russian Press Coverage of the United States: Press, Politics and Identity in Transition. - New York: Palgrave Macmillan, 2002. - Р. 2-19.

ний привела к сдерживанию глобализационных процессов3.

После ослаблением контроля со стороны государства в период «перестройки», «рутинизацией и рационализацией власти», которые являются признаками перехода от тоталитарного к посттоталитарному устрой-ству4, изменилась общественная роль СМИ и начала формироваться новая посттотали-тарная медийная система Украины. Однако преобразовывания осуществлялись людьми с советским менталитетом, а значит непоследовательность трансформаций была заложена уже изначально.

Руководство во главе с М. С. Горбачевым стремилось использовать пропагандистско-мобилизационную функцию СМИ для того, чтобы привлечь население на сторону нового политического курса. Для этих целей СМИ должны были всячески дискредитировать политических противников. Масс-медиа, поддерживая одних политических игроков и критикуя других, привлекали общественное внимание, облачали не только отдельные политические силы и структуры, а и общую ситуацию в стране. То же самое произошло в Украине в 2002 — 2004 гг. В ходе «журналистской» и «оранжевой» революции СМИ стали инструментом разоблачения «суперпрезидент-ской власти» Л. Кучмы и его сторонников. Следствиями действий масс-медиа в начале 1990-х гг. стал «парад суверенитетов», а в начале 2000-х — приход к власти «оранжевой оппозиции». Наличие же источников бесцензурной информации на внутреннем и внешнем уровнях, несомненно, сделало цензуру официальных СМИ бессмысленной.

Отправной точкой демократизации медийной политики стало появление летом 1990 г. союзного закона «О прессе и других средствах массовой информации», который провозгласил свободу слова и отменил цензуру. Впервые провозглашалась возмож-

3Rantanen Terhi The Global and the National: Media and Communications in Post-Soviet Russia. - Lanham: Rowman and Littlefield, 2002. - P. 23.

4Becker Jonathan A. Soviet and Russian Press Coverage of the United States: Press, Politics and Identity in Transition. - New York: Palgrave Macmillan, 2002. - P. 12.

ность создания печатных и электронных медиа не только органами власти, но и частными предприятиями и гражданами1. Необходима была только регистрация в правительственном комитете по вопросам прессы. Этим законом воспользовались украинские несоветские организации, которые теперь могли конкурировать с преобразованными правительственными изданиями. Однако нельзя в этой связи не отметить отставание украинских предпринимателей от российских, которые немедленно воспользовались экономическими возможностями нового закона. Установление на фактически государственные телеканалы и издания низких цен на услуги, беспроцентную аренду помещений, оборудование и другое облегчало реализацию новых возможностей.

Традиционно в Украине президентская ветвь конфликтовала с законодательной, исполнительной и судебной властью. Классическая для демократических стран схема противодействия «президент-парламент-оппозиция» в постсоветской Украине имела свои особенности. Краеугольным камнем преткновения были: распределение полномочий, контроль над экономическими ресурсами и силовыми структурами страны. В основе конфронтации лежало стремление правящих кругов контролировать исполнительную власть, которая дефакто обеспечивала контроль над экономическими ресурсами. Поэтому характер и результаты борьбы за власть в этом противостоянии определялись не идеологией или популярностью среди широких масс населения, а поддержкой и участием в этой борьбе влиятельных финансово-

промышленных кланов, которые контролировали СМИ. Исследователи отмечают влияние олигархических групп как один из ключевых факторов формирования современной системы власти в Украине2. Наиболее крупные из финансово-промышленных кланов Украины: Днепропетровский, Донецкий, Киевский, Харьковский и Львовский кланы.

1 Засурский, Я. Н. Искушение свободой. Российская журналистика: 1990-2004. - М.: Издательство Московского университета, 2004. - С. 169.

2Литвин, В. Політична арена України. Дійові особи та виконавці. - Киев, 1994. - С. 420 — 423.

Слияние власти и бизнеса на Украине происходило в течение 1990-х гг. и было связано с процессом «первоначального накопления капитала» и появлением так называемых «красных директоров». Представители этих групп устанавливали личный контроль над предприятиями, которые всё ещё находились в собственности государства. При этом руководители предприятий могли получать беспроцентные кредиты, дотации («спасение производства») и субсидии для выполнения государственных заказов, которые вместо регулятивной функции служили источником личного обогащения. Украинский исследователь Г. Касьянов называет таких руководителей предприятий «рантье», а использование государственного бюджета

— «источником стягивания ренты»3. Самым же важным источником роста и обогащения бизнес-групп стал доступ к посредническим операциям с энергоносителями (газ, нефть, уголь). Кроме того, практиковалась несанкционированная кража энергоносителей . Среди форм обогащения были: «трастовые пирамиды» (присваивание ваучерных сертификатов за бесценок), приобретение государственных предприятий по низкой цене путём акционирования или доведения до банкротства.

В отличие от России, в Украине, с её региональной ментальностью, украинские олигархи «захватили власть»5. Именно такой термин использует Джоэл Хеллман, оценивая тесное взаимодействие государственной власти Украины с представителями крупного капитала. В Украине сложилась специфическая модель «фасадной демократии» , при которой политические институты ты обеспечивают протекторат олигархическим кланам. Однако финансовопромышленные группы ощущали свою пра-

3Касьянов, Г.В. Система владних відносин у сучасній Україні: групи інтересу, клани та олігархія // Український історичний журнал. - Київ, "Дієз-продукт", 2009. - №1. - С. 161-163.

4 Пода, В. Сколько газа воруют в Украине // Коммерсант. - 2006. - 3 ноября. - С.4.

5Hoffman D. The Oligarchs. - New York: Public Affairs, - 2002.

6Касьянов, Г.В. Система владних відносин у сучасній Україні: групи інтересу, клани та олігархія // Український історичний журнал. - Київ, Дієз-продукт, 2009. - №1. - c.167.

вовую незащищённость перед государственной машиной, поэтому стремились заручиться поддержкой режима, используя различные рычаги давления, основными из которых стали СМИ. Конфликт президента с Верховной Радой и финансовопромышленными группами за контроль над исполнительной властью и конституционный кризис стали следствием не только передела полномочий или идеологических предпочтений, а и перераспределением экономического влияния между старой и новой бизнес-элитой страны. Возникла модель переплетения исполнительной власти с финансово-промышленными кланами, которую впервые установил премьер-министр Украины П. Лазаренко (май 1996 — август 1997 гг.). Это была первая попытка крупного капитала взять высшую власть в свои руки. После отставки П. Лазаренко Л. Кучма поставил в зависимость от себя основную часть финансово-промышленных групп, для которых доступ к главе государства гарантировал дальнейшее стабильное существование. Так, в Украине сложилась взаимовыгодная модель взаимодействия президента с большим капиталом.

Л. Кучма выстроил власть, которую некоторые исследователи назвали «супер-президентской»1. Глава государства создал эффективную модель манипулирования противоборствующими финансово-

промышленными группами, которая имела все признаки клановой системы. А именно, выстраивала иерархию клиентел и патронажных связей при протекторате центральной государственной власти и её структур. В центре этой системы стоял президент. Региональный вариант такой расстановки сил исследователь Матсузато окрестил «мезо-элитами»2.

В начале 2000-х гг. окончательно ус-

^shiyama J.T., Kennedy R. Syperpresidentialism and Political Party Development in Russia, Ukraine, Armenia and Kyrgyzstan // Europe-Asia Studies. - 2001. -Vol.53 - №8. — P. 1177 — 1191; Protsyk O. Troubled Semi-Presidentialism. Stability of the Constitutional System and Cabinet in Ukraine // Europe-Asia Studies. -2003. - Vol.55. - №7. - P. 1077 — 1095.

2Matsuzato K. All Kuchma's Men: The Reshuffling of Ukrainian Governors and the Presidential Election of 1999 // Post-Soviet Geography and Economics. - 2001. -Vol.42. - №6. — P.421.

тановились экономические и политические границы наиболее могущественных кланов. С одной стороны, большой капитал предоставил президенту поддержку в его борьбе за концентрацию власти. Президент, в свою очередь, обеспечивал финансовое увеличение активов («адресная» приватизация, налоговые льготы, доступ к дешёвым энергоносителям и др.).

Следствием усиления финансовопромышленных групп является их присутствие в законодательной ветви власти. На рубеже 1990 — 2000 гг. представители ФПГ начали финансировать предвыборные компании в мажоритарных округах или создавать/ покупать политические партии, которые лоббировали их экономические интересы в парламенте и обеспечивали личную неприкосновенность. Так, среди причин усиления роли ФПГ следует назвать: чрезмерную зависимость современных украинских избирательных компаний от спонсорского финансирования, несостоятельность юридической системы, жёсткая корпоративная иерархия, стремительное структурное преобразование экономики Украины после распада СССР, многоотраслевые рынки (позволяли извлекать сверхприбыли из роста масштабов производства в металлургии и нефтегазовом комплексе), рентоориентированное поведение (шесть крупнейших украинских финансово-

промышленных групп сосредоточены в сталелитейной промышленности3), продажа стратегических ресурсов путём прямой приватизации (именно теневую приватизацию отечественные (Г. Касьянов)4 и западные (Джозеф Стиглиц и Маршалл Голдман)5 ис-исследователи считают главным средством обогащения украинских олигархов), «поли-

3 «System Capital Management», «Интерпайп», группа «Приват», ОАО «Запорожский металлургический комбинат «Запорожсталь», Мариупольский металлургический комбинат им. Ильича, Союз промышленников Донбасса.

4Касьянов, Г.В. Система владних відносин у сучасній Україні: групи інтересу, клани та олігархія // Український історичний журнал. - Київ, Дієз-продукт, 2009. - №1.

5Stiglitz Joseph E. Globalization and Its Discontents. -New York: Norton, 2002.; Голдман М. Пиратизация России. Русские реформы идут вкривь и вкось. Новосибирск/Москва: Тренды. - 2005.

тическое кумовство»1.

Однако для успешного участия в выборах представителям крупного капитала понадобились масс-медиа как фактор создания выгодного медиаклимата в стране. Слияние информационного бизнеса и финансово-промышленного капитала — это одна из ведущих тенденций мирового развития журналистики. Концентрация капитала — неминуемый итог развития экономики, а увеличение корпораций — это единственная возможность выиграть в конкурентной борьбе за лидерство в медиасфере. Так, путем создания или присвоения СМИ активизировалась их роль как «четвертой власти». Информационный ресурс превратился в главное оружие борьбы между бизнесом и политикой. Используя деньги, полученные путём «нецелевого использования бюджета», эксплуатации государственной собственности или в результате проведения бартерных операций с энергоносителями, финансово-промышленные группы создали империи, которые включали не только промышленные предприятия, но также и политические организации и средства массовой информации.

Период с 2000-го по 2004-й гг. — это кульминационная точка становления клановой модели управления украинским обществом. В 2002 г. был нарушен относительный баланс сил. Появилась возможность смены патрона в системе клиентел и патронажных связей. Украинская политика стала конкурентной. Усилилась межклановая борьба и попытки освоения большой политики представителями «провинциального» донецкого финансово-промышленного клана и вытеснение с политического ринга лидеров — днепропетровского и киевского кланов. Среди громких акций межклановой борьбы следует выделить компанию «Україна без Кучми!», «Повстань Україно!» и непосредственно выборы в Верховную Раду в 2002 г. В Украине произошел передел медийного сектора. Единственным независимым информационным ресурсом оставался Интернет.

Указывать конкретных собственников украинских медиаконцернов непросто, так

1 Скиданова, М. Политкухня Днепропетровска: кланы и кумовство // Сегодня. - 23 ноября. - 2010.

как информация о них носит закрытый характер. Проще говорить о международных издательских компаниях, ведь они принадлежат своим материнским холдингам. Остальные компании — частный бизнес. Украинские медиакорпорации функционируют вне правового поля. Чтобы избежать налоговых или политических преследований, собственники СМИ предпочитают держаться в тени. Среди владельцев, которые официально признали за собой контроль над СМИ, следует назвать В. Пинчука (медиа-группа»StarLightMedia»), В. Рабиновича, Р. Ахметова, И. Коломойского, В. Хорошкрв-ского. Каждый из них имеет отношение к определенному финансово-промышленному клану.

Компания «Мониторинг СМИ» выделяет следующие издательские компании: Украинский Медиа Холдинг, Burda Ukraine, Edipresse Ukraine, Блиц Информ, КП Друк, Sanoma Magazines Ukraine, Издательский дом «Автоцентр», Группа компаний «Картель», Hachette Filipacchi Shkulev, ИД Коммерсантъ Украина, Пронто Киев .

Таким образом, в течение 1990 -2000гг. на территории Украины возник новый тип СМИ — масс-медиа переходного периода3. Этот тип значительно отличается от западных СМИ и от СМИ советского типа. Как следствие сегодня мы имеем неконтролируемую монополизацию и коммерциализацию медиарынка. Существенно выросла зависимость журналистов не только от собственников, но и от государственных структур, особенно на региональном уровне (прецедент с программой АТН в г. Харькова). Таким образом, социальнополитические изменения не обеспечили ни фактического равенства граждан в получении информации, ни реальной свободы слова. В результате, параллельно с формированием политико-экономических кланов, в Украине произошла кланизация СМИ. Именно в клановости лежит принципиальное отличие украинского информационного пространства от западных демократических

2 Источник: компания «Мониторинг СМИ».

3Гриценко, О. Держава та інформаційне

суспільство // Українська журналістика в контексті світової: Зб. наук. праць. - К.: Центр вільної преси, 2000. Вип. 4. С. 60.

обществ, где аудитория своей численностью определяет рекламную симпатию СМИ1. Клановость украинского медиарынка определяется теми экономическими и политическими задачами, которые ставят перед редакциями подконтрольных СМИ собственники, причастные к различным финансовопромышленным кланам. Они используют масс-медиа с целью лоббирования собственных интересов или в конкурентной борьбе между собой. В экскурсе событий 1990-2000-х гг. можно проследить динами-

ку установления контроля над СМИ со стороны финансово-промышленного капитала.

Автор согласен с мнением Дэвида Хоффмана о том, что переходный период будет длиться до тех пор, пока в Украине не сложится новая политическая культура. Западные исследователи признают, что недооценили роль культуры стран советского блока и «тысячи лет авторитаризма» из-за молниеносного характера перестройки и распада Советского Союза»2.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИИ СПИСОК

1. Вартанова, Е. Л. К вопросу об особенностях медиаменеджмента // Вестн. Моск. унта. Серия 10, «Журналистика». - 2007. - №1.

2. Вартанова, Е. Л. Медиаэкономика зарубежных стран. - М., 2003.

3. Засурский, Я. Н., Вартанова Е.Л. Средства массовой информации постсоветской России. - М., 2002.

4. Засурский, Я. Н. Искушение свободой. Российская журналистика: 1990-2004. - М.: Издательство Московского университета, 2004.

5. Голдман, М. Пиратизация России. Русские реформы идут вкривь и вкось. - Новосибирск: Тренды. - 2005.

6. Гриценко, О. Держава та інформаційне суспільство // Українська журналістика в контексті світової: Зб. наук. праць. - Киев: Центр вільної преси, 2000. - Вип. 4.

7. Гриценко, О. Культура і влада: теорія і практика культурної політики в сучасному світі. - Київ: УЦКД, 2000.

8. Гуревич, С. М. Экономика отечественных СМИ. Аспект-пресс. — М., 2004.

9. Карпенко, В. Преса і незалежність України. Практика медіа-політики 1988-1998 рр. -Київ: Інститут журналістики КНУ ім. Тараса Шевченко, Нора-Друк, 2003.

10. Касьянов, Г.В. Система владних відносин у сучасній Україні: групи інтересу, клани та олігархія // Український історичний журнал. - Київ, «Дієз-продукт», 2009. - №1.

11. Качкаева, А. Г. Российские средства массовой информации. Власть и капитал: к вопросу о концентрации СМИ в России. — М.: Центр право и СМИ, 1999.

12. Литвин, В. Політична арена України. Дійові особи та виконавці. - Киев, 1994.

13. Михайлов, С. А., Никонов С.Б. Принципы сравнительного и международного права в регулировании информационных потоков государств различных правовых систем. -СПб., 2000.

14. Пода, В. Сколько газа воруют в Украине // Коммерсант. - 2006. - 3 ноября.

15. Розвиток медіа в Україні: орієнтири для порядку денного. Матеріали міжнародного семінару. - Киев: К. I. С., 2008.

16. Скиданова, М. Политкухня Днепропетровска: кланы и кумовство // Сегодня. - 2010.

- 23 ноября.

1 Розвиток медіа в Україні: орієнтири для порядку денного. Матеріали міжнародного семінару. - К.: К. I. С., 2008. С. 39-40.

2Федюкин, И. Он помнит, как всё начиналось // Пятница. Ведомости. - 2007 - № 32 (69). - 24 августа.

17. Смирнов, С. С. Концентрация средств массовой информации России в условиях трансформации национальной медиасистемы (1991 -2006 гг.): диссертация. Факультет журналистики МГУ. — М., 2006.

18. Федюкин, И. Он помнит, как всё начиналось // Пятница. Ведомости. - 2007 - № 32 (69). - 24 августа.

19. Щепилов, К. В. Медиаисследования и медиапланирование. — М., 2004.

20. Becker Jonathan A. Soviet and Russian Press Coverage of the United States: Press, Politics and Identity in Transition. - New York: Palgrave Macmillan, 2002.

21. Hoffman D. The Oligarchs. - New York: Public Affairs, - 2002.

22. Ishiyama J.T., Kennedy R. Syperpresidentialism and Political Party Development in Russia, Ukraine, Armenia and Kyrgyzstan // Europe-Asia Studies. - 2001. - Vol.53 - №8.

23. Matsuzato K. All Kuchma's Men: The Reshuffling of Ukrainian Governors and the Presidential Election of 1999 // Post-Soviet Geography and Economics. - 2001. - Vol.42. - №6.

24. Protsyk O. Troubled Semi-Presidentialism. Stability of the Constitutional System and Cabinet in Ukraine // Europe-Asia Studies. - 2003. - Vol.55. - №7.

25. Rantanen Terhi The Global and the National: Media and Communications in Post-Soviet Russia. - Lanham: Rowman and Littlefield, 2002.

26. Roth-Ey Kristin Finding a home for television in the USSR, 1950 - 1970 // Slavic Review. - № 66 (2). - 2007.

27. Stiglitz Joseph E. Globalization and Its Discontents. - New York: Norton, 2002.